ИСТОРИЯ СОЦИАЛЬНОЙ РАБОТЫ В ХХ ВЕКЕ В ЗАПАДНЫХ СТРАНАХ

Социальную работу мы связываем с профессией, которая служит социальной нравственности народа. Сфера социальной работы постоянно расширяется от года к году, однако, уже сегодня служба социального работника охватывает разнообразные места – правительственные здравоохранительные организации, школы, центры охраны здоровья, агентства по охране семьи и ребенка, центры психологического здоровья, бизнес и промышленность, центры коррекции и частную практику. Социальными работниками обслуживаются люди от детского до старшего возраста и всех рас, этнических групп, социо-экономических уровней и религий.

Группы клиентов, которые обычно включаются в социальное обслуживание: семьи, включающие одного родителя, имеющие серьезные конфликты, которые проявляются в побегах ребенка из дома, правонарушениях, насилии, трудностях в обучении и т. д.; пары и семьи, которые имеют проблемы с детьми; пары, имеющие серьезные супружеские конфликты; отдельные люди и семьи, которые страдают от безработицы, отсутствия заслуженной зарплаты, физических недостатков, нехватки профессиональных умений и других причин; отдельные люди и семьи, чьи жизни разрушены наказанием за нарушения закона; одинокие, педагогически трудные подростки; отдельные люди и семьи, чьи жизни разрушены физическими или психическими недостатками или болезнями; правонарушители и их семьи; опекуны и дети, чьи родители скончались или покинули своих детей и не заботятся о них; эмигранты и представители национальных меньшинств, не имеющие необходимых средств и возможностей или являющиеся жертвами расовой дискриминации; люди, имеющие прогрессирующую непригодность (психические отклонения) и их семьи; старые люди, не способные к долгой достаточной деятельности; приезжие и временные жильцы, не имеющие необходимых средств к существованию; дети, (и их семьи) которые имеют трудности связанные со школой; люди, чей опыт экстремальных стрессов связан с травматическими последствиями или с серьезными жизненными изменениями (уход на пенсию, смерть любимого человека, дети, покинувшие дом, и т. п.).

К сожалению, в научной среде очень часто по-прежнему действует стереотипное отношение к социальной работе как сфере, далекой от научно-теоретических исследований, и пока мы в полной мере можем говорить лишь о зарубежной теории социальной работы.

Актуальность темы исследования определяет важность исследования и выявления лучших сторон социальной работы в зарубежных странах и необходимость применения в российской практике положительного опыта.

Цели работы является – исследование основных тенденций развитии социальной работы за рубежом в прошлом веке.

Задачи исследования:

– проанализировать основные этапы становления и развития социальной работы с начала ХХ века по его конец;

––выявить как социальные практические, так и теоретические аспекты развития социальной работы;

– выявить основные тенденции развития социальной работы в Западных странах в прошлом веке.

Объект исследования – теоретические аспекты истории социальной работы на Западе.

Первым этапом в развитии социальной работы, берущим свое начало в конце XIX в., является ее становление. Социальная работа как профессиональная деятельность стала возможной благодаря развитию благотворительности, а также созданию системы государственной помощи нуждающимся. Ее возникновение в начале XX в. явилось результатом осознания человечеством сравнительно простой идеи, на выработку которой ему потребовалось, однако, не одно тысячелетие: для того чтобы быть более эффективной, помощь нуждающимся должна стать профессиональной.

Система государственной помощи нуждающимся, сложившаяся к концу XIX в. в странах Европы и Америки, включала в себя два основных элемента: во-первых, более или менее развитое законодательство, регулировавшее отношения в социальной сфере, а во-вторых, специальные органы и учреждения, задача которых заключалась в проведении политики государства1.

В общественном сознании стран Запада в конце ХIX века все более отчетливые очертания приобретала идея профессионализма в деле помощи нуждающимся, реализованная в начале XX в. Ориентируясь на специальную подготовку и материальное вознаграждение, помощь нуждающимся превращалась в профессию. В Соединенных Штатах Америки эту профессию сразу же стали называть социальной работой, а в странах Европы — социальной медициной, хотя и в них со временем перешли к американскому варианту ее названия, принятому теперь во всем мире.

Благотворительная деятельность и государственная помощь нуждающимся создали условия, при которых социальная работа стала возможной. Действительно, в рамках социального законодательства действовали люди, занимавшиеся помощью нуждающимся, хотя они и не получали из нее материального вознаграждения, а уровень их подготовки оставлял желать лучшего. Превращение возможности социальной работы в действительность (или, иными словами, становление ее как профессии) началось с подготовки специалистов. Такая подготовка предполагала создание специальных учебных заведений, в которых могли бы заниматься будущие социальные работники. Подготовка специалистов была первым шагом на пути становления социальной работы, за которым последовал второй — создание ее организационных структур. Первые организации социальных работников были еще недостаточно развиты, но их вклад в становление профессиональной деятельности, направленной на помощь нуждающимся, трудно переоценить. Защищая положение о стабилизирующем значении этой деятельности для развития общества, они в то же время боролись за право социальных работников получать плату за свой труд1.

К концу 30-х гг., когда мир был на пороге второй мировой войны, завершилось становление социальной работы, которое является первым этапом в ее развитии. Как и любая другая профессия, социальная работа представляла собой сообщество специалистов, получавших за свой труд материальное вознаграждение. Начав с деятельности внутри отдельных стран, социальные работники вышли затем на международный уровень, который предполагал координацию их усилий, направленных на достижение общих целей.

Уже перед второй мировой войной социальная работа стала явлением современного мира, которое прочно вошло в повседневную жизнь многих стран, осознавших необходимость профессиональной помощи нуждающимся.

Говоря об исторических предпосылках социальной работы, следует прежде всего обратить на благотворительную деятельность, уходящую своими корнями во времена древности. Обзор исторических форм, в которых существовала благотворительность, свидетельствует о том, что она была неотъемлемым элементом человеческой культуры, не разделяемой на западную и восточную2. Благотворительность, понимаемая как помощь нуждающимся, стала частью жизни современного общества, да и будущее человечества трудно представить без нее. Что касается государственной помощи нуждающимся, составляющей еще одну историческую предпосылку социальной работы, то она в значительной степени была стимулирована промышленным переворотом, который привел к окончательному утверждению в странах Запада буржуазных отношений. Поэтому социальная работа, возникшая на основе указанных исторических предпосылок,- стала явлением западной культуры.

Экономический прогресс, сопровождавший развитие стран Запада, оборачивался для них обострением социальных проблем, пик которого приходится на время после промышленного переворота. С этого времени началось сосуществование благотворительной деятельности и государственной помощи нуждающимся — двух источников, слияние которых привело к возникновению социальной работы как профессии. Становление этой профессии, завершившееся перед второй мировой войной, почти не коснулось стран Востока, в экономике которых традиционно преобладала государственная собственность, а социальная сфера избегала серьезных потрясений — при постоянной политической нестабильности — благодаря незыблемости общинных отношений1. Безоговорочное следование традиции, от которого отказались уже древние греки, в этих странах оставалось неизменным, пока они не стали объектом западного влияния. Одним из последствий этого влияния стало обострение социальных проблем, связанное не только с развитием частной собственности, но и с ослаблением традиционных общинных связей, которые служили для людей гарантом стабильности их образа жизни. Поэтому неудивительно, что в 30-х гг. социальная работа появилась в странах Востока (сначала на территории современного Израиля, а затем в Индии и Египте), хотя возникла она как явление западной культуры.

Первое послевоенное десятилетие в странах Западной Европы прошло под знаком американского влияния не только в экономической, но и во многих других областях. Это влияние касалось, в частности, социальной работы, которая сыграла важную роль в ликвидации последствий второй мировой войны. Между социальными работниками разных стран восстанавливались контакты, прерванные войной. Это имело своим результатом создание Международной федерации социальных работников, которым завершился второй этап в развитии профессиональной деятельности, направленной на помощь нуждающимся1.

К концу 50-х гг. в экономическом развитии стран Запада произошел скачок, сравнимый по своим социальным последствиям разве что с промышленным переворотом. Вызванный существенными изменениями в технологии и управлении производством, он нашел свое отражение в многочисленных концепциях, одна из которых — государства благосостояния (или всеобщего благоденствия, как не без иронии называли ее в философской литературе советского периода) —была сформулирована американским ученым Гэлбрейтом. Согласно этой концепции, в своем экономическом развитии страны Запада достигли такого уровня, который позволяет им эффективно решать возникающие социальные проблемы. Главную роль в решении этих проблем играет государство, руководствующееся принципом социальной справедливости при перераспределении национального дохода в интересах всех членов общества. Содействуя достижению сравнительно высокого уровня жизни, оно оправдывает свое название государства благосостояния2.

Сторонники концепции государства благосостояния выступали за смешанную экономику, включающую в себя как частный, так и государственный сектор. Их позиция, однако, встретила резкое противодействие со стороны представителей неоконсерватизма, которые проповедывали идею сохранения существующего общественного порядка, названную еще в XIX в. консервативной. Обосновывая требование ограничить вмешательство государства в экономику, неоконсерваторы выступали за активизацию ее частного сектора. По их мнению, государственные социальные программы отнимают средства, необходимые средства, необходимые для дальнейшего промышленного развития. Кроме того, они разрешают веру людей в собственные силы, формируют у них психологию иждивенчества и ограничивают частную инициативу. Требуя ограничить вмешательство государства в экономику, неоконсерваторы в то же время выступали за усиление его роли в деле поддержания общественного порядка; их объединяло также стремление к возрождению таких традиционных социальных институтов, как семья, школа и церковь. В этих социальных институтах неоконсерваторы усматривали надежную преграду бюрократии, тоталитарным поползновениям в обществе и посягательствам на права личности.

Несмотря на критику со стороны представителей неоконсерватизма, концепция государства благосостояния прочно вошла в общественное сознание стран Запада. Дело в том, что она отражала реальную ситуацию, сложившуюся в социальной сфере этих стран, граждане которых имели право на образование, медицинское обслуживание и пенсионное обеспечение, а в случае инвалидности или безработицы могли рассчитывать на помощь со стороны государства. Закрепленные в существующем законодательстве, эти права, однако, часто оставались на бумаге, поскольку многие люди о них просто не знали. Было совершенно ясно, что провозглашение социальных прав граждан не является еще гарантией их реализации. С другой стороны, становилась все более очевидным, что помогать людям в реализации этих прав должны социальные работники, которые руководствуются в своей деятельности принципом индивидуального подхода, абсолютно неприемлемым для государственных чиновников, какими бы добросовестными они не были. В конечном счете это привело к изменению взгляда на социальную работу: если раньше ее рассматривали как помощь тем, кто оказывался в катастрофическом положении (например, вследствие тяжелой болезни или потери работы), то теперь она предстала в виде деятельности, направленной на реализацию прав граждан. Иными словами, проблемы, с которыми сталкивались люди в своей повседневной жизни, стали рассматривать как следствие выполнения того, что им положено но закону. Поэтому неудивительно, что в законодательстве ряда стран (например, Швеции) было закреплено право каждого человека на помощь со стороны социального работника1.

Любая деятельность предполагает определенный способ ее организации, под которой имеется в виду регулирование отношений, складывающихся на ее основе. Если способ организации той или иной деятельности характеризуется устойчивостью, то ее называют социальным институтам. Институционализация любой деятельности предполагает наличие правовых и моральных норм, используемых для регулирования отношений, которые складываются на ее основе. В социальной работе, существующей как форма деятельности с начала XX в., она заняла примерно полстолетия. Действительно, к середине 50-х гг. в странах Запада сложились системы не только правовых, но и моральных норм, регулирующих деятельность социального работника. Первая из них находит свое выражение в социальном законодательстве, корни которого уходят во времена древности. Что касается системы моральных норм, то она выступает в виде этического кодекса социального работника. Этот кодекс включает в себя моральные нормы, отражающие специфику профессии социального работника. Превращаясь в результате своего развития в социальный институт, та или иная деятельность становится неотъемлемым элементом жизни общества. Социальная работа, естественно, не является исключением. Превращение ее в социальный институт указывает на то, что современное общество, экономическую основу которого составляет принцип частной собственности, не может нормально развиваться без профессиональной помощи нуждающимся.

В развитии социальной работы последние четыре десятилетия занимают особое место, поскольку они прошли под знаком ее широкого распространения во всем мире. Несомненно» что этому способствовала деятельность Международной федерации социальных работников, созданной в 1956 г. С другой стороны, в этом же году фундамент здания социализма дал первую трещину (XX съезд КПСС и восстание в Венгрии), разрастание которой привело в конце 80-х –начале 90-х гг. к его крушению. Именно события десятилетней давности повернули развитие стран социализма в сторону рынка, предполагающую прочную систему социальной защиты, созданию которой невозможно без участия профессионалов.

В развитии социальной работы могут преобладать либо государственные, либо общественные и частные организации, занимающиеся помощью нуждающимся. В первом случае можно говорить о патерналистской, а во втором — о либеральной модели социальной работы. Так, социальная работа в Великобритании осуществляется в основном государственными, а в Соединенных Штатах Америки — негосударственными агентствами. В силу слежавшихся традиций в России основным фактором, определяющим развитие в ней социальной работы, является государство. Именно государство инициировала введение в России профессии социального работника на основе системы социального обеспечения. Наряду с государственными появились общественные и частные социальные агентства, но их вклад в развитие профессиональной помощи нуждающимся оказался незначительным. В конце прошлого столетия с новой силой зазвучал вопрос, ответ на который казался уже найденным десять лет назад: каким путем пойдет Россия в своем дальнейшем развитии? От того, какой ответ будет дан на него, зависят перспективы развития социальной работы в России.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

2. тенденции развития СОЦИАЛЬНОЙ РАБОТЫ НА ЗАПАДЕ в хх векЕ

Социальная работа, возникнув как общественное явление, определенный общественный институт, сфера деятельности людей, постепенно становится объектом разностороннего научного исследования. И к исходу XX в. уже можно говорить об истории теоретического, научного осмысления такого явления общественной жизни. Эта история связана не только с теоретическим освоением проблем практики социальной защиты «слабых» слоев населения, человека в кризисной ситуации, но и с эволюцией, саморазвитием теоретического знания, деятельностью отдельных ученых.

Анализ научной литературы свидетельствует, что теоретическая традиция в истории научного осмысления социальной работы складывалась по мере изучения социальной роли и смысла такого явления общественной жизни, как благотворительность, а также в связи с попытками сопоставить научное изучение социальной помощи нуждающимся с различными психологическими, социологическими, психотерапевтическими доктринами1. В большинстве имеющихся обзоров истории социальной работы за рубежом ее происхождение как профессии идентифицируется с возникновением и развитием благотворительных обществ, с которыми связываются и первые ступени ее теоретического обоснования2. В ранних теоретических трудах по вопросам социальной работы во второй половине XIX — начале XX в. обычно рассматривалось эффективное (неэффективное) воздействие субъекта социальной помощи на способность личности поправить, улучшить свои социально-бытовые и финансовые дела, особенно — в контексте семейного благополучия (неблагополучия), определенных обязательств.

Помощь семье обычно представлялась как известный моральный долг общества и государства, а также личности. Теоретические построения, научное осмысление проблем социальной работы касалось в этой связи вопросов методологии обоснования справедливости тех или иных мер социальной помощи, поиска оптимальных вариантов действия социальных служб, которые должны опираться на достоверные данные, корректные методы изучения условий жизни людей, социального развития общества и человека, отдельных слоев населения.

Пиком развития этой тенденции в научном изучении социальной работы, ее теоретического обоснования на рубеже XIX – XX вв. стала «Научная социальная работа», в частности публикации 1915 – 1920 гг. Мери Ричмонд, предложившей обширный набор схем оценок, экспертиз качества социальной работы, диагноза социальных проблем, которые приходится решать социальному работнику. Эта традиция в истории развития теории социальной работы может быть представлена как этико-терапевтическая (морально-терапевтическая), опиравшаяся на осмысление разнообразных форм благотворительности.

Тяга к повышению уровня научного обоснования практики социальной работы уже в 20 – 30-е годы, бум популярности психоаналитических идей 3. Фрейда и его последователей выдвинули уже тогда в теоретическом осмыслении социальной работы на передний план психодинамические конструкции. Это позволило утверждать некоторым видным специалистам на Западе, что психодинамический подход вырос из признания того, что морально-терапевтическая традиция, благотворительность, привнесла в социальную работу слишком много ненаучного, приблизительного, неточного, того, что базировалось лишь на здравом смысле1. А это не позволяло решать многие задачи социальной помощи, связанные с трудностями регулирования поведения людей, сохранения и реабилитации их здоровья. Иначе говоря, усложнение деятельности социальных работников, ее профессионализация, выдающиеся достижения сторонников фрейдизма, прежде всего самого 3. Фрейда, их широкое использование в медицине и социально-реабилитационной практике уже в 20 – 30-е годы привели к доминированию теоретических, методологических построений психодинамической ориентации в моделях социальной работы. Они господствовали до 50-х годов, когда были потеснены, с одной стороны, достижениями эгопсихологии, а с другой – распространением и растущим влиянием системных, социальных исследований.

Возросшее влияние эго-психологии привело к активизации разработок, росту внимания к теоретическому осмыслению работы с социальными группами, оказания помощи индивиду в микросреде обитания, но месту жительства. Это активизировало анализ терапевтических возможностей, социально-педагогических потенций общин, а также среды их жизнедеятельности, проблем экологической терапии, сохранения здоровых условий обитания, здорового образа жизни.

В этой связи стали особенно важными два аспекта теоретического роста научного знания в области социальной работы. Первый из них касался усиления интереса и значения системы психологического объяснения поведения, бихевиористского подхода, основанного на теории познания, доминировании познавательных ориентации, соответствующих им стимулов. Этот интерес и значение были обусловлены постепенным пониманием ограниченности возможностей психоанализа в социальной работе, в практике использования и саморазвития психодинамической теории. Исследовательская психологическая и психодинамическая практика в социальной работе, опиравшаяся на базовые положения психоанализа, обнаружила явную ограниченность, потребность учета важной роли не только бессознательного в психике и поведении человека, но и динамики познания, познавательной мотивации, социально-психологических факторов и условий.

Второй аспект был связан с ростом интереса и влияния в сфере обоснования теоретических предпосылок развития социальной работы социологических теорий и исследовательской социологической практики. Значительные успехи социологических исследований середины и второй половины XX в., обусловившие не только модернизацию классических парадигм социального мышления, но и выход на формирование основ новых концепций, определили и весьма существенные изменения в теории социальной работы.

Прежде всего, однако, следует учесть нараставшее влияние к середине века и его третьей четверти марксистской социологической парадигмы, особенно в Европе, которое усиливалось политическим доминированием левых сил в большинстве индустриально развитых стран, Это вело к росту интереса правительств к социальной проблематике, влиянию идеологии социального переустройства общества, соответствующим образом ориентировало теоретические разработки а социологии и социальной работе. В США в этот период разрабатываются программы борьбы с бедностью, обосновываются преобразования на уровне общин, местного самоуправления. Формируются оптимальные модели социальной работы в Швеции, Канаде, Франции, а затем и в Германии, Японии, Сингапуре, Южной Корее.

Серьезное значение имели ликвидация неграмотности и безработицы в ряде стран бывшего социалистического лагеря, а также процесс осмысления деколонизации и сама деколонизация стран «третьего мира», как общественное явление. В развивающихся странах «третьего мира» стали весьма распространенными «левые настроения», социалистические ориентации, скорректированные местной идеологией и социокультурной, общественно-политической практикой. Они отдавили приоритет государственным формам социальной защиты населения, национально-культурным особенностям жизнеосуществления, поддержки населения в условиях кризисного развития. Государственно-централизованные программы и ориентации на коллективно-общественные формы поддержки населения становятся здесь доминирующими в теоретических построениях, обосновывающих эффективную социальную политику и социальную работу. В то же время этот процесс привел к отделению систем социальной благотворительности от государственных программ, дальнейшей централизации социальной помощи, возросло внимание к национально-региональной, общественной специфике социальной работы, ее теоретическому обоснованию1.

Усиление внимания к социальным аспектам общественного развития привело к некоторым существенным изменениям в теории социальной работы. Среди них по крайней мере отметим два. С одной стороны, это усилило интеграционные взаимосвязи различных подходов к осмыслению содержания важнейших проблем социальной работы. При этом рост внимания к социально-организационным факторам в число важнейших проблем теоретико-методологического обоснования социальной работы выдвинул ее правовые аспекты, создание юридического фундамента технологии социальной защиты, а также общественнополитической поддержки реализации социальной политики и др.

С другой стороны, в связи с этим в теории социальной работы все более заметное влияние начинают оказывать системные представления о человеке и обществе, их гармоничном, целостном развитии. Возрастание роли системности в теории социальной работы, ориентация ее на целостный подход усилили стремление к радикальному реформированию общественного устройства, практики социальной работы. При этом обычно провозглашалась, обосновывалась необходимость существенных социальных перемен, обеспечения целостности, гармоничного развития человека и общества в обществе, коллективе.

В рамках этой тенденции развития научных представлений, теории социальной работы и в связи с ней возникло несколько альтернативных перспектив, которые так или иначе касаются всех основных традиций, сложившихся в научном знании о социальной защите человека. Это касается и прагматической традиции, развитие которой основывалось на разработке законодательства о помощи бедным, о действии официальных учреждений социальной помощи, о правовых и административных запретах, разрешающих актах. Данные влияния не могли не коснуться социально-реформаторской, социально-организационной, а также терапевтической традиций осмысления проблем социальной работы, имеющей дело с отдельными людьми, их группами, которые переживают специфические социальные и персонифицированные проблемы.

Углубление понимания характера этих взаимовлияний возможно и полезно при рассмотрении важнейших моделей организации социальной работы, сложившихся к последней четверти XX в.

Завершая обзор наиболее существенных особенностей и этапов эволюции теории социальной работы следует констатировать наличие в этой истории двух подходов, окрашивавших и окрашивающих все разнообразие теоретических построений в социальной работе. Эти подходы сформировались: один — в русле позитивистской традиции научного знания, всегда опиравшегося на естественно-научные парадигмы мышления, другой — в контексте парадигм наук о человеке и обществе, в русле социально-гуманитарного знания.

В этой связи весьма показательно обоснование Леонардом [22] дифференциации двух систем научного знания о социальной работе в середине 70-х годов: научное знание, ориентированное на парадигмы естественно-научного мышления и полипарадигмальный статус наук о человеке и обществе, опирающийся по преимуществу на гуманистическую традицию в истории социальной мысли.

Противостояние и сосуществование позитивистского и социальногуманитарного подходов в социальном мышлении в последние 100 –150 лет проявлялось постоянно, в том числе и в теории социальной работы. Эту сторону проблемы следует рассматривать в характеристике важнейших тенденций современного научного знания о теории социальной работы, а также при характеристике ее важнейших моделей, сосуществующих сегодня в современном общественном сознании.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

 

Завершая проведенное исследование следует сказать о необходимости учитывания в виду и ряд глобальных проблем, с которыми столкнулось человечество в конце XIX — первой половине XX в. Они во многом обусловили актуальность возникновения и совершенствования социальной работы как общественного явления, а также ее научного обеспечения, создания теоретических и методологических основ. Наиболее остро и масштабно о себе заявили такие глобальные проблемы, как загрязнение окружающей среды, угроза демографического взрыва, массового голода в слаборазвитых странах и регионах, опасность самоуничтожения человечества в результате использования оружия массового поражения, проблема моральной деградации, социокультурного вырождения, распад семьи как традиционного социального института, составляющего основу воспроизводства общественной и индивидуальной жизни человека. Серьезную проблему защиты большей части населения планеты поставила растущая социальная дифференциация, увеличение различий в уровне жизни народов разных стран и регионов, распространение масс культуры, обострение проблемы миграции, выбора смысложизненных ориентации населения индустриально развитых и развивающихся стран.

Наконец, нельзя не отметить и такие характерные черты современного мира, обусловившие совершенствование социальной защиты, ее теоретическое оформление, как развитие гуманистических традиций культуры, рост образованности, информированности населения, а также усложнение общества и человека, их жизнедеятельности, усиление риска для жизни в новых исторических условиях. Все это, как никогда, потребовало профессионализма, теоретического обоснования деятельности по оптимизации социальной поддержки людей, тем более что человечество получило и новые возможности для усиления социальной и индивидуальной помощи нуждающимся, особенно в обществах, достигших уровня «массового потребления».

 

 

 

 

 

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

 

  1. Басов A.В. К вопросу о предмете социальной педагогики // Теория и практика социальной работы: Отечественный и зарубежный опыт / Под ред. Т.Ф. Яркиной, В.Г. Бочаровой. М.; Тула, 1993. Т. 1/2.
  2. Боханов А.И. Социологические обзоры за рубежом и в России. М., 1999.
  3. Доэл М. Практика социальной работы. –М.: Аспект-Пресс, 1995.
  4. Горкин А.П. и др. Социальная энциклопедия.–М.: Научное издательство «Большая Российская энциклопедия», 2000
  5. Григорьев С.И. Социология и социальная работа. Барнаул, 2001.
  6. Жуков В.И. и др. Теория и методика социальной работы. В 2-х т. М. 1998.
  7. Жуков В.И. Социальная политика. М., 1999.
  8. Журавлев Г. И. Социальная работа: теория и практика. М., 2001
  9. Кернер Г.. Юнссон Л. Теория социально-психологической работы. М., 1991.
  10. Курбатов В.И Социальная работа. Ростов-на-Дону, 2000.
  11. Основы социологического знания: Учеб. пособие / Под ред. С.И. Григорьева. Барнаул, 1999. Ч. 1.
  12. Поддерживающие системы и взаимопомощь: Полидисциплинарные исследования / Под ред. Дж. Каплан, М. Киллелся. Нью-Йорк, 1976.
  13. Сведнер X. Об организации социальной работы в системе обучения социологов в Швеции // Социальная работа: Теория и практика деятельности социальных работников и их подготовка в системе высшего образования. М., 1998
  14. Социальные ресурсы и социальная политика / Под ред. Г.Г. Шаталина, В.Г. Гребенникова. М., 1990.
  15. Боханов А.И. Социологические обзоры за рубежом и в России. М., 1999.
  16. Тараткевич М.В. Человек и его потребности. Минск, 2001.
  17. Теория и методика социальной работы / Под ред. П.Д. Павленка. — М.. ГАСБУ. 1995. — Вып. 2.
  18. Теория и практика социальной работы: Отечественный и зарубежный опыт / Под ред. Яркиной Т.Ф., Бочаровой В.Г.Тула, 2000. Т. 1-2.
  19. Тетерский C.В. Введение в социальную работу. М, 2002
  20. Франка В. Человек в поисках смысла. М., 1990.    

Комментирование закрыто.

Вверх страницы
Statistical data collected by Statpress SEOlution (blogcraft).
->