ПОЛИТИЧЕСКАЯ СИМВОЛИКА И ОБРАЗЫ-СИМВОЛЫ: ОБЩИЕ ПОНЯТИЯ

Существование сферы политики без символов не возможно. Символ стал одним из базовых элементов построения и осмысления политической реальности. Становится неоспоримым и актуальным факт необходимости исследования политической реальности, как с объективной, так и с символической стороны. Ведь в сознании формирование картины политического мира на уровне индивида и общества огромное влияние оказывают традиции, обычаи, символы и мифы, относящиеся к сфере символического. Политика является специфической областью общественной жизни, а символика служит языком политики. Поэтому исследование сущности, содержания политической символики и ее функций имеет практическое и теоретическое значение. Научных исследований посвященных изучению роли символов в политике чрезвычайно мало, как правило, разрабатываются отдельные аспекты данной проблематики. Несмотря на актуальность изучения заявленной темы в нашей стране это политологическое направление развивается слабо. Это связанно, как представляется. с природой изучения политической символики, которую не возможно познать и изучить количественными и рационально-эмпирическими методами. Символический же подход переносит исследование политической символики в плоскость иррационального.

Цель состоит в характеристике политической символики, образов-символов и раскрытию особенностей психологического воздействия в политике.

Теоретической базой р являются труды таких авторов, как Аренков И.А., Афонцев С.А., Багиев Г.Л., Голубков Е.П., Ильясов Ф.Н., Ковлер А.И., Лебедев О.Т., Недяк И.Л., Соловьев Б.А., Пеньков В.Ф. и др.

Неотъемлемой частью формирования, фиксации и воспроизводства идентичности любой нации и государства как социокультурной и политической общности являются национально-государственные символы и идеалы. Они выступают своеобразными связующими элементами политической культуры. Символ представляет собой концентрированное зримое выражение основной идеи явления или понятия, основанное на структурном сходстве с ним.

В переводе с греческого слово «символ» обозначает «объединение, соединение» и происходит от греческого symbolon – условный вещественный опознавательный знак для членов определенной группы людей, тайного общества; вещественный или условный код, обозначающий или напоминающий какое либо понятие; образ воплощающий какую-либо идею»1. На основе данного символ служит основой для идентификации определенной общности и имеет общественно-политический характер. Не секрет, что идея символа зародилась в Античности. В трактовке Платона, например, символ — своего рода знаковое выражение высшей сущности, содержание которой не возможно зафиксировать. Природа символа у мыслителя переходила из рациональной в иррациональную сферу, на уровне которой сущность можно понять лишь интуитивно2.

Известный немецкий философ И. Кант считал символ — чувственным способом представления идей ума. А попытка же познания символа есть попытка познания прообраза либо идеи, заключенной в символе3. Г.В. Гегель оговаривал, что символ есть смысл и выражение смысла, но приобретая смысл он превращается в образ4. Природа символа заключена в единении общего и особенного: общее не есть особенное, а особенное не сесть общее, но общее и особенное есть единое целое. Такова природа символа, по мнению Ф.В. Шеллинга5.
Представители политологической школы в своих исследованиях отмечали — в природе символа заложен некий изоморфизм природной, социальной и символической структур (К. Леви-Стросс). Символическая нагрузка на знак ложиться временно – любому обществу в определенный период времени присущи свои особенные символы – но переменить данную временность довольно сложно. Например, эмблема серпа и молота всегда будут ассоциироваться с СССР1.

Существует множество подходов к пониманию символа, а его трактовка многозначна. В основном количестве трактовок он рассматривается синонимично к понятию знака. Поэтому логично, что совокупность символов одного порядка рассматривают как знаковую систему либо систему символов. А говоря о знаковой сущности символа стоит заметить, что они выступают знакоподобными «потому что они могут использовать материальные построения, используемые знаками (например, слова) или материально организованные ситуации (коммуникации, изображения коммуницируе-мого: жесты, пространственные фигуры, звуковые волны и т. д.), абстрактно предполагаемые нами в качестве носителей информации. Символы мыслятся нами как репрезентации не предметов и событий, а сознательных посылок и результатов сознания»2.

Именно знаковость политической символики можно назвать ее спецификой. Политические символы нельзя отнести семантически только к естественным знакам. В политическую знаковую систему могут быть включены реальные объекты природы и кроме этого иконические (портреты людей, конвенциональные (ордена, медали), церемониальные знаки (митинги, собрания). Политическая символика вбирает в себя языковые знаковые системы и так называемые коды (математические символы).

Таким образом, главной особенностью политической символики есть свойство синтеза разных знаков из иерархии знаковых систем и использование их в политических целях.

Следующей особенностью символа является то, что его природа инициирована обществом и заложена в культуре. Культура становиться пропитанной символическими смыслами. Например, немецкий философ и культуролог Е. Кассирер, известный своей работой «Философия символических форм», относил к символическим формам язык, религию, мифы, искусство и даже науку. Исследователь считал, что именно эти формы служат объединяющим элементом общества. Человек суть «символическое животное» — перекресток пересечения символических форм. А сам символ – это «чувственное воплощение идеального»1. Посредством символов, как утверждает автор, возможно, увидеть то, что называют действительностью (реальностью)2.

Заметим, что на рубеже 20 столетия появляются теоретические исследования символа, изучающие его политическое содержание. По мнению российского ученого А.Ф. Лосева, реальность отображается и находит свой смысл в символах, которые служат для интерпретации реальности в человеческом сознании3. Исследователь дает следующее определение символу — «идейная, образная или идейно-образная структура, содержащая в себе указания на те или иные отличные от нее предметы, для которых она является обобщением и неразвернутым знаком»4.

Для полного вскрытие внутренней природы политической символики необходимо дать определение термину «символ». «Символ (греч. symbolon – знак, опознавательная примета; symballo – соединяю, сталкиваю, сравниваю) – в широком смысле понятие, фиксирующее способность материальных вещей, событий, чувственных образов выражать идеальные содержания, отличные от их непосредственного чувственно-телесного бытия»5. Символ не заключает в себе одну какую-либо сущность, он служит для взаимосвязи данной сущности с множеством других сущностей. Такая связь подчинена единому закону, подводящего данную множественность к единой универсалии. «Символ – самостоятельное обладающее собственной ценностью обнаружение реальности, в смысле и силе которой он, в отличие от знака участвует. Объединяя различные планы реальности в единое целое, символ создает единую многослойную структуру»1.

Для полного охвата всех свойств столь многогранного явления как символ стоит привести следующее определение: «1) в искусственных формализованных языках — понятие, тождественное знаку; 2) в эстетике и философии искусства — универсальная категория, отражающая специфику образного освоения жизни искусством — содержат, элемент худож. произведения, рассматриваемый в своем знаковом выражении; 3) в социокультурных науках — материальный или идеациональный культурный объект, выступающий в коммуникативном или трансляционном процессе как знак, значение которого является конвенциональным аналогом значения иного объекта»2.

Среди элементов политической культуры выделяются политические символы, которые способствуют сплочению людей и ориентации их политического поведения. А опираясь на вышеизложенное можно сказать – политическая символика это система знаков, идей, понятий, заключающая в себе не только свое собственное значение, но и предписанное ему политикой. Говоря проще – символы, функционирующие и прикасающиеся к сфере политического. Политическая символика служит основным фактором социализации и делает акцент на ценностях более значимых для политической системы. Кроме этого символы в политике выступают средством пропаганды и утверждения, зримое выражение приверженности их носителя к определённой позиции в политике. Именно такую смысловую нагрузку несут на себе гербы государств, эмблемы политических партий, цвета национальных флагов, ордена и многое другое.
Несколько слов о символах государства. Создание, закрепление, воспроизводство идентичности нации и государства заключается в государственных символах. Символ служит для сосредоточения и описания основной идеи, явления или понятия политического. Государственная символика является специфическим средством общения между народами и способна дать понятие о конкретной социальной общности, раскрыть центральную идею государства. Единство всякой культуры зиждется на общем языке ее символики (О. Шпенглер).
Государственный символы чаще всего представлены эмблемами — герб, флаг и прочие атрибуты воплощения идей государственно-национального единства. Каждый народ создает и почитает собственные национально-государственные символы. Возникновение символов может происходить по-разному, хаотично в процессе жизни общества, либо целенаправленно и навязывается властью. Политические лидеры всегда создают национальные символы как основу для их политического курса.

Стоит заметить, что изучение политической символики происходит на стыке наук: политологии, культурологии, социологии, семиотики, психологии, антропологии, что дает основания для многоуровневой классификации. Символы, относящиеся к сфере политики разнообразны к ним относят стиль политической речи, обороты выступлений, политические декларации, специфические политические национальные праздники, официальные визиты, и кроме этого архитектуру официальных зданий и монументов и даже стиль одежды Классификацию политической символики можно представить следующим образом:

– национально-государственная политическая символика (герб, гимн, флаг);

– архитектурные комплексы (здания, сооружения — Верховная Рада, Кремль и проч.). Московский Кремль, китайская стена, Белый Дом, и т.п.);

– скульптурные сооружения (памятники политическим деятелям, мемориалы посвященные историческим событиям – Статуя Свободы);

– знаки отличия (регалии высших лиц государства, форма одежды, ордена, медали, значки и пр.);

– денежные знаки (на них часто нанесены символы, имеющие отношение к стране);

–политическая топонимика (наименования улиц, городов, стран и т.д.);

– ритуально-процессуальная символика (политические мероприятия (ритуал), предусматривающий соблюдение определенных процедур – инаугурация президента);

– наглядно-агитационная символика (наглядная агитация, относящаяся к политической рекламе);

– политико-музыкальная символика (народные и революционные песни, популярные мелодии);

– предметно-объектная политическая символика (предметы, объекты значимые для нации — Царь-пушка и Царь-колокол в России);

– люди как политические символы (политические лидеры – Леди Ю (Юлия Тимошенко), герои — Илья Муромец, вымышленные персонажи — дядя Сэм в США);

– условно-графическая символика (геральдические знаки, звезды, кресты, львы, грифоны – Герб Крыма);

– политический язык (специальная терминология, языковые конструкции – «Нас багато, нас не подолати», «ТАК»);

– политическая мода и стиль (пристрастия сторонников партии, движения, выраженные в одежде и поведении);

– символы места и времени (границы, столицы, национальные праздники, нередко привязывают к этой символике – «Оранжевая революция»).

Исторически сложилось, что символ имеет общественно-политический характер. Каждая эпоха человеческой истории оставила после себя ряд символов, опираясь на которые возможно рассмотрение истории сквозь призму символики. Во все времена народы для идентификации своей общности создают свою, только им присущую символику. В наши дни невозможно представить страну, которая не была бы представлена на геополитической арене своими политическими символами. Кроме функций идентификации и социализации политическая символика, как и язык, выполняет функции коммуникации. Она осуществляет создание понятийных структур и иллюзий, поскольку главной задачей политических символов есть объединение народа страны. Они выполняют объединяющую и мобилизирующую роль, являются средством агитации. Приверженность политическим символам выявляет обозначение политической позиции, с помощью системы политических символов формирование, органзация и регулирование политической жизни.

Одной из форм символа является эмблема. Выдающийся русский философ А.Ф.Лосев относил к эмблемам и государственную символику. Для того чтобы постичь заложенную в символе идею, требуется активная работа ума воспринимающего субъекта. Символ одновременно является специфическим средством общения между людьми, он помогает определять их принадлежность к конкретной социальной общности, усваивать пронизывающую эту общность центральную идею и т.д.

Символы можно изображать условно-графически (христианский крест, серп и молот, нацистская свастика и т.д.), человеческими или иными фигурами (Марианна во Франции, Джон Буль в Англии, дядя Сэм в США, медведь в России, страус в Австралии и т.д.). Такие символы, как, например, флаг страны или сигнальный свет, имеют значение не сами по себе, а лишь в качестве средства выражения связи с обществом или действиями людей. Комплексные системы типа речи, письма или математических знаков — это тоже символы, поскольку и звуки, и знаки обладают значимостью только для тех, кто умеет их «читать», расшифровывать их смысл.

На поведение людей часто гораздо более сильное влияние могут оказать не столько сами действия правительства, политических партий и деятелей, сколько господствующая в обществе система символики, ориентирующая людей на конкретный тип социальных отношений. Сами по себе символы, не связанные с реальной действительностью, с центральной идеей, господствующей в общественном сознании, не могут правильно объяснить подлинные механизмы и мотивы, которые определяют и регулируют поведение отдельных индивидов и социально-политических группировок. Общий язык символики свидетельствует о единстве политической культуры данного общества.1

Одно из центральных мест среди символов занимают национальные гимны, которые представляют собой официальные патриотические символы или, как пишет К.Серулоу, «музыкальный эквивалент девиза, герба или флага страны». Гимны, подобно другим национальным символам, становятся чем-то вроде визитной карточки нации. Они — современные тотемы — знаки, с помощью которых один народ отличает себя другого или подтверждает границы своей «идентичности». 1

Каждая страна имеет свой государственный или национальный флаг, олицетворяющий ее независимость, суверенитет и место в мировом сообществе. Показательно, что главы государств (президенты, монархи), вступая в должность, произносят клятву верности при обязательном присутствии государственного флага. Оскорбление флага в большинстве стран рассматривается как уголовно наказуемое деяние.

Флаг в сочетании с гимном и другими атрибутами государственности во многих странах превратился в эмоциональное воплощение нации. Можно привести примеры, когда граждане одной страны, выражая свое недовольство и протест действиями другого государства, публично сжигают флаг этого государства. Как правило, ни одна официальная церемония не обходится без государственного флага. Он водружается на зданиях резиденции главы государства и правительства. В дни официальных праздников государственный флаг вывешивается на общественных зданиях. Государственные флаги являются неизменным атрибутом при двусторонних или многосторонних переговорах между различными странами. Флаги перед зданием ООН символизируют страны входящие в эту международную организацию. 2

Государственный флаг каждой страны имеет собственную историю. Так, современный российский флаг в его нынешних цветах восходит к военно-морскому флагу, который впервые появился в 60-х годах XVII в. В конце XVIII в. он стал общепринятым. Так, его поднимали на ботике Петра I в 1688 г., на судах на Белом море в 1693 г., на кормах кораблей Азовского флота в 1697-1700 гг. В начале XVIII в. этот военно-морской флаг описывали так:

Наряду с флагом каждая страна в представлениях как ее граждан, так и иностранцев отождествляется с ее гербом. Часто в качестве центрального элемента гербов выступают изображения растений и их элементов (например, у Ливана — кедр, у Канады — кленовый лист и т.д.), животных (лев у Великобритании), птиц (орел у США, Германии, России и т.д.). В последних двух случаях напрашивается аналогия с миром животных и птиц: подобно тому как среди зверей царствовал лев, а среди птиц — орел, в мире людей на вершине стоит король, император, царь.

Двуглавый орел — один из древнейших символов власти, верховенства и мудрости. Изображения орла встречаются уже в Древнем Египте, на цилиндрических печатях Халдеи, датирующихся VI в. до н.э. В VII в. до н.э. двуглавый орел символизировал объединение Мидийского царства с Ассирией. В средние века золотой орел на красном поле стал одним из атрибутов Византийской империи. В XV в. черный орел на золотом фоне был гербом «Священной Римской империи немецкой нации». 1

Центральное место изображение орла занимает и в государственном гербе России. Государственный герб Российской Федерации представляет собой золотого двуглавого орла, помещенного на красном поле. Над орлом три исторические короны Петра Великого (две малые — над головами и над ним — одна большого размера). В лапах орла — скипетр и держава. На груди орла на красном щите изображение всадника, поражающего копьем дракона

Здесь корона — символ не монархии, как это было раньше, а суверенитета. Две головы орла символизируют то, что Россия, лежащая частично в Европе, а частично в Азии, всегда обращена одновременно и на Запад, и на Восток. Шарообразность державы призвана говорить о единстве государства, скипетр же символизирует власть. Всадник, поражающий дракона,- древний символ противоборства добра, побеждающего зло.

Национально-государственные символы и идеалы более или менее тесно связаны между собой, они взаимодополняют и поддерживают друг друга. Идеал не существует сам по себе, а выражается с помощью какого-либо документа, произведения искусства, изречения и т.д. Например, первым и, пожалуй, фундаментальным символом американской нации и государственности является Декларация независимости, принятая Континентальным конгрессом 4 июля 1776 г. и объявившая о разрыве традиционных связей тринадцати колоний с Британской империей и создании независимого государства — Соединенных Штатов Америки.

Большинство американцев рассматривает Конституцию как своего рода священный документ. Некоторые политологи приводят аналогию между ней и Библией, называя их теологическими документами, поскольку в глазах американцев Конституция, как и Библия, священна.

Выразителями национального духа, факторами, способствующими формированию национального самосознания, и в то же время воплощением лица страны могут выступать те или иные города. Так, когда речь идет о вопросах и проблемах политического характера, под Вашингтоном, как правило, подразумевают Америку вообще или же правительство США, подобно тому как при упоминании Москвы, Лондона, Парижа имеют в виду соответственно Россию, Великобританию, Францию. 1

Вряд ли есть необходимость доказывать, что та или иная совокупность национально-государственных и политических символов характерна для большинства стран и соответствующих политических культур.

 

 

 

 

 

 

2 ПСИХОЛОГИЧЕСКОЕ ВОЗДЕЙСТВИЕ В ПОЛИТИКЕ

 

 

Воздействие (влияние, давление) следует считать психологическим, когда оно имеет внешнее по отношению к адресату (реципиенту) происхождение и, будучи отраженным им, приводит к изменению психологических регуляторов конкретной активности человека. При этом речь может идти как о внешне ориентированной, так и внутренне ориентированной активности. Результатом этого может быть изменение степени выраженности, направленности, значимости для субъекта различных проявлений активности. Психологическое воздействие может рассматриваться и как процесс, приводящий к изменению психологического базиса конкретной активности, и как результат (собственно изменения).1

Психологическое влияние – это воздействие на психическое состояние, чувства, мысли и поступки других людей с помощью исключительно психологических средств: вербальных, паралингвистических или невербальных. Ссылки на возможность применения социальных санкций или физических средств воздействия также должны считаться психологическими средствами, по крайней мере, до тех пор, пока эти угрозы не приводятся в действие. Угроза увольнения или побоев – это психологические средства, факт увольнения или побоев – уже нет, это уже социальные и физические воздействия. Они, несомненно, имеют психологический эффект, но сами психологическими средствами не являются.2

Характерным для психологического влияния является то, что у партнера, на которого оказывается влияние, есть возможность ответить на него психологическими же средствами. Иными словами, ему предоставлено право ответить и время для этого ответа.

Итак, психологическое влияние – это воздействие на состояние, мысли, чувства и действия другого человека с помощью исключительно психологических средств, с предоставлением ему права и времени отвечать на это воздействие.

Регуляция и интеграция современного общества — важнейшие функции политической власти, выполнение которых зависит от способности политических органов влиять на сознание и психологию масс для одобрения и выполнения ими политических решений. Это требует постоянного совершенствования идейно-психологического воздействия на массовое сознание, основанное на изучении, знании основных форм и уровней сознания и психологии граждан.

Можно говорить о двух способах идейно-политического воздействия. С одной стороны, это политико-идеологическое убеждение, предполагающее честное, прямое обращение к людям, к их сознательному, критическому мышлению. С другой — косвенное, скрытое, с махинациями, ложью апеллирование к иррациональному, инстинктивному, отсталым взглядам в человеке. В период общественных кризисов политико-управленческие круги часто отказываются от методов убеждения, прибегая к манипулированию, являющемуся способом скрытого социального управления политическим сознанием и поведением граждан с целью принудить их действовать (или бездействовать), иногда вопреки собственным интересам. Осуществляясь незаметно для управляемых, манипулирование имеет преимущество перед силовыми способами реализации господства.

Технология общегосударственного манипулирования основывается на систематическом внедрении в массовое сознание социально-политических мифов, иллюзий, идей, норм, ценностей, которые должны восприниматься без критического осмысления, на веру. Почему это возможно? Причины — противоречивость массового сознания, развитие новой коммуникационной техники, изощренность методов воздействия.

Политические деятели для манипулирования используют закономерности массовой психологии.

1. Массовое сознание отличается сознательным и бессознательным пониманием общественно-политической действительности. С одной стороны, рост культуры, образования, информированности расширяет возможности рационального осмысления строя, с другой неравномерность этих процессов, усложнение общественной жизни, ее противоречивость мешают человеку создать системный образ общественных событий и проблем. В результате у людей складывается бессознательное отношение к общественно-политической действительности. В политической практике сочетаются обе стороны, но манипулирование осуществляется через обращение к бессознательному. Следует обратить внимание на корреляцию между степенью демократичности общества и насаждением бессознательных политических взглядов, слепой веры.

2 Массовое сознание характеризуется также догматическим и критическим отношением к действительности. Правящие круги, прибегающие к манипулированию, заинтересованы в сдерживании критического отношения и культивировании догматического, чтобы обеспечить устойчивость своей власти. Для этого осуществляется деятельность по унификации мышления. Сознание формируется с опорой на стереотипы, авторитеты как критерий истины. В результате убеждения выступают как совокупность законченных, выверенных и усвоенных мнений и представлений, не приемлющих другой точки зрения. Такой тип сознания характерен для тоталитарных, авторитарных режимов и весьма затрудняет реформирование и демократизацию общества и тогда, когда эти режимы рухнули.

3. Сочетание в массовом сознании привычного, традиционного и необычного, инновационного дает широкие основания для манипулирования. Обращение к традициям, обычаям, привычкам способствует сохранению устойчивости политической власти. Но для политического манипулирования наиболее важны мифы как фундамент иллюзорной картины мира В бывшем СССР власть широко использовала, например, мифы о неизбежном крахе капитализма и торжестве коммунизма как совершенного, идеального общества, о частной собственности как источнике социального зла, о ведущей роли рабочего класса и др.

Манипулирование предполагает богатый арсенал способов, приемов. Немало эгоистичных деятелей не гнушаются откровенным обманом, использую г так называемую большую ложь, которая повторяется, пока не начинает восприниматься как правда. В демократическом обществе, в среде компетентных людей явная ложь «не срабатывает», тогда используются частичная ложь. скрывающая то, что более всего возмущает, правдоподобная ложь, когда за констатацией фактов скрывается ложное содержание, и приукрашенная ложь — провозглашение невыполнимых, но желаемых людьми обещаний (вспомним предвыборные кампании в России 1993 и 1995 годов). Используется также частичная правда, приходится обнародовать и полную правду, так называемую горькую правду. Такое признание неприятной истины сопровождается различными оправданиями, воздействующими на оправдательную психологию людей. Например, политического руководителя объявляют без вины виноватым или жертвой обстоятельств (его ввели в заблуждение подчиненные), он может покаяться, а «повинную голову меч не сечет»; он может прослыть жаждущим правды (вина умаляется, ибо «лучше горькая правда, чем сладкая ложь»). 1

Кроме того, в манипулировании особое внимание уделяется ценностному подчинению. Это регулирование ценностей, когда в зависимости от обстоятельств политики выдвигают или «прагматические», или «гуманистические» идеалы; идеализация ценностей, отнесение их к будущему, потенциальному бытию; абсолютизация ценностей, апеллирование к таким добродетелям, которые выдаются за вечные и неизменные, пишутся с большой буквы и могут использоваться в разных сочетаниях: Свобода, Равенство, Справедливость, Патриотизм, Демократия, Мир и т. д.

Тактика манипулирования не обходится без ценностного ориентирования интересов в соответствии с установленным критерием образа и качества жизни. Используется и ценностное камуфлирование (особенно ярко проявляется в межпартийной конкуренции, когда заимствуются лозунги, программные положения друг у друга в борьбе за электорат и потом оказывается, что под антисоциалистической риторикой консервативные партии проводят курс, близкий социалистическим партиям). Важными являются и ценностное ограничение и самоограничение интересов, предлагающие людям во имя национального возрождения, величия страны, ее радикального обновления откладывать удовлетворение своих требований, т. е. политика «затягивания поясов». Этому служит и прием сваливания вины на других. Поиски «козлов отпущения» приводят к «пережиткам капитализма», «родимым пятнам», к выявлению «вредителей», «ренегатов» и пр.

Манипулирование предполагает и ценностное оправдание принудительного воздействия и маскировку видов принуждения. Тоталитарные режимы широко использовали террор и репрессии, но и они были вынуждены прибегать к их оправданию и маскировке.

Исследуя различные формы и методы современного манипулирования, американский ученый Р. Гудин выделяет две главные модели манипулирования — психологическую и рациональную. Суть психологической модели заключается в выборе наиболее подходящих стимулов для приведения в действие именно тех психологических механизмов, которые способны вызвать желаемую для манипулятора реакцию. При таком подходе человек рассматривается как простой механизм, действующий по принципу стимул—реакция.1

В рациональной модели манипулирование осуществляется не через использование психологических мотивов, а посредством обмана и вероломства. Среди форм манипулирования, относимых к этой модели, американский исследователь выделяет следующие:

– сокращение количества доступной для рядового гражданина информации;

– использование пропаганды, т. е. предоставление гражданам отчасти верной, но тенденциозной информации;

– использование секретности, т. е. преднамеренное утаивание информации, которая способна подорвать официальный политический курс;

– информационная перегрузка, т. е. сознательное предоставление чрезмерного объема информации с целью лишить рядового гражданина возможности адекватно усвоить и верно оценить ее; т. е. гражданин, не имеющий доступа к информации, вынужден полагаться на ее официальную интерпретацию.

Политика обмана имеет свои законы. Во-первых, ложь должна быть определенным образом дозирована и не переходить некоторых пределов, чтобы сохранить видимость правдоподобности. Во-вторых, политик должен хорошо знать, что ожидает от него аудитория. Тот факт, что истина выступает порой в менее привлекательной форме, чем фикция, создает для политика определенную почву для маневрирования. Задача политика в этом смысле состоит, скорее, в поисках выгодных для него иллюзий, на которых он может «сыграть». В-третьих, при манипулировании политики руководствуются так называемой «логикой коллективного действия», основанной на солидарности, т. е. политики понимают, что общественность теряет доверие ко всей группе политиков, если раскрывается обман одного из ее членов. 1

Американский институт анализа пропаганды, обобщая практику мировой журналистики, приводит следующие приемы манипулирования, обладающие, по мнению специалистов, внушительной эффективностью:

1) «наклейка ярлыков» («присвоение прозвищ») — наделение личности или идеи унизительным, оскорбительным либо смешным прозвищем, эпитетом, подрывающими их авторитет;

2) «рекомендация» («свидетельство») — использование для повышения популярности кандидата или предвыборного блока имен сочувствующих им известных артистов, ученых, спортсменов и прочих знаменитостей;

3) «перенос» — идентификация качеств и свойств какого-либо лица или политической идеи с качествами и свойствами известных и авторитетных лиц или идей, т. е. оценка по ассоциации;

4) «простые люди» («свои ребята») — идентификация интересов информатора или агитатора с интересами и чаяниями простых людей, молчаливого большинства нации, «соли земли» и т. п.;

5) «подтасовка карт» — откровенная фальсификация или искажение действительных фактов с помощью приемов, незаметных для масс;

6) «блестящая посредственность» («наведение румян») — оперирование привычными, банальными истинами, хорошо известными всем, но вместе с тем достаточно абстрактными для обывателя, над содержанием которых последний обычно не задумывается;

7) «общий вагон» («вместе со всеми») — внушение мысли об общепризнанности и разумности агитации («все так думают», «все так поступают», «и это правильно»).

Однако тактика навязывания ценностей обратно пропорциональна приверженности людей своим убеждениям.

Огромную роль в манипулировании играют средства массовой информации.

Но существуют пределы манипулирования. Препятствиями здесь являются опыт людей, неподконтрольные власти напрямую системы коммуникации, такие, как семья, друзья, знакомые, группы, значимые для человека. Однако защитные механизмы против манипулирования ослабевают, когда речь идет о новой проблематике, о которой нет устоявшегося мнения.

Определенным препятствием, сдерживающим манипулирование, являются разделение властей и принцип демократической организации средств массовой информации, что подразумевает наличие трех форм организации СМИ: частной, государственной и общественно-правовой при наличии контроля со стороны парламента, правительства или общественных советов.

Кроме того, можно также охарактеризовать следующие виды психологического воздействия.

Произвольное и непроизвольное воздействие. Воздействие может быть произвольным, когда действующая сторона предполагает, что будет вызван определенный психологический эффект, или, другими словами, имеет интенцию оказать воздействие на кого-либо (человека, группу, общество в целом). Так, Юлий Цезарь приказал своим воинам в преддверии битвы при Фарсале изменить сложившуюся тактику ведения боя, т.к. рассчитывал, что в результате помпеянцы будут дезорганизованы, т.е. будет вызван определенный эффект.

Прямое и косвенное воздействие. Косвенное воздействие не ориентировано на конкретных людей в конкретный момент времени, но касается определенной ситуации. Изменение поведенческого стереотипа возможно как следствие изменения, например, экономической ситуации, в которой люди осуществляли свою деятельность. Совсем другое дело, когда изменение экономического поведения становится следствием конкретной рекламы. Здесь прослеживается прямая связь между побудительной причиной и последующим результатом изменения поведения. Регулирование экономического поведения посредством рекламы – прямое воздействие.

Непосредственное и опосредованное воздействие. Примером того и другого типа взаимодействия могут быть различные мероприятия рекламной кампании, такие как презентация (непосредственное взаимодействие) и сообщение в электронных средствах массовой информации (опосредованное взаимодействие).

Явное (открытое) и скрытое воздействие. Психологическое воздействие может осуществляться явно, когда этот факт не маскируется, более того, на нем может фиксироваться внимание. Примером служит деятельность гипнотизера, оратора, актера, рекламная кампания и т.п. В других случаях факт воздействия, его источник маскируются. Самый яркий пример в этом контексте – приемы психологической войны и манипулятивные технологии.

Открытое прямое коммуникативное влияние – обращение. Формы обращения: предложение, просьба, требование, настаивание, мольба, вовлечение, соблазнение.

Императивное и неимперативное воздействие. К императивным (авторитарная, директивная) прямым формам воздействия относятся приказы, требования, запрещения и принуждение. К неимперативным прямым формам воздействия на субъекта относятся просьба, предложение (совет), убеждение, похвала, поддержка и утешение.

Наиболее традиционной является так называемая объектная, или реактивная, парадигма, в соответствии с которой психика и человек в целом (вне зависимости от конкретных теоретических установок) рассматривался как пассивный объект воздействия внешних условий и их продукт.

Как правило, выделяется воздействие путем внушения (в терминологии непсихологов – приказа, побуждения, происходящего от убежденности говорящего), убеждения (рассуждения, аргументации, примеров), эмоционального заражения (организации сопереживания, сочувствия, взаимного возбуждения, возбуждения или угнетения от музыки и света), подражания (стремление быть как все, следовать примеру, обезьянничание).

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

 

Таким образом, главная особенность политической символики состоит в свойстве синтеза разных знаков из иерархии знаковых систем и использование их в политических целях. Природа политического символа инициирована обществом и заложена в самой человеческой культуре. Политические символы способствуют сплочению людей и ориентации их политического поведения, представляя собой системы знаков, идей, понятий, которые заключают в себе не только свое собственное значение, но и предписанное ему политикой, служат основными факторами социализации и направляют акцент на ценностях, наиболее значимых для политической системы. Классифицировать политическую символику можно следующим образом: национально-государственная политическая символика (герб, гимн, флаг); архитектурные комплексы; скульптурные сооружения; знаки отличия; денежные знак; политическая топонимика; ритуально-процессуальная символика; наглядно-агитационная символика; политико-музыкальная символика; предметно-объектная политическая символика; люди как политические символы; условно-графическая символика; политический язык; политическая мода и стиль; символы места и времени.

Характеризуя особенности психологического воздействия в политике, необходимо указать, что по своей сущности, психологическое влияние представляет собой воздействие на состояние, мысли, чувства и действия людей с помощью исключительно психологических средств, с предоставлением ему права и времени отвечать на это воздействие. Важнейшими и центральными способами психологического воздействия в политике являются: политико-идеологическое убеждение, предполагающее честное, прямое обращение к людям, к их сознательному, критическому мышлению и второй способ – предполагает косвенное, скрытое воздействие, с махинациями, ложью, с апеллированием к иррациональному, инстинктивному, к отсталым взглядам, используя средства манипуляции, являющиеся способами скрытого социального управления политическим сознанием и поведением гражданам вопреки их интересам.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

 

  1. Гегель Г.В. Энциклопедия философских наук. Т.1. – М.: Наука, 2006. — 486с.
  2. Гаджиев К.С. Введение в политическую науку. – М.: ИНФРА-М, 2010. – 605 с.
  3. Кант И. Критика чистого разума // Кант И. Сочинения в 8тт. – М.: Чоро, 2006. Т.З. — 741с.
  4. Культурология: энциклопедия / Главный редактор С.Я. Левит. – М.: Экзамен, 2007. 540 с.
  5. Леви-Стросс К. Первобытное мышление. М.: Республика, 2006. — 384с.
  6. Лосев А.Ф. Знак. Символ. Миф // Труды по языкознанию. — М.: Изд-во МГУ, 2006. — С.443.
  7. Лосев А.Ф. Проблемы становления символа и реалистическое искусство. – М.: Искусство, — 2006. — 320с.
  8. Лученкова Е.С. Политическая психология. – Мн: Вышэйшая школа, 2010. – 160 с.
  9. Мамардашвили М.К., Пятигорский А.М. Символ и сознание: Метафизические рассуждения о сознании, символике и языке / Под общ. ред. Ю.П. Сенокосова. — М.: Языки русской. культуры, 2009 – 250 с.
  10. Новейший философский словарь / Сост. А.А. Грицанов. – Мн.: Изд. В.М. Скакун, 2011. – 990 с.
  11. Платон Государство // Платон Диалоги. – М.: ООО Изд-во ACT»; Харьков: «Фолио», 2006 — С.35-382.
  12. Трессиддер Дж. Словарь символов / Дж. Трессиддер; Пер. С. Палько – М.: ФАИР — ПРЕСС, 2009. – С.437.
  13. Шеллинг Ф.В. Философия искусства. – М.: Наука, 2006. — 496с.
  14. Шестопал Е.Б. Политическая психология. – М.: АкпесПресс, 2012. – 344 с.
  15. Кассирер Э. Избранное. Опыт о человеке. – М.: Гардарика, 2008. — 784с.


 

Комментирование закрыто.

Вверх страницы
Statistical data collected by Statpress SEOlution (blogcraft).
->