ИСТОРИЯ СТАНОВЛЕНИЯ СОЦИОЛОГИИ КАК НАУКИ

В становлении любой науки, как правило, можно выделить два периода: предысторию, когда формируются отдельные, разрозненные, нередко наивные теоретические концепции, и собственно историю, когда появляются теории, имеющие свои законы, инструментарий, систему, по масштабу и глубине постижения объекта превосходящие предшествующие концепции.

Как бы далеко в своем развитии ни ушла наука, она должна помнить свою предысторию. В известном смысле история науки — это и есть наука. Нет математики без Пифагора, как нет физики без Архимеда, И. Ньютона и А. Эйнштейна. Это же можно сказать и о социологии. Правда, английский философ А. Уайтхед считал, что чрезмерное почтение к своей истории — начало увядания науки, поскольку ее развитие происходит за счет поиска нового, в некотором смысле — разрыва с традицией. Но нередко старые идеи в новых исторических условиях получают новое звучание, и тогда становится справедливым утверждение Д. Г. Байрона: «Прошлое — лучший пророк будущего». Изучение истории науки помогает глубже понять ее.

Возникновению социологии как науки предшествовало почти 2500 лет развития социального знания. Более того, теории и концепции, которые были созданы в этот период, внесли большой вклад не только в развитие социального знания, но и в конструирование общества.

В эволюции представлений об обществе можно выделить несколько периодов: древность, средневековье, новое время, современность.

С глубокой древности людей интересовали вопросы совместной жизни и труда. Социальные мотивы отчетливы в творчестве многих древневосточных мудрецов, но особенно они характерны для античных мыслителей. Так, Платон (427—347 до н. э.) создал первую концепцию идеального государства. В ней он еще не разделяет государство и общество. Главным принципом идеального государства, на его взгляд, является справедливость. В государстве воплощены всеобщие интересы, их приоритет перед интересами личности очевиден. Не государство существует ради человека, а человек — ради государства. Только такое государство воспитывает у граждан мужество, доблесть, мудрость и благочестие. Такое положение дел Платон считал справедливым. Он признавал, что потребности людей являются мощным импульсом развития социальной жизни.

Его ученик Аристотель (384—322 до н.э.) выделил такие общности, как семья и селение, но государство по значимости поставил над ними. В числе его функций называл удержание в повиновении рабов, недопущение роста власти отдельной личности, борьбу с чрезмерным богатством. Социальное неравенство считал неизбежным, но возлагал надежды на средний социальный слой. Наряду с государством философ выделял и общество как совокупность объединенных общими целями людей. Человек, по мнению Аристотеля, — существо более общественное, чем пчелы или стадные животные.

В средневековье учения об обществе приобрели религиозную окраску. Христианский философ и теолог Августин Блаженный (354—430) считал, что основанием для объединения людей в общество является их происхождение от Адама. Общество («град земной») должно быть устроено по образу и подобию «града Божьего», в котором царствуют божественная правда и добро. «Град Божий» — это высшая духовная общность, которая все более утверждается в человечестве благодаря христианской морали.

Другой христианский богослов и философ, Фома Аквинский (1225/ 1226—1274), в труде «О правлении государей» доказывал, что человек — существо социальное по природе, а общество есть естественное образование; создание же государства представляет собой произведение не только природы, но и искусства управления.

Арабский философ и историк Ибн Хальдун (1332—1406) считал, что общество в своем развитии прошло три этапа: это «животное состояние», «сельская» и «городская» жизнь. Ведущую роль в эволюции общества он отдавал географической среде и производительному труду.

Для научной и философской мысли нового времени было характерно широкое распространение рационалистических концепций Р. Декарта, Б. Спинозы, Г. Лейбница. Такие мыслители, как Ф. Бэкон, Д. Локк, Т. Гоббс, выдвигали требования об эмпирической достоверности научного знания. Опыт и эксперимент, с одной стороны, разум и логика — с другой, стали основными познавательными ориентирами эпохи, активно применявшимися к познанию общества. Научная мысль в то время еще не проводила четких различий между обществом и государством, оно рассматривалось как искусственно сконструированная машина, результат соглашения между народом и правителями. Образование государства, по мнению деятелей эпохи Просвещения, стало свидетельством перехода людей из дообщественного состояния в общественное. Такой позиции, в частности, придерживались английские философы Д. Локк, Т. Гоббс, французские просветители. Например, согласно Т. Гоббсу, «естественным состоянием людей до объединения в общество была война, и не просто война, а война всех против всех».

Французский философ, историк и писатель Шарль Монтескье (1689—1755) подчеркивал взаимодействие между индивидами в качестве признака социальности, выразив это в формуле: «Общество есть союз людей, а не сами люди». Просветители впервые разграничили понятия «общество» и «государство».

Немецкий философ Георг Вильгельм Фридрих Гегель (1770— 1831) понимал общество как сложный организм, несводимый к простой сумме индивидов, существующий независимо от них и развивающийся по своим собственным законам.

Происходившие в Европе XIX в. такие социальные процессы, как ослабление роли традиционных институтов, секуляризация общественной жизни, политические катаклизмы, заставляли видеть в обществе высшую силу, которая объединяет людей, управляет ими и несет ответственность за то, что происходит. Идея общества выдвигается на первый план в философских, правовых и экономических теориях. Слова «общество», «общественный», «социальный», «коллективизм» становятся необычайно популярными, а «индивидуализм», наоборот, приобретает негативную окраску, потому что рассматривается как синоним эгоизма, который разрушает социальные связи, приводит к анархии и конфликтам.

К середине XIX в. потребности социального развития и внутренняя логика эволюции науки об обществе поставили со всей остротой необходимость создания новой модели социального знания.

Наукой о «порядке и прогрессе» социологию назвал Огюст Конт (1798—1857), который считается ее основоположником. Система взглядов 0. Конта изложена в шеститомном труде «Курс позитивной философии» (1830—1842). Название свидетельствует о том, что О. Конт принадлежал к позитивизму, научному направлению в социологии, возникшему в противовес умозрительным рассуждениям об обществе. Это рациональный подход, основанный на наблюдении, сравнении и эксперименте. Наука, которую хотел создать 0. Конт, должна была изучать общество как единый социальный организм, основываясь, подобно естественным наукам, на точных наблюдениях и фактах. Это должна быть «социальная физика», целью которой является открытие объективных законов прогресса. Ядро социологической теории О. Конта образуют три компонента: закон трех стадий развития; иерархия, или классификация наук; учение о социальных статике и динамике. «Дух естествознания» присущ не только концепции «социальной физики» О. Конта.

Во второй половине XIX — начале XX в. огромное влияние на общественное сознание оказала теория биологической эволюции, которую многие мыслители (Г. Спенсер, Л. Гумплович, Л. Уорд, А. Лориа, Т. Веблен, У. Самнер) пытались использовать для объяснении я социальных явлений. Это направление в социологии получило название социального дарвинизма. Некоторые идеи представителей этого направления (борьба за существование и выживание сильнейшего) вышли далеко за пределы науки и стали популярными в массовом сознании и художественной литературе. Встречаются они и сегодня, поэтому необходимо рассмотреть подробнее концепцию одного из представителей социального дарвинизма английского философа и социолога Герберта Спенсера (1820—1903).

Г. Спенсер первым стал разрабатывать системный подход к анализу общества, определяя последнее как особую реальность, возникшую в результате взаимодействия индивидов. В исследованиях он сочетал структурно-функциональный и эволюционный методы.

Наибольший вклад в развитие классической социологии внесли К. Маркс, Э. Дюркгейм и М. Вебер.

Карл Маркс (1818—1883) — один из самых знаменитых и влиятельных мыслителей XIX в., является автором многих научных трудов. Некоторые из них написаны совместно с Фридрихом Энгельсом (1820—1895). Исходным принципом познания общественных процессов в марксизме является материалистическое понимание истории, согласно которому общественное бытие определяет сознание: взгляды людей, их цели, систему ценностей и идей. Общественное бытие — реальный процесс, условия жизни людей. Сознание — осознание обществом самого себя, своего бытия и окружающей действительности. Сознание хотя и вторично по отношению к бытию, но обладает относительной самостоятельностью и активностью, имеет внутреннюю логику развития. Активность общественного сознания проявляется в том, что оно может оказывать обратное воздействие на бытие. К. Маркс писал, что идеи становятся материальной силой, когда овладевают массами.

Основоположник французской социологической школы Эмиль Дюркгейм (185 – 1917) считал, что индивидуальное поведение подчинено коллективному сознанию, нормам, существующим независимо от человека и имеющим обязательный характер. Задачу социологи он видел в изучении социальных фактов.

Среди мыслителей внесших существенный вклад в становлении социологии как науки является Макс Вебер (1864 – 1920). М. Вебер является основоположником социологии религии, изучению феномена которой он посвятил ряд работ.

Бурное развитие социологической науки в XX веке породило много течений, которые придерживались самых различных концепций, взглядов как по общеметодологическим позициям, так и по частным проблемам.

И наконец, следует отметить организационное укрепление социологии. В XX веке были созданы первые национальные социологические общества и ассоциации, которые после второй мировой войны (1946) создали Международную социологическую ассоциацию, организовавшую 14 всемирных конгрессов и способствовавшую превращению социологов в один из заметных отрядов в области социального знания.

В современном мире существует большое разнообразие специальных социологических теорий. Идея их разработки и сам термин принадлежат американскому социологу Роберту Мертону. Но возникли теории значительно раньше. Они изложены в трудах классиков социологии Макса Вебера, Эмиля Дюркгейма и др. Развитие специальных социологических теорий в XX веке связано с именами крупнейших социологов Карла Ман-гейма, Теодора Адорно, Толкотта Парсонса, Поля Лазарсфельда и др. Специальные социологические теории система отраслей знаний социологии, которые изучают особые формы и сферы социального бытия и социальную реализацию форм общественного сознания, их общие, а особенно специфические закономерности функционирования и развития.

Важным событием в развитии социологии явилось создание в 20-е годы XX в. Чикагской школы, развившей «экологическое» направление в трактовке социальных процессов и феноменов. Один из лидеров этого направления Р. Парк (1864—1944 гг.) исследовал поведение людей в тесной взаимосвязи со средой, которую они создают — прежде всего, городской, анализировал взаимодействие биологических и социальных факторов, детерминирующих структуру общества.

Начиная с 20-х годов параллельно развитию индустриальной социологии, социологии труда шла разработка доктрины «человеческих отношений» — альтернативной тейлоризму теории, разрабатывающей принципы и задачи управления людьми в организациях.

Происходит становление и развитие отраслей социологии. После Второй мировой войны формируется школа структурно-функционального анализа, представленная прежде всего такими американскими социологами, как Т. Парсонс (1902—1977 гг.) и Р. Мертон (род. в 1910 г.). В ней осуществляется систематизация результатов конкретно-социологических исследований на основе разработки общей теории человеческого поведения как адекватного принципам функционирования каждого элемента общественной структуры. Социология рассматривается как наука, призванная анализировать те реальные и повторяющиеся последствия, которые вытекают из взаимодействия элементов социальной структуры. В этих последствиях проявляют себя функции.

Наибольшую известность получили концепции «позитивно-функционального конфликта» Л. Козера (США), «конфликтной модели общества» Р. Дарендорфа (род. в 1929 г. — Германия) и «общей теории конфликта» К. Боулдинга (США).

Реальная оппозиция двух методологических установок в науке XX в. — позитивистской и экзистенциалистской — глубоко отражена в современной социологии. Здесь развивающейся на основе неопозитивизма школе структурного функционализма противостоит направление символического интеракционизма.

В основу символического интеракционизма легла теория выдающегося американского социолога и социального мыслителя Дж. Мида (1863—1913 гг.), исходившего в своих теоретических построениях из того, что общество можно объяснить только путем рассмотрения принципов поведения людей. В США возникли два направления разработки символического интеракционизма — чикагское (Г. Блумер, А. Стросс, Т. Шибутани) и айовское (М. Кун, Т. Партленд). В рамках первого — особое внимание уделяется анализу самого процесса интеракций, во втором — акцент делается на изучение стабильных, «ставших» символических структур. Социальный процесс социологами-интеракционистами рассматривается как постоянное определение и переопределение ситуаций взаимодействия их участниками, социальными субъектами.

Социологическая мысль в России развивается как часть общемировой социологической науки. Испытывая влияние со стороны различных течений западной социологии, она вместе с тем выдвигает оригинальные теории, в которых отражается своеобразие развития российского общества. Развитие социологии в России представляет собой весьма увлекательный и вместе с тем во многом драматичный процесс. Во второй половине XIX века, по мере становления социологии на Западе, новая социальная наука стала проникать и в Россию. На ранних этапах своего развития российская социология не выдвинула теоретиков мирового масштаба. Однако для ведущих российских социологов были характерны прекрасное знакомство с новейшими достижениями западноевропейской и американской социологии, высокая духовная культура, стремление найти и выделить специфические черты российской социальной мысли, отражавшие историческое и социальное своеобразие России.

На рубеже веков российская социологическая мысль стала постепенно выходить на уровень мировой социальной науки. Это прогрессивное развитие было связано с именами замечательных мыслителей П. А. Кропоткина, Н. К. Михайловского, Л.И. Мечникова, М.М. Ковалевского, Е.И. Де, Л. Петражицкого и др. Теории русских социологов отражали не только современные для того времени теории западных ученых, но и практические социально-политические и экономические проблемы российской действительности, реалии общественных движений, направленных прежде всего на установление в России демократического строя.

В развитии социологической мысли в России исследователи выделяют три основных этапа. Первый этап – с середины XIX века до 1918 года XX века, второй – с начала 20-х годов до конца 50-х годов, третий – с начала 60-х до наших дней.

Н. К. Михайловский (1842 – 1904 гг.) одним из первых обобщил явления психического взаимодействия людей в толпе, исследовал социально-психологические закономерности взаимоотношений лидеров и масс (теория «героя и толпы»), явился одним из создателей субъективной социологии, автором «субъективного метода» в социологии. Данный метод исключает беспристрастность, отстраненность исследователя от объекта социологического анализа, отделение социологии от этики, социолог-наблюдатель не может, по Михайловскому, не ставить себя в положение наблюдаемого.

Религиозно-консервативное панславистское течение в русской социологии представлено Н. Я. Данилевским (1822 – 1885 гг.), выдвинувшим в работе «Россия и Европа» теорию обособленных культурно-исторических типов (цивилизаций), развивающихся подобно биологическим организмам. Самым перспективным в истории культурно-историческим типом Данилевский считал «славянский», наиболее выраженный в русском народе. Эта концепция была подвергнута жесткой критике со стороны российских социологов.

Школа русского объективизма оформлена в трудах М. М. Ковалевского (1851 – 1916 гг.), Е. В. Де Роберти (1843– 1915 гг.), П. Ф. Лилиенфельда (1829-1903 гг.), А. И. Стронина (1827 – 1889 гг.) и др. В центре социологической концепции Ковалевского – учение о солидарности как основе общественного процесса. Он одним из первых применил сравнительно-исторический метод в социологии, подходя к социальным процессам с точки зрения анализа своеобразия каждого цивилизационного уклада.

В 80-е годы XIX в. в российской социологии наиболее активно развивались неокантианские, антипозитивистские идеи – в трудах Б. А. Кистяковского, В. М. Хвостова, Л. И. Петражицкого, П. И. Новгородцева, П. Б. Струве.

Один из виднейших представителей неопозитивизма П. А. Сорокин (1889 – 1968 гг.) оказал громадное влияние на развитие всей социологии XX в. Ученик М. М. Ковалевского, основателя русской социологической школы, Сорокин еще до 1922 г. (года высылки из России) вполне сформировал свою социологическую позицию, отраженную в двухтомной «Системе социологии», изданной в 1920 г. Этот труд явился основой для разработки им в дальнейшем теории социальной стратификации и мобильности.

Становление социологической мысли в России проходило в обстановке острой конфронтации немарксистской и марксистской социологии. Она охватывала как идейные, теоретические, так и политические проблемы, поскольку большинство русских социологов активно занимались политической деятельностью или были с ней связаны (народники П. Л. Лавров и Н. К. Михайловский, «легальный марксист» П. Б. Струве, эсер П. А. Сорокин и др.). Видными учеными и политиками была представлена марксистская социология. Среди них назовем Г. В. Плеханова (1856 – 1918 гг.), В. И. Ленина (1870 – 1924 гг.) А. А. Богданова (1873 – 1928 гг.).

С начала XX в. в России интенсивно осуществлялась институционализация социологии. В 1901 г. в Париже М. М. Ковалевским была основана русская Высшая школа социальных наук, в 1908 г. в Психоневрологическом институте была создана первая кафедра по социологии, где работали М. М. Ковалевский, Е. В. Де Роберти, П. А. Сорокин, К. М. Тахтарев, в 1912 г. в Петербургском университете при Историческом обществе – секция по социологии. После Февральской революции в России вводятся ученые степени по социологии, в университетах создаются кафедры, секции, ассоциации, появляются первые учебники по социологии.

После Октябрьской революции в развитии отечественной социологической школы еще некоторое время действовала инерция мощногоподъема, характерного для предшествующего периода. Однако к концу 20-х годов доминирование в обществознании марксизма вылилось в его узаконение в
качестве единственно верной теории, что наряду с тотальными гонениями социологов сделало окончательно невозможным существование социологии в России как официально изучаемой и разрабатываемой науки. Последнее обстоятельство, разумеется, не могло привести к полному прекращению развития социологической мысли, однако существенно исказило процесс изучения социальных теорий. Официальный статус не утратила лишь статистика, но и она попала под жесточайший административный контроль.

В советский период официально развивалась лишь марксистская социологическая традиция. В 20-е годы С. Г. Струмилиным (1877 – 1974 гг.) был проведен ряд новаторских эмпирических исследований, посвященных изучению внерабочего времени, влияния культуры и образования на производительность труда. В дальнейшем на фоне сворачивания социологических исследований, официального запрещения социологии как «буржуазной науки» продолжалась индивидуальная, преодолевающая государственное противодействие разработка отечественными учеными закономерностей социального развития.

В 60-е годы в результате «оттепели» в СССР возрождаются социологические исследования. В 1968 г. был создан Институт конкретных социальных исследований (ныне – Институт социологии). Разработка социологических проблем советскими социологами В. А. Ядовым, Г. В. Осиновым, Т. И. Заславской и другими осуществлялась параллельно с переводом, изучением социологических теорий западных ученых. Однако на состоянии социологии сказалась общая обстановка застоя. В последние годы стали складываться благоприятные условия для развития социологии в России. Серьезные успехи достигнуты в сфере институционализации науки.

В 70—80-е годы конкретные социальные исследования в стране продолжали развиваться, но проводились под жестким контролем со стороны партийных органов, а их результаты подвергались строгой цензуре и не всегда доводились до общественности. Тем не менее, конкретные социальные исследования осуществлялись во многих сферах общества, советские социологи расширяли международные связи, участвовали в международных социологических конгрессах.

Наконец, современный этап развития социологии в СССР начинается во второй половине 80-х годов — в эпоху перестройки и последующий период. Политическая и экономическая реформы, осуществляемые в постсоветский период в России, создают благоприятные условия для развертывания социологических исследований. Свидетельством этому служит отсутствие идеологических запретов, широкое изучение общественного мнения, формирование системы социологического образования, выход в свет целой серии социологических журналов, перевод на русский язык трудов многих известных зарубежных социологов, выпуск нового поколения учебной литературы. Однако процесс институционализации социологии как самостоятельной науки об обществе находится в России только в самом начале пути по причине отсутствия теоретических разработок, недостатка высокопрофессиональных кадров. Предстоит большая работа по усвоению достижений западной социологической мысли и формированию собственных социологических теорий и подходов, что позволит сократить сохраняющийся разрыв между отечественной и мировой социологией.

 

 

26. ПОНЯТИЕ СОЦИАЛЬНОЙ ОБЩНОСТИ И ГРУППЫ

 

В качестве элементов любой социальной системы выступают индивид или социальная группа. Благодаря социальным отношениям (социальным связям), возникающим между индивидами, индивиды соединяются в определенные устойчивые объединения, которые могут выступать в разных формах и разных видах. Созданные на основе социальных отношений социальные группы называют социальными общностями. Каждая социальная общность имеет свои, свойственные для нее, общие характеристики и социальные нормы, которые регулируют ее функционирование.

Каждый человек участвует в различных формах общественной жизни. Ведь он одновременно может быть и членом семьи, членом определенного производственного коллектива (предприятия, учреждения и т.п.), членом спортивной секции, религиозной организации. Слушая радио, смотря телепередачи, он уже часть публики (аудитория), а читая определенный журнал — часть читательской публики данного журнала. Каждый человек живет в каком-то городе или деревне, а значит, принадлежит к определенной территориальной общности, имеющей свои границы. Человек является гражданином определенного государства и является представителем определенной нации. И это далеко не полное перечисление всех форм общественной жизни, в которой приходится участвовать каждому человеку в течение его жизни. Задача социологии как раз и состоит в том, чтобы классифицировать эти формы совместной жизни, описать их составные элементы, их строение и происходящие в них процессы.

Обществу необходимо знать, из каких социальных общностей и социальных групп оно состоит, по следующим причинам:

1. Социальные общности и группы — это необходимый способ существования людей, их взаимосвязи и взаимодействия между собой и с обществом в целом. Ведь именно благодаря социальным общностям и именно в них создаются все необходимые условия и средства, которые способствуют развитию личности и удовлетворяют ее потребности и интересы.

2. Социальные общности и группы сами являются субъектами общественной жизни. Их деятельность влияет и на устойчивость общества, на его интеграцию и функционирование, а вместе с этим определяет характер и содержание процессов изменения и развития. Ведь от характера социальных групп зависит многое: и то, как функционирует семья, школа, государство, наука, пресса, здравоохранение, и то, как работают все эти институты и какую в конечном итоге они дают продукцию.

3. В зависимости от того, из каких групп состоит общество, в каком иерархическом положении они находятся друг к другу (кто лидирует, а кто подчиняется), от проводимой ими идеологии и практических действий во многом зависит тип государства, его общественно-политическое устройство.

Перечисленное выше позволяет также понять, почему для социологии так важно изучать социальные общности и социальные группы.

В качестве ключевого момента в социологии, по мнению В.А. Ядова, выступает понятие «социальная общность». В широком смысле слова «социальная общность — такая взаимосвязь человеческих индивидов, которая обусловлена общностью их интересов, благодаря сходству условий бытия и деятельности людей, составляющих данную общность, их материальной, производительной и иной деятельности, близости их взглядов, верований, их субъективных представлений о целях и средствах деятельности»1.

Под социальными общностями понимаются: формы семейной организации, поселений, социально-классовые, социально-профессиональные, социально-демографические, этнонациональные, территориальные и государственные общности и, естественно, все человечество в целом. Также сюда включаются и всякие разновидности объединения людей, которые, во-первых, не имеют жесткой структурной организации, во-вторых, локализованы в пространстве и, в-третьих, зачастую носят временный характер. Например, зрители, толпа, аудитория, различные досуговые группы и т.д.

Понятие социальной общности выступает ключевым при определении предмета социологии потому, что оно содержит в себе источник самодвижения, развития социальных процессов и отношений. Этот источник — столкновения интересов социальных субъектов (классов, слоев, групп и т.д.). Также это понятие позволяет объяснить и состояние устойчивости, стабильности социальных систем, организаций, институтов и причины их дезорганизации.

Социальная общность это не общество как целое, а единица социального измерения. Под этим словом подразумеваются все разновидности социальных образований, члены которых связаны общим интересом, а также находятся в прямом или косвенном взаимодействии. Социальные общности являются живыми образованиями социума. Они могут быть и деятельными, и пассивными и создавать, и разрушать, осознавать себя, а порой и пребывать в беспамятстве. Поэтому понять человека можно только через изучение социальных общностей.

Общности могут быть очень разнообразными и делиться, например:

по
количеству людей это может быть как взаимодействие двух людей (диада), так и многочисленное политическое движение;

по времени продолжительности существования — временные, непостоянные, иногда длящиеся несколько минут или часов (пассажиры поездов, самолетов, аудитория кинотеатра), и устойчивые, стабильные, существующие столетиями (нации, классы);

по плотности связи — как тесно сплоченные коллективы, организации, так и достаточно аморфные образования («фанаты» Пугачевой, болельщики футбольной команды «Спартак» и т.д.).

Процесс складывания общностей может происходить объективно, и они могут существовать независимо от воли и сознания людей (классы, нации), а могут создаваться сознательно людьми (семья, партия, спортивный клуб).

Перед тем как остановиться на подробном рассмотрении данных общностей, следует отметить еще одно важное понятие. Так, Я.Щепаньский выделяет наиболее общее понятие социальное множество, под которым понимает «определенное количество людей, обладающих какими-либо общими чертами, выделенными внешним наблюдателем, независимо от того, осознают ли сами люди, что они этой чертой обладают»1. Выделение множеств может осуществляться произвольно, на основе соматических черт (например, деление женщин на блондинок и брюнеток, полных и худых и т.д.). Подобного рода социальные множества являются условными общностями.

Условные общности в прямом смысле нельзя назвать общностями, так как в них отсутствуют обязательные и тем более непосредственные связи.

Любое множество, выделение которого осуществляется на основе обладания всеми определенной чертой, составляет социальную категорию. Таким образом, социальная категория — это «совокупность групп индивидов, имеющих одинаковые характеристики по тому или иному признаку (например, пол, возраст, профессия, вероисповедание и т.д.)» 3.

Множество людей, имеющих одну и ту же специальность, будет называться профессиональной категорией. Множество людей одного и того же возраста (например, 60– 75 лет) будет возрастной категорией. Множество людей одного пола — категорией пола. Поэтому следует говорить не о «группе блондинок», а о «категории блондинок», не о «возрастной группе молодежи от 18 до 25 лет», а о «возрастной категории молодежи от 18 до 25 лет» и т.д. Такие социальные категории будут являться чисто условными.

Следует отметить, что при определенных условиях агрегация целиком может превратиться в группу, а точнее, в квазигруппу. Квазигруппам, по мнению С.С.Фролова, свойственны следующие отличительные черты: «1) спонтанность образования; 2) неустойчивость взаимосвязей; 3) отсутствие разнообразия во взаимодействиях (это либо только прием или передача информации, либо только выражения протеста или восторга и т.д.); 4) кратковременность совместных действий»3.

Как правило, подобные группы существуют непродолжительное время, чаще всего в конечном итоге они распадаются, но иногда, при определенных условиях, превращаются в устойчивые социальные группы.

Все множество реальных социальных общностей можно разделить на два широких подкласса — общности массовые и общности групповые. Для групповых общностей в качестве синонима будем использовать понятие «социальная группа», «группа».

Массовые общности — это неорганизованные, случайно, стихийно возникшие и достаточно кратковременно существующие общности. Это общности (совокупности), объединенные сходным поведением ее членов. К ним относятся:
толпа, публика, аудитория, масса, социальное движение, общественность.

Такие объединения выступают в разных формах: публика кино и театра, телезрители, радиослушатели, читающая публика, разные собрания, лекции, съезды, митинги, демонстрации и т.д. Некоторые социологи и социальные психологи называют их формами коллективного поведения общности, а точнее, массового поведения.

Социальная группа, как указано в «Социологическом энциклопедическом словаре» — это «совокупность индивидов, объединенных любым общим признаком: общим пространственным и временным бытием, деятельностью, экономическим, демографическими, психологическими и другими характеристиками»1.

По мнению Г.С.Антипиной: «Социальная группа как элемент социальной структуры общества представляет собой совокупность людей, имеющих общий социальный признак и выполняющих общественно необходимую функцию в общей структуре общественного разделения труда»2.

По мнению С.С.Фролова, в некоторых случаях массовые общности можно назвать квазигруппами3. Массовые общности образуются на всех уровнях социальной иерархии и бывают очень разнообразными. Например, различают массы большие и малые, устойчивые и импульсивные, контактные и дисперсные, сгруппированные и несгруппированные, атомистические и ассоциативные и т.д., что является отражением сложности и многообразия социальных характеристик общества.

При изучении проблем социальных групп ученые разделяют
большие группы (общности) и малые группы.

Большая группа — это настолько многочисленная группа, что все ее члены не знают друг друга в лицо и контакты между ними не могут совершаться непосредственно. Обычно под большими группами имеются в виду разные объединения, охватывающие десятки тысяч членов: большие классовые, религиозные, этнические и другие группы, включающие огромные массы членов, разбросанные на обширной территории.

В зависимости от критерия, лежащего в основе градации, классификацию существующих больших групп (общностей) можно представить следующим образом:

1. Общности, выделяемые на основе особой культурно-исторической самобытности (племя, народность, нации).

2. Общности, выделяемые на основе их отношения к собственности и общественного разделения труда (различные социальные классы и социальные слои).

3. Общности, отличающиеся по принадлежности к исторически сложившимся территориальным образованиям (город, деревня, регион).

4. Многочисленные целевые общности, для которых характерно единство целенаправленной деятельности (партия, религиозные объединения и т.д.).

Выделяются и другие типы общностей. Социальные общности отличаются огромным разнообразием конкретно-исторических и ситуационно обусловленных видов и форм.

Социальные классы и слоиобщности, выделяемые по отношению к собственности и общественному разделению труда.

Территориальные общности (от лат. territorium — округ, область) — общности, отличающиеся по принадлежности к исторически сложившимся территориальным образованиям. Это совокупность людей, постоянно проживающих на определенной территории и связанных узами совместных отношений к данной хозяйственно освоенной территории. К территориальным общностям относится население города, деревни, поселка, села, отдельного района большого города. А также более сложные территориально-административные образования — район, область, край, штат, провинция, республика, федерация и др.

В каждой территориальной общности имеются определенные основные элементы и отношения: производственные силы, производственные и технолого-организационные отношения, классы, социальные слои и группы, управление, культура и т.п.

Целевые общности — общности, для которых характерно единство целенаправленной деятельности. Это сознательно созданные общности (группы), стремящиеся достичь определенных целей или намерений организаторов. Данные цели находят свое выражение в формализованном уставе. Но часто существуют целевые неформальные группы, в основе которых лежат определенные человеческие потребности, принимающие в ходе совместной жизни вид различных интересов. Интересом в данном случае может выступать какой-либо один предмет или несколько, или какое-либо положение вещей, достижение которых является желательным или необходимым для жизни индивида, группы и которые мобилизуют все силы, эмоции, стремления для достижения необходимо важной цели.

Малая группа — это немногочисленная группа (несколько десятков человек и меньше), члены которой обычно связаны дружескими отношениями, при этом между ними происходят непосредственные личные контакты, а отношения регулируются неформальными институтами. Во всех отношениях между членами такой группы выступает элемент личного знакомства, близости, а это ведет к тому, что, хотя взаимодействия между ними и институционализированы, они никогда не бывают обезличенными, что является характерным для больших групп. При этом следует отметить, что присущее членам малой группы общее чувство внутренней принадлежности к группе не исключает различий между ними по социальным ролям, мнениям, взглядам, оценкам и степени влияния (проблема лидерства).

Существует бесчисленное количество определений малых групп. Г.М.Андреева приводит наиболее «синтетическое», которое сводится примерно к следующему: «Под малой группой понимается немногочисленная по составу группа, члены которой объединены общей социальной деятельностью и находятся в непосредственном личном общении, что является основой для возникновения эмоциональных отношений, групповых норм и групповых процессов»1. Исходя из этого определения, специфическим признаком малой группы, отличающим ее от больших групп, являются общественные отношения, выступающие в форме непосредственных личных контактов.

Неформальная группа — это такая социальная общность, которая сформирована на основе межличностных отношений и не имеет официального, юридически фиксированного, утвержденного статуса.

Форма существования неформальных групп может быть разной, они могут функционировать как относительно изолированные, замкнутые социальные общности (например, разнообразные неформальные молодежные группы, люди, случайно объединившиеся для игры в волейбол на пляже, и т.д.) и могут складываться внутри официальных групп, быть составной частью официальной группы (например, в школьном классе возникают группировки, состоящие из близких друзей, объединенных каким-то общим интересом).

 

 

 

 

 

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

 

  1. Андреева Г.М. Социальная психология: Учебник для высших учебных заведений. — М.: Аспект Пресс, 2006.
  2. Антипина Г.С. Теоретико-методологические проблемы исследования малых социальных групп. — Л.: Изд-во Ленингр. ун-та,1982.
  3. Гоббс Т. Левиафан, или Материя, форма и власть государства церковного и гражданского // Избр. произв.: В 2 т. Т.2—М.: Мысль, 1964.
  4. Гумплович Л. Основы социологии / Пер. под ред. В.М.Гессена. СПб., 2001.
  5. Краткий словарь по социологии / Сост.: Э.М.Коржева, Н.Ф.Наумова; Под общ.ред.: Д.М.Гвишиани,Н.И.Лапина. — М.: Политиздат, 1989.
  6. Миллз Т. О социологии малых групп // Американская социология: Перспективы, проблемы, методы / Сокр. пер. с англ. В.В.Воронина, Е. В.Зиньковского: Ред. и вступ. ст. Г.В.Осипова. — М.: Прогресс, 1972
  7. Мертон Р. Явные и латентные функции // Американская социологическая мысль: Р. Мертон, Дж. Мид, Т.Парсонс, А.Шюц: Тексты / Сост. Е.И.Кравченко: Под ред.В.И.Добренькова. — М.: Изд-во Моск. ун-та, 1994.
  8. Социологический энциклопедический словарь: На русском, английском, немецком, французском и чешском языках / Ред.-координатор Г.В.Осипов. М.: Издательская группа ИНФРА—НОРМА, 1998.
  9. Щепаньский Я. Элементарные понятия социологии / Пер. с польск. В.Ф.Чесноковой; Ред. и вступ. ст. Р.В.Рывкиной. — Новосибирск: Наука. Сиб. отд-ние, 1967.
  10. Фролов С.С. Социология. — М.: Издательская корпорация «Логос», 2006.
  11. Энциклопедический социологический словарь / Общ. ред. Г.В.Осипова; Ред.-сост. А.В.Кабыща. — М.: ИСПИ РАН, 1995.
  12. Ядов В.А. Социологическое исследование: Методология. Программа. Методы. — Самара: Изд-во «Самарский ун-т», 1995.

Комментирование закрыто.

Вверх страницы
Statistical data collected by Statpress SEOlution (blogcraft).
->