Цивилизация

«Цивилизация определенная высокая ступень в развитии общества: такое состояние общества, когда:

  • царит законность и порядок;
  • процветает сельское хозяйство;
  • применяются технические достижения; распространяется образование;
  • облагораживаются нравы;

– все это есть не «данность», а процесс, цивилизация – это процесс движения»1.

В настоящее время актуальной является проблематика цивилизации. Цивилизация включает в себя преобразованную человеком, окультуренную, историческую природу и средства этого преобразования, человека, усвоившего культуру и способного жить и действовать в окультуренной среде своего обитания, а также совокупность общественных отношений как форм социальной организации культуры, обеспечивающих ее существование и продолжение.

Правильный подход к проблеме позволяет более определенно уяснить природу многих глобальных проблем как противоречий современной цивилизации в целом.

1. Особенности философского концепта «цивилизация»

 

Цивилизация является рамочным концептом, т.е. при основном концептуальном содержании – «рамке» допускает как бы передвижение и «примеривание», наложение на различные общества и ареалы. Под понятие «цивилизация» подводят разные явления действительности.

Так, для древних греков «цивилизованным обществом» было единственно только их собственное, тогда как соседние общества рассматривались как «варварские». Значительно позднее «рамка» была раздвинута, и «варварские» общества стали рассматриваться как тоже «цивилизаций», хотя и особые, качественно отличные от эллинской или европейской.

«Цивилизация» же принадлежит к понятиям, которые называются «философскими», «метафизическими» или, по Канту «трансцендентальными».

На том же пути, на каком от понятия «цивилизации» в смысле
древних греков пришли к понятию «цивилизации варваров», далее возникли идеи о множественности цивилизаций вообще, о том, что нет одной мировой цивилизации — the Civilization, а есть много цивилизаций — civilizations, и появилась школа «сравнительного изучения цивилизаций». Этим идеям противостоит другое течение теоретической мысли, рассматривающее весь мир как единый ареал единой мировой цивилизации — World System Scholl, «Школа миросистемников».

В плане лексики слова цивилизация, и культура в современном русском языке — синонимы. Они более или менее синонимичны и в других европейских языках только в странах английской и французской речи в обозначении этого концепта доминирует цивилизация (англ. civilization, фр. civilization), а в странах немецкой речи – «культура» (нем. Kultur). Но в плане концептов дело обстоит иначе. Имеются два различных концепта — «Цивилизация» и «Культура». Концепт «цивилизация» находится внутри сферы определяемой концептом «культура». С точки зрения охвата реальных явлений, напротив, культура включается в цивилизацию.

2. Толкование концепта «цивилизация» в античности

 

В греческом и латинском языках почти одинаково в обоих понятие «цивилизации» прежде всего связывалось с понятием «цивилизованный человек», «человек цивилизованного общества», и это последнее входило в два ряда оппозиций:

а) свои – чужие (жители полиса и рабы «barboros»)

греч. eleutherios – свободный против barboros – раб, варвар

лат. liber.liberas – свободный против barborus – иноземец

б) житель города – житель сельской общины

греч. politicos – житель полиса против agroikos – сельский

лат. cinis.cinilis – житель Рима против rusticus – житель деревни.

Эти слова также имели синонимы:

греч. politicos – asteios

лат. ciniilis – urbanus

Таким образом, жители Рима или городов Греции противопоставлялись неотесанным сельским жителем и тем более варварам, которые и языка не знали и составляли «общество, достигшее цивилизации».

Слово «цивилизация» возникает только в 18 веке, но ядро этого концепта – «хорошо устроенное городское общество» намного раньше.

Таким образом, «цивилизация» рассматривалась как определенная стадия общества, но не всякого, а только Греции и Рима. Каждая основная черта «цивилизации» связывалась с ее открывателем, чаще мифологическим. Таким образом, понятие дополнялось понятием «цивилизатора».

Наиболее известными учениями античности о цивилизации являются труды Гесиода и Протагора. Первый первый европейский поэт Гесиода (около 700 до н.э.) в своем творчестве связал мифологические представления о действии богов с периодизацией человеческой истории.

Периодизация человеческой истории выглядит в его толковании, как «легенды веков», где главной фигурой выступает человек – личность.

  1. Золотое поколение
  2. Люди Серебренного века.
  3. Люди Медного века
  4. Люди меди (но более благородные)
  5. Железные люди

Эти люди звались 3олотым поколением и поклонялись Крону. Жили они без забот и трудов, питаясь желудями, дикими фруктами и медом, который капал прямо с деревьев, пили овечье и козье молоко, никогда не старели, танцевали и много смеялись. Смерть для них была не более страшна, чем сон. Из них уже никого не осталось, но их духи еще существуют: они стали благостными демонами, дарителями удачи и защитниками справедливости.

Затем были люди Серебряного века, которые питались хлебом, тоже имеющим божественное происхождение. Эти люди во всем подчинялись своим матерям и не смели ослушаться их, хотя и жили до ста лет. Они были сварливы и невежественны и никогда не приносили жертв богам, но хороши уже тем, что не воевали друг с другом. Зевс уничтожил их всех.

Затем пришли люди Медного века, ни в чем не схожие с прежними все они были вооружены медным оружием. Ели мясо и хлеб, любили воевать, были грубы и жестоки. Черная смерть взяла их всех.

Четвертыми людьми были тоже люди меди, но от своих предшественников они отличались благородством и добротой, поскольку являлись детьми богов и смертных матерей. Они покрыли себя славой при осаде Фив, во время путешествия аргонавтов и во время Троянской войны. Стали они героями и «острова населяют Блаженных».

Пятыми стали нынешние железные люди, недостойные потомки четвертого поколения. Они ожесточились, стали несправедливыми, злобными, нечестивыми к родителям и лживыми».

Известное учение Протагора дошло до нас в изложении Платона. Главным его положением можно считать учение о «гражданской добродетели». Вместе с гражданской добродетелью на первый план выходит способ ее получения – а это есть воспитание, paideia.

По словам Платона и Протагора, с того времени, как человек стал причастен божественному уделу, он стал признавать богов, воздвигать им алтари и кумиры, стал членораздельно говорить, изобрел жилища, одежду, обувь, постели и стал добывать пропитание из почвы. Сначала люди жили разбросано, городов еще не было, многие погибали от зверей, так как люди еще не обладали искусством жить обществом, часть которого составляет военное дело. Затем они стали стремиться жить вместе и строить города для своей безопасности. Но только они собирались вместе, тот час же они начинали конфликтовать друг с другом, потому что не было у них уменья жить сообща; и снова приходилось им расселяться врозь и гибнуть. Тогда Зевс, испугавшись, как бы не погиб весь человеческий род, посылает Гермеса на землю, чтобы он ввел среди людей стыд и правду, чтобы они служили украшением городов и дружественной связью.

По велению Зевса, все должны быть причастны к стыду и правде, в противном случае государству не бывать. Под «стыдом и правдой» античные авторы понимали закон, который и был положен Зевсом, а тех, кто не соблюдал закон следовало убивать как язву общества.

Античные авторы видят цивилизацию как становление общества, в котором правят закон, положенный Богом и главными действующим лицами такого общества являются люди.

 

 

 

 

 

 

 

3. Западноевропейская трактовка концепта «цивилизация» 18– 19 вв.

 

Слово цивилизации появляются почти одновременно в английских и французских языках. Во Франции оно впервые употреблено в сочинении Маркиза де Мирабо. В Англии шотландцем Адамом Фергюссопом. Мирабо пишет: «Я удивляюсь при этом, насколько ложны наши взгляды в отношении того, что мы принимаем за цивилизацию, из-за ложных во всех пунктах поисков. Если бы спросил у большинства, в чем по их мнению, состоит цивилизация, то мне ответили бы: цивилизация есть смягчение нравов, учтивость, вежливость и знания, распространяемые для того, чтобы эти правила играли роль законов общежития, если она не дает ему основы и формы добродетели»1. Цивилизация для Мирабо – есть процесс становления того, что до этого называется police и основой чего является добродетель – vertu.

Три понятия компонента у Мирабо.

  1. добродетель, la vertu
  2. police – правила, обязывающие соблюдать общественный порядок
  3. cilivite – цивильность он заменяет словом с суффиксом – isation.

Концепт «цивилизация» есть константа, так мы можем судить по той детали, что у греков не было такого слова, но понятие «ремесла» как составной части «хорошо организованного гражданского общества».

В том виде, в котором он сложился в концу 18в концепт «цивилизация» вошел во все европейские языки.

Вот как определяет это слово и концепт Арнольд Тойнби:

«Цивилизация — это гибридное современное западное слово, составленное из латинской основы прилагательного, французского глагольного аффикса и латинского суффикса абстрактных существительных и указывающее не на статичное состояние, а на процесс, который берется в его совершении. Если его интерпретировать буквально, то это слово значит, собственно говоря, стремление достичь того состояния культуры, которого достигли граждане греко-римского (по моей терминологии, эллинистического, Не11еnic) города-государства. Таким образом, слово «цивилизация», будучи взятым в его буквальном значении, в сущности, адекватно описывает процесс эллинизации, игравшей столь важную роль в эллинистическом обществе и в отношениях этого общества с его неэллиниотическимн соседями». — Здесь Тойнби приводит как пример Каппадокню в Греции и Помпеи в Риме, которые были вовлечены главным городом-государством, соответственно, в каждом из этих ареалов, в названный процесс, — и продолжает: «В действительности, однако, в сам латинский язык это слово так и не было введено. Это изделие (соinage) современного французского происхождения, и в Англии д-р Джонсон отказался включить его английское соответствие в свой Словарь английского языка. С тех пор это псевдолатинское слово или его эквиваленты стали обычными во всех современных языках со значением определенного рода или фазы культуры, которая существует в течение определенной эпохи. При теперешнем состоянии научного знания эпоха Цивилизации мыслится как начавшаяся приблизительно пять тысяч лет назад»1 (однако, добавляет Тойнби, эта дата почти ежегодно уточняется вследствие новых открытий с тенденцией отодвижения все более назад, в прошлое).

 

 

 

 

 

 

 

4. Цивилизация – концепт и слово в русском обиходе

 

Впервые «цивилизация» фиксируется у Даля и Толля.

Цивилизация – общежитие, гражданственность, сознание прав и обязанностей человека и гражданина.

Определение отличное от западных. А вскоре после великой революции Павлом I вообще некоторые французские слова были убраны из употребления.

В середине 19 в. в России – европейская цивилизация противопоставлялась собственному (будто бы) варварству. Во всяком случае так можно заключить из возражения И. В. Киреевского против такого употребления понятий. И.В. Киреевский (1806 – 1856) в знаменитой статье «О характере просвещения Европы и о его отношении к просвещению России» писал:

«У нас (говорили тогда) было прежде только варварство: образованность наша начинается с той минуты, как мы начали подражать Европе бесконечно опередившей нас в умственном развитии… «Кто бы мог подумать, братцы», — говорил Петр в 1714 году, в Риге, осушая, стакан на новоспущенном корабле, — «кто бы мог думать тому 30 лет, что вы, русские, будете со мною здесь, на Балтийском море строить корабли и пировать в немецких платьях? — Историки, прибавил он, полагают древнее седалище наук в Греции: откуда перешли они в Италию и распространились по всем землям Европы. Но невежество (Петр употребил слово: die Unart наших предков помешало им проникнуть далее Польши, хотя и поляки находились прежде в таком же мраке, в каком были и все немцы и в каком мы живем до сих пор, и только благодаря бесконечным усилиям своих правителей могли они наконец открыть глаза и усвоить себе европейское знание, искусства и образ жизни…»»1.

Далее И.В.Киреевский писал: «Кроме разностей племенных еще три исторические особенности дали отличительный характер всему развитию просвещения на Западе: особая форма, через которую проникало в него христианство; особый вид, в котором перешла к нему образованность древне-классического мира, и, наконец, особые элементы, из которых сложилась в нем государственность».

Повседневная современная русская духовная жизнь характеризуется тем, что доминирует в ней не сам концепт «Цивилизация» как абстракция от понятия «общество», а «цивилизация в связи с ее конкретным носителем – цивилизованное общество. В настоящее время именно это словосочетание употребляется повсеместно и очень часто ему придается значение, которое в западно-европейских культурах и дореволюционной русской выражалось термином гражданское общество. (англ.civil society, фр. société civile). Английскому и французскому civil соответствуют два русских термина:

  1. цивилизованное
  2. гражданское

Концепт цивилизации через признаки «законность», «порядок», «право» пересекается с концептом «личность».

В современной духовной жизни в России концепт «цивилизации» может быть представлен двупланово: в диахроническом и синхроническом аспектах. В первом случае, в диахроническом плане, можно трактовать цивилизацию как процесс, т.е. прогрессивное движение к некоторой высокой стадии развития общества. Цивилизация влечет моральную оценку: общество достигшее этой стадии, должно оцениваться как высшее, лучшее, по сравнению с другими этой стадии не достигшими (Любор; Анутан Мейе).

Антуан Мейе (1866-1936), в частности, писал: «Большая трудность темы, поднятой автором, состоит в малой собственной оригинальности, какой обладала славянская «цивилизация» в указанный период (т. е. I тысяч., особенно его конец, н. э.). Места обитания славян были неблагодарны, и там не развилось никакой оригинальной цивилизации. Старая индоевропейская цивилизация там скорее заглохла, нежели развилась, а соседние цивилизации славянскую ничем не обогатили: до периода латинского и германского влияний, эпохи великого переселения народов славяне не восприняли ни одного греческого и, по-видимому, ни одного иранского слова, о каких можно было бы говорить как о надежно установленных фактах. Г-н Нидерле тактично указывает на это, но он слишком благоразумен, чтобы ясно обрисовать острые углы фактов. Во всяком случае, в начальной главе он достаточно определенно говорит о том. что цивилизационные влияния, характеризующие рассматриваемую эпоху, идут с Запада. Действительно, как только исследователи ставят о заимствовании из других языков, нежели латынь и германские, они обнаруживают, что соответствующие факты темны и плохо определимы»1.

В синхроническом план цивилизация – не «процесс», а «тип» организации общества и культуры. Эти типы различны.

Идея типов цивилизация была впервые сформулирована Николаем Яковлевичем Данилевским (1822 – 1885) в его труде «Россия и Европа. Взгляд на культурные и политические отношения Славянского мира к Германо-романскому», написанного в 1868 г, изданного в 1869г. Понятие типов цивилизация исключает моральную оценку.

Таких культурно-исторических типов или цивилизаций, расположенных в историческом порядке, Данилевский выделял десять:

  1. египетский
  2. китайский
  3. ассирийско-вавилоно-финикийский, халдейский, или древнесемитический
  4. индийский
  5. иранский
  6. еврейский
  7. греческий
  8. римский
  9. ново-семитический, или аравийский
  10. романо-германский, или европейский.

«Эти типы, — писал сам Данилевский, — не суть ступени развития в лестнице постепенного совершенствования существ (ступени, так сказать, иерархически подчиненные одна другой), а совершенно различные планы, в которых своеобразными путями достигается доступное для этих существ разнообразие и совершенство форм, — планы, собственно говоря, не имеющие общего знаменателя, через подведение под который можно было бы проводить между существами (разных типов) сравнение для определения степени их совершенства»; «Поэтому, собственно говоря, только внутри одного и того же типа, или, как говорится, цивилизации, — и можно отличать те формы исторического движения, которые обозначаются словами: древняя, средняя и новая история»1.

После обширного обсуждения, которое и составляет большую часть его книги, Данилевский склоняется к тому, чтобы выделить в особый тип русскую или российскую, цивилизацию. Ни по существу дела ни по мысли самого Данилевского, при этом не предполагается никакой моральной оценки (в том смысле, что «русская, или российская цивилизация» как тип «лучше» других). Однако в силу особых условий исторического момента в России и идеологической борьбы это положение было ошибочно истолковано как проповедь русского национализма.

Цивилизация является концептом науки и выражает понятие типологическое, представление о некотором эталоне, с которым сравниваются и соотносятся реальные состояния различных обществ.

Последнее понимание цивилизации –– это определенный компромисс между первыми двумя. Однако это компромисс не политический и не морально-этический, а теоретический (синтез концептов). Между двумя этими видами компромисса надо проводить строгое различие.

Политический компромисс представлен, например, в известной работе либерального историка и культуролога начала нашего века Павла Ник. Милюкова (1859-1943) «Очерки по истории русской культуры».

Милюков пишет: «Который же из этих двух взглядов верен? Представляет ли Россия совсем особый тип национального развития или только одну из ступеней, давно пройденных Европой? Мы поймем всю важность этого вопроса, если заметим, что от того или другого ответа на него зависит наше представление о дальнейшем развитии, о будущности России. Такая важность вопроса заставляет быть очень осторожным в его разрешении. Мы поступим всего лучше, если не дадим веры ни тому, ни другому из двух крайних взглядов в их чистом виде»2.

Арнольд Тоинби пишет: «Культурная история России вплоть до сегодняшнего дня следовала по необычному курсу. С тех пор, как одиннадцать столетий назад Россия проложила себе путь в «Ойкумену», она играла выдающуюся роль, как культурную, так и политическую и военную, в мировых делах. Однако до сих пор она все еще даже не создала собственной оригинальной цивилизации. Трижды на протяжении этих 1100 лет она воспринимала чужую цивилизацию извне: сначала скандинавскую, затем византийскую и наконец западную, причем последнюю сначала в ее либеральной, а позже в ее коммунистической форме. В плане культуры она до сих пор всегда оставалась спутником-сателлитом (Тойнби намеренно употребляет этот термин, так как все свое рассуждение о России он начинает с символического, по его словам, момента — запуска первого искусственного спутника Земли в 1957 г. в России), хотя всегда очень своеобразным…»1 (в том смысле, что роли «спутника» и «солнца», по Тойнби, здесь часто менялись местами).

Несколькими абзацами ниже Тойнби продолжает: «Русский коммунизм 20 века, русское славянофильство 19 века и русское лидирующее православие (Russian champioship of Orthodox Christianity) 15 века — это очевидно последовательные проявления одного и того же убеждения. Убеждение это состоит в том, что Россия узрела истину и будет процветать, действуя в соответствии с ней, в то время как Запад упорствует в заблуждении и тем самым обрекает себя на беды.

Это российское убеждение, разумеется, не является оригинальной русской идеей. Русские взяли его у своих наставников — византийских греков. Уже в глазах византийских греков западные христиане были отступниками (schismatics), а восточные православные христиане — единственно остающимися хранителями подлинной христианской веры. Это представление о единственности было частью духовного имущества (раrt of the spoils), которое христианская церковь приняла от евреев, В сущности, это притязание на единственность было украдено (purloined) у евреев язычниками, которые были обращены в «неправоверные» иудаистские религии. В 1961 г. нельзя еще предвидеть, идет ли Россия к тому, чтобы остаться во всем существенном византийской, или к тому, чтобы стать столь же существенно западной в коммунистической форме современной Западной Цивилизации. Но по какому пути ни стали бы развиваться события, одно несомненно: еще на долгое время в будущем Россия по духу и облику будет оставаться иудаистской (would continue to be Judaic), поскольку этот иудаистский «этос» (духовный настрой) был общим для византийской и западной традиции. Коммунизм оказался настолько же иудаистским в своей идеологии, насколько оказалось таковым и восточное православное христианство. И, хотя современный вариант Западной культуры, начавшийся с культурной революции 17 века, был решительной попыткой очистить западную традицию от унаследованных ею иудаистских фанатизма и нетерпимости, мы видим, что эта струя в западной традиции не иссякла, а лишь ушла под землю и в наши дни снова вырвалась на поверхность в таких идеологиях, как коммунизм, фашизм и национал-социализма»1. (перевод Ю.С. Степанова).

Завершает Тойнби этот раздел, возвращаясь к определению того,
что такое «цивилизация»: «Итак, ясно, что в том видовом понятии, относящемся к родовому понятию «Общество», которое мы называем термином «цивилизация», Русская Цивилизация относится к тому же подвиду, что и Византийская, Западная, Исламская. Классифицируем ли мы Русскую Цивилизацию как вариант Византийской или же как вариант Западной, или же как отдельную Цивилизацию, обладающую собственными отличительными признаками, она несомненно явилась частью того, что возросло из смешения сирийской и эллинистической цивилизаций в своеобразном «культурном компосте» (in a `culturecompost`)»2(перевод Ю.С. Степанова).

Таким образом, современная отечественная философия не осталась в стороне от изучения проблемы цивилизации. Некоторые ее наработки достаточно интересны, что-то носит спорный или сугубо теоретический характер. Вопрос о том, что такое цивилизация остается открытым. Определить сущность цивилизации также сложно, как и сущность культуры. В связи с этим ограничимся выделением сущностных черт:

  1. Цивилизация рождается на основе развившейся культуры, придавая социальные черты человеческому обществу (т.е. в человеческой истории был период дикости, варварства, нецивилизованного общества);
  2. Цивилизация представляет собой живой организм с особым типом отношений человека с природой и другими людьми, а также культурой. Эти особенности в значительной степени обусловлены географической средой.
  3. Цивилизация – это исторически-конкретная система, ведущую и определяющую роль в которой играют:
  4. географическая среда (природные условия), предопределяющая хозяйственную традицию и жизнь общества в целом;
  • культурная общность;
  • определенный социальный генотип и стереотип (устойчивые формы поведения);
  1. Цивилизация есть некий особый образ конкретного человеческого общества, в силу чего она может иметь как значительное сходство, так и значительное различие с другими цивилизациями:
  • любая цивилизация, будучи живым организмом, по всей видимости, имеет периоды рождения, расцвета, заката, но этим, возможно сходство и заканчивается, ибо
  • цивилизации могут быть динамичными, а могут статичными,
  • первичными (развивающимися как бы от нуля, на своей собственной основе) или вторичными (рождающимися благодаря аккумуляции чужого опыта),
  • ограничиваться рамками одного этноса или быть полиэтническими.

     

     

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Заключение

 

Так что же такое цивилизация? В настоящее время этот термин не имеет однозначного толкования и в литературе употребляется в четырех смыслах:

  • как синоним культуры;
  • как определенная стадия в развитии локальных культур;
  • как ступени исторического развития человечества;
  • как уровень развития того или иного региона либо отдельного этноса.

В отечественной литературе преобладает культурологический подход к понятию «Цивилизации», Просветители говорили о цивилизации как о совокупности достижений человеческого разума, польский философ Конечны считал, что цивилизация – это особая форма организации коллективности людей. Видно, что вопрос «что такое цивилизация» является дискуссионным, однако суммируя общие черты можно дать примерное определение цивилизации как социальной организации общества, имеющей целью приумножение общественного богатства.

Цивилизационный подход нашел широкое применение в исследованиях по исторической и культурно-исторической типологии. При этом можно выделить три подхода в интерпретации понятия
«цивилизация», локально-исторический, историко-стадиальный и всемирно-исторический.

В рамках новой версии цивилизационного подхода современный мир рассматривается как многозначность цивилизаций, но сами цивилизации при этом становятся возможными лишь как «встреча цивилизаций», как их диалог на базе всеобщих символических форм.

В чем же смысл цивилизационного подхода? Его смысл в том, чтобы построить типологию общественных систем, исходящую из определенных технико-технологических базисов. Таким образом, цивилизационный подход позволяет глубже вникнуть в цивилизационный срез исторического процесса.

 

 

 

  1. Бенвенист. Цивилизация. К истории слова. –В кн.: Э. Бенвенист. Общая лингвистика.–М.: Прогресс, 1974.
  2. Даль В.И. Толковый словарь живого великого русского языка.–М., 1982. Т. 1 . – 683 с.
  3. Данилевский Н.Я. Россия и Европа. Взгляд на культурные и политические отношения славянского мира к Германо-романскому. М.: Книга, 1991.
  4. Киреевский И.В. О характере просвещения Европы и его отношениях к просвещению России //Московский сборник. М., 1852. Т. 1. .
  5. Милюков П.Н. Очерки по истории русской культуры.- М.: Изд-во МГТУ, 1992.
  6. Ожегов С.И. Словарь русского языка. М., 1991. –915 с.
  7. Степанов Ю.С. Константы: Словарь русской культуры: Опыт исследования. –М.: Языки русской культуры, 1997.– 824 с.
  8. Этимологический словарь русского языка. М., 1986.
  9. Meillet A. – In: Bullet. de la Societe de linguistigue, Paris, t. 28, fasc. 1, 1927.
  10. Toinby A. A Study of History. Vol I-XII, London, 1934–1961.

     

     

 

 

 

 


 

Комментирование закрыто.

Вверх страницы
Statistical data collected by Statpress SEOlution (blogcraft).
->