Федеральное вмешательство: понятие и природа

Институт федерального вмешательства является важнейшим способом федерального принуждения необходимым для установления и осуществления прямого контроля федерального центра за политикой, проводимой субъектами федерации. Основы федерального принуждения лежат в принципах несопоставимости экономического, политического, военного и иного потенциала федерации в целом и ее отдельного субъекта.

Среди других способов контроля федерации за деятельностью субъектов кроме федерального вмешательства можно отметить введение чрезвычайного положения и президентского правления. По вопросу соотношения чрезвычайного положения и института федерального вмешательства среди отечественных авторов нет единой точки зрения. А.Н. Домрин считает, что федеральное принуждение является видом государственно-правового института чрезвычайного положения в его мягкой по характеру и региональной по типу форме. И.А.Умнова находит определенное сходство института президентского правления и режима чрезвычайного положения. В.Е. Чиркин склонен рассматривать вмешательство в дела субъекта федерации как особую процедуру, отличную от объявления чрезвычайного положения. А.А. Кондрашев указывает, что, по его мнению, федеральное принуждение (вмешательство) и по характеру, и по системе используемых мер, не соответствует основным признакам института чрезвычайного положения1.

Различные точки зрения на эту проблему, видимо, объясняются тем, что по конституциям некоторых федераций федеральное принуждение прямо отнесено к разновидностям чрезвычайного положения, а в других случаях — это отдельные виды системы взаимоотношений федерации с ее субъектами. И в этом смысле каждый из авторов вполне обоснованно определяет свою позицию, исходя из различных характеристик и организационно-правовых особенностей институтов федерального вмешательства и чрезвычайного положения. Многое в характеристике института федерального вмешательства зависит от региональных типов или моделей федерального вмешательства, определяемого целым рядом факторов как объективного, так и субъективного характера. Поэтому федеральное вмешательство может принимать как различные формы, так и сочетание этих форм, но при всем этом различии федеральное принуждение (федеральное вмешательство) — особый, специфический способ взаимоотношений федеральных органов власти с органами власти субъектов федерации, возникающий в связи с неисполнением последними своих конституционных обязанностей. В связи с этим следует согласиться с точкой зрения И.Н.Барцица, который считает, что сведение всего многообразия форм федерального вмешательства к механизмам чрезвычайного положения и президентского правления является недостаточно полным, поскольку в действительности перечень механизмов федерального вмешательства значительно шире, и включает помимо названных мер еще и такие, как перераспределение полномочий между федеральными органами власти и органами власти субъектов федерации, роспуск законодательных органов власти, меры финансового воздействия, отмену незаконного решения законодательной и исполнительной ветвей власти субъектов федерации и др. 1

Поэтому, по мнению И.Н.Барцица, характеристика института федерального вмешательства в дела субъектов федерации представляет интерес не только как составляющие его некие теоретические конструкции, но и как предусмотренная законодательством совокупность политических, экономических и организационно мер по защите принципов федеративного устройства государства.

Введение чрезвычайного положения в зарубежных федерациях часто практикуется в развивающихся странах Азии, Африки и Латинской Америки, как на территории всей страны, так и в одном или сразу нескольких субъектах. В качестве причин введения чрезвычайного положения в этих странах можно назвать возникновение общественных беспорядков, сепаратистского движения, технологических и природных бедствий (Индия, Малайзия, Пакистан, Коморские острова, Мексика, Венесуэла и др.).

Особой формой чрезвычайного положения в ряде зарубежных федераций можно считать введение президентского правления, которое осуществляется в результате принятия президентом страны специального декрета по совету, а фактически по указанию правительства. Президентское правление, а на практике «кабинетское правление», чаще всего вводится в парламентарных республиках, таких как Индия, где за период действия Конституции 1949 года было осуществлено более 100 случаев введения в различных штатах президентского правления1.

Введение президентского правления может быть осуществлено на срок до 6 месяцев, в течение которых обстоятельства, вызвавшие введение президентского правления, должны быть устранены и конституционные органы власти (законодательное собрание и правительство) должны быть возвращены к нормальному функционированию или переизбраны.

Близкий к этому институт федерального принуждения предусмотрен Основным законом ФРГ 1949 года. Федеральное принуждение по отношению к немецким землям может быть осуществлено по инициативе федерального правительства. При этом предусмотрены такие меры, как роспуск парламента земли, отстранение правительства земли и назначение с согласия земли, а при отсутствии или невозможности получения такого согласия, с согласия нижней палаты федерального парламента — Бундестага — федерального комиссара с передачей ему основных полномочий по управлению землей.

В отличие от многочисленных случаев введения президентского правления в Индии, случаев применения федерального принуждения в ФРГ до настоящего времени не было, что объясняется отсутствием чрезвычайных обстоятельств для осуществления таких мер.

Весь перечисленный выше комплекс чрезвычайных мер направлен на обеспечение единства федеративного государства и недопущение его территориального развала. Вместе с тем, очевидно, что такие способы защиты федерализма, которые на практике оборачиваются прямым отступление от демократических форм политической жизни и сопровождаются серьезными ограничениями конституционных прав и свобод граждан, не могут носить длительный и постоянный характер, иначе это чревато необратимыми последствиями для дальнейшего сохранения демократического государственного режима.

В самом институте федерального принуждения заключено серьезное противоречие. Оно заключается в стремлении субъектов федерации к большей степени самостоятельности и в стремлении федерального центра к недопущению этой самостоятельности из-за боязни потери контроля не только над отдельными субъектами федерации, но и над страной в целом. Это противоречие, как правило, разрешается в пользу федерации, что еще раз подчеркивает серьезное искажение принципа равенства федерации и ее субъектов, на котором традиционно базировались зарубежные федерации.

Следует отметить, что институт федерального принуждения различает-ся в странах со стабильной демократической системой и в странах, где такая стабильность относительна. Если в первом случае факты федерального принуждения представляют собой, скорее, редкое исключение из правила, вообще не используются или носят характер конституционной декларации, то в развивающихся федерациях (страны Азии, Африки, Латинской Америки) принцип федерального вмешательства фактически образует основу управления субъектами со стороны федерального центра, поскольку в этих странах насчитываются сотни случаев федерального вмешательства, а ряд субъектов указанных федераций перманентно пребывает в состоянии федерального вмешательства.

Она не может способствовать дальнейшему развитию гражданского общества, повышению правового и политического сознания населения, укреплению системы государственных органов субъектов федерации и органов местного самоуправления. Такая система управления постепенно теряет внутренние импульсы своего развития, направляя все усилия на консервацию существующих федеративных отношений и расширение объема деятельности репрессивных государственных органов. Такое положение чревато консервацией кризисных ситуаций в федеративных государствах, когда институты чрезвычайного положения и федеральной интервенции принимают перманентную форму и государство уже не может обойтись без жесткой вертикальной централизации. Осуществление такой централизации невозможно без ограничения деятельности властных структур регионального уровня за счет введения управления непосредственно из федерального центра. Поэтому, с теоретической точки зрения, федеральное вмешательство, являясь прямым порождением системы федерализма и одновременно его неотъемлемой чертой, входит в логическое противоречие с принципом равенства федерации и ее субъектов, а также с принципами построения и функционирования современного демократического и правового государства.

Ликвидация института федерального вмешательства в современных условиях зарубежных стран невозможна, т.к. это может поставить под вопрос само существование системы федерализма при возникновении чрезвычайных ситуаций, вызванных требованием сецессии или серьезными политическими внутригосударственными конфликтами.

Несмотря на противоположные тенденции в развитии федерализма в зарубежных странах институт федерального вмешательства и его крайняя форма — федеральная интервенция — продолжает оставаться важнейшим правовым институтом, содержание которого во многом зависит от характера и принципов деятельности самой федерации, существующего в данной стране государственного режима и других факторов. Ведь федеративное устройство предполагает не только обеспечение экономического и политического единства союзного государства, но и гарантии существования такого единства путем использования различных механизмов, в том числе и механизма федерального вмешательства.

Можно утверждать, что институт федерального вмешательства является неотъемлемым признаком федералистских отношений. Значение этого института в конституционных системах зарубежных федераций подчеркивается тем обстоятельством, что субъектом инициативы осуществления федерального вмешательства, как правило, выступают органы общефедеральной исполнительной власти или глава государства, хотя такое решение обычно требует последующего утверждения общефедеральным законодательным органом власти.

Комментирование закрыто.

Вверх страницы
Statistical data collected by Statpress SEOlution (blogcraft).
->