Концепции федерального вмешательства


Общая концепция федерального вмешательства полностью исключает возможность вмешательства субъекта в дела федерального центра или ка-кую-либо процедуру, аналогичную этому. В связи с этим иск субъекта федерации, подвергшегося федерального вмешательства, может предполагать в качестве ответчика только структуры федерального центра. Полномочия высших судебных органов субъекта федерации не включают в себя решение вопросов о конституционности действий федерального центра в отношении субъекта федерации, в том числе и о федеральном вмешательстве. Это обстоятельство дает серьезное преимущество федеральному Верховному суду в вопросах конституционности того или иного решения федерального центра о федеральном вмешательстве, поскольку судебная система субъектов федерации лишена каких-либо полномочий в этом отношении.

Конституционное правосудие субъектов федерации неправомочно ста-вить под сомнение нормотворческую деятельность федерального центра по осуществлению федерального вмешательства. Разумеется, изъятие из полномочий судов субъектов федерации столь важной сферы федеральных отношений не способствует эффективному разрешению споров «федерация -субъекты», в том числе и по проблемам федерального вмешательства. Хотя и здесь можно отметить некоторые особенности.

В частности, например, в соответствии со статьей 103 Конституции Мексики 1917 года судебные власти страны уполномочены рассматривать все споры: а) возникающие в связи с решениями или действиями органов власти, нарушающими конституционные права человека; б) возникающие в связи с решениями или действиями федеральных органов власти, нарушающими или ограничивающими суверенитет штатов; в) возникающие в связи с решениями или действиями органов власти штатов, нарушающими компетенцию федеральных органов власти1.

Из этих норм вытекает необходимость защиты компетенции федеральных органов власти и субъектов федерации от взаимных нарушений и посягательств. В Мексике разработана и широко применяется процедура ампаро, которая является институтом конституционного контроля и направлена на защиту принципа верховенства федеральной конституции. Основной целью процедуры ампаро является защита конституционных прав граждан, юридических лиц и режима разграничения компетенции между органами власти штатов и федерации. Эта процедура направлена на защиту конституции в силу гарантии законности, закрепленной в статье 16 Основного закона Мексики.

Следует подчеркнуть, что при защите от посягательств со стороны любой из трех ветвей публичной власти конституционных гарантий, установленных данной нормой, обеспечивается и соблюдение установленного в стране конституционного правопорядка.

Российский исследователь А.А.Клишас констатирует, что мексиканская процедура ампаро направлена не только на защиту положений Основного закона, но и всего законодательства в целом, что придает ей характер уникального контрольно-судебного механизма обеспечения конституционности и режима законности2. Следует отметить, что в качестве субъектов, уполномоченных выступать в процедуре ампаро как заявители, статья 106 Конституции Мексики определяет орган власти штата, компетенция которого была нарушена актом органа федеральной власти, что повлекло за собой причинение личного (нарушена компетенция именно этого органа) прямого ущерба.

В качестве заявителя могут выступать федеральные органы власти в случае, если их компетенция нарушена актом органа власти субъекта федерации, что влечет за собой причинение личного прямого ущерба. Таким образом, конституционная процедура ампаро может выступать в роли действенного механизма судебной защиты нарушенных федеральным органом власти прав и компетенции субъекта федерации — отдельного штата, что может способствовать справедливому разрешению федерально-субъектных споров. В. Еремян рассматривает процедуру ампаро как один из важнейших факторов сохранения в стране политической стабильности и защиты действующей Конституции.1

В других странах (например, ФРГ) конституционное правосудие, как правило, осуществляется федеральным конституционным судом и конституционными судами или другими судебными органами, которые учреждены и функционируют в субъектах федерации. В последнем случае наблюдается двухуровневый конституционный контроль с присущими ему специфическими особенностями.

Вместе с тем, принцип верховенства федерального права может применяться не только в случаях прямого противоречия между федеральным за-коном и законом субъекта федерации, но и в случаях их несоответствия. При этом несоответствие может заключаться в том, что закон субъекта федерации может тормозить или осложнять применение федерального закона, или препятствовать принятию нового федерального закона, когда федеральный центр намерен сам урегулировать данные отношения. Во всех подобных случаях превалирует принцип верховенства федерального закона, а закон субъекта федерации признается недействительным.

В некоторых федерациях (например, Канада) принцип верховенства федерального закона может толковаться судами в более ограничительном масштабе, чем в Австралии, Индии или США. Его применение распространяется только на случаи четко выраженного противоречия между федеральным и провинциальным законодательством. Такое узкое толкование принципа верховенства федерального закона преследует цель в полном объеме сохранить полномочия провинций, например, когда этот принцип применяется только к положениям провинциального закона, явно противоречащего федеральному, не затрагивая при этом провинциального закона в целом. Такой подход характерен и для других федераций англосаксонского права (например, Малайзии), где закон штата является недействительным в той части, в какой он несовместим с законом федерации, и применительно к данному закону принцип верховенства действует только до тех пор, пока остается в силе федеральный закон. Если федеральный закон отменяется, то провинциальный закон, объявленный ранее несовместимым с федеральным законом, вновь вступает в силу. Иными словами, в данном случае принцип верховенства не может вызвать отмену провинциального закона, а лишь может признать его недействующим. Таким образом, толкование судами принципа верховенства федерального закона может иметь различный масштаб и неодинаковое значение для сохранения баланса между полномочиями федерации и ее субъектов, что крайне важно в условиях осуществления федерального вмешательства, а также оценки его политических и правовых последствий.1

Очевидно, что широкое толкование принципа верховенства федерального закона способствует расширению полномочий федерации и общей централизации государственного управления, а узкое ведет к сохранению полномочий субъектов и обеспечивает верховенство их законодательства в сфере их исключительной компетенции.

При любом – расширительном или узком – толковании принципа верховенства федерального закона, формулируемые доктрины представляют собой важные источники права федеративных государств, которые, впрочем, не следует переоценивать. Разумеется, они играют серьезную роль в современном регулировании и дальнейшем развитии федеративных отношений, в том числе и в совершенствовании института федерального вмешательства. Но при этом необходимо учитывать, что сам институт конституционного правосудия является только правовым средством защиты, сохранения и гарантированного функционирования федеративной системы.

Основная роль в решении проблем федеративного устройства государства по-прежнему принадлежит социально-экономическим и политическим механизмам, которые могут иметь различные формы и масштабы применения. При этом легитимность этих механизмов, юридические основания их применения и их последствия могут устанавливаться органами конституционного правосудия. В этом смысле решения, принимаемые указанными органами, в том числе и по вопросам федерального вмешательства, могут оказать существенное воздействие на всю систему взаимоотношений «федеральный центр — субъекты». Если соци-ально-экономические и политические средства решения проблем, возникающих в сфере федеративных отношений, могут носить несистематизированный характер, в основном диктуемый конкретными обстоятельствами, то правовые средства, используемые органами конституционного правосудия при решении конфликтов компетенционного характера, являются более стабильными, основанными на принципе верховенства федерального закона.

Комментирование закрыто.

Вверх страницы
Statistical data collected by Statpress SEOlution (blogcraft).
->