Анархизм М. Бакунина и П. Кропоткина

Теоретическое содержание и практическая направленность анархизма были всесторонне обоснованы в трудах русских мыслителей и революционеров Михаила Бакунина (1814-1876) и Петра Кропоткина (1842-1921). Они в свою очередь опирались на труды таких западноевропейских теоретиков анархизма, как Ш. Фурье, М. Штирнер и П. Прудон. Как считал Бакунин, суть анархии выражена в словах: «предоставьте вещи их естественному течению». Отсюда одна из центральных идей анархизма — идея свободы личности как ее естественного состояния, которое не должно нарушаться никакими государственными институтами. «Оставьте людей совершенно свободными, — говорил Ш. Фурье, — не уродуйте их … не бойтесь даже их страстей: в обществе свободном они будут совершенно безопасны».

Исходя из того, что личность должна быть свободной и ей нельзя ничего навязывать, Бакунин в то же время указывают на «всецело социальный» характер свободы, ибо она может быть осуществлена «только через общество» и «при самом строгом равенстве и солидарности каждого со всеми». Общество должно предоставить условия для полноценного развития каждого человека, что и определяет реальные возможности его социальной свободы. Но есть и другие проявления свободы человека, а именно «бунт против всякой власти — божеской и человеческой, — если эта власть порабощает личность».

Человек, по словам Бакунина, вступает в противоречие с общественными институтами, ограничивающими его свободу. Тем более он борется с государством как аппаратом чиновников, перерастающим в их бюрократическую корпорацию, подавляющую народ н существующую за счет его порабощения. Сегодня это звучит весьма актуально.

Государство, по Бакунину, — это всегда власть меньшинства, противопоставленная народу сила. Оно остается «законным насильником воли людей, постоянным отрицанием их свободы». В конечном счете оно явно или неявно закрепляет «привилегии какого-нибудь меньшинства и реальное порабощение огромного большинства». Массы людей не понимают этого из-за своего невежества. Их же действительные интересы заключаются в устранении государства, которое их порабощает. На это и должен быть направлен их «справедливый бунт свободы».

Восприняв ряд социалистических идей Прудона, Бакунин развил их в своей теории социализма и федерализма. Основные из этих идей сводились к тому, что социализм как общественный строй должен быть основан на личной и коллективной свободе, на деятельности свободных ассоциаций.

Социалист-анархист, по заявлению Бакунина, живя для самого себя, в то же время служит всему обществу. Он естествен, умеренно патриотичен, но зато всегда очень человечен. Такая вот занимательная характеристика свободного анархического социалиста.

Идеи анархизма получили свое дальнейшее развитие в работах П. Кропоткина, который утверждал, что анархизм есть нечто большее, чем простой способ действия или же идеал свободного общества. Анархизм, кроме того, представляет собой «философию как природы, так и общества». Как и Бакунин, Кропоткин резко выступал против государства и «государственного социализма», считал, что трудящиеся сами в состоянии «выработать строй, основанный на их личной и коллективной свободе. Теоретик анархии считал возможным установление «безгосударственного коммунизма» на основе «союза сельскохозяйственных общин, производственных артелей и ассоциаций людей по интересам».

Этот свободный «анархический коммунизм» в отличие от государственного авторитарного коммунизма мыслился Кропоткиным как общество равных между собой людей, целиком основанное на самоуправлении. Оно должно состоять из множества союзов, организованных для всякого рода производства: земледельческого, промышленного, умственного, художественного и т. п. Таков социалистический анархизм на практике. Речь шла о создании самоуправляющегося федерального союза свободных ассоциаций людей, отношения между которыми строились бы на принципах солидарности, справедливости и безначалия и регулировались бы в основном моральными нормами.

Проблемам нравственного регулирования отношений между людьми П. Кропоткин придавал большое значение. Он считал, что нравственные чувства глубоко коренятся в биологической природе людей. В процессе общественной жизнедеятельности эти их чувства получают дальнейшее развитие и обогащение, приобретают социальный смысл и значение. Таковы изначальные нравственные чувства взаимной поддержки и солидарности, лежащие в основе морали.

Принцип равенства толкуется как уважение к личности. Оказывая нравственное влияние на личность, нельзя ломать человеческую природу во имя какого бы то ни было нравственного идеала. Мы, подчеркивает Кропоткин, ни за кем не признаем этого права; мы не хотим его и для себя. «Мы признаем полнейшую свободу личности. Мы хотим полноты и цельности ее существования, свободы развития всех ее способностей».

Таковы теоретические и практические установки анархизма, изложенные его российскими вождями. Они опровергают те стереотипы в предоставлении об этом течении русской и мировой общественной мысли, которые навязывались нам до недавнего времени официальной литературой. Последняя преподносила анархизм как явление теоретически и практически сугубо негативное, оправдывающее под флагом анархистского понимания свободы всякие беспорядки и потому в основе своей разрушительное.

Внимательное знакомство с этим течением и его объективный анализ приводят к несколько иным выводам. Хотя одна из Центральных идей «полнейшей свободы личности» — в значительной степени умозрительная и наивна, как и идея уничтожения всякого государства, ибо не дано убедительного ответа на вопрос, как это реально можно сделать (все ограничивается Умозрительными построениями на этот счет), тем не менее многие положения анархизма не лишены достоинств. Это идеи справедливости, равенства и свободы личности, самоуправления, а также идея федерального характера взаимоотношений Разных социальных союзов и организаций. Не случайно анархизм имел и имеет в настоящее время немало сторонников и последователей.

2. Социологические взгляды народников П. Лаврова и Н. Михайловского

 

Заметное влияние на становление и развитие общественной мысли в России оказала социология народничества. Виднейшими ее представителями были П. Лавров (1823-1900) и Н. Михайловский (1842-1904). Они придерживались так называемого субъективного метода в социологии, который получил всестороннюю разработку в их многочисленных трудах. Суть этого метода П. Лавров раскрывает так: «Волей или неволей приходится прилагать к процессу истории субъективную оценку, т. е. усвоив тот или иной нравственный идеал, расположить все факты истории в перспективе, по которой они содействовали или противодействовали этому идеалу, и на первый план истории выставить по важности те факты, в которых это содействие или противодействие выразилось с наибольшей яркостью». В развитии нравственного идеала он видел «единственный смысл истории» и «единственный закон исторической группировки событий».

Основную задачу социологии П. Лавров усматривал в изучении мотивов деятельности личностей и их нравственных идеалов. При этом особое внимание уделялось анализу «солидарных», как он писал, действий людей, направляемых их общими интересами. Социология, по словам Лаврова, изучает и группирует повторяющиеся факты солидарности между людьми и стремится открыть законы их солидарных действий. Она ставит себе теоретическую цель: понять формы солидарности, а также условия ее упрочения и ослабления при разном уровне развития людей и форм их общежития.

Под солидарностью Лавров понимал «сознание того, что личный интерес совпадает с интересом общественным» и «что личное достоинство поддерживается лишь путем поддержки достоинства всех солидарных с нами людей». Солидарность -это «общности привычек, интересов, эффектов или убеждений». Все это обусловливает сходство поведения и Деятельности людей.

Разумеется, поведение и деятельность людей определяются многими объективными обстоятельствами — природными и социальными. Этого Лавров не отрицал. Однако главными факторами, направляющими деятельность людей, он считал их внутренние мотивы, их идеалы и волю. А потому «объективный» анализ явлений общественной жизни, т. е. постижение «правды-истины», легко соединялся с субъективным, оценочным подходом к ним. Данный подход заключался в нахождении «правды-справедливости», призванной осветить путь к обществу, в котором бы гармонически сочетались интересы всех людей. В этом и заключается, так сказать, социальная направленность субъективного метода в социологии.

В своих работах П. Лавров ставил и по-своему решал целый ряд фундаментальных проблем социологии, в том числе о движущих факторах исторического процесса, его объективной и субъективной сторонах, роли личности в истории, механизме и направленности общественного прогресса. Он размышлял о «социологических законах» развития общества, которые он пытался истолковать с позиций того же субъективного метода. Для этого, пояснял он, надо стать на место страждущих и наслаждающихся членов общества, а не на место бесстрастного постороннего наблюдателя происходящих в обществе событий. Только тогда станет ясной закономерная направленность воли людей и их действий.

Основным двигателем истории, по мнению П. Лаврова, являются действия критически мыслящих личностей, составляющих передовую часть интеллигенции.

Разработку субъективного метода в социологии продолжил Михайловский. Он прямо заявлял, что «объективная точка зрения, обязательная для естествоиспытателя, совершенно непригодна для социологии», что в социологии этот метод бессилен. А бессилен он потому, что невыполним. Ведь социолог -не бесстрастный наблюдатель и истолкователь тех явлений, которые он исследует. Он неизбежно оценивает их, и не только с познавательных, но и иных, прежде всего нравственных позиций, принимает их или отвергает. Поэтому, делает вывод Н. Михайловский, «в социологии неизбежно применение субъективного метода». Подобный метод породил его субъективную социологию. По характеристике Н. Бердяева, Н. Михайловский — «самый талантливый сторонник субъективного метода» и «главный его творец».

Как и Лавров, Михайловский придерживался мнения о существовании правды-истины и правды-справедливости. Сам он по этому поводу высказывался так: «Безбоязненно глядеть в глаза действительности и ее отражению — правде-истине, правде объективной, и в то же время, сохранять и правду-справедливость, правду субъективную — такова задача всей моей жизни». Он развивает учение о двуединой правде, органически сочетающей в себе объективную и субъективную правду. С позиций этой двуединой правды он рассматривает проблемы общественной жизни и различных наук, в том числе социологии, этики, эстетики, политики и т. д.

При этом он постоянно подчеркивал, что субъективный метод в социологии не означает произвольного толкования явлений общественной жизни. Эти явления надо осмыслить научно, а для этого необходимо опираться на объективную правду науки. Вместе с тем объективный анализ социальных явлений неизбежно дополняется субъективными оценками их со стороны социолога исходя из его нравственных и иных позиций. Другого быть просто не может. К тому же и сами явления общественной жизни — политические, экономические, нравственные и другие — несут в себе, писал Михайловский, большой заряд субъективности, идущий от сознания, чувств и воли субъектов, вызывающих к жизни эти явления и выступающих в качестве творцов истории.

Михайловский считает, что указанный антагонизм можно преодолеть путем предоставления личности большей свободы и самостоятельности по отношению к обществу. Он обосновывает принцип верховенства личности над обществом. Критикуя этот несколько прямолинейный подход, Г.В. Плеханов предложил, пожалуй, более гибкое решение проблемы взаимодействия личности и общества в плане создания условий для гармонического сочетания их интересов.

Исходя из своих мировоззренческих установок, Михайловский анализирует вопрос о взаимодействии «героев и толпы». Этот вопрос он решает больше в социально-психологическом плане. Героем он называет человека, увлекающего своим примером на хорошее или дурное дело. Толпа же — это масса людей, способная увлекаться примером, опять-таки высоко благородным или низким, или же нравственно безразличным. Подражание масс своему герою — явление, по Михайловскому, почти гипнотическое. Теряется независимость в восприятии происходящих событий и в собственных суждениях, растет внушаемость. Толпа легко подчиняется своим вождям, слепо верит им, теряет способность критически относиться к их словам и делам. Представляется, что высказанные сто лет назад эти суждения Михайловского не потеряли своей актуальности и в настоящее время.

Во многом сохраняет свое теоретическое и практическое значение теория общественного прогресса Михайловского, его критика позитивиста Г. Спенсера, который по сути дела игнорировал особенности развития общества по сравнению с природой. Михайловский же считают, что в основе развития общества лежат не биологические, а социальные процессы, в том числе разделение труда, борьба нового уклада общественной жизни со старым, передовых и реакционных идей и общественных идеалов. Он указывал на прогресс общества и прогресс личности. Ни один из этих видов прогресса не должен осуществляться за счет другого. Важно, чтобы общество в своем развитии создавало необходимые условия для всестороннего развития каждой личности. Это было бы справедливо и нравственно, что и зафиксировано в «формуле прогресса» Н. Михайловского, которая во многом согласуется с пониманием общественного прогресса П. Лавровым.

Оба этих мыслителя, выдающиеся представители русского революционного народничества, оказали значительное влияние на развитие социологической мысли в России. Они «завершили течение русской мысли, идущее от Герцена и Белинского», и стали «властителями дум эпохи вхождения в народ и кающегося дворянства».

3. Психологическое направление Е. Де-Роберти и Н. Кареева

 

Психологическое направление в социологии России сложилось в 1890-х годах. Именно в это время вышли фундаментальные труды наиболее ярких его представителей Е.В. Де-Роберти, Н.И. Кареева и других. В теоретическом отношении их труды базировались на идеях, высказанных французами Г. Тардом и Г. Лебоном, немцами М. Лацарусом, X. Штейнталем, американцами Л. Уордом и Ф. Гиддингсом, а также русскими социологами П. Лавровым и Н. Михайловским, которые, как и указанные мыслители Запада, были склонны к известной психологизации в объяснении явлений общественной жизни.

Главные труды Е.В. Де-Роберти (1843-1915) и Н.И. Кареева (1850-1931) касались фундаментальных проблем общественного развития — его изначальных причин и движущих сил, основного содержания и направленности, прогресса и регресса в развитии общества, роли масс и личности в истории и т. д. Все эти проблемы решались ими исходя из признания главной роли в поведении и деятельности людей их индивидуальной и коллективной психологии.

Такой теоретический и методологический подход к исследованию общественных явлений Е.В. Де-Роберти развивал в своих трудах «Социология», «Социальная психика», «Новая постановка основных вопросов социологии», «Философия и ее задачи в XX веке» и др. Его работы по теоретической социологии тесно смыкались с работами по социальной психологии и философии.

Е.В. Де-Роберти нередко называют представителем позитивистской философии. Это имеет свои основания. В соответствии с основными установками философско-социологического позитивизма Де-Роберти стремился «поднять эмпирическое (опытное.- Авт.) знание общественных фактов на высоту точной теории». При этом он заявлял, что «всемирная история рас, народов, государств является колоссальным по своим размерам сплошным социологическим опытом». В духе позитивизма О. Конта он называл социологию опытной наукой об обществе, как и В. Парето, говорил о необходимости использовать экспериментальный метод «в изучении социальных явлений и ввести этот метод в так называемые нравственные и политические науки».

В своей «психологической социологии» Де-Роберти исходил из того, что все общественные явления представляют собой результат деятельности людей, которая направляется присущими им психическими факторами, прежде всего их желаниями, эмоциями, страстями, образом мыслей, волей и т. д. Делается вывод, что «все общественные явления в известной мере совпадают с явлениями собственно психическими». Поэтому социология как опытная наука об обществе должна быть тесно связана с психологией, предметом которой является психическая деятельность людей, определяющая их социальную деятельность. Правда, Де-Роберти пояснял, что психическая деятельность людей развивается под влиянием биологических факторов и их социальной деятельности. Однако ведущим звеном в данном взаимодействии он называл именно психическую деятельность людей. Основную цель социологии Де-Роберти видел в познании «законов психического взаимодействия» . Он писал, что социология делает свои выводы на основе постижения психологических механизмов деятельности и поведения людей и законов их психического взаимодействия.

Е.В. Де-Роберти считал, что коллективная психика, проявляясь в поведении людей, тем самым воплощается в их морали, определяет нравственные нормы и принципы человеческой жизнедеятельности. По его мнению, индивидуальная и коллективная психика людей, их психический склад воплощаются во всех проявлениях их духовной и материальной культуры, в системе экономических, политических и других институтов функционирования общества.

Существенный вклад в обоснование роли и значения психологических факторов в развитии общества внес Н.И. Кареев. Уже простое перечисление его работ свидетельствует о широте мышления ученого: «Основные вопросы философии истории» в двух томах, «Общий ход всемирной истории», семитомный труд «История Западной Европы и Новое время», «Сущность исторического процесса и роль личности в истории», «Историко-философские и социологические этюды», «Историология. Теория исторического процесса», «Общие основы социологии» и др.

Как и у Е.В. Де-Роберти, теоретическая социология Н. И. Кареева постоянно соединяется с философией и психологией, в том числе социальной психологией.В работе «Основные направления социологии и ее современное состояние» Н. И. Кареев указал на две основные стороны социологии. Во-первых, социология выступает как система взглядов «на то, что нужно прежде всего видеть в обществе и как понимать его природу». Во-вторых, она решает вопрос о том, какие методы могут быть применены к изучению общественных явлений.

Социология, — писал Кареев, — исходит из определенного мировоззрения, из общей картины общества, которая создается социальной философией. В то же время она должна опираться не на произвольные умозрительные построения, а на факты и науку. Необходимо «пользоваться более методом объективным, а не субъективным, т. е. наблюдать, классифицировать социальные факты по тем или иным реальным основаниям, а не сниматься произвольными построениями. Надо изучать явления такими, каковы они есть, избегать субъективных подходе и оценок».

Н.И. Кареев обращал внимание на три основные стороны духовного бытия человека, а именно на его ум, чувства и волю. Он отмечал, что в деятельности и поведении людей, а значит во всей их общественной жизни, большую роль играют интеллектуальная, эмоциональная и волевая стороны их духовного мира и было бы неверно делать ставку на одну из них как это наблюдается у рационалистов, эмпириков и волюнтаристов.

По мнению Кареева, психическая жизнь человека вытекает из его «психической природы» и обусловлена ею. Эта зависимость проявляется в деятельности людей и в их взаимоотношениях. При этом психологического объяснения требуют их полезные и вредные поступки, а также «справедливые и несправедливые общественные явления». Как и Де-Роберти, Кареев считал, что психические взаимодействия людей лежат в основе их общественного развития, ибо обусловливают их экономические, политические и другие взаимодействия, результатом которых выступает развитие всех сфер жизни общества и его социальных институтов.

Особую роль в психических взаимодействиях людей играет опять-таки их индивидуальная и коллективная психика. В этом оба мыслителя — Н.И. Кареев и Е.В. Де-Роберти — придерживались единого мнения. «Коллективная психология, -писал Н.И. Кареев, — должна показать, что и народный дух, и всякая культурная среда, и какое бы то ни было групповое и классовое самосознание суть не что иное, как результат психического взаимодействия между отдельными индивидуумами.

Коллективная психология, по Карееву, лежит в основе развития духовной культуры, которая представляет собой «результат коллективного творчества и психического взаимодействия». В конечном счете психические взаимодействия между людьми являются основой всей общественной жизни, «Без известной психической основы, — уточняет он, — практические отношения между людьми были бы невозможны». Это касается экономических, политических и других «практических отношений», возникающих между отдельными людьми и социальными группами. Все эти отношения базируются на взаимодействии индивидуальной и коллективной психологии людей.

Исходя из данных положений он строит свою теорию общества. Последнее, в его представлении, выступает как система психических и практических взаимодействий между людьми. С учетом этого следует осмысливать взаимоотношения личности и общества, а также другие проблемы общественной жизни, такие как разделение труда, обмен услугами и продуктами человеческой деятельности, борьбу классов, систему политической власти, подчиняющей все части общества единому целому. Все эти и многие другие проблемы можно понять, лишь глубоко осмыслив значение психологического фактора в деятельности и поведении людей и в развитии общества. Так рассуждали представители психологического направления русской философии. Представленное в трудах Е.В. Де-Роберти, Н.И. Кареева и других мыслителей это направление оказало существенное влияние на развитие общественной мысли в России.

4. Легальный марксизм П. Струве и М. Туган-Барановского

 

Свое место в развитии русской социологической мысли конца XIX — начала ХХ в. занимал так называемый легальный марксизм. Это теоретическое и идеологическое течение явилось своеобразным выражением либеральной буржуазной мысли. Буржуазный либерализм в лице легального марксизма использовал целый ряд марксистских идей, преимущественно из экономической теории Маркса, для обоснования исторической неизбежности развития капитализма в России. В борьбе против идеологии народничества легальные марксисты обосновали объективный и закономерный характер развития в России капиталистического способа производства и связанной с ним технической, экономической и духовной культуры, все это они рассматривали как прогрессивный процесс, а для доказательства этого постоянно прибегали к марксистской теории исторического процесса и марксистской терминологии.

Наиболее видными представителями легального марксизма были П. Струве (1870-1944), М. Туган-Барановский (1865-1919), а также Н. Бердяев (1874-1948) и С. Булгаков (1871-1944), взгляды которых в дальнейшем развивались в направлении идеалистической и религиозной философии.

В трудах «Критические заметки к вопросу об экономическом развитии России» П. Струве и «Русская фабрика в прошлом и настоящем» М. Туган-Барановского обосновывались положения о фундаментальном характере действия объективных экономических законов. В связи с этим показывалась неизбежность развития капитализма во всем мире, в том числе в России. Речь шла о развитии в России капиталистического рынка, конкуренции, технической реорганизации производства, роли в обществе новых социальных групп, в том числе классов, прежде всего буржуазии и рабочего класса. Большой фактический материал анализировался и обобщался на основе марксистской методологии. Оба этих социолога и экономиста выступали тогда на стороне «объективной науки» против субъективного метода в социологии.

В дальнейшем в работах Струве и Тупш-Барановского все более отчетливо проявляются тенденции оправдания и своего рода апологии капитализма. Они уже не настаивают на разделяемом ими ранее положении марксизма о неизбежном переходе от капитализма к социализму. Исчезает и эйфорически восторженное отношение к марксизму как к «великой и богатой содержанием системе научных взглядов». Напротив, они все более критически оценивают учение Маркса, в том числе его материалистическое понимание истории и экономическую теорию.

Их философско-социологические взгляды цсе более обосновываются с помощью идеалистических концепций. Б духе современного им неокантианства, объявляющего основополагающими и руководящим началом в жизни людей некие «надысторические», духовные ценности, прежде всего, моральные, они утверждают, что прогресс общества всецело определяется развитием культурных ценностей человечества. П. Струве пишет, что он впервые предпринял попытку «внести» в марксизм идеи неокантианства, предвосхищая критический поворот бернштейнианства на Западе. Речь идет об одном из социалистических течений, идеологом которого был Эдуард Берн-штейн. Этому течению, ставившему во главу угла борьбу трудящихся за их экономические интересы, стремились придать, так сказать, этическую направленность. По своей теоретической и идеологической платформе легальный марксизм был близок к бернштейнианству.

С позиций буржуазного эволюционизма Струве рассматривал проблему взаимоотношения классов и политических партий. Универсальной формой разрешения противоречий между ними он считал компромисс. «Развитие демократии, — писал он, — есть высшая школа компромисса». С учетом особенностей нашего времени и исторического опыта следует признать, что данное положение заслуживает серьезного внимания.

Став одним из лидеров партии конституционных демократов (кадетов), Струве характеризовал эту партию как внеклассовую» — не в смысле отрицания классов и классовой борьбы, а в смысле приоритета в программе ее деятельности общенациональных и общечеловеческих интересов. Он придавал большое значение деятельности буржуазного государства, способного, по его мнению, наладить нормальную экономическую н политическую жизнь общества и разрешить социальные конфликты.

Крупнейшим теоретиком легального марксизма был М. И. Туган-Барановский. Энциклопедически образованный мыслитель, он создал ряд фундаментальных трудов по теории социализма, развитию капиталистического производства и социально-политических отношений. В его трудах «Современный социализм в своем историческом развитии», «В поисках нового мира», «Социализм как положительное учение» и некоторых других содержится глубокий анализ различных социалистических и коммунистических учений, дана их классификация. Рассматривая такие учения, как «государственный социализм» школы Сен-Симона и ее последователей, «синдикальный социализм» Луи Блана и Лассаля, «коммунальный», или «кооперативный» социализм Оуэна и Фурье, «анархический социализм» Годвина, Прудона и Кропоткина, М. Туган-Барановский дает иМ глубокие яркие характеристики, сохраняющие значение для их понимания и по сей день. Ведь в настоящее время многие из этих учений имеют своих сторонников, желающих воплотить их на практике.

Исследуя данные учения, М. Туган-Барановский высказал глубокие суждения о положительных и отрицательных сторонах того общественного устройства, которое могло бы существовать на их основе. Так, отвергая излишнюю регламентацию деятельности личности и ограничение ее свободы, что вытекало из учений о государственном и коммунальном социализме, он указывает на ряд содержащихся в этих учениях положительных идей: частного и группового (кооперативного) предпринимательства; соединения крупного и мелкого производства; освобождения производства от чрезмерной государственной опеки; общественного самоуправления в трудовых ассоциациях, общинах, фалангах; распределения по труду: «от каждого по способностям, каждой способности по ее труду». Будучи крупным социологом и экономистом, Туган-Барановский глубоко и, как бы сказали сегодня, профессионально обосновывает современное значение этих идей.

Во многих своих трудах он пытается дать объективный анализ капиталистического строя, свободный от какой-либо предвзятости. Он выступает против капиталистической эксплуатации человека человеком, поскольку она порождает и закрепляет социальное неравенство и антагонизм интересов. По его мнению, эксплуатация — это не только экономическое явление, как эксплуатация труда других людей, а всякое использование личности в ущерб ее интересам.

Свои взгляды о решающем значении в жизни человечестве непереходящих духовных ценностей и повышении роли «психических факторов общественной жизни» Туган-Барановский делает под влиянием неокантианства, а также психологического направления в социологии, представленного работами Тарда, Уорда и других социологов. В частности, он ссылается на положения Лестера Уорда о том, что имеют место «два рода социального прогресса — пассивный, естественный, генетический и активный, искусственный, телеологический. Соглашаясь с Уордом, он обосновывает вывод о возрастании роли активного социального начала в развитии общества, о доминировании в нем духовной культуры над материальным производством.

Туган-Барановский отверг расширительное толкование классовой борьбы, согласно которому она определяет содержание всех или почти всех потребностей и интересов людей. Класс в его понимании — это понятие, применимое лишь в сфере экономики. Оно обозначает группы людей, объединенных общностью экономических интересов. Это понятие что-то разъясняет в области экономических отношений, но непригодно для объяснения процессов в других сферах жизни общества, особенно в науке, культуре, духовной жизни.

Будучи крупным экономистом, Туган-Барановский неоднократно высказывал свое несогласие с выводами Маркса о тенденции обнищания рабочего класса. Ссылаясь на реальные факты, он доказывал, что уровень жизни рабочего класса в передовых капиталистических странах неуклонно повышается, что успехи капиталистической промышленности идут на пользу рабочим. Рост производительности труда, писал он, ведет и к росту благосостояния рабочих.

Как считал Туган-Барановский, в социалистическом обществе должны получить большое развитие производительные артели. Трудовые же кооперативы могут действовать и на государственных предприятиях. Особое значение он придавал свободной сельскохозяйственной кооперации, через которую крестьяне могут прийти к крупному и эффективному сельскохозяйственному производству. Он утверждал, что кооперативная организация хозяйственной жизни не ниже, чем государственная и в то же время имеет свои преимущества. А потому свободная кооперация найдет в социалистическом обществе широкое применение. Таковы были выводы этого выдающегося социолога и экономиста первой половины XX в. Остается лишь пожалеть, что его работы, в том числе по кооперации, были до сих пор преданы забвению либо подвергались необоснованной и тенденциозной критике. От этого много потеряли как теория, так и практика экономических и социальных преобразований в нашей стране.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

5. Плюралистическая концепция М.Ковалевского

 

Значительный вклад в развитие русской социологической мысли внес Максим Максимович Ковалевский (1851-1916). Разносторонне образованный и широко мыслящий ученый, чьи научные интересы касались обширного круга вопросов социологии, истории, государствоведения, права, этики, психологии и других наук, он пользовался широким признанием ученого мира в России и за ее пределами, был избран вице-президентом, а затем председателем Международного института социологии.

Теоретические предпосылки социологических воззрений М. Ковалевского восходят к социологии О. Конта. «Что такое социология?» С этого вопроса начал М. Ковалвский изложение своего двухтомного труда «Социология». И ответил: «Родоначальник ее, Конт считал социологию наукой о порядке и прогрессе человеческих обществ». Однако порядок в обществе бывает не всегда. Да и прогресс в смысле поступательного развития не всегда имеет место. И Ковалевский дает свое определение социологии как науки об организации и эволюции человеческого общества. Организация общества и его эволюция -таковы два основных раздела социологии, которые начиная с Конта характеризуются как социальная статика и социальная динамика.

М. Ковалевский подходил к социологии прежде всего как к науке, а не как к концепции человеческих идеалов. Поэтому в отличие от народников Лаврова и Михайловского и некоторых других теоретиков он отделяет правду-истину от правды-справедливости и исходит из того, что для социологии главное есть правда-истина. Он глубоко воспринял учение Конта об обществе как целостном социальном организме и о закономерном характере его развития. Без учения о закономерности общественных явлений, писал он, немыслимо было бы возникновение самой науки об обществе.

Ковалевский указывает на роль многих факторов общественного развития: экономических, демографических, политических, психологических, нравственных, религиозных и т. д. Однако ни одному из этих факторов не придается постоянного решающего значения. В различных ситуациях им отводятся разные роли, и любой из них может выйти на первый план. В этом и заключается мировоззренческий и методологический смысл социологического плюрализма М. Ковалевского.

Важную роль в социологии Ковалевского играет историко-сравнительный метод. Сравнивая развитие народов разных стран и эпох, можно обнаружить некоторые общие законы их исторической эволюции. В связи с этим Ковалевский писал, что «на одинаковых ступенях развития в каждом человеческом обществе развитие происходит по одинаковому внутреннему закону». Историко-сравнительный метод позволяет выявить и эти законы, и специфические особенности в развитии разных народов и их культур.

Сравниваемые явления брались Ковалевским, как правило, не в статике, а в динамике, в их исторической эволюции, что позволяло изучать как общие закономерности исторического процесса, так и специфические особенности развития тех или иных обществ. На данной основе увеличилась возможность социологического прогнозирования и исторического предвидения, что повышало практическое значение социология. Это для Ковалевского было чрезвычайно важным.

Подобно Тарду, Ковалевский рассматривал подражание как органическое проявление личностной и социальной психологии людей и потому как важнейший фактор их общественной жизни. Он считал, что «основы социологии не могут лежать вне психологии» (имеется в виду прежде всего коллективная, социальная психология). Речь шла о том, чтобы изучать «психологию народов» это необходимо для более глубокого понимания духовного состояния народов, разностороннего проявления их культур.

Положительное отношение к многим социологическим направлениям и школам, стремление понять их и обнаружить связи между ними, равно как и готовность применять их учения при анализе тех или иных общественных явлений — еще одно проявление социологического плюрализма М. Ковалевского. Каждое направление в социологии по-своему показывает значение тех или иных факторов в развитии общества, будь то биологический, демографический, экономический, политический или психологический фактор.

В своих основных социологических трудах «Современные социологи» и «Социология» М. Ковалевский говорит о множественности факторов общественного развития. В качестве социально значимых факторов у него фигурирует и биологический, и космический, и политический, и многие другие. Он указывает на необходимость обнаружения одновременного и параллельного воздействия этих факторов на развитие общественных явлений. В этом заключается одно из основных методологических требований его социологической концепции.

Исходя из основных установок социологического плюрализма М. Ковалевский разработал теорию общественного прогресса, которую иногда называют ядром его социологии. Он писал, что основным законом социологии является закон прогресса. Задача же социологии состоит в том, чтобы «раскрыть те перемены в общественном и политическом укладе, в которые вылился этот прогресс, и те причины, которыми он обусловлен».

Обосновывая закономерный и в целом прогрессивный, поступательный характер развития человеческого общества, Ковалевский не отрицал ни многих фактов застоя или топтания общества на месте, ни попятных, регрессивных движений, которые также бывают в истории. Но побеждает все-таки «закон прогресса» -всеобщий социологический закон, проявляющийся «в расширении сферы человеческой солидарности». В этом он видел основное содержание общественного прогресса.

В своей теории общественного прогресса Ковалевский исходил из того, что все народы проходят одни и те же стадии развития, но не одновременно. Это обстоятельство делает необходимым использование историко-сравнительного метода. С помощью этого метода можно получить представление о прошлом народов, ознакомившись с современной общественной жизнью отсталых стран, а также о будущем последних, учитывая достижения современных передовых стран.

По Ковалевскому, «все народы участвуют в мировом прогрессе», который должен привести к их объединению в единое «мировое солидарное общество». Обосновывая эволюционный характер общественного прогресса, он отвергал марксистскую теорию классовой борьбы и социальной революции, считал, что при нормальном течении общественной жизни столкновения классовых и других социальных интересов предотвращается соглашением, компромиссом, при котором руководящим началом всегда является идея солидарности всех членов общества.

Социологический плюрализм Ковалевского служил теоретическим обоснованием его политической платформы умеренного либерализма, основная направленность которого заключалась в преобразовании экономической и политической системы российского общества по образцам западных буржуазных демократий.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

6. Социологический неопозитивизм П. Сорокина

 

Достойным продолжением развития социологической мысли в России начала и работы выдающегося русского социолога Питирима Александровича Сорокина (1889-1968). Его социологические воззрения формировались преимущественно под влиянием работ Э. Дюркгейма, М.М. Ковалевского и Е.В. Де-Роберти — виднейшего российского представителя психологического направления в социологии. Не случайно первый том задуманного Питиримом Сорокиным многотомного труда «Система социологии», вышедший в Петрограде в 1920 г., был посвящен его учителям Максиму Ковалевскому и Евгению Де-Роберти. Вскоре вышел и второй том этого труда, который как бы завершал «русский» период научного творчества П. Сорокина.

В конце 1922 г. он был вынужден эмигрировать за границу, сначала в Германию, затем в Чехословакию, а в конце 1923 г. в США, где он жил и работал до последних дней своей жизни. «Американский» период научной деятельности П. Сорокина характеризуется множеством работ, получивших широкое международное признание. Среди них «Социология революции», «Современные социологические теории», «Социальная и культурная мобильность», фундаментальный четырехтомный труд «Социальная и культурная динамика» и многие другие. Надо, однако, сказать, что социологическое учение П. Сорокина исходило в целом из одних и тех же принципов, поэтому выделение в нем «русского» и «американского» периодов весьма условно.

В «Системе социологии» Сорокин подробно разъясняет научные принципы, на которых основан этот труд. Он считает, что, во-первых, социология как наука должна строиться по типу естественных наук. Ни о каком противопоставлении «наук о природе» и «наук о культуре» не может быть и речи. Различны объекты изучения тех и других наук, но методы изучения этих объектов одни и те же. Во-вторых, социология должна изучать мир таким, каков он есть. Всякий нормативизм, т. е. субъективное вмешательство в науку с позиций нравственных и других норм, должен быть изгнан из социологии. В этом смысле Истина должна быть отъединена от Добра, Справедливости и подобных принципов и норм. В -третьих, социология должна быть «объективной дисциплиной», т. е. изучать реальные взаимодействия людей, доступные объективному измерению и изучению. В-четвертых, поскольку социология хочет быть опытной и точной наукой, она должна прекратить всякое «философствование» в смысле создания умозрительных, не доказанных наукой построений. В этом отношении, писал П. Сорокин, хорошая статистическая диаграмма стоит любого социально-философского трактата. В-пятых, разрыв с философствованием означает и разрыв с идеей монизма, т. е. сведения любого явления к одному какому-нибудь началу. Ибо, как утверждал еще М. Ковалевский, монизм в социологии — это попытка решать бесконечно сложные задачи общественных явлений по методу Уравнения с одним неизвестным. Вместо монизма Сорокин провозгласил последовательный социологический плюрализм.

Таковы «основные и руководящие принципы» социологии Птирима Сорокина. Опора на реальный опыт и научные данные — это исходные позиции социологического позитивизма, обоснованные О. Контом, Э. Дюркгеймом и другими представителями данного направления. Сорокин всегда отстаивал их и развивал в новых исторических условиях XX в. на новом уровне научных знаний.

Сорокин делил социологию на теоретическую и практическую. Теоретическую социологию он в свою очередь делил на три отдела: социальную аналитику, социальную механику и социальную генетику. Социальная аналитике изучает строение (структуру) социального явления и его новные формы. Предмет социальной механики (или социальной физиологии) -процессы взаимодействия людей, иными словами, поведение людей и тех сил, которыми оно вызывается и определяется. Социальная генетика изучает развитие социальной жизни, ее отдельных сторон и институтов. Понятно, что развитие социального явления определяется его строением (структурой) и взаимодействием с другими явлениями, так что социальная генетика как бы содержит в себе социальную аналитику и социальную механику.

Практическая социология характеризуется Сорокиным как прикладная дисциплина. Опираясь на законы, которые формулирует теоретическая социология, она должна помогать обществу и человеку управлять социальными силами в соответствии с поставленными целями. Практическая социология проявляется в сущности как социальная политика, направляет и обосновывает последнюю.

Объектами изучения неопозитивистской социологии Сорокина являются прежде всего социальное поведение и деятельность людей, социальные группы и структура общества в целом, а также происходящие в нем социальные процессы. В то же время вся общественная жизнь и все социальные процессы могут быть разложены, по словам Сорокина, на явления и процессы взаимодействия двух или большего числа индивидов. Вот эти-то взаимодействия людей и объявляются им непосредственным предметом изучения социологии. Речь идет о «психико-рефлекторном» взаимодействии индивидов, проявляющемся внешне в их поведении и деятельности.

В этом заключается существенное отличие неопозитивистской социологии Сорокина от классического позитивизма Конта. Если позитивистская социология Конта направлена прежде всего на изучение общества как целостного социального организма, то предметом непосредственного изучения неопозитивистской социологии Сорокина выступает взаимодействие двух или более лиц, образующих так называемые малые группы. Из такого рода элементарных взаимодействий складываются, как он считал, разного рода социальные процессы.

 

 

 

 

 

 

 

Список литературы

 

  1. Борцов Ю.С. Социология: учебное пособие. М., 2002.
  2. Волков Ю.Г. Социология: хрестоматия. М., 2003.
  3. Каменская Е.Н. Социология: конспект лекций. Р.-н.-Д., 2002.
  4. Кравченко А.И. Социология: учебник. М., 2003.
  5. Кукушкина Е.И. Русская социология ХIX – начала ХХ века. М., 1993.
  6. Фролов С.С. Социология. М., 2008.

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     


     

Комментирование закрыто.

Вверх страницы
Statistical data collected by Statpress SEOlution (blogcraft).
->