Демократия и конституционный контроль

Сегодня, в соответствии с новой Конституцией и Законом о Конституционном суде РФ, Суд является судебным органом конституционного контроля, самостоятельно и независимо осуществляющим судебную власть посредством конституционного судопроизводства.

Конституционный контроль относится к числу эффективных средств обеспечения верховенства конституционных предписаний, которое является главным атрибутом любого демократического государства. Основное назначение конституционного контроля состоит, прежде всего, в выявлении правовых актов и действий государственных органов или должностных лиц, противоречащих конституционным предписаниям, а также в принятии мер по устранению выявленных отклонений. Практически конституционный контроль возник там и тогда, где и когда начали появляться законы, именуемые конституциями. Как и другие законы, конституции нуждались в гарантиях их реального исполнения всеми в условиях конкретных государств.

В реформирующейся России проблемы конституционного контроля оказались в сфере повышенного научного внимания. В течение нескольких последних лет по этой теме переведены книги, отражающие зарубежный опыт, проведены сравнительно-правовые исследования, вышли работы с анализом отечественного опыта конституционного контроля и надзора. Такая активность вполне объяснима: этот институт является важнейшим элементом построения правового государства, и в современной России он стал наиболее зримым его воплощением.

Конституционный суд Российской Федерации, избранный впервые в октябре 1991 г. и вынесший свое первое решение в январе 1992 г., в свое время задумывался как институт, способный саморазвиваться. Поскольку Конституционный суд начал свою деятельность еще в условиях существования СССР, его роль и место в структуре власти и в системе правовых органов менялась. Первоначально он выполнял лишь роль вспомогательного органа при Верховном Совете СССР. Позже он получил право исследовать факты и в определенной мере участвовать в процессе «правотворчества».

Настоящая работа представляет собой описание и анализ действующего законодательства Российской Федерации, определяющего статус, функции, сущность, роль, место и принципы организации органов конституционного контроля в Российской Федерации, а также особенностей деятельности организации, деятельности Конституционного суда России.

В задачи работы входит:

– историко-правовой анализ развития конституционного контроля в Российской Федерации;

– исследование основ формирования и деятельности Конституционного Суда Российской Федерации как судебного органа конституционного контроля;

– обоснование роли Конституционного Суда в механизме судебного контроля;

– выделение иных форм конституционного контроля в Российской Федерации и выявление проблем и перспектив их развития.

Основными источниками сведений, необходимых для выполнения данной работы, являются законодательные акты Российской Федерации – Конституция России 1993 г., Федеральный закон о Конституционном суде Российской Федерации от 21 июля 1994 г., некоторые постановления Конституционного суда РФ, а также статьи и работы известных ученых-юристов: Алексеева С.С., Кутафина О.Е., Власова И. и других.

Анализ использованной литературы показал, что вопросы, касающиеся конституционного суда и его полномочий полно раскрыты в трудах отечественных авторов и представляют большой интерес для изучения.

Работа возможно расширит область знаний в отрасли конституционного права.

 

ИСТОРИЯ РАЗВИТИЯ КОНСТИТУЦИОННОГО КОНТРОЛЯ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Демократия и конституционный контроль должны быть поставлены рядом, поскольку конституционная юстиция защищает традицию как необходимое дополнение писаного права и правовые принципы, занимающие особое место в общей копилке конституционных знаний.

Российская наука конституционного правосудия – новое и перспективное направление исследований в рамках публичного права. Развитие теории Конституции, «самопознание» конституционной юстиции – залог будущих успехов Конституционного Суда Российской Федерации и прочности института. В России уже имеются примеры влияния независимых оценок Конституционного Суда на государственную жизнь и гражданское общество. Конституционное правосудие признало в будущем критически относиться к конституционно-правовым институтам, проявлять мужество в отношениях с исполнительной и законодательной властью, защищать предсказуемость и стабильность правовых отношений.

Проблема конституционного контроля в России впервые возникла после образования СССР, когда потребовалось преодолевать различия и противоречия в законодательстве союзных республик. Разумеется, юридической базой для этого могла стать Конституция СССР: ориентация на ее предписания создавала условия для придания единообразия формировавшемуся в то время законодательству1.

Историю развития конституционного контроля в нашей стране следует начинать рассматривать в ретроперспективе.

Еще в годы царской России основные Государственные Законы России от 23 апреля 1906 года возлагали функцию законодательного контроля на орган, публикующий законы – Правительствующий Сенат. Законы, не соответствующие положениям Основных Законов обнародованию не подлежали.

Созданием системы органов власти первой Российской Республики должно было заняться Учредительное Собрание. Особая комиссия по составлению проекта Основных Законов при Временном правительстве, приступившая к работе в октябре 1917 года, включила в программу законопроектной работы тему «судебная гарантия Конституции».

После решения вопроса о власти и установления Советского строя контрольные функции, в соответствии с принципом «Вся власть Советам!», были сосредоточены в высшем органе Советской власти.

Конституция РСФСР 1918 года установила, что верховным органом власти в стране является Всероссийский съезд Советов, а в период между съездами — Всероссийский Центральный Исполнительный Комитет (ВЦИК). Съезд Советов мог отменить любой акт любого органа власти, противоречащий Конституции или актам Съезда Советов. ВЦИК имел право отменять или приостанавливать постановления и решения Совета Народных Комиссаров (СНК). В дальнейшем такой же функцией был наделен Президиум ВЦИК.

С созданием Союза ССР и формированием его органов власти (1922 – 1924) контрольные функции были переданы Съезду Советов СССР и его органам, а надзорные – Верховному Суду СССР.

В соответствии с Конституцией СССР 1924 года верховным органом государственной власти стал Съезд Советов СССР, в период между съездами – Центральный Исполнительный Комитет (ЦИК) СССР, а в период между сессиями ЦИК СССР – Президиум ЦИК СССР.

ЦИК СССР имел право отменять и приостанавливать акты любых органов власти на территории СССР (за исключением вышестоящего – Съезда Советов). Президиум ЦИК имел право приостанавливать и отменять постановления СНК и отдельных народных комиссариатов СССР, ЦИК и СНК союзных республик. Акты съездов Советов союзных республик Президиум ЦИК мог лишь приостановить, передав вопрос об их отмене на рассмотрение ЦИК СССР. На практике Президиум ЦИК СССР, как правило, не отменял акты, признанные им неконституционными, а предлагал органу, их издавшему, привести их в соответствие с законодательством.

Верховный Суд СССР имел право по собственной инициативе делать представления о приостановлении и отмене не соответствующих Конституции СССР постановлений и распоряжений центральных органов и союзных наркоматов; по требованию ЦИК СССР давал заключения о законности актов органов власти союзных республик; разрешал судебные споры между союзными республиками.

Центральные исполнительные комитеты союзных республик имели право опротестовывать декреты и постановления СНК СССР в Президиум ЦИК СССР. В исключительных случаях ЦИКи республик и их президиумы имели право приостанавливать распоряжения народных комиссаров СССР (при явном их несоответствии постановлениям СНК или ЦИК СССР).

Конституция СССР 1936 года окончательно утвердила приоритет союзного законодательства над республиканским. В ней не предусмотрено право республиканских органов приостанавливать или опротестовывать акты союзных органов.

Контроль за соблюдением Конституции СССР и соответствии ей республиканских конституций был отнесен к ведению Союза ССР, но конкретный орган, осуществляющий этот контроль в Конституции 1936 года не был указан. Президиуму Верховного Совета СССР Конституцией предоставлено право толкования законов и право отменять противоречащие Конституции акты союзного и республиканских совнаркомов (советов министров). Вопросы конституционности нормативных актов также рассматривались Президиумом Верховного Совета СССР1.

Принятая в 1977 году новая («брежневская») Конституция СССР сохранила существовавший порядок осуществления конституционного контроля и конкретно указала эту функцию в списке полномочий Президиума Верховного Совета СССР.

В 1988 году Президиуму Верховного Совета СССР дважды пришлось обсуждать вопросы о конституционности актов нижестоящих Советов: в июле – решений Совета народных депутатов Нагорно-Карабахской автономной области, Верховных Советов Азербайджана и Армении по карабахскому вопросу; в декабре – Декларации о государственном суверенитете Эстонской ССР. В обоих случаях Президиум ВС СССР, признав некоторые акты неконституционными, предлагал отменить эти акты самим органам, их издавшим.

Однако этот механизм, успешно применявшийся Президиумом ВС СССР в 30-х – 70-х годах, перестал срабатывать в условиях ухода от однопартийности и зарождения политического плюрализма. В то же время следует говорить о том, что «более веем семидесятилетием существование советской юридической науки было связано с критикой прежде всего «антизаконодательной», «антипарламентской практики внепарламентского судебного конституционного контроля. Судебное вторжение посредством осуществления конституционного контроля в сферу нормотворческой деятельности парламента, право судебных органов в порядке конституционного контроля аннулировать законы оценивлись однозначно и резко негативно как недопустимые, отрицающие принцип верховенства высшего представительного органа власти, а в конечном счете и само народовластие»1. Именно в этом была заложена сама идея, которая подрывала «традиционный принцип верховенства закона, который, казалось бы, призван охранять институт конституционного контроля»2.

Таким образом, следует заметить, что в условиях тоталитарного государства, каким являлся СССР, когда законодательная, исполнительная и судебная власти были сосредоточены в руках Политбюро ЦК КПСС, конституция выполняла функцию одного из символов государства, как герб, флаг или гимн, выражала интересы ЦК КПСС и была самодостаточна, т.е. ни в какой защите не нуждалась. С распадом СССР и началом строительства в России демократического государства, с утверждения принципа разделения властей появились различные партии и движения. Начался так называемый «парад суверенитетов». Назрела крайняя необходимость в формировании надёжного механизма защиты и охраны Конституции.

Выявившаяся в обоих делах беспомощность союзных властей продемонстрировала, что при переходе реальной власти от партии к Советам могут возникать проблемы, нерешаемые в отсутствие органа постоянного конституционного контроля, уполномоченного отменять неконституционные нормативные акты.

Идея создания специального органа, контролирующего соблюдение Конституции (Комитета конституционного надзора СССР), была выдвинута М.С.Горбачевым на XIX Всесоюзной конференции КПСС в июне 1988 года в рамках программы реорганизации системы органов государственной власти СССР и республик, запланированной на 1989 – 1990 годы.

1 декабря 1988 года в Конституцию СССР были внесены изменения и дополнения, предусматривающие (ст.125) создание Комитета конституционного надзора (ККН) СССР, избираемого Съездом народных депутатов СССР сроком на 10 лет из числа специалистов в области политики и права в количестве Председателя, заместителя Председателя и 21 члена Комитета, включая представителей от каждой союзной республики.

21-23 декабря 1989 года второй Съезд народных депутатов и принял Закон СССР «О конституционном надзоре в СССР» и новую редакцию статьи 125 Конституции. Закон вводился в действие с 1 января 1990. Поправкой к Конституции полномочия Комитета Конституционного Надзора были несколько сокращены по сравнению предлагавшимися: он не мог приостанавливать действие конституций союзных республик; законов, принятых Съездом народных депутатов СССР и их отдельных положений. Съезду народных депутатов СССР было предоставлено право отклонять заключения Комитету Конституционного надзора двумя третями голосов.

А в российской Конституции понятие Комитета конституционного надзора появилось 27 октября 1989 года. В этот день Верховный Совет РСФСР XI созыва принял поправки к Конституции РСФСР, утвердившие новую систему органов государственной власти республики в продолжение горбачевской реформы. Статья 119 13 главы новой редакции Конституции определяла состав, функции и полномочия Комитета Конституционного надзора РСФСР. Функции Комитета — давать (по собственной инициативе, по поручению Съезда народных депутатов РСФСР или по предложению других органов власти) заключения о соответствии законов, законопроектов и «актов других государственных органов и общественных организаций» Конституции и законам РСФСР. При выявлении противоречия акта или его отдельных положений Конституции РСФСР или законам РСФСР исполнение этого акта или его отдельных положений приостанавливается. Он направляет свое заключение органу, принявшему акт, для его отмены или изменения, а также может входить с представлением на Съезд народных депутатов, в Верховный Совет и Совет Министров РСФСР с представлением об отмене противоречащих Конституции или законам актов подотчетных им органов или должностных лиц.

II Съезд народных депутатов РСФСР 15 декабря 1990 заменил подробную статью Конституции о Комитете конституционного надзора РСФСР короткой статьей о Конституционном Суде РСФСР:

Одновременно в статьях 104 и 115 избрание Комитета конституционного надзора РСФСР заменено избранием Конституционного Суда РСФСР.

Таким образом, Съезд предоставил формулирование конкретных функций и полномочий Конституционного Суда органу, принимающему законы –Верховному Совету, хотя и оставил за собой окончательное слово в судьбе закона.

Конституционный Суд по закону 1991 года был создан как орган со всеми необходимыми полномочиями для защиты Конституции. Конституционные основы деятельности Суда постепенно расширялись. Были приняты Закон РФ: от 21.04.1992 г. «Об изменениях и дополнениях Конституции (Основного Закона) РСФСР». Он расширил компетенцию Конституционного Суда за счет полномочий разрешать дела о конституционности политических партий и иных общественных объединений, споры о компетенции между государственными органами; Закон РФ от 9.12.1992 г. «Об изменениях и дополнениях Конституции (Основного Закона) РФ – России», по которому Верховный Совет на основании заключения Конституционного Суда мог отменять не только указы Президента, но и его распоряжения.1

Этот Конституционный Суд просуществовал до 7 октября 1993 года и принял ряд важных решений. Всего им было принято 30 актов, 24 из которых стали результатами рассмотрения конкретных дел. Он провел значительную работу в сфере конституционного контроля, особенно скрупулезно проверяя конституционность правоприменительной практики. В сложившейся политической ситуации (противостояние законодательной и исполнительной властей) Конституционный Суд был вовлечен в политическую борьбу. С позиций права он постепенно перешёл в политическую сферу, все, более превращаясь «из органа правосудия в орган политики».

В конечном итоге это привело к тому, что 7 октября 1993 года был принят Указ Президента РФ №1612 «О Конституционном Суде РФ», который практически приостановил активную деятельность суда. А указом от 24.12.1993 года Закон «О Конституционном Суде» 1991 года был признан недействующим.3 Действовавшая тогда Конституция РСФСР не предусматривала права Президента на приостановление деятельности Конституционного Суда. Статья 121 п.6 напротив говорила, что «полномочия Президента РФ не могут быть использованы для роспуска, либо приостановления деятельности любых законно избранных органов государственной власти»4. Деятельность Конституционного Суда была прервана.

Принятая в декабре 1993 года новая Конституция РФ внесла изменения в систему организации и деятельности конституционного контроля. Началась разработка нового закона о Конституционном Суде, который был подписан Президентом 21 июля 1994 года.1 Это был первый в истории России федеральный конституционный Закон, в котором был учтен опыт работы прежнего Конституционного Суда и устранены многие недостатки прежнего закона.

В настоящее время организация и деятельность Конституционного Суда регулируется Конституцией 1993 года, вышеназванным законом и рядом правовых актов парламента, внутренняя деятельность осуществляется в соответствии с Регламентом Конституционного Суда.

Конституционный Суд возобновил работу лишь в феврале 1995 года и действует ныне на основании статьи 125 Конституции Российской Федерации, Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» (1-ФКЗ от 21 июля 1994)4 и Регламента Конституционного Суда Российской Федерации, принятого самим Конституционным Судом 1 марта 1995 года.

Федеральным конституционным законом «О референдуме Российской Федерации» (N 2-ФКЗ от 10 октября 1995), вступившим в силу 19 октября 1995, на Конституционный Суд была возложена новая обязанность: проверять соблюдение инициаторами референдума требований Конституции. Содержание этой нормы еще ожидает своего истолкования, поскольку в самой Конституции о порядке назначения референдума не говорится ничего.

1 января 1997 введен в действие Федеральный конституционный закон «О судебной системе Российской Федерации» (N 1ФКЗ от 31 декабря 1996)2. Закон не установил каких-либо новых норм в отношении Конституционного Суда РФ (за исключением положений об участии КС в составлении проекта Федерального бюджета). Конституционные (уставные) суды субъектов Российской Федерации включены в судебную систему РФ, но отнесены не к системе федеральных судов, а к числу судов субъектов Федерации.

Если исходить из правила, что демократия является неотъемлемой частью правового государства, и предположить, что все органы государственной власти и их должностные лица обязаны свято соблюдать Конституцию, то следует отметить, что с появлением Конституционного Суда Российской Федерации – первого в истории России органа судебного контроля – Конституция наконец-то перестала быть «иконой», а стала действующим, работающим документом. Появилась практическая возможность прямого применения её норм при осуществлении правосудия и, к сожалению, учреждение Конституционного суда – один из немногих реальных шагов на пути формирования правового государства в России.

В публикациях, касающихся сущности и деятельности Конституционного Суда, высказываются две точки зрения о его политизации. На наш взгляд, Конституционный суд, являясь органом государственного конституционного контроля и защищая Конституцию, просто не может по своей природе, предназначению и задачам быть вне политики, поскольку Конституция, являясь основным законом государства, устанавливая межнациональные, международные принципы взаимоотношения государства, формируя правовой режим общества, структуру государственной власти, сама по себе политична. Следовательно, защищая Конституцию, Конституционный Суд защищает ту политико-правовую идею, которая заложена в Конституции. Однако следует оставить этот вопрос для учёных-правововедов.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ГЛАВА 2. КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ КАК СУДЕБНЫЙ ОРГАН КОНСТИТУЦИОННОГО КОНТРОЛЯ

 

2.1. Полномочия Конституционного Суда

 

В государственно-правовой практике охраны Конституции наряду с конституционным контролем используется и конституционный надзор. Отечественная конституционно-правовая доктрина различает их по ряду признаков. И, прежде всего по роли в утверждении конституционной законности. Преследуя, в конечном счете, единые цели защиты конституционного строя, прав и свобод человека и гражданина, обеспечение верховенства и прямого действия Конституции, они достигают их различными методами. Органы конституционного надзора способствуют разрешению конституционного спора, как правило, посредством решений парламента и сами являются как бы органами парламента1. А органы конституционного контроля занимают самостоятельное место в системе разделения государственной власти в осуществлении своих полномочий, они принимают решения, которые носят окончательный характер. Конституционный контроль в Российской Федерации самостоятельна сфера государственно-властной деятельности. Его осуществляют не только Конституционный суд, но и иные государственные органы. В тоже время следует учитывать и то, что до последнего времени существовали «… прагматически ориентированные, лишенные идеологических оценок конституционного контроля в том числе судебного) в отечественной юридической литературе вплоть до сегодняшнего времени отличаются упрощенным функциональным подходом и в качестве основного внешнего формально-деятельностного показателя выделяют проверку конституционности законов и иных нормативных актов..», что есть «… весьма важное, но явно недостаточное определение, так как оно не дает представления о глубинной сути явления»2.

Учитывая то, что доминирующее положение в системе институтов конституционного контроля в Российской Федерации занимает судебный конституционный контроль, то под ним следует понимать официальную деятельность специально уполномоченного Конституцией и развивающими её иными актами органа (органов), которая осуществляется посредством особой процедуры в целях защиты основ конституционного строя, основных прав и свобод человека и гражданина, обеспечения верховенства и прямого действия Конституции на всей территории Российской Федерации, предупреждения существования в правовой системе неконституционных актов, толкования конституции. При определении понятия конституционного контроля следует привести и ту причину, приводимую Овсепян Ж.И., определяющую необходимость существования судебного конституционного контроля как принцип разделения властей, являющегося основополагающим в демократическом государстве1.

В то же время, необходимо четко понимать и цель осуществления и самого существования конституционного контроля в государстве – именно для обеспечения прав и свобод человека, гражданина, выступая и являясь их гарнатом2.

Конституционный Суд Российской Федерации – это вновь созданный институт, существенно отличающийся от Комитета конституционного надзора СССР порядком формирования, полномочиями и функциями. При формировании Конституционного суда и определение его полномочий усиливались органические пороки института конституционного надзора и были предприняты меры, гарантирующие от их повторения.

С институтонациональной точки зрения Конституционный суд – один из высших государственных органов, независимо и самостоятельно существующий и действующий наряду со всеми другими высшими органами государственной власти Российской Федерации. С позиции функциональной характеристики Конституционный суд представляет собой судебный орган, осуществляющий свою деятельность в форме конституционного судопроизводства. Этот аспект, если его соотнести с практикой организации судебной власти, является преобладающим. Именно поэтому решения Конституционного Суда, по смыслу Конституции и Закона о Конституционном Суде, не являются актами выражения политической воли; суд не рассматривает политические вопросы, его решения всегда должны быть решениями о праве.

Прежде, чем исследовать конкретные полномочия Конституционного Суда РФ, нужно отметить, что Конституционный Суд России относится к Европейской модели конституционного правосудия. Он не возглавляет инстанционную систему судов, но по процедуре формирования относится к американской модели.

Далее, конституционный контроль в РФ абстрактный, т.е. перечисленные в Конституции государственные органы и высшие должностные лица1 имеют право обратиться с запросом в Конституционный Суд без какого-либо предварительного обращения в другой суд и даже в ряде случаев безотносительно к наличию конкретного спора или конфликта.

Деятельность Конституционного Суда построена на системе последующего контроля. Суд проверяет на соответствие Конституции законы, вступившие в законную силу и, следовательно, на момент проверки уже действовавшие определенное время. Стрекозов отмечает, что «преимущество такой системы в том, что при ней никогда не поздно исправить ошибку законодателя, но есть и недостаток: закон в конечном итоге оказавшийся неконституционным, действовал в течение некоторого времени, оказывая негативное влияние на правопорядок».2 Ведерникова выделяет следующую положительную черту: «только последующий контроль дает возможность обращения гражданина в суд по поводу нарушения его конституционных прав и свобод».3 Как говорит Баглай, «Конституционный Суд РФ обладает «связанной компетенцией», что означает возможность осуществления Судом своих полномочий только по запросам или жалобам лиц, упомянутых в Конституции».4 Суд не вправе рассматривать какие-либо дела по собственной инициативе, что «служит противовесом значительным полномочиям Суда», как пишет Баглай.1 Суд может самостоятельно решать вопрос об использовании права законодательной инициативы по вопросам его ведения, что предусмотрено ч.1 ст.104 Конституции РФ.

Важной особенностью юридической природы Конституционного Суда Российской Федерации является то, что он должен не только применять Конституцию и право, но и «находить» право. Этот аспект правовой природы судебного конституционного контроля является предметом спора и в странах, обладающих давними и прочными традициями такого контроля.

В правовой системе России официальное толкование Конституции согласно статье 125 предоставлено только и исключительно Конституционному Суду Российской Федерации. Это не означает, что толкование не предпринимается другими органами государственной власти. Оно осуществляется правоприменителем, а также гражданами, но только Конституционный Суд принимает такие акты толкования, которые строго обязательны для всех субъектов российского права и обладает по существу нормативным характером. Это отличает конституционный суд от всех иных судов или иных органов государственной власти, которые могут в своей деятельности руководствоваться краткосрочными интересами или принимать решения под влиянием давления различных общественных групп. Конституционный суд в этом смысле, является хранителем долгосрочных конституционных ценностей, на основе которых выверяются решения органов законодательной или исполнительной власти.

Конституционные суды являются не только судебными, но и такими конституционными органами, которым предоставлено право осуществлять контроль за деятельностью законодательной и исполнительной властью. В данном смысле органы конституционного контроля сами представляют высшую государственную власть. Такова главная особенность конституционного правосудия, отличающая его от судов общей юрисдикции и арбитражных судов. Этим качеством Конституционного Суда обусловлена его интегрирующая роль как гаранта политического мира в обществе и государстве. Об этом свидетельствует практика деятельности конституционных судов Итальянской республики и ФРГ, конституционного совета Французской республики.

Следует сделать оговорку: названная функция конституционного суда Российской Федерации может и должна осуществляться только в форме судебного разбирательства и с соблюдением всех установленных законом процессуальных правил и норм. Именно в этом случае его позиция в качестве арбитра, миротворца имеет правовое значение и влечёт юридические последствия, обязательные для всех участников спора.

Существенную новацию претерпела компетенция Конституционного Суда Российской Федерации в Конституции Российской Федерации 1993 года. В частности, её статья 125 устанавливает:

  1. Конституционный Суд Российской Федерации по запросам Президента Российской Федерации, Совета Федерации, Государственной Думы, одной пятой членов Совета Федерации или Депутатов Государственной Думы, Правительства Российской Федерации, Верховного Суда Российской Федерации и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, органов законодательной и исполнительной власти субъектов Российской Федерации разрешает дела о соответствии Конституции Российской Федерации:
  • Федеральных Законов, нормативных актов Президента Российской Федерации, Совета Федерации, Государственной Думы, Правительства Российской Федерации;
  • Конституций республик, уставов, а так же законов и иных нормативных актов субъектов Российской Федерации, изданных по вопросам, относящимся к ведению органов государственной Власти российской Федерации и органов Государственной Власти субъектов Российской Федерации;
  • договоров между органами государственной власти Российской федерации и органами государственной власти субъектов Российской Федерации, договоров между органами государственной власти субъектов Российской Федерации;
  • не вступивших в силу международных договоров Российской Федерации.
  1. Конституционный Суд Российской Федерации разрешает споры о компетенции:
  • между федеральными органами Государственной власти;
  • между органами Государственной Власти Российской Федерации и органами Государственной Власти субъектов Российской федерации;
  • между высшими Государственными органами Государственной власти Российской Федерации.
  1. Конституционный Суд Российской Федерации по жалобам на нарушение прав и свобод граждан и по запросам судов проверяет конституционность Закона, примененного или подлежащего применению в конкретном деле, в порядке установленном федеральным законом.
  2. Конституционный суд Российской Федерации по запросам Президента Российской Федерации, Совета Федерации, Государственной Думы, Правительства Российской Федерации, органов законодательной власти субъектов Российской Федерации даёт толкование Конституции Российской Федерации.
  3. Акты или отдельные положения, признанные неконституционными, утрачивают силу; не соответствующие Конституции Российской Федерации международные договоры Российской Федерации не подлежат введению в действие и применению.
  4. Конституционный Суд Российской Федерации даёт заключение о соблюдении установленного порядка выдвижения обвинения Президента Российской Федерации в государственной измене или совершении иного тяжкого преступления.

    В развитии Конституции Российской Федерации 1993 года Федеральный Конституционный Закон «О конституционном Суде Российской Федерации» в числе его полномочий указывает на право Суда выступать с законодательной инициативой по вопросам своего ведения, а так же на осуществление их полномочий, предоставляемых ему Конституцией, федеративным договором и федеральными конституционными законами. В данной связи круг полномочий Суда должен быть дополнен его правом направлять палатам Федерального Собрания Российской Федерации послания, принимать свой регламент, в соответствии со статьёй 12 Федерального конституционного закона «О референдуме Российской Федерации» от 10 октября 1995 года проверять соблюдение предусмотренных Конституцией требований к референдуму Российской Федерации.

    Суд может так же пользоваться правами, предоставленными ему заключениями в соответствии со статьёй 11 Конституции Российской Федерации договорами о разграничении предметов и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов Российской Федерации, если эти права не противоречат его юридической природе и предназначению в качестве судебного органа конституционного контроля. Сравнение положений Закона о Конституционном Суде 1991 года статья 165 прежней и статьи 125 новой Конституции Российской Федерации, а так же действующего Закона о Конституционном Суде позволяет, пожалуй, говорить об определённой тенденции. Статья 165 прежней конституции существенно расширила полномочия суда по сравнению с Законом о Конституционном Суде Российской Федерации, тем самым, создав некоторые легальные возможности вмешательства этого органа в сферу деятельности законодательной и особенно исполнительной власти, а так же некоторой политизации деятельности суда. Статья 125 новой Конституции Российской Федерации ликвидировала эти легальные основания, а так же учла новые реалии Российской Федерации и то разграничение предметов ведения и полномочий, которое сложилось в судебной системе, и вернула Конституционному Суду право толкования Конституции Российской Федерации, которое традиционно принадлежит именно органам судебного конституционного контроля.

    В этой связи обращают на себя внимание следующие особенности конституционного регулирования статуса Конституционного суда1:

  5. Из числа субъектов, обладающих правом обращения с запросами в Конституционный Суд изъяты: Федеральное собрание в целом (таким правом обладают палаты парламента); отдельные депутаты, которые лишены возможности возбудить дело в суде (это право принадлежит теперь одной шестой членов Совета Федерации и депутатов Государственной Думы); Генеральный прокурор Российской Федерации; общественные организации в лице их республиканских органов.
  6. Запрос о проверке Конституционности может касаться только законов и нормативных актов Президента Российской Федерации, Совета Федерации, Государственной Думы и Правительства Российской Федерации. Следовательно, акты право применения остались за пределами проверки их Конституционным Судом, причем проверка нормативных актов так же ограничена уровнем не ниже Правительства Российской Федерации.
  7. Объектом проверки являются не только федеральные законы и иные нормативные акты, но и конституции, уставы, а так же законы и иные нормативные акты субъектов Российской Федерации, изданные по вопросам, относящимся к ведению федеральных органов государственной власти и совместному ведению Федеральных органов государственной власти субъектов Российской Федерации.
  8. Объектами проверки являются государственные договора, т.е. договора между федеральными органами государственной власти и органами государственной власти субъектов Российской Федерации, а так же договора между органами государственной власти субъектов Российской Федерации.
  9. Проверке на конституционность подлежат при наличии соответствующих условий не вступившие в силу международные договора Российской Федерации.
  10. В компетенцию Конституционного Суда входит разрешение споров о компетенции между федеральными органами государственной власти, между ними и органами государственной власти субъектов Российской Федерации, а так же между высшими государственными органами субъектов Российской Федерации. В последнем случае возможно и необходимо двойное толкование: с одной стороны, речь идет о спорах между высшими государственными органами одного и того же субъекта Российской Федерации, с другой – о спорах между высшими государственными органами различных субъектов Российской Федерации.
  11. Существенно обновлена форма участия Конституционного Суда в защите прав человека. Статья 125 (часть 4) Конституция Российской Федерации легализовала институт конституционной жалобы. Речь идет о проверке не собственно правоприменительной практики, а нормы закона, применённого или подлежащего применению в конкретном деле. Такая проверка может осуществляться не только по жалобам граждан на нарушение их конституционных прав и свобод, но и по запросам судов, а так же по обращениям генерального прокурора Российской Федерации. Порядок заявления жалоб и обращения в Конституционный Суд с запросами усматривается федеральным законом.
  12. Конституционному Суду Российской Федерации предоставлено право давать толкование Конституции Российской Федерации. Такое толкование (имеется в виду официальное, а не казуальное толкование, осуществляемое всеми правоприменителями) может даваться только по запросам Президента Российской Федерации, Совета Федерации, Государственной Думы, Правительства Российской Федерации, органов законодательной власти субъектов Российской Федерации.
  13. Значительно сужены возможности Конституционного Суда в процессе отрешения Президента Российской Федерации от должности. Он лишь по запросу Совета Федерации даёт заключение о соблюдении установленного порядка выдвижения обвинения Президента Российской Федерации в государственной измене или совершении иного тяжкого преступления.

    Обращает на себя внимание то, что статья 125 новой Конституции России исключила из компетенции Конституционного Суда Российской Федерации проверку конституционности политических партий, иных общественных объединений и массовых движений.

    Некоторые полномочия Конституционного Суда тесно соприкасаются с полномочиями Президента Российской Федерации1. Речь идёт не только о том, что дела, перечисленные в части 2 статьи 125 Конституции Российской Федерации, возбуждаются в Конституционном Суде по запросам Президента Российской Федерации, но и о полномочиях главы государства, предусмотренных статёй 85 Конституции.

    Согласно статье 85 Конституции Российской Федерации (часть 1) Президент Российской Федерации может использовать согласительные процедуры для разрешения разногласий между органами государственной власти субъектов Российской Федерации и органами государственной власти Российской Федерации. В случаях не достижения согласованного решения он может передать разрешение спора на рассмотрение соответствующего суда.

    Во-вторых, в статье 85 (часть 1) говорится не об обязанности, а о праве Президента Российской Федерации использовать согласительные процедуры.

    Конституция Российской Федерации и действующее законодательство не определяет содержание согласительных процедур, это дело видимо будущего.

    Для адекватного определения юридической природы и предназначения Конституционного Суда, с которыми должны сопрягаться его полномочия при разрешении любых конституционных споров, важное значение имеет вынесение целей и задач Конституционного Суда.

    В статье 3 Закона о Конституционном Суде к числу преследуемых судом целей отнесены защита основ конституционно строя, основных прав и свобод человека и гражданина, обеспечения верховенства и прямого действия Конституции на всей территории Российской Федерации. В действующем Законе о Конституционном Суде нет указания на задачи этого органа судебного конституционного контроля, хотя путём доктриального истолкования Закона в качестве задач Суда можно рассматривать способствование утверждению законности, укрепление правопорядка, воспитание в должностных лицах и гражданах уважения к Основному Закону Российской Федерации.

    Все же некоторые авторы отмечают, что между целями и задачами Конституционного Суда нет неопределённого различия, они взаимосвязаны, их связь носит взаимопроникающий характер, если цель – это то к чему стремится, то есть предвидимый и желаемый субъектом, а также желательный с точки зрения закона результат, достижению которого должна служить деятельность Суда, то задача представляет собой предметное выражение цели1. Через выполнение стоящих перед Конституционным Судом задач реализуются его цели.

    Перечисленные в статье 3 Закона о Конституционном Суде цели составляют систему, объединённую внутренней связью и взаимодействием; одновременно эти цели играют объединяющую роль, поскольку именно они интегрируют деятельность Конституционного Суда при реализации им различных полномочий установленных Конституцией и законами Российской Федерации, в единую систему. Эти цели имеют определяющие для всего общества и государства значение. Они обладают функционально-предметным характером, поскольку охватывают и результаты, выражающиеся в определённом поведении, и конечный социальный итог такого поведения. Их особая социальная и юридическая значимость состоит в том, что они преследуются не только Конституционным Судом, но и всей системой представительной и исполнительной власти, а также в процессе конституционного и в целом правового регулирования. В них воплощаются наиболее важные интересы общества. Личности и государства и сочетаются национальные интересы с интересами международного сообщества в целом.

    Цели Конституционного Суда не находятся в состоянии соподчинения, их одинаково важно учитывать в его деятельности при рассмотрении дел конституционности нормативных актов и международных договоров, споров о компетенции, толковании Конституции или реализации иных полномочий, предусмотренных Конституцией и законами Российской Федерации. Именно полномочия Конституционного Суда и установленный Законом о Конституционном Суде процессуальный порядок их реализации представляет собой средства, пути, способы достижения провозглашённых в Законе целей Конституционного Суда Российской Федерации.

    Цели и задачи Конституционного Суда имеют нормативный характер и служат ему ориентирами при выборе решений1. Суд не может их игнорировать при разрешении того или иного конституционного спора. Решение, противоречащее им, было бы неконституционным, ибо способно привести к таким социально-правовым результатам, которые чреваты подрывом суверенитета народов Российской Федерации, разрушением конституционного строя, нарушением основных прав и свобод человека, законных интересов граждан и юридических лиц, коррозии конституционной законности.

    Выше уже говорилось, что Конституционный Суд РФ осуществляет последующий, а не предварительный контроль за конституционностью законов, но по смыслу частей 2 и 4 ст. 125 Конституции видно, что это так называемый «смешанный контроль», т.е. Суд проверяет конституционность закона, примененного или подлежащего применению в конкретном деле. В п.3 Постановления Пленума Верховного суда содержится следующее указание: «в случае неопределенности в вопросе о том, соответствует ли Конституции РФ примененный или подлежащий применению по конкретному делу закон, суд … обращается в Конституционный Суд с запросом о конституционности этого закона». Из этого следует, что при отсутствии такой неопределенности, т.е. сомнений в неконституционности закона, судья применяет Конституцию, не сообщая об этом в Конституционный Суд. Таким образом, норма права, которую судья посчитал неконституционной, продолжает действовать. Но суды общей юрисдикции не признают, что закон не соответствует Конституции, — это прерогатива Конституционного Суда РФ. В таком случае возникает вопрос: как узнать судьям Конституционного Суда о том, что противоречащий Конституции закон не применяется? Такой закон продолжает действовать, его применяют другие судьи, не обнаружившие противоречия между законом и Конституцией. Некоторые авторы видят опасность в том, что обращение в Конституционный Суд по поводу закона, противоречащего Конституции, подрывает принцип прямого действия Конституции. Но это не так. Судья напрямую применяет Конституцию, отвергая противоречащий ей закон. В его обязанность входит лишь сообщить об этом в Конституционный Суд с тем, чтобы этот закон официально был признан неконституционным, и чтобы его не применяли другие судьи.

    Как отмечает Стрекозов, в целях деполитизации Конституционный Суд решает исключительно вопросы права.1 С ним соглашается Овсепян, но говорит, что «было бы неискренним отрицать свойственность политического начала функционирования конституционного контроля».1 Автор говорит о том, что политика находится в сфере внимания Конституционного Суда лишь в той мере, объеме, части, которые совпадают с формальным правом, закрепляющим полномочия Суда с юрисдикционной формой его деятельности.

    В процессе деполитизации она выделяет 2 стороны:

  14. общая политизация судебного конституционного контроля в сравнении с обеими политическими ветвями власти, вместе взятыми. Это, как считает Овсепян, »положительная и неизбежная политизация, если не нарушается специализация контроля в механизме разделения властей в качестве правовой ветви»;2
  15. односторонняя – ориентация Конституционного Суда на «сдерживание» или «поддержку» какой-либо одной из политических ветвей власти. Эта политизация более опасна, так как создает угрозу дестабилизации власти. Иную точку зрения высказывает Страшун: «…суд – один из высших органов государственной власти независимо от того, как он определен в Конституции и законе, и поэтому одной из имманентных (неотъемлемых) функций конституционного правосудия является политическая».3

    Следовательно, нужно найти ту золотую середину, которая определяет юридическую деятельность Конституционного Суда от его интеграции в текущую политику.

    Законом установлены пределы вмешательства Конституционного Суда в сферу исполнительной власти, когда речь идет о проверке конституционности соответствующих нормативно-правовых актов. Определен исчерпывающий перечень оснований для такой проверки, а именно: по содержанию норм; по форме нормативного акта; по порядку подписания, заключения, принятия, опубликования или введения акта в действие; с позиций разделения властей; с точки зрения разграничения компетенции между федеральными органами государственной власти; под углом зрения разграничения предметов ведения и полномочий между органами государственной власти РФ и её субъектов, в том числе между соответствующими органами исполнительной власти.

    Таким образом, можно сделать вывод, что Конституционный Суд не имеет возможности оценить целесообразность принятия того или иного акта, а решает лишь один главный вопрос – о законности такого акта по отношению к нормам Конституции. Он вправе признать такие акты неконституционными, в результате чего акт в целом или отдельные его положения утрачивают силу.

    Рассмотрев полномочия Конституционного Суда РФ, можно сделать вывод, что существует много проблем в деятельности Суда. В частности, вообще не решен вопрос об установках и принципах, из которых должен исходить Суд при толковании Конституции. Далее, не урегулирован вопрос об исполнении постановлений Конституционного Суда и т.д. Остается надеяться, что в рамках судебной реформы, которая продолжается и по сей день, эти проблемы будут решены.

     

    2.2. Состав Конституционного Суда и порядок его образования

     

    Действующими конституциями во всем мире используются две процедуры формирования состава суда: парламентская и смешанная. К чисто парламентской, как отмечают Баглай1 и Страшун2, относится порядок формирования Федерального суда ФРГ, половина членов которого избирается Бундестагом, а половина – Бундесратом. В ряде стран судьи конституционных судов назначаются парламентом по представлению главы государства, а в некоторых – наоборот, главой государства по представлению верхней палаты парламента. Основное в этом последнем варианте – представление, а само назначение носит формальный характер.

    В смешанной процедуре парламент принимает лишь частичное участие. Во Франции Президент Республики, Председатели Национального собрания и Сената назначают в Конституционный Совет каждый по три члена сроком на девять лет.

    В Российской Федерации, согласно Конституции РФ1, судьи Конституционного Суда назначаются Советом Федерации по представлению Президента РФ. Как отмечает Страшун, «члены Совета Федерации не должны предлагать Президенту кандидатуры в состав Конституционного Суда, так как Совет Федерации назначает судей по предложению Президента».2 Конституционный Суд РФ состоит из 19 судей. Статья 8 Федерального Конституционного закона содержит требования, предъявляемые к кандидату на должность судьи Конституционного Суда РФ: судьей может быть назначен гражданин РФ, достигший ко дню назначения возраста не менее 40 лет, с безупречной репутацией, имеющий высшее юридическое образование и стаж работы по юридической профессии не менее 15 лет, обладающий признанной высокой квалификацией в области права. Совет Федерации рассматривает вопрос о назначении на должность судьи в срок не позднее 14 дней с момента получения представления Президента РФ. Статья 12 названного Закона определяет срок полномочий судьи – 15 лет, а также содержит положение о том, что назначение судьи на второй срок не допускается. Встает вопрос: почему полномочия судей Конституционного Суда ограничены конкретным сроком? Можно предположить, что это способствует улучшению работы Суда при периодической «смене кадров». Новая редакция закона увеличивает срок полномочий судей: с 12 до 15 лет, что наоборот свидетельствует об относительной стабильности состава судейского состава.

    Согласно закону, существует принцип несовместимости должности судьи с занятием должностей в органах политических ветвей власти, – об этом говорит статья 11. В этом как раз и проявляется аполитичность Конституционного Суда, как считает Овсепян3. Она также указывает на следующие проблемы:

  • отсутствие роли Правительства в формировании Суда;
  • различные полномочия имеют тенденцию накладываться друг на друга и конкурировать между собой;
  • в РФ судьи «не переживают» многих Президентов (как в США), поэтому может возникнуть зависимость судей от Президента, который их представляет Совету Федерации до назначения.

    По новому Закону увеличивалось число судей до 19, установлен срок пребывания в должности судьи —12 лет и предельный возраст пребывания в этой должности — 70 лет (для вновь назначаемых судей), повышен минимальный возраст для кандидатов в судьи до 40 лет. В отличие от прежней однопалатной структуры Суда теперь в нем образованы две палаты (по 9-и 10 судей), которые равноправны и решения которых имеют такую же юридическую силу, как и решения Суда в целом. Конституционный Суд стал более самостоятельным в организационном и финансовом отношении, а также в кадровых вопросах.

    Рассмотрев процедуру назначения судей, можно сделать вывод, что данная процедура заимствована из США. Необходимо отметить, что в процедуре формирования должны принимать участие все три ветви власти, каждая из которых представляет свою «долю» кандидатов. Назначение должна осуществлять Государственная Дума, которая выражает интересы всего народа в целом, а не Совет Федерации, выражающий интересы субъектов Российской Федерации.

     

    2.3. Структура и организация деятельности Конституционного Суда

     

    Действующий Закон о Конституционном Суде Российской Федерации существенно модифицировал организационные формы Конституционного судопроизводства. Прежний Закон устанавливает, что все дела рассматриваются и разрешаются Судом только в полном составе. Это требование Закона привело к тому, что Суд не всегда мог уложиться в предусмотренные сроки. По этому Суд, в целом соблюдая принцип рассмотрения и разрешения дел с учётом времени их поступления, тем не менее, имел возможность варьировать очерёдность рассмотрения дел в зависимости от их социальной и юридической значимости. Причём значимость дел зачастую определялось общественным вниманием к ним, что отнюдь не способствовало формированию атмосферы относительной отрешенности от социальных, политических и прочих не правовых актов при разрешении соответствующего конституционного спора1.

    Согласно статье 20 действующего Закона Конституционный Суд рассматривает и разрешает дела в пленарных заседаниях палат. В пленарных заседаниях участвуют все судьи Конституционного Суда, полномочия которых не приостановлены или не прекращены. Суд состоит из двух палат, включающих в соответственно девять и десять судей. Персональный состав палат определяется путём жеребьевки, порядок проведения которой устанавливается Регламентом Конституционного Суда. При этом состав палат не должен оставаться неизменным более чем три года.

    Закон достаточно чётко осуществляет разграничения полномочий пленарного заседания Суда и его палат. Прежде всего, установлено общее правило: Конституционный Суд в праве рассмотреть в пленарном заседании любой вопрос, входящий в компетенцию Суда. Исключительно в пленарных заседаниях Суд:

  1. Разрешает дела о соответствии Конституции Российской Федерации Конституций республик и уставов иных субъектов Российской Федерации.
  2. Даёт толкование Конституции Российской Федерации.
  3. Даёт заключение о соблюдении установленного порядка выдвижения обвинения Президента Российской Федерации в государственной измене или совершении иного тяжкого преступления.
  4. Принимает послания Конституционного Суда Российской Федерации.
  5. Решает вопрос о выступлении с законодательной инициативой.

    Конституционный Суд в пленарных заседаниях так же:

  6. Избирает Председателя, Заместителя Председателя, судью – секретаря Конституционного Суда
  7. Формирует персональный состав палат Конституционного Суда
  8. Принимает Регламент Конституционного Суда и вносит в него изменения и дополнения.
  9. Устанавливает очерёдность рассмотрения дел в пленарных заседаниях Суда, а так же распределяет дела между палатами.
  10. Принимает решения о приостановлении или прекращении полномочий судьи Конституционного Суда Российской Федерации, а так же о досрочном освобождении от должности Председателя, заместителя Председателя и судьи-секретаря Суда.

    При определении перечня вопросов, рассматриваемых в заседаниях палат Конституционного Суда, так же установлено следующее общее правило: Конституционный Суд в заседаниях палат разрешает дела, отнесённые к ведению Суда и не подлежащие рассмотрению согласно Закона исключительно в пленарных заседаниях.

    Конституционный Суд Российской Федерации в заседаниях палат:

  11. Разрешает дела о соответствии Конституции Российской Федерации:
  • Федеральных законов, нормативных актов Президента Российской Федерации, Совета Федерации, Государственной Думы, Правительства Российской Федерации
  • Законов и иных нормативных актов субъектов Российской федерации, изданных по вопросам, относящихся к ведению органов государственной власти Российской Федерации и совместному ведению органов государственной власти и органов государственной власти субъектов Российской Федерации
  • Вступивших в силу международных договоров Российской Федерации
  1. Разрешает споры о компетенции:
  • между федеральными органами государственной власти
  • между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов Российской Федерации
  • между высшими государственными органами субъектов Российской Федерации
  1. По жалобам на нарушение конституционных прав и свобод граждан и по запросам судов проверяет конституционность закона, применённого или подлежащего применению в конкретном деле

     

    2.4. Решения Конституционного Суда: виды, порядок принятия, юридическая сила

     

    Особое положение, занимаемое Конституционным Судом в системе органов государственной власти, и присущее ему качество высшего судебного органа конституционного контроля в Российской Федерации1, осуществляющего судебную власть в форме конституционного судопроизводства, предопределяет обязанность его решений, принятых в пределах его компетенции, на всей территории Российской Федерации для всех органов государственной власти и органов местного самоуправления, а также предприятий, учреждений и организаций, должностных лиц, граждан и их объединений (статья 6). Обязательность решений Суда не ограничивается не по сфере распространения (вся территория Российской Федерации), ни по кругу адресатов (все субъекты права на территории Российской Федерации, а также граждане Российской Федерации и российские юридические лица находящиеся за границей). При этом имеется ввиду прежде всего итоговое решение Суда по существу рассмотренного дела о соответствии Конституции Российской Федерации нормативных актов, государственных договоров и не вступивших в силу международных договоров Российской Федерации, о разрешении споров о компетенции. По жалобам на нарушение конституционных прав и свобод и по запросам судов о конституционности закона, применённого или подлежащего применению в конкретном деле, а также о толковании Конституции Российской Федерации. Решение, принимаемое по любому из перечисленных вопросов, именуется постановлением. Постановления выносятся именем Российской Федерации.

    Решения суда формально считаются имеющими силу только для тех дел, в связи, с которыми они были вынесены, но в действительности эти решения являются источниками права1.

    Закон о Конституционном Суде не даёт однозначного ответа на вопрос, присуща ли обязывающая сила решения Конституционного Суда только его формулировке или она распространяется на его мотивирующую часть. Постановка такого вопроса обусловлена рядом норм прямого Закона о Конституционном Суде, прежде всего частью 4 статьи 46, согласно которой Конституционный Суд Российской Федерации письменно изменял решения немедленно после его принятия. Суд мог отложить составление мотивированного решения на срок не более 2 недель, ограничившись изложением формулирования решения, приобщаемой к протоколу заседания. Из этого положения Закона можно сделать вывод о том, что обязывающей силой обладала только формулировка, содержащаяся в резолютивной части постановления, но не то обоснование, которое суд использовал в его мотивированной части. Однако такой вывод не согласовывается с рядом иных положений Закона.

    В частности, статья 84 устанавливала, что решения, изложенные в виде отдельного документа, должны быть опубликованы в «Ведомостях Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации» не позднее или в семидневный срок после их изложения и в «Вестник Конституционного Суда Российской Федерации», а в предусмотренных этой статьёй случаях – и в иных изданиях. Как видим, в законе речь шла не о краткой формулировке, конечных выводах суда, содержащихся в постановляющей части решения, а о решении в целом.

    По мнению видного германского государствоведа Т. Маунца, «в общем, можно, пожалуй, распространять обязывающую силу и на ведущие начала решения, но, конечно, лишь в той степени, в какой требует разъяснения руководящая мысль решения, и лишь постольку, поскольку эти начала применяются в связи с его руководящей мыслью, а не самостоятельно, сами по себе. Эта обязывающая сила ни в коем случае не распространяется просто на обоснование решения, в особенности на замечания в обосновании, не имеющие значения для результатов решения»1.

    Если исходить из действующего законодательства Российской Федерации, то едва ли эта позиция может быть принята безапелляционно. Несомненно, одно: решениям Конституционного Суда действительно присуща материально-правовая сила закона, но это решение не является нормативным актом и не рассматривается в качестве прецедента, имеющего нормативно-регулирующее значение, хотя фактически и выступает таковым. Оно не может быть отменено принимаемым Парламентом законом или иным актом законодательной или исполнительной власти. Вместе с тем в недавнем прошлом приходилось учитывать, что вывод об обязывающей силе и формулировке решения и его мотивировочной части вступал в определённое противоречие с пунктом 8 части первой статьи 109 ранее действовавшей Конституции, согласно которому, толкование законов Российской Федерации (следовательно, и Конституции) давал Верховный Совет. Отсюда вытекала возможность коллизии между судебным истолкованием той или иной конституционной либо конкретизирующей её нормы и толкованием этих норм, которые давалось самим законодателем.

    Данная коллизия могла быть разрешена либо признаками обязательной юридической силы только за формулы решения, либо предоставлением права толковать Конституцию Конституционному Суду Российской Федерации. Причем второй вариант Суду всегда представлялся более соответствующим логике принятой в российской Федерации концепции конституционного контроля, в противном случае окончательность решений Конституционного Суда по всем подведомственным ему вопросам ставилась под сомнение, поскольку законодательная власть толкованием применённой Судом конституционной нормы могла поставить его перед необходимостью пересмотра своего решения. Истины ради, однако, нужно отметить, что ранее действовавший Закон и в данном случае предусматривал некоторые гарантии независимости Конституционного Суда: в статье 53 говорилось о возможности пересмотра решения по собственной инициативе.

    Создатели действующей Конституции и авторы нового Закона о Конституционном Суде Российской Федерации учли отмеченные противоречия. Закон не предусматривает теперь возможность ограничиться оглашением лишь краткой формулировки решения, отложив составление мотивированного решения на срок до двух недель. Решения Конституционного Суда Российской Федерации излагаются в виде отдельных документов с обязательным указанием мотивов их принятия. Статья 77 Закона о Конституционном Суде с учётом прежней практики Суда особо оговаривает: «решение Конституционного Суда Российской Федерации провозглашается в полном объёме в открытом заседании Конституционного Суда Российской Федерации немедленно после его подписания».

    Кроме того, статья 125 действующего Основного Закона толкования Конституции Российской Федерации отнесла к компетенции Конституционного Суда. В силу этого законодательная власть утратила возможность воздействия на решения Суда в смысле его пересмотра последующим толкованием конституционного положения, применённого Судом. Именно по этому из проекта Закона о Конституционном Суде была исключена содержавшаяся в нём статья 84, которая регламентировала пересмотр решения Конституционного Суда в случае, предусмотренном Законом о Конституционном Суде, итоговое решение Суда именуется заключением. Согласно части 3 статьи 71 заключением называется итоговое решение Суда по существу запроса о соблюдении установленного порядка выдвижения обвинения Президента Российской Федерации в государственной измене или совершении иного тяжкого преступления. Закон устанавливает, что запрос о даче такого заключения направляется в Конституционный Суд Советом Федерации. Никакой иной орган государственной власти, включая Государственную Думу, не вправе обращаться с таким запросом. Причём запрос, направляемый Советом Федерации, рассматривается Судом при двух условиях: обвинение в государственной измене или совершении иного тяжкого преступления выдвинутого Государственной Думой; имеется заключение Верховного Суда Российской Федерации о наличии в действиях Президента признаков соответствующего преступления. Закон устанавливает достаточно жесткие временные рамки, в которых действует Конституционный Суд при реализации данного полномочия.

    Статья 50 Закона о Конституционном Суде посвящена требованиям Конституционного Суда Российской Федерации. Обязательными являются требования о предоставлении текстов нормативных и других правовых актов, документов и их копий, дел, сведений и других материалов; о заверении документов и текстов нормативных актов; о проведении проверок, исследований, экспертиз; об установлении наличия или отсутствия определенных обстоятельств; о выделении специалистов; о даче разъяснений, консультаций и об изложении профессиональных мнений по рассматриваемым им делам.

    Конституционный Суд может запросить в Верховном Суде, Высшем Арбитражном Суде, судах общей юрисдикции, арбитражных судах Российской Федерации и её субъектов, и других правоприменителей сведения соответственно по судебной, арбитражной или иной правоприменительной практике и принятому истолкованию законодательства. Это право Конституционного Суда вытекает из части 2 статьи 74 Закона о Конституционном Суде Российской Федерации, согласно которой Суд принимает решение по делу, оценивая как буквальный смысл рассматриваемого акта, так и смысл, придаваемый ему официальными и другими актами толкования или сложившейся правоприменительной практикой, а так же исходя из его места в системе правовых актов. Требования Суда, обращенные к указанным правоприменителям, так же обязательны.

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

    Глава 3. ИНЫЕ ФОРМЫ КОНСТИТУЦИОННОГО КОНТРОЛЯ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

     

    В конституционном контроле в пределах своей компетенции участвуют и другие органы – Президент (ст. 85, 115 Конституции РФ), Правительство, законодательные и исполнительные органы субъектов Федерации, обычные суды, прокуратура1. Однако судебный конституционный контроль как особая и самостоятельная сфера деятельности выражается в проверке и оценке посредством специальной процедуры соответствия Конституции законов, других нормативных актов, которые в случае признания их неконституционными утрачивают силу. Иные акты, норм права не устанавливающие, Конституционный Суд проверять не правомочен. Судьи конституционных (уставных) судов субъектов Федерации и мировые судьи назначаются (избираются) на должность в порядке, установленном законами субъектов РФ.

    Так Президент РФ обладает важным правом приостанавливать действие актов органов исполнительной власти субъектов РФ в случае противоречия этих актов Конституции РФ и федеральным законам, международным обязательствам РФ или нарушения прав и свобод человека и гражданина. Кроме того, Президент РФ оказывает непосредственное влияние на действие Федерального Конституционного Суда путем участия в назначении его членов.

    В то же время говорить об реальном обладании функциями конституционного контроля Правительством РФ нельзя, так как конституционная компетенция Правительства РФ носит самый общий характер, которая тесно переплетается с полномочиями Президента РФ. Скорее всего целесообразнее говорить о том, что оно обеспечивает осуществление и действие органов конституционного контроля в Российской федерации, так как в его компетенцию входит обеспечение законности, прав и свобод граждан, охране собственности и общественного порядка, борьбе с преступностью, финансирование и укрепление материально-технической базы правоохранительных органов, обеспечение деятельности органов судебной власти и т.п.

    Пожалуй, одно из важнейших мест среди органов конституционного контроля в Российской Федерации занимает Прокуратура, которая не входит в судебную власть. Прокуратура призвана обеспечивать верховенство закона, единство и укрепление законности, защита прав и свобод человека и гражданина, а также охраняемые законом интересы общества и государства. В этих целях прокуратура осуществляет надзор за соблюдением Конституции РФ, исполнением законов и соблюдением правами человека и гражданина федеральными министерствами и ведомствами, представительными (законодательными) и исполнительными органными субъектов РФ, органами местного самоуправления, органами военного управления, органами контроля, их должностными лицами, а также за соответствием законам издаваемых ими правовых актов.

    Кроме того, к органам Конституционного контроля следует отнести и Конституционные (Уставные) суды субъектов Российской Федерации. Проведение в нашей стране правовой реформы, закрепление в Конституции Российской Федерации принципов федерализма, признание за субъектами Российской Федерации права иметь самостоятельные правовые системы и самостоятельные системы органов государственной власти обусловили необходимость создания эффективных правовых механизмов защиты Конституции Российской Федерации, конституций и уставов субъектов Федерации. Демократизация государства вызвала необходимость создания эффективных форм осуществления конституционного контроля. Опыт формирования органов государственной власти в Российской Федерации и ряде её субъектов свидетельствуют, что эффективной формой защиты Конституции и основных законов субъектов Федерации, осуществления конституционного контроля является функционирование с них конституционных (уставных) судов. В то же время некоторые правоведы говорят о том, что «правовая реальность современной России такова, что действующая Конституция и законодательство о судоустройстве предоставляет субъектам Российской Федерации весьма ограниченные возможности по развитию судебной ветви региональной государственной власти»1.

    В тоже время необходимость другие правоведы считают важным и необходимы развивать институт Конституционных (Уставных) судов субъектов РФ2.

    Возможность создания таких судов в субъектах Российской Федерации получила своё правовое закрепление в Федеральном конституционном законе от 31 декабря 1996 г. «О судебной системе Российской Федерации». В соответствии со ст.4 данного Закона к судам субъектов Российской Федерации отнесены их конституционные (уставные) суды, а также мировые судьи, являющиеся судьями общей юрисдикции субъектов Российской Федерации. Федеральный конституционный закон «О судебной системе Российской Федерации» предоставляет право субъектам Российской Федерации самим решать вопрос об организации конституционного (уставного) суда. При этом Закон определил лишь цель создания названных судов – рассмотрение вопросов соответствия законов субъекта Российской Федерации, нормативных правовых актов органов государственной власти субъекта Российской Федерации, органов местного самоуправления конституции (уставу) субъекта Российской Федерации, а также толкование конституции (устава) субъекта Российской Федерации.

    Главный вопрос о целесообразности создания в субъектах Российской Федерации конституционных (уставных) судов решен давно. 6 мая 1991 года, на третьей сессии Верховного Совета РСФСР при обсуждении проекта закона о Конституционном Суде РСФСР прямо было заявлено, что в республиках должны быть свои конституционные суды, решающие вопрос о защите конституционного строя. Была сделана тогда попытка включить в статью 125 Конституции последней частью норму, косвенно обозначающую то, что в субъектах существуют конституционные (уставные) суды.

    Но существовали и существуют противники создания конституционных (уставных) судов. Они нередко ссылаются на то, что нет необходимости создавать такие суды, поскольку суды общей юрисдикции справятся с такими проблемами. Они утверждают, что конституционный (уставный) суд рассматривает в год 6–12 дел, а любой суд общей юрисдикции столько дел рассматривает в один день. При этом никто не учитывает характер дела конституционного (уставного) суда. Решение суда общей юрисдикции касается двух сторон, которые спорят между собой, а решение конституционного (уставного) суда решает такую проблему, какую решают тысячи судов общей юрисдикции.

    Но следует отметить, что суть конституционного правосудия – это научно-аналитическая деятельность, а не деятельность простого приложения применения права, которым занимаются суды общей юрисдикции. Суды общей юрисдикции, как бы к ним ни относились, не готовы и долго еще не будут готовы решать проблемы конституционно-уставного характера. Именно для решения этих проблем и создаются конституционные (уставные) суды субъектов Федерации.

    Несмотря на то, что с принятием данного Закона создание органов конституционной юстиции в субъектах Российской Федерации получило правовую основу, к настоящему моменту органы конституционной юстиции созданы и функционируют только в 13 субъектах Федерации, да и то в тех, где они были созданы до придания им Законом легитимного характера.

    Следует признать, что процесс формирования конституционных (уставных) судов после принятия вышеуказанного Закона не получил своей реализации. Даже в тех субъектах Российской Федерации, где ещё раньше было предусмотрено создание этого звена судебной системы, суды не сформулированы и не функционируют.

    Есть насколько причин, тормозящих расширение «географии» конституционного правосудия на территории России. Среди них материально-финансовые проблемы, недостаточная методическая помощь со стороны федеральных властных и научных центров, отсутствие «добротного» модельного закона и, наконец, – наличие в регионах сильных предубеждений против целесообразности создания конституционных (уставных) судов. Последнему содействуют и попытки создать фактически «смешанную» систему конституционного контроля, приспособив для этого на региональном уровне федеральные суды общей юрисдикции.

    Между тем создание конституционных (уставных) судов в субъектах Федерации как органа конституционного (уставного) контроля обусловлено объективной необходимостью, имеет необходимую правовую базу и должно стать важным шагом по укреплению режима законности, обеспечить правовой механизм реализации основных законов субъектов Российской Федерации. Они должны стать органами судебной власти республик, краёв и областей, охраняющими их конституции и уставы, обеспечивающими их исполнение и соответствие им нормативных правовых актов органов государственной власти и местного самоуправления. Конституционные (уставные) суды должна стать судебными органами, осуществляющими судебный конституционный контроль путём конституционного (уставного) судопроизводства в субъектах Российской Федерации. Создание данного звена судебной системы позволит реализовать закреплённый в Конституции Российской Федерации принцип федерализма в построении системы органов судебной власти.

    Однако, перспектива на долговременное функционирование конституционных (уставных) судов зависит, главным образом, от урегулирования их отношений с судами общей юрисдикции. Эта проблема фактически ставит на второй план отношения: «Конституционный Суд РФ – конституционные (уставные) суды субъектов Федерации».

    Действующее процессуальное законодательство не позволяет решать проблему взаимоотношений конституционного и общего правосудия либо вносит элемент «конкуренции» в полномочия судов. Оно исключает включение конституционных (уставных) судов в разрешение публично-правовых споров, которые объективно являются предметом конституционно-судебного разбирательства.

    И всё же, есть все основания считать, что в последние годы в России повысилось уважение к Конституции РФ со стороны всех органов государственной власти. После ряда постановлений Конституционного Суда РФ многие конституции и уставы субъектов РФ приводятся в соответствие с Основным Законом РФ. Из уголовно-процессуального, гражданского, налогового, трудового и другого законодательства устранено множество норм, противоречащих Конституции РФ и нарушающих права граждан. Решения Конституционного Суда РФ по этим и многим другим вопросам несомненно помогли существенно продвинуться в направлении, обеспечивающем верховенство Федерального Основного Закона на всей территории страны.

     

     

     

     

     

     

     

     

    ЗАКЛЮЧЕНИЕ

     

    Подводя итог по раскрытию темы Конституционного контроля в Российской Федерации можно сделать ряд выводов и предложений по дальнейшему совершенствованию работы Конституционного Суда, проследив этапы его развития и состояния на современном этапе.

    Среди сюрпризов, которые преподнесли после 1989 года страны Восточной и Центральной Европы, мы обнаруживаем появление такого нового для них института, как конституционные суды. Все без исключения страны бывшего советского блока отводят этим судам важную роль. Но уже с первых шагов существования они оказались втянутыми в острейшие политические и социальные проблемы.

    Институт судебного конституционного контроля за законностью действий органов законодательной и исполнительной властей является позитивным институтом государственно-правовой жизни России, определенным шагом вперед в процессе становления правового государства. Вместе с тем этот институт нуждается в дальнейшем совершенствовании, поскольку не выработан еще механизм немедленного и безоговорочного исполнения постановлений Конституционного Суда РФ органом власти, в отношении которого вынесено такое »негативное» постановление, особенно в тех случаях, когда подлежат пересмотру все дела, разрешенные в административном порядке на основе правовой нормы, признанной неконституционной. По-видимому, здесь требуется определенное законодательное решение, устанавливающее персональную ответственность должностных лиц за невыполнение постановлений Конституционного Суда и отсутствие контроля за пересмотром решений либо создание специального органа, который следил бы за своевременным исполнением постановлений Конституционного Суда РФ.

    Что касается разноречивого толкования различными судами конституционных норм при оставлении в силе закона, который противоречит Конституции, то эта проблема может быть решена методом судебного надзора, осуществляемого Верховным Судом и Высшим Арбитражным судом Российской Федерации.

    Анализ деятельности Конституционного Суда Российской Федерации позволяют сделать следующие выводы:

  2. Конституционный Суд Российской Федерации – высший орган судебной власти по защите конституционного строя, по проверке конституционности нормативных актов и правоприменительной практики, по защите основных прав и свобод граждан
  3. Обеспечивает взаимодействие властей при президентской форме правления
  4. Эффективно устраняет конфликты, возникающими между различными ветвями власти, в частности между исполнительной и законодательной, между федеральными органами и органами субъектов федерации
  5. Охраняет незыблемость общих принципов права и основанных на них прав и свобод личности
  6. Создал почву для перехода к правовому государству, при котором люди приобретают безопасность от произвола со стороны государства, его органов и могущественных экономических организаций
  7. Это независимый суд, подчиняемый только закону и оценивающий подзаконные акты сточки зрения их законности эффективное действие которого зависит от степени сформированного гражданского общества.

    В настоящий период Россия только строит гражданское общество и правовое государство, но, используя свой опыт, опыт зарубежных стран постепенно совершенствует.

    Для улучшения деятельности Конституционного Суда можно внести следующие предложения:

  8. Конституционный Суд обладает слабыми
  9. Особое мнение судьи Конституционного Суда не влияет на решение, а лишь приобщается к материалам дела, а мне кажется, решение должно быть принято, когда достигнуто полное согласие
  10. В Постановлении Верховного Суда Российской Федерации от 31 октября 1995 года «О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия» должна идти речь не о праве, а об обязанности суда обращаться в Конституционный Суд с запросом, ибо только он вправе проверить и сделать заключение о конституционности того или иного закона, иначе могут возникнуть ситуации, когда суды станут приходить к выводу о не конституционности.

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

    СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

     

  11. Конституция РФ. М., 2003
  12. О конституционном надзоре в СССР: Закон СССР от 23.12.1989 г. // Ведомости Съезда народных депутатов СССР и Верховного Совета СССР. 1989.№ 29. Ст.572.
  13. О Конституционном суде РСФСР Закон РСФСР от 12.07.1991 г.// Ведомости Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР. 1991. № 30. Ст.1017.
  14. Об изменениях и дополнениях Конституции (Основного Закона) РСФСР: Закон РФ от 21.04.1992 г// Ведомости Съезда народных депутатов РФ и Верховного Совета РФ. 1992. № 20. Ст.1084
  15. Об изменениях и дополнениях Конституции (Основного Закона) РФ – России: Закон РФ от 9.12.1992 г. // Ведомости Съезда народных депутатов РФ и Верховного Совета РФ. 1993. №2. Ст.55.
  16. О конституционном Суде РФ: Федеральный конституционный закон РФ от 21 июля 1994 года (в редакции от 08.02.2001 № 1 ФКЗ)// Собрание законодательства РФ.1994.№ 13. Ст.1447.
  17. О мерах по приведению законодательства Российской Федерации в соответствие с Конституцией Российской Федерации: Указ Президента РФ от 24.12.1993 г. № 2288// Собрание актов Президента и Правительства РФ. 1993. № 52. Ст.5086.
  18. Авакьян С.А. Проблемы теории и практики конституционного контроля и правосудия.// Вестник МГУ. Серия П.: Право. 1995. № 4.
  19. Бойков А.Д. Третья власть в России. М.1997.
  20. Баглай М.В. Конституционное право РФ, М., 2000.
  21. Бойцова Л.В. Конституционная юстиция, теория интерпретации и демократический процесс// Вестник Конституционного Суда. 1997. №2. С. 32– 36.
  22. Ведерникова О.Н., Ершов В.В. Судебная система России, М., 2000.
  23. Кириллов Д.А., Экимов А.И. Конституционный надзор в СССР//Советское государство и право, 1988. №10. С. 14– 18.
  24. Конституционное право зарубежных стран/Под ред. Баглая М.В., Лейбо Ю.И., Энтина Л.М., М., 2000.
  25. Котов О.Ю. Организация конституционного контроля в России: основные аспекты исторической эволюции и современность//
    Российская государственность XX века: Материалы межвузовской конференции, посвященной 80-летию со дня рождения профессора Н.П. Ерошкина, 16 дек. 2000 г. 
  26. Кудрявцев Ю.В. Конституционный Суд России: опыт, проблемы // Государство и право, 1995, № 1. С. 14– 19.
  27. Лазарев Л.В. Конституционно-правовые основы организации и деятельности Конституционного Суда // Государство и право, 1996, № 6. С. 21– 26.
  28. Маунц Теодор. Государственное право Германии (ФРГ и ГДР), М., 1959.
  29. Морщакова Т. Г. Конституционный контроль в Российской Федерации// Права человека в России, 1999.
  30. Никифорова М.Л. Институт конституционного контроля// Современное буржуазное государственное право. Критические очерки. Основные институты/ отв. Ред. В.А. туманов. М., 1987.
  31. Нудель М.А. Конституционный контроль в капиталистических государствах, М., 1968.
  32. Овсепян Ж.И. Правовая защита конституций. Судебный контроль в зарубежных странах.- Ростов-на-Дону, 1999.
  33. Овсепян Ж.И. Судебный конституционный контроль в механизме «разделения властей» (теоретический аспект исследования). Ч. 1// Правоведение. 1993. № 4.
  34. Овсепян Ж.И. Судебный конституционный контроль в РФ: проблемы деполитизации // Государство и право, 1996, № 1. С. 30– 40.
  35. Петров А. Судебная власть- необходимый элемент системы разделения властей на региональном уровне// Конституционное право: восточноевропейское обозрение. 1999. №4.
  36. Саркитов Х.Б. Проблемы применения норм Конституции при осуществлении правосудия// Вестник Конституционного Суда. 1997. №2. -С. 36– 41.
  37. Страшун Б.А. Судебный конституционный контроль в России: уроки, проблемы и перспективы // Государство и право, 1999, № 5. -С. 5– 9.
  38. Страшун Б.А. Конституционное право зарубежных стран. М., 2000.
  39. Стрекозов В.Г. Конституционное право России, М., 2002.
  40. Тарасов А.В. Конституционные (уставные) суды субъектов Российской Федерации –новый импульс//Бюллетень Института права и публичной политики. № 9 июль 2002г.
  41. Хессе К. Основы конституционного права ФРГ, М., 1998.
  42. Хабриева Т.Я. Процессуальные вопросы толкования Конституции в деятельности Конституционного Суда РФ // Государство и право, 1999, № 9. -С. 42– 44.
  43. Хабриева Т.Я. Толкование Конституции РФ: теория и практика // Государство и право, 1998, № 12. -С. 13– 19.
  44. Шульженко Ю.А. Конституционный контроль в России. М., 2000.
  45. Уманский Я.Н. Советское государственное право, М, 1970.
  46. Эбзеев Б.С. Конституция. Правовое государство. Конституционный суд. Пособие для вузов. М.: Закон и Право. 1997. С.117.
  47. Эбзеев Б.С. Толкование Конституции Конституционным Судом России: теоретические и практические проблем // Государство и право, 1998, № 5.

     


     

Комментирование закрыто.

Вверх страницы
Statistical data collected by Statpress SEOlution (blogcraft).
->