ПОНЯТИЕ ЭЛЕКТОРАЛЬНОГО ПОВЕДЕНИЯ

Актуальность темы работы определяется тем, что в ходе модернизационных процессов произошла кристаллизация такой формы политического участия граждан как электоральное поведение. Данное явление общественной жизни сразу приобрело значительный вес в политической сфере благодаря демократическим процедурам, которые закреплены в Конституции Российской Федерации. Электоральное поведение населения является наиболее ярким проявлением его политической активности и важнейшим элементом демократического развития страны.

Электоральное поведение — разновидность политического участия. На его направленность оказывает влияние, прежде всего идентификация конкретного избирателя с определенной социальной группой и/или партией. Психологическая близость к группе, хотя жестко и не определяет политические ориентации, тем не менее, ограничивает спектр политических ориентации и альтернатив, упрощая политический выбор.

Под электоральным поведением будем понимать систему взаимосвязанных реакций, действий или бездействий граждан, осуществляемых с целью приспособления к условиям проведения политических выборов. Безусловно, гражданами считаются не только так называемые простые граждане, но и должностные лица, в том числе, и высокопоставленные, кандидаты всех уровней, их помощники, политические технологи, исследователи и другие. Электоральное поведение в этом смысле имеет отношение не только к избирателям, но и к тем, кто организует процесс выборов, принимает то или иное участие в них, а также является заказчиком применения тех или иных технологий.

В ходе смены модели выборов с советской на демократическую, по крайней мере, по ее форме, адаптироваться приходилось абсолютно всем российским гражданам, представителям всех социальных групп от Президента, глав администраций регионов и представителей элиты до рабочих, крестьян, безработных и бомжей. Более того, разделение анализа электорального поведения на отдельный анализ поведения простых избирателей и анализ поведения должностных лиц, депутатов, кандидатов, других представителей элиты, не всегда позволяет раскрыть соответствующие закономерности: поведение всех социальных групп на выборах очень сильно взаимосвязано.

Многочисленные исследования показали, что на предпочтения избирателей влияют многие факторы: пол, возраст, конфессиональная принадлежность, особенности первичной социализации. Несмотря на многообразие вышеприведенных факторов, существуют некоторые общие тенденции поведения отдельных электоральных групп. Так, мужчины, в целом, гораздо более активнее женщин участвуют в выборах. На активность влияет образование: образованные граждане демонстрируют высокую степень политического участия в избирательном процессе. Лица от 35 до 55 лет более активны, нежели молодежь или лица пожилого возраста. Влияние на активность оказывают семейное положение и членство в каких-л. организациях. Взгляды и предпочтения женщин более консервативны, нежели у мужчин. Замужние неработающие женщины часто придерживаются политических установок своих мужей. Молодежь в определенной степени тяготеет к радикализму и охотно отдает свои голоса тем, кто обещает скорые перемены. Ее избирательные ориентации расходятся с ориентациями большинства общества, а уровень активности относительно невысок. Люди пожилого возраста тяготеют к левым партиям.

Таким образом, электоральное поведение выступает как разновидность политического участия, на его направленность оказывает влияние идентификация конкретного избирателя с определенной социальной группой (партией), системы взаимосвязанных реакций, действий или бездействий граждан, осуществляемых с целью приспособления к условиям политических выборов.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

2 ФАКТОРЫ, ВЛИЯЮЩИЕ НА ЭЛЕКТОРАЛЬНОЕ ПОВЕДЕНИЕ

 

В странах, где давно сложилась партийная система, связи избирателей с определенными партиями довольно устойчивые. От выборов к выборам они голосуют за партию, которую они традиционно считают «своей». Значительная часть избирателей голосует за тех кандидатов и за те партии, которые предлагают наиболее приемлемое для них решение существующих проблем. Наконец, имеет место индивидуальная и групповая приверженность определенным кандидатам. В этом случае голосуют не столько за программу, сколько за кандидата, исходя из положительной оценки того, что он уже сделал или собирается сделать.

Названные факторы взаимодействуют между собой, подчас противоречат один другому, а иногда накладываются друг на друга. Важным является вопрос участия или неучастия в выборах. К примеру, в США более или менее регулярно на выборах всех уровней голосуют от 25 до 35% взрослого населения; еще 30-40% голосуют очень редко или никогда не приходят на избирательный участок; от 3 до 7% избирателей совершенно не интересуются политикой. Есть страны, где голосуют до 95% избирателей.

Уклонение от участия в выборах называется абсентеизмом (от латинского слова absens, absentis — отсутствующий). Абсентеизм может иметь серьезные последствия: если количество голосующих будут ниже определенной нормы (скажем, 50 или 25% от состава избирателей), то выборы будут признаны несостоявшимися. А это может парализовать важнейшие звенья политической системы. Поэтому в демократических государствах большую роль играют средства массовой информации, дающие возможность гражданам получить сведения о политике и различных политических силах, содействующие преодолению равнодушия, политической апатии.1

Факторы электорального поведения традиционно принято рассматривать в рамках трех подходов: социологического, социально-психологического и рационально-инструментального.


Социологический подход. Основы данного подхода к анализу электорального поведения были заложены в результате исследования, проведенного группой американских ученых под руководством П.Лазарсфелда по материалам президентских выборов 1948г. Исследование показало, что при голосовании выбор избирателей определяется не сознательными политическими предпочтениями (каковых, как выяснилось, у большинства просто нет), а принадлежностью к большим социальным группам. Каждая подобная группа обеспечивает той или иной партии стабильную базу электоральной поддержки. Сам же акт голосования оказывается
не только свободным политическим волеизъявлением, сколько проявлением солидарности индивида с группой. Такое поведение избирателей было названо экспрессивным. Заключения группы Лазарсфельда получили подтверждение в работах западноевропейских ученых, показавших применимость «социологического подхода» в большинстве либеральных демократ.

Важную роль в развитии «социологической» теории электорального поведения сыграла статья С.М.Липсета и С.Роккана, в которой была обоснована «генетическая модель» формирования партийных систем и соответствующих им структур избирательских предпочтений на Западе Липсет и Роккан выделили четыре типа конфликтов, оказавших особенно серьезное воздействие на позднейшую электоральную политику: между центром и периферией, государством и церковью, городом и селом, собственниками и рабочими. Каждый из этих конфликтов создает «раскол» в обществе, определяющий структурирование поддержки партий и кандидатов. Наиболее распространенный тип «раскола», как показали более поздние исследования, —дифференциация на рабочий класс и буржуазию . Однако в тех случаях, когда общество разделено по религиозному или этническому признаку, доминирующими становятся конфессиональные и этнические факторы.

Теоретические основания «социологического подхода» разработаны
весьма тщательно. Однако его эмпирическая адекватность — в частности, способность, предсказывать исходы выборов в Западной Европе и, в особенности, в США — оказалась не очень высокой. Это побудило американских ученых, группировавшихся вокруг Э.Кэмпбелла, предложить новую трактовку повеления избирателей, получившую название «социально-психологического подхода».

Социально-психологический подход. В рамках данного подхода электоральное поведение по-прежнему рассматривается как преимущественно экспрессивное, но объектом, с которым солидаризируются избиратели, выступает не большая социальная группа, а партия. Согласно представлениям сторонников социально-психологического подхода, склонность к поддержке определенной партии вырабатывается у индивида в процессе ранней социализации. Поэтому человек часто голосует за ту же самую партию, за которую голосовали его отец, дед или даже более отдаленные предки. Подобный «выбор» партии, определяемый как «партийная идентификация», является важной индивидуальной ценностью, отказаться от которой непросто даже тогда, когда этого требуют реальные интересы. Так, проведенные в США исследования, в частности, показали, что избиратели нередко приписывают партиям, к которым испытывают психологическое тяготение, собственные установки, совершенно не заботясь о том, насколько это соответствует действительности. 1

Социально-психологический подход успешно применялся при изучении электорального поведения в Западной Европе. Его влияние оказалось настолько сильным, что к настоящему времени понятие «партийной идентификации» можно считать одним из важнейших в электоральных исследованиях на Западе. Предпринимались и попытки создать интегративную теорию, объединяющую «социологическую» и «социально-психологическую» модели экспрессивного поведения избирателей.

Вместе с тем, выявилась и определенная ограниченность обеих концепций: поскольку распределение социальных статусов в массовых электоратах и «партийная идентификация» относительно стабильны, названные теории не способны объяснить сколько-нибудь значимые сдвига в избирательских предпочтениях. Данный недостаток стал особенно очевиден в конце б0-х — начале 70-х годов, когда в большинстве развитых либеральных демократий начался массовый отход избирателей от традиционных политических партий и заметно ослабла связь между классовой принадлежностью и выбором при голосовании. Осознание неадекватности теорий экспрессивного поведения подтолкнуло некоторых исследователей к поиску подхода, который мог бы, по меньшей мере, дополнить эти теории и послужить более надежной основой объяснения эмпирических данных.1

Рационально-инструментальный подход. Первый толчок к разработке концепции, исходящей из инструментального характера выбора при голосовании, дала классическая работа Э.Даунса «Экономическая теория демократии». Фундаментальное для этой концепции положение состоит в том, что «каждый гражданин голосует за ту партию, которая, как он полагает, предоставит ему больше выгод, чем любая другая». Сам Даунс, правда, считал, что ведущую роль в соответствующих оценках играют идеологические соображения. Подобная трактовка расчета избирателей противоречила данным эмпирических исследований, отнюдь не свидетельствовавшим о высоком уровне идеологической ангажированности массовых злекторатов. Да и в целом представление о рядовом избирателе, тщательно просчитывающем возможные результаты своего выбора на основе анализа огромного объема информации о партийных программах, с трудом согласовывалось со здравым смыслом.

Решающий шаг к преодолению этих недостатков был сделан в работах М. Фиорины, который во многом пересмотрел представления Даунса о роли идеологии в формировании избирательских предпочтений. Как пишет Фиорина, «обычно граждане располагают лишь одним видом сравнительно «твердых» данных: они знают, как им жилось при данной администрации. Им не надо знать в деталях экономическую или внешнюю политику действующей администрации, чтобы судить о результатах этой политики». Иными словами, существует прямая связь между положением в экономике и результатами выборов. Это не означает, что люди смыслят в экономике больше, чем в политике. Просто при голосовании избиратель исходит из того, что именно правительство несет ответственность за состояние народного хозяйства. Если жилось хорошо — голосуй за правительство, если плохо — за оппозицию.

Представленная в работах Фиорины теория «экономического голосования» проверялась как на американских, так и на западноевропейских массивах электоральных данных, и полученные результаты оказались достаточно убедительными. Но, как и всякая новая теория, она порождает немало разногласий даже в рядах своих приверженцев. Во-первых, не до конца ясно, основывается ли выбор при голосовании на оценке избирателями собственного экономического положения («эгоцентрическое голосование») или результатов работы народного хозяйства в целом («социотропное голосование»). Эмпирические данные по США и Западной Европе в целом свидетельствуют в пользу второй модели. Во-вторых, продолжается полемика по вопросу о том, что важнее для избирателя — оценка результатов прошлой деятельности правительств («ретроспективное голосование») или ожидания по поводу того, насколько успешной будет его деятельность в случае избрания на новый срок («перспективное голосование»). В современной литературе, ориентированной на анализ эмпирического материала, чаша весов, похоже, склоняется в сторону первой позиции.1

Выводы: факторы электорального поведения обычно рассматриваются в рамках подходов: социально-психологического и рационально-инструментального. В рамках социально-психологического подхода электоральное поведение по-прежнему рассматривается как преимущественно экспрессивное, но объектом, с которым солидаризируются избиратели, выступает не большая социальная группа, а партия. В рамках рационально-инструментального подхода каждый гражданин голосует за ту партию, которая, как он полагает, предоставит ему больше выгод, чем любая другая. В рамках социологического подхода выбор избирателей определяется не сознательными политическим предпочтениями, а принадлежностью к большим социальным группам.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

 

В современной российской электоральной социологии пока не сложилось общепринятого определения электорального поведения граждан. Тем не менее, это понятие очень широко используется при анализе хода избирательных кампаний различного уровня, при прогнозировании и анализе результатов соответствующих выборов.

Избиратели, как правило, рассматривают кандидатов как своих патронов, которым они доверяют собственную защиту, под покровительство которых избиратели готовы встать, но не безусловно, а только если эти кандидаты продемонстрируют готовность решать проблемы своих избирателей. Избиратели отлично понимают, что их представитель, которого они поддержат на выборах, должен суметь защитить их интересы, а для этого должен иметь доступ к соответствующим ресурсам: властным, финансовым, материальным и другим. В результате голосование на выборах становится все менее идеологизированным и все более прагматичным: избирается личность, а не политическая позиция.

Клиентелистские отношения в процессе выборов закрепляются российским законодательством, поскольку его нормы не обеспечивают реального равенства прав кандидатов.

В отличие от выборов федерального уровня на выборах глав администраций регионов, как правило, побеждает действующий глава. Фактически, весь регион является его клиентурой, эти отношения понятны и самому главе и гражданам, проживающим в этом регионе. Действующий губернатор или президент может проиграть только, если он, как патрон, продемонстрирует невыполнение своих обязательств. Пока же клиентские отношения сохраняются и их стороны соблюдают негласные и неформальные договоренности, — избиратели доверяют руководителю региона и поддерживают его.

Существующие факторы электорального поведения традиционно принято рассматривать в рамках трех подходов: социологического, соцально-психологического и рационально-инструментального.

Социологический подход. Основы данного подхода к анализу электорального поведения были заложены в результате исследования, проведенного группой американских ученых под руководством П.Лазарсфелда по материалам президентских выборов 1948г.

Социально-психологический подход. В рамках данного подхода электоральное поведение по-прежнему рассматривается как преимущественно экспрессивное, но объектом, с которым солидаризируются избиратели, выступает не большая социальная группа, а партия. Поэтому человек часто голосует за ту же самую партию, за которую голосовали его отец, дед или даже более отдаленные предки.

Рационально-инструментальный подход. Первый толчок к разработке концепции, исходящей из инструментального характера выбора при голосовании, дала классическая работа Э.Даунса «Экономическая теория демократии». Фундаментальное для этой концепции положение состоит в том, что «каждый гражданин голосует за ту партию, которая, как он полагает, предоставит ему больше выгод, чем любая другая».

Политическому режиму в России свойственен «моноцентризм (наличие доминирующего актора, достижению целей которого не способны препятствовать все другие акторы, вместе взятые)». В России реализуется угроза президенциализма, связанная с нарушением принципа разделения властей посредством контроля над парламентом с помощью «партии власти». 

Для оценки этого явления интересно сравнить значения эффективного числа электоральных партий и эффективного числа парламентских партий, подсчитанных двумя разными способами: эффективное число парламентских партий по смешанной системе (в расчет включаются количество мест, полученных партиями и по партийным спискам, и в одномандатных округах) и эффективные числа электоральных и парламентских партий по пропорциональной части избирательной системы. 

Использование только пропорциональной системы позволяет властным кругам концентрировать, а не распылять ресурсы при создании искусственных подконтрольных «оппозиционных» партий, способных «откусить электоральные куски» от неконтролируемых или слабо контролируемых политических сил, с которыми сложно или даже бессмысленно бороться путем введения высокого 7% барьера (например, КПРФ). Этим во многом объясняется создание «Справедливой России», объединившей ресурсы «Родины», Партии жизни и Партии пенсионеров.

Таким образом, введение в России пропорциональной системы в условиях моноцентрического соревнования может рассматриваться как способ сохранения статус-кво – доминирования «партии власти».

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

 

  1. Анохина Н.В., Мелешкина Е.Ю. Проблемы прогнозирования электорального поведения // Полис. 2007. №5.
  2. Бикметов Р.М. Избирательный процесс, власть. // Полис, 2006. № 1.
  3. Гельман В.Я. Второй электоральный цикла и трансформация политического режима в России // Второй электоральный цикл в России. – М.: Весь мир, 2002. 
    
  4. Голосов Г.В. Поведение избирателей в России: теоретические перспективы и результаты выборов в государственную думу // Полис, 2004. № 4.
  5. Демидов А. Секреты избирателей // Социс, 2002. № 5.
    
  6. Дюверже М. Разница между эффективными числами партий находятся под воздействием механического и психологического эффектов. Политические партии. – М.: Академический Проект, 2006. 
    
  7. Иванов В.Н., Семигин Г.Ю. Политическая социология. – М.: Феникс, 2006.
  8. Кудинов  О.П.,  Колосова  С.В.,  Точицкая  Н.Н.  Комплексная  технология проведения эффективной избирательной кампании  в  российском  регионе.  – М.: Банковское дело, 2005.
    
  9. Кузнецов В.А., Мелешкина Е.Ю. Электорат провинциальной России. // Полис, 2005. № 11.
  10. Макаренко Б.И. Политическое прогнозирование электорального поведения. Тула, 2004.
    
  11. Мелешкина Е.Ю. Доминирование по-русски или мировой феномен// Политическая наука: Политические партии и партийные системы в современном мире. – М.: ИНИОН, 2006.
    
  12. Ослон А., Петренко Е. Факторы электорального поведения: от опросов к моделям // Вопросы социологии, 2006. №5.
    
  13. Пищулин Н.П. Политическое лидерство и электоральный процесс // Полис, 2005. № 6.

     

     

  14. Римский В.Л. Электоральное поведения российских граждан // Политическая наука, 2007. №8.
  15. Фиалков А., Шариков А.  Избиратели  России:  замешательство  и  усталость. Итоги, март, 2001. С. 22-24.
    

Комментирование закрыто.

Вверх страницы
Statistical data collected by Statpress SEOlution (blogcraft).
->