ЗАРОЖДЕНИЕ И СТАНОВЛЕНИЕ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА В РОССИИ

Проблема становления и развития предпринимательства в России является особо актуальной сегодня, ибо нынешняя государственная политика в области предпринимательства недостаточно эффективна и требует серьезной коррекции. Как историческая объективность предпринимательство в России возникло еще в средние века. Обретая признаки рыночного института, оно получило активное развитие с первой половины XVIII века, стимулированное протекционистской политикой государства. Однако, богатый опыт отечественного предпринимательства, передававшийся из поколения в поколение на протяжении столетий, оказался невостребованным после революции 1917 г. (если не брать во внимание короткий период НЭПа). Лучшие российские традиции ведения бизнеса во времена советской власти были утрачены на продолжительное время. Государственная пропаганда укоренила в сознании наших граждан отношение к предпринимательству как негативному общественному явлению, свойственному экономике буржуазного государства. Российское понятие «предпринимательство» сопоставимо английскому слову «bisness»(бизнес). В период господства директивной системы хозяйствования в России (во времена бывшего СССР) этот термин был не просто чуждым, буржуазным, а толковался как нечестная деятельность, основанная на обмане и присвоении чужого труда, носил бранный оттенок. Отчасти превратное отношение к предпринимательству существует и сейчас. В современной России становление рыночной экономики идет в большей степени на основе заимствования зарубежной предпринимательской практики. При этом Россия имеет многовековой успешный опыт деятельности института предпринимательства. Постижение исторического опыта развития предпринимательства в России позволило бы обеспечить бюджетные запросы страны и, избежав старых ошибок, удовлетворить общественные интересы. Как показывает опыт развитых стран, малое и среднее предпринимательство играют весьма важную роль в экономике, их развитие влияет на экономический рост, на ускорение научно-технического прогресса, на насыщение рынка товарами необходимого качества, на создание дополнительных рабочих мест, то есть эти виды предпринимательства решают многие актуальные экономические, социальные и другие проблемы.

Главной целью нашей работы выступает выявление основных проблем развития российского предпринимательства, а так же осмысления и уточнения методов их решения.

Предметом курсового исследования является многовековой опыт отечественного, в том числе провинциального, предпринимательства, изучение существовавших в дореволюционный период форм предпринимательской деятельности, выявление и обобщение положительных моментов российского бизнеса в целях возможного использования исторических знаний при организации предпринимательской деятельности в России на современном этапе.

Задачи исследования:

– проанализировать этапы зарождения и становления предпринимательства в России;

– исследовать эволюцию российского предпринимательства на границе веков;

– проанализировать особенность развития предпринимательства в современной российской экономике.

Курсовая работа включает введение, две главы, заключение и список используемой литературы.

Корифеями в исследуемой нами области считаются: Муравьев А.И., Фадеев В.Ю., Лапуста.М.Г., Миронов С.М., Шумпетер И., Друкер П., Мексон М.Х., Хоскинг А. Обращение к их творчеству позволило раскрыть основные вопросы нашей темы.

 

1.1. Зарождение предпринимательства в Древней Руси

 

Истоки отечественного предпринимательства были во многом связаны с переплетением географических, экономических и политических факторов.   Краткость периода, пригодного для полевых работ, являвшаяся следствием местоположения Древнерусского государства, обусловила сложности в производстве достаточного количества излишков. Отсутствие надежных рынков сбыта также объясняло низкую производительность сельского хозяйства [4, c.10].   

Таким образом, складывался своего рода замкнутый круг: неблагоприятные погодные условия приводили к низким урожаям; низкие урожаи порождали нищету; из-за нищеты не было достаточного количества покупателей сельскохозяйственных продуктов; нехватка покупателей не позволяла поднять урожайность. Разрыв замкнутого крута мог быть достигнут при дополнении дохода от земледелия различными промыслами: рыболовством, дублением кож и ткачеством. При этом результаты промыслов обменивались на товары, привозимые из других земель Руси или из-за границы. Таким образом, создавались предпосылки для появления ростков предпринимательства в Древнерусском государстве [4, c.10].   

Для понимания специфики развития деловых отношений следует принимать во внимание и огромные усилия для обороны огромной территории и освоения новых земель. Сильное государство мобилизовывало скудные ресурсы для решения этих задач. Отсюда вытекала необходимость тяжелого финансового и налогового гнета. Без усиления крепостничества становилось проблематичным содержание многочисленного войска. Все это не могло не сдерживать позитивные тенденции в развитии предпринимательства.

В конце IX в. наряду с товарообменом, возникли денежные от ношения. Главными торговцами выступали киевское правительство, князь и бояре. К торговому каравану судов князя и бояр присоединялись купеческие лодки, хозяева которых стремились заручиться вооруженной и обеспечить безопасности товаров.

Внешнеполитическая деятельность киевских князей IХ – Х вв. была во многом обусловлена экономическими интересами. По мнению В.О.Ключевского, она имела две цели: приобрести заморские рынки и обеспечить охрану торговых путей. Торговые связи древнерусского купечества получили наибольшее развитие во взаимоотношениях с Византией. За границей пользовались спросом меха, продукция лесных промыслов, воск. В свою очередь, в русские земли поступали велковые ткани, золото, вина, парусина, канаты. О значении упрочения внешнеэкономического престижа свидетельствовали торговые договоры, заключенные киевскими князьями с Византией в Х в., представлявшие собой первые образцы норм международного права, известные нашим соотечественникам. Расширялась география торговых связей. Русские купцы привозили особо ценный товар (меха) в хазарскую столицу Итиль (вблизи современной Астрахани), преодолевая большие пространства — от Киева до Дона, перетаскивая затем суда по суше волоком до Волги. Посредническую роль в налаживании торговли с соседними народами на северо-востоке и северо-западе играли волжские булгары [4, c.11].   

Об усложнении хозяйственного организма Киевской Руси свидетельствует и включение в выдающийся памятник права XI в. – Русскую Правду – положений о купле-продаже, личном найме, хранении, поручении. В этом документе определялся порядок взимания долгов с несостоятельного должника. Достаточно четко различались и виды кредитного оборота. Относительно предпринимательского кредита следует отметить, что он вызывал неоднозначное отношение городских низов. В 1113 г. в Киеве вспыхнуло восстание против ростовщиков, взимавшее огромные проценты и занимавшиеся скупкой и перепродажей товаров широкого потребления по спекулятивным ценам [4, c.11].   

В ХI – ХШ вв. сформировались межобластные хлебные рынки в Очной, Юго-Западной, Северо-Западной и Северо-Восточной Руси. Южная, Юго-Западная и Северо-Восточная Русь обеспечивали свои потребности в зерне за счет собственного производства, а его излишки сбывали в Северо-Западной Руси, где неурожайные годы случались гораздо чаще.

Власть с конца ХV в. начала ограничивать привилегированную торговлю церковных учреждений, освобождая от уплаты пошлин лишь перевозимые в монастыри продукты для их вотчинного хозяйства, но не купленные для перепродажи товары [4, c.110].   

Со второй половины ХIV в., центром Северо-Восточной Руси становится Москва. Оживление предпринимательской деятельности наиболее ярко отразилось на развитии внешнеторговых связей. В ХIV – ХV вв. первое место по доходности занял Крымский торговый путь. Не случайно именно купцы, торговавшие с Крымом в городе Суроже (ныне – Судак) отлившись своим богатством, они именовались гостями — сурожанами.

Корпорация гостей – сурожан организовывала торговые предприятия. Сопровождаемые внушительной охраной караваны возглавлялись «головным гостем» — представителем богатейшей прослойки. Остальные сурожане называли друг друга «товарищами» или «складниками». Их главным товаром были меха соболя, горностая, рыси, куницы, белки. Большой редкостью в караванах являлись охотничьи птицы, моржовая кость. В Москву из Крыма привозились ткани, пряности, вина, ювелирные изделия, галантерейные товары.

Клиентами гостей – сурожан были в основном князья и их окружение, бояре. Представление о размерах капиталов купцов можно получить из документов, в которых зафиксированы случаи разбойных нападений. Наряду с упоминанием о сумме 1364 руб. (это составляла годовой бюджет удельного купечества), встречались и сведения о купеческом капитале, составлявшем около 1 тыс. руб. Для сравнения отметим, что годовой заработок семьи крестьянина без вычета налогов не превышал 1 руб. [8, c.14].   

Могущество сурожан, авторитет их корпорации вызывали растущую обеспокоенность великокняжеской власти, стремившейся к подчинению себе представителей торгового сословия. Иван III (1440-1505 гг.) нанес три ощутимых удара по корпорации: стал переводить в Москву провинциальных торговцев, которые славились размерами оборотов; переселил в столицу также часть именитого новгородского купечества, а часть сурожан отправил в Новгород. Настоящим потрясением для сурожан стало перемещение торговых путей из Сурожа в Кафу, захваченную турками в 1475 г. Это стало началом заката корпорации.

Другой привилегированной частью купечества стали купцы суконного ряда – «суконники», стоявшие на более низкой ступени социальной лестницы. Об этом говорит тот факт, что, в отличие от купцов — сурожан, к ним не употреблялся термин «гости».Основным предметом торговых операций являлось сукно. Князь, бояре, зажиточные горожане предпочитали носить одежду из дорогого сукна, производимого в Англии и Фландрии. Менее обеспеченным слоям населения приходилось довольствоваться более дешевыми и грубыми шерстяными тканями, ввозимыми из Германии и Польши [8, c.14].   

Эти товары в основном поступали в Северо-Восточную Русь, особую роль играло посредничество ганзейских купцов, продававших оптовыми партиями свой товар москвичам. Помимо сукна, ввозилось серебро, необходимое для чеканки собственных монет, а также изготовления дорогих украшений и парадной великокняжеской утвари.

Великокняжеская власть, в свою очередь, прилагала немало усилий с целью защиты торговых интересов купечества. Новгородско-литовский договор 1481 г. содержал статьи, в которых регулировались условия торговли и пребывания русских купцов. В договоре с Ганзой (1487 г.) западноевропейские купцы были вынуждены взять на себя ответственность за компенсации купцам из России, подвергавшимся нападениям.

Престиж русского купечества удалось поднять на новом этапе развития предпринимательства – в условиях образования централизованного государства.

 

 

1.2. Предпринимательство в условиях начала складывания всероссийского рынка

 

Собирание Москвой русских земель (ХIV в.), обретение ими политической независимости (XV в.), складывание централизованного государства оказали существенное влияние на развитие предпринимательской деятельности.

Во второй половине ХV в. значительно увеличилась численность купечества, а поле его деятельности заметно расширилось. Появились торговцы, постоянно связанные с различными землями страны, либо с иностранными государствами. Именно к этому периоду относится больше всего упоминаний о суконниках, сурожанах, гостях московских, новгородских, псковских. Эти названия по-прежнему отражали принадлежность купцов к отдельным территориям или основное направление торговых операций. Однако гость уже более резко противопоставлялся купцу, суконнику и сурожанину, а летописцы не смешивали первого с другими торговыми людьми.

С объединением русских земель Москва стала не только царской резиденцией, но и средоточием торговли страны. Высшее столичное купечество приобретало все больше влияния на политические события. Характерно и то, что купцы начали активно субсидировать царскую власть. При помощи гостей и суконников князь Юрий Галицкий в начале ХУ в. сумел расплатиться со своими многочисленными кредиторами. Удельные князья становились нередко должниками купцов и ростовщиков. Богатые московские гости (В. Ховрин, А. Шихов, Г. Бобыня) неоднократно ссужали деньгами великих князей. Они же участвовали в каменном строительстве ХУ века. Так, в 1425-1427 гг. на средства московского гостя Ермолы (родоначальника династии Ермолиных) сооружался Спасский собор Андроникова монастыря в Москве [4, c.15].   

В ХVI в. торговля стала принимать все большие размеры. Центром деловой активности русских городов в ХV – ХVII вв. становились гостиные дворы. Здесь останавливались купцы, хранились их товары и производились торговые операции. Гостиный двор представлял собой прямоугольную площадь, обнесенную каменной или деревянной стеной крепостного типа с башнями на углах, и над воротами. По внутренним сторонам стен устанавливались двух-, трехэтажные торговые и складские помещения. Для уплаты таможенных пошлин торговцами строилась таможенная изба. Площадь двора постепенно стала обстраиваться магазинами, выходящими на внутренние и внешние стороны [8, c.17].   

Правительственная политика в отношении торгово-промышленных кругов в период царствования Ивана Грозного отличалась противоречивостью. С одной стороны, царь оказывал знаки внимания тем представителям купечества, которые постоянно подчеркивали свою лояльность и оказывали ему не только материальную, но и политическую поддержку. Наибольшую известность приобрел род Строгановых, известный своей мощью с ХVI в. Основатель гигантского хозяйства Аника Федорович Строганов (1497-1570 гг.), обосновавшийся в своем родовом гнезде, (Сольвычегодск), смог раздавить конкурентов и подчинить своему контролю крупнейшие соляные промыслы страны. Кроме того, Строгановы имели железоделательный и кузнечный промыслы, ярмарочную торговлю, занимались добычей пушнины, торговлей рыбой, иконами и другими разнообразными товарами [8, c.16].   

ХVII век можно назвать рубежом, знаменовавшим начало постепенного подрыва позиций феодализма и одновременно роста рыночных отношений. Впрочем, события конца ХVI – начала ХVII вв. не оставляли особых надежд на успех предприимчивым людям. Лихолетье Смутного времени не создавало столь необходимой стабильности. Тем не менее, к середине ХVII в. удалось преодолеть последствия общенациональной катастрофы.

Складывавшийся всероссийский рынок обусловил характерные черты русского купечества, все чаще выступавшего в роли скупщика. Именно скупщики завоевали господствующее положение на рынке, вытесняя непосредственных производителей.

В этот период отчетливо проявились две формы накопления капитала. Ведущей стала оптовая торговля, носившая постоянный характер. Она сопровождалась скупкой купечеством товаров у непосредственных производителей, их перекупкой у других торговцев. Купечество все более активно использовало государственный и частный кредит. Товарами в оптовой торговле являлись преимущественно продукты (хлеб, соль, рыба, мясо) и сырье (пенька, кожа).

Второй формой накопления капитала были казенные подряды. Их выгодность была обусловлена тем, что казна предварительно оплачивала часть причитавшейся суммы за подряд. Эти деньги купец-подрядчик мог вложить в любое предприятие по своему усмотрению.

При царствовании Алексея Михайловича (1645 – 1676 гг.) начинается медленный рост мануфактурного производства. Первоначально крупная промышленность формировалась преимущественно в недрах вотчинного хозяйства. Переход к строительству заводов с частичным использованием вольнонаемного труда осложнялся процессом укрепления крепостнических отношений. Правительственные мероприятия во второй половине ХVII в. подготовили фундамент для последующих реформ: в 1649 г. Соборное Уложение даровало посадским общинам исключительное право на занятие торговлей и промышленностью, отняв его у слобод. В 1650 – 1660-е гг. была унифицирована налоговая пошлина в интересах отечественных купцов [8, c.17].   

Таможенный устав 1653 г. и Новоторговый устав 1667 г. стали актами российской государственности, носившими четко выраженный протекционистский характер и означавшими позитивные перемены в политике Алексея Михайловича.

Иностранные купцы облагались более высоким налогом при продаже товаров на внутреннем рынке. Отмена мелких сборов, взимавшихся с российских торговцев, способствовала развитии географии торговых связей.

Таким образом, Россию не обошло воздействие политики меркантилизма. Для нее, прежде всего, характерно следование формуле:богатство страны выражается в денежном капитале. Меркантилисты основное внимание уделяли внешней торговле, прибыль от которой выражалась в выгодном торговом балансе. Вместе с тем, они понимали, что основой торговли является товарная масса, поступающая на рынок, поэтому отстаивалась также и необходимость поощрения сельского хозяйства, добывающей и обрабатывающей отраслей промышленности.

Во второй половине XVII в. в стране закладывались будущие центры предпринимательства: металлургии и металлообработки (предприятия Тульско — Серпуховского, Московского районов); производство изделий из дерева (Тверь, Калуга); ювелирного дела (Верхний Устюг, Новгород, Тихвин, Нижний Новгород).

Однако до оформления класса предпринимателей было еще далеко. Окончательное становление крепостничества обусловило постоянное увеличение платежей крестьян в казну и феодалам. Это, в свою очередь, повлекло крайне медленный спрос крепостной деревни на промысленные товары и замедленный рост обрабатывающей промышленности. Процент торговых крестьян в общей массе сельского населения был не столь велик. Господство феодальных отношений затрудняло накопление средств, столь необходимых для занятия торговлей, сковывало инициативу крестьян [13, c.22].   

Тем не менее, крестьяне-купцы оказывали влияние на формирование всероссийского рынка. Это проявилось в участии в торгах. Характерными чертами крестьянской торговли было наличие малого количества свободных денежных средств, постоянная нужда в кредите, отсутствие специализации в определенном виде деятельности и стабильности в положении ряде групп торговцев. Над торговыми крестьянами осуществлялся двойной контроль: с одной стороны, — как над крестьянами, с другой — как над группой торгово-промышленного населения.

Что касается купеческих заводов, то они оставались типичные феодальным явлением, поскольку их целью являлось облегчение товарооборота купца путем производства товаров, не требующих больших затрат. Предпринимательская деятельность торговых крестьян в целом мало отличалась от функционирования капитала посадских купцов, что было обусловлено уровнем развития России конца ХVII в.

Таким образом, ростки предпринимательства пробивали с большим трудом почву феодализма. Хотя преобразовательные настроения витали в воздухе до воцарения Петра I, однако, реализация сложнейшей задачи по укреплению экономического, военного и политического могущества России; в новых реалиях была связана с новым этапом развития страны.

 

1.3. Эпоха Петра – как стремительное развитие предпринимательства

 

В начале 18 в. в России происходят преобразования Петра I, которые оказали серьезное воздействие на развитие отечественного предпринимательства. Это касается в первую очередь сферы промышленного производства. В допетровскую эпоху еще не в полной мере сложились условия для инвестиций капитала в промышленность. Преобразования Петра 1 резко стимулировали этот процесс. В первой четверти 18 в. было создано около 200 (а по некоторым подсчетам — и до 400) крупных предприятий. Они производили железо, вооружение, военное снаряжение, на верфях строились корабли. Все это использовалось для оснащения армии, которая вела более, чем двадцатилетнюю войну со Швецией. Десятки предприятий возникли и в сфере легкой промышленности. Они были ориентированы на удовлетворение потребностей верхов общества, воспринимавшего европейский быт, производили зеркала, ленты, чулки, шляпы, шпалеры, курительные трубки, сахар и т.п. Промышленное строительство в эпоху Петра 1 в полной мере соответствовало целям и потребностям его реформ, и решающая роль в активизации крупного предпринимательства в сфере промышленности принадлежала государству [13, c.51].   

Многие заводы из казны передавались частным лицам. Получившие их, привлекая свои капиталы и предпринимательские таланты, должны были расширить производство и расплатиться с казной продукцией. Промышленникам предоставлялись беспроцентные ссуды. Всего при Петре 1 было выдано около 100 тыс. рублей. Так как львиная доля продукции поступала в казну, особенно в тяжелой промышленности — тем самым государство обеспечивало этим предприятиям надежный сбыт. Владельцы заводов, их дети, мастера освобождались от податей, служб, внутренних пошлин. С конца 1710-х годов правительство принимает серьезные меры для защиты отечественной промышленности от иностранной конкуренции, проводится все более жесткая протекционистская политика. На ввоз из-за рубежа товаров, аналогичных тем, что производились на российских мануфактурах, вводились высокие заградительные пошлины. Так, первый в истории России таможенный тариф 1724 г. устанавливал пошлины в 75% на импорт железа, игл, парусины, скатертей, салфеток, некоторых видов тканей. В России не хватало знаний и технологий — правительство Петра 1 не жалело средств и льгот для привлечения иностранных специалистов на отечественные заводы и мануфактуры. Как и прежде, оставалась проблема обеспечения предприятий рабочей силой. Петр 1 не возражал против применения наемного труда, даже призывал к этому. Но крепостной гнет в его царствование нисколько не ослаб, а, напротив, усилился. В 1721 г. предприниматели получают право покупать к своим заводам крепостных крестьян, так появляется еще одна категория подневольных работных людей, прикрепленных к предприятиям. Заводчики получают право не возвращать оказавшихся у них беглых крестьян.

Оказав мощную поддержку предпринимателям в организации крупного производства, правительство Петра 1 в известной мере ограничивало их свободу. Были созданы Берг- и Мануфактур-коллегии, наблюдавшие за работой промышленных предприятий. Регламентировалось качество продукции, образцы которой предоставлялись для контроля в коллегию. Специальными указами предписывалась определенная технология, например, юфть следовало выделывать с ворванным салом, а не с дегтем, полотна следовало изготавливать определенной ширины. Часто регламентировалась номенклатура выпускаемой продукции, объем ее поставок в казну. Промышленники были обязаны представлять в Мануфактур-коллегию подробные отчеты. В случае невыполнения этих предписаний они могли подвергнуться штрафу. Если в коллегиях приходили к выводу, что предприятие «ведется непорядочно» оно могло быть отобрано в казну, передано другому лицу [13, c.52].

Таким образом, исключительные усилия Петра 1 по созданию крупной промышленности составляют его несомненную заслугу в истории отечественного предпринимательства. Вместе с тем, очевидно, что большинство предприятий действовали на основе подневольного труда, многие оказались под жестким контролем бюрократических органов.

Иногда говорят, что при Петре I для крупной промышленности создавались «оранжерейные условия», она формировалась и насаждалась искусственно. В то же время нет необходимости абсолютизировать версию об «оранжерейных условиях» для крупной промышленности, искусственном ее насаждении при Петре 1.

 

1.4. Эволюция российского предпринимательства на границе веков

 

19 февраля 1861 г. императорский манифест провозгласил наступление новой эпохи в истории России. «Крепостное право на крестьян, водворенных в помещичьих имениях, и на дворовых людей отменяется навсегда». Таким образом, российские крестьяне, составлявшие подавляющее большинство населения страны, получили, наконец, свободу и немного земли — за определенную, довольно существенную выкупную плату, рассроченную на несколько десятков лет [13, c.91].

На бывших крепостных — теперь «свободных сельских обывателей» — были распространены общие положения гражданских законов. Ему были предоставлены права приобретать в собственность любое имущество, отчуждать его, закладывать, завещать и прочее. Он мог заключать договоры, принимать на себя обязательства и подряды, заниматься «свободной торговлей» без получения торговых свидетельств и уплаты пошлин, открывать и содержать промышленные, ремесленные и торговые заведения. Крестьяне могли теперь записаться в цехи, вступить в гильдии, произвести и продать ремесленные изделия и в деревне, и в городе. Крестьянин получил права юридического лица по гражданским, административным и уголовным делам. Он мог переходить в другие сословия, отлучаться с места жительства, поступать в «общие учебные заведения» и служить «по учебной, ученой и межевой частям» [13, c.92].

Крестьянин мог переуступить свой земельный надел, правда, членам своего же «сельского общества», что открывало пути мобилизации земельных ресурсов внутри общины, вело к их перераспределению и, таким образом, к расслоению общины. Свой надел крестьянин мог продать и постороннему лицу, правда, исключительно с позволения «мира».

Именно тогда было провозглашено и право выхода из общины, которая долго оставалась одним из основных препятствий на пути развития буржуазных отношений. Правда, обставлено оно было таким частоколом условий, что становилось более гипотетическим, нежели реальным. Не случайно, что эту проблему пришлось решать более чем сорок лет спустя П.А. Столыпину. Все вышеназванные изменения имели колоссальное значение для развития буржуазных отношений.

Вслед за «Манифестом 19 февраля 1861 г.» и сопровождавшими его законодательными актами, последовали и другие, реформировавшие социально-политическую систему России. 20 ноября 1864 г. Александр II подписывает указ Сенату об утверждении судебных уставов. Проведенная судебная реформа имела результатом формирование судебной системы, носившей все признаки буржуазного суда — бессословные начала, несменяемость судей, независимость суда от администрации, гласность и состязательность судопроизводства, суд присяжных, институт адвокатуры и т.д. В 1864 г. проводится земская реформа, вводившая начала самоуправления. В 1860 – 1870-е гг. проводится военная реформа, переведшая жизнь вооруженных сил на нормы буржуазного права.

О значении реформы много написано. Говоря в общем и очень кратко в интересующем нас аспекте, следует отметить, что реформа, в целом, устранила главные препятствия на пути развития производительных сил, формирования рынка свободной рабочей силы, кадров предпринимательства. Непосредственными результатами реформы стал пусть медленный, но рост урожайности зерновых, происходит увеличение товарности сельского хозяйства, растет вывозная торговля его продукцией, идет бурный процесс районной специализации, активно распахиваются свободные земли в Заволжье, на юге Украины. Товаризация крестьянского хозяйства имела результатом ускоряющийся процесс буржуазного классообразования в деревне. Медленно происходит буржуазная эволюция помещичьего хозяйства [13, c.94].

Огромные перемены происходят в промышленном развитии. Перед реформой 1861 г. в стране преобладала мелкая промышленность, продукция мануфактур и
фабрик далеко уступала ее объемам. После реформы резко ускоряется процесс укрупнения мелкокрестьянских производств. Известное расширение внутреннего рынка стимулировало развитие хлопчатобумажной промышленности, свеклосахарной.

Крестьянство дало значительные силы и для пополнения рядов российской буржуазии, что было ярко продемонстрировано в московском промышленном регионе, где крестьянская по своему происхождению крупная буржуазия заняла командные высоты в легкой промышленности еще до реформы.

В первое время после реформы тяжелая промышленность пережила тяжелый кризис. Черная металлургия Урала — основного центра тяжелой промышленности в этот период — испытала острейший кризис, поскольку рабочей силой заводы обеспечивались именно через институт крепостного права, отмена которого привела к оттоку рабочей силы. Лишь к 1870 г. выплавка чугуна стабилизировалась на уровне 1860 года. Однако в этот же период идет формирование южного металлургического района. За первое пореформенное двадцатилетие удваивается протяженность железных дорог, составившая к началу 1880-х гг. более 22 тыс. километров. Коренным образом изменилась кредитно-финансовая система. К концу 1870-х гг. в России действовало уже более трех с половиной сотен учреждений коммерческого кредита различных форм.

Исследователи обращают внимание и на демографический взлет, последовавший вслед за этим — население империи в 1860-1897 гг. увеличилось с 74 до 126 млн. человек.

Это лишь некоторые штрихи, позволяющие обрисовать в общем благотворные изменения, которые повлек за собой комплекс буржуазно-ориентированных преобразований.

В первые пореформенные годы в общем определяется и содержание норм, регулировавших торгово-промышленную деятельность. Одним из наиболее важных для развития предпринимательства следствий реформы 1861 г. стало то, что в ходе последовавших за ней мероприятий принцип свободы промысла наконец приобретает относительно законченный в юридическом плане вид. Статьей 21 податного закона 1863 г. фиксировалось правило, согласно которому промысловые свидетельства могли выдаваться лицам всех состояний без различия пола, как русским, так и иностранным подданным.

Однако вплоть до 1917 г. действовали довольно многочисленные ограничения, прежде всего, личного характера. Наиболее ущемленной в этом смысле категорией населения были лица иудейского вероисповедания. Следует специально подчеркнуть конфессиональный, а не национальный признак этих ограничений. Лицо иудейского вероисповедания, принявшее христианство, под действие ограничительных статей законов не подпадало. Для всех остальных же свобода промысла и передвижений за некоторыми исключениями была возможна лишь в пределах черты еврейской оседлости.

Определенные ограничения личного характера были установлены для ряда категорий должностных лиц. Так, чиновники акцизного ведомства не могли заниматься производством или продажей продукции, подлежавшей акцизному сбору. Не имели права лично заниматься промыслами, а только через уполномоченных, чины военного ведомства (как рядовые, так и офицеры). Совсем запрещалась такого рода деятельность служителям религиозных культов. Законом 1889 г. министру финансов было предоставлено право запрещать отдельным банкирам совершение некоторых операций (продажа билетов внутренних выигрышных займов с рассрочкой платежа, перезалог ценных бумаг, прием в залог движимости, вкладов). Из юридических лиц ограничения в праве заниматься промыслами касались едва ли не исключительно акционерных компаний [13, c.92].

Предприятия этого рода могли учреждаться строго в разрешительном (концессионном), а не явочном порядке. Устав компании должен был содержать точное определение круга ее деятельности и по прохождении инстанций утверждался императором, равно как и любые его изменения. Только российским поданным предоставлялось право быть собственником, содержателем или управляющим определенных видов производств, как, например, пороховых заводов. Для некоторых промыслов существовали ограничения, как относительно условий получения права заниматься ими, так и относительно способа реализации этого права.

Прежде всего это промыслы, ставшие монополией государства или отдельных учреждений (производство игральных карт, оружия, розничная продажа восковых свечей и алкогольных напитков). Тщательно регламентировался аптекарский промысел в отношении условий производства, продажи, условий функционирования. Особое разрешение требовалось для устройства типографий. Уже с 1870-х годов промыслы в России подвергаются ограничениям по санитарным соображениям. Запрещалось строить «в городах и выше городов по течению рек и протоков мануфактуры, фабрики и заводы, вредные чистоте воздуха и воды». По этим же соображениям разрешение на строительство промышленного предприятия должно было рассматриваться органами местного, государственного и самоуправления. Особенно строго контролировалось подобное строительство в столичных городах (Москва, Санкт-Петербург), где требовалось не только разрешение генерал-губернатора, но и министра финансов. Устанавливался надзор за производством целого ряда продуктов питания и потребления (хлеб, мясо, масло, чай) и т.д.

В экономическом плане крайне негативно оказало влияние на развитие предпринимательской деятельности октябрьский переворот 1917 г. и последующие события. Но уже на Х съезде РКП(б) в марте 1921 г. В. И. Ленин предложил новую экономическую политику. Сразу хотелось бы заметить, что это была антикризисная программа, сущность которой состояла в воссоздании многоукладной экономики и использовании организационно-технического опыта капиталистов при сохранении «командных высот» в руках большевистского правительства. Под ними понимались политические и экономические рычаги воздействия: полновластие РКП(б), государственный сектор в промышленности, централизованная финансовая система и монополия внешней торговли. В производстве и торговле частным лицам разрешалось открывать мелкие и брать в аренду средние предприятия. Крупному отечественному и иностранному капиталу предоставлялись концессии, право создания акционерных и совместных с государством предприятий. Так возник новый для экономики России государственно-капиталистический сектор. Уже в 1921—1924 гг. проводятся реформы управления промышленностью, торговлей, кооперацией, кредитно-финансовой сферой; создается двухуровневая банковская система: Государственный банк, Торгово-промышленный банк, Банк для внешней торговли, сеть кооперативных и местных коммунальных банков. Денежная эмиссия как основной источник доходов государственного бюджета заменяется системой прямых и косвенных налогов (промысловый, подоходный, сельскохозяйственный, акцизы на товары массового потребления, местные налоги), вводится плата за услуги (транспорт, связь, коммунальное хозяйство и др.).

Развитие товарно-денежных отношений вело к восстановлению всероссийского внутреннего рынка. Воссоздаются крупные ярмарки: Нижегородская, Бакинская, Ирбитская, Киевская и др. Открываются торговые биржи. Допускается известная свобода развития частного капитала в промышленности, торговле. Разрешается создание небольших частных предприятий (с числом рабочих не более 20), концессий, аренды, смешанных обществ. По условиям хозяйственной деятельности (кредит, налоги, товаре снабжение) потребительская, сельскохозяйственная, кустарно-промысловая кооперация были поставлены в более выгодное положение, чем частный капитал.

Подъем промышленности, введение твердой валюты стимулировали восстановление сельского хозяйства. В последующем, несмотря на его успешное развитие, рост крупного товарного хозяйства сдерживала налоговая политика. Высокие темпы роста в годы нэпа во многом объяснялись «восстановительным эффектом»: загружалось уже имевшееся, но простаивавшее оборудование, в сельском хозяйстве вводились в оборот заброшенные в Гражданскую войну старопахотные земли. Когда же в конце 20-х гг. эти резервы иссякли, страна столкнулась с необходимостью огромных капиталовложений в промышленность — чтобы реконструировать старые заводы с изношенным оборудованием и создать новые промышленные отрасли.

Между тем в силу законодательных ограничений (частный капитал не допускался в крупную, а в значительной степени и в среднюю промышленность), высокого налогообложения частника и в городе и в деревне негосударственные инвестиции были крайне ограничены.

Не достигает успеха советская власть и в попытках в сколько-нибудь существенных размерах привлечь иностранный капитал. Таким образом, новая экономическая политика обеспечила стабилизацию и восстановление хозяйства, однако вскоре после введения первые успехи сменились новыми трудностями, возникновение которых было вызвано следующими причинами:

  • дисбалансом промышленности и сельского хозяйства (перекачивание средств из деревни в город путем ценовой и налоговой политики; низкое качество промышленной продукции; «кризис сбыта» — затоваривание дороги ми и плохими промтоварами, которые население отказывалось покупать; «кризис цен» — отказ крестьян, собравших хороший урожай, отдавать хлеб государству по твердым ценам с тем, чтобы продать его на рынке, и др.);
  • внутренней политикой правительства, направленной на ограничение частного предпринимательства. Для выхода из кризиса правительство предприняло ряд административных мер. Столкнувшись с нехваткой финансовых средств для развертывания промышленности и не сумев (точнее не захотев) мобилизовать для этого отечественные и зарубежные капиталы, большевики пошли по пути вес большей централизации имевшихся финансовых ресурсов, вытеснения частного капитала из промышленности и торговли при помощи налогового пресса, повышения арендной платы и т. д.

    Следует отметить, что, несмотря на бурное развитие рыночных отношений, в годы нэпа сохранялось жесткое государственное регулирование экономических процессов. С одной стороны, допускалось функционирование различных рыночных элементов (хозрасчета, свободной торговли, кредитно-денежных отношений), с другой, в руках государства сохранялись «командные высоты» в крупной и средней промышленности, на транспорте, в банках, внешней торговле. Считалось, что социалистический (обобществленный) сектор еще долгое время будет сосуществовать с несоциалистическими укладами (частнокапиталистическим в промышленности и торговле, мелкотоварным и патриархальным в сельском хозяйстве). При этом предполагалось, что социалистический сектор должен постепенно вытеснять остальные уклады из хозяйственной жизни страны. В.И. Ленин называл НЭП обходным, опосредованным путем к социализму, единственно возможным после провала прямого и быстрого слома всех рыночных структур в условиях «военного коммунизма» [14, c.52].

    Постепенно начался процесс свертывания НЭП. Крестьянство не стремилось расширять свое производство; промышленные товары становились все дороже, явственно ощущался их дефицит. Уже с 1927 года для промышленных предприятий стал устанавливаться государственный производственный план. В 1929 году тресту потеряли свою хозяйственную самостоятельность и превратились в посредническое звено системы управления производством, а в годы первой пятилетки и вовсе прекратили свое существование. Синдикаты, наоборот, были облечены дополнительными полномочиями в сфере планового регулирования деятельности предприятий. В конце 1929 года они преобразованы в промышленные объединения (главки), которые составляли жесткую централизованную управленческую структуру. Прямые договорные поставки между предприятиями, в 1929 году составлявшие около 85% объема общей промышленно продукции, свелись к 5% в 1930 году [32].

    В начале 1930-х годов происходит практически полное вытеснение частного капитала из разных секторов экономики. Доля частных предприятий в промышленности в 1928 году – 18%, в сельском хозяйстве – 97%, в розничной торговле – 24%, а уже к 1933 году – 0,5% , 20% и ноль соответственно.

    Таким образом, начиная с 1929 года, заменив собой политику НЭП, в экономике страны утверждается административная система управления, а на целые 60 лет предпринимательская деятельность фактически становится уголовным преступлением.

     

 

СПИСОК ИСПОЛЬЗуемой литЕРАТУРЫ

 

  1. О государственной поддержке малого предпринимательства в Российской Федерации: ФЗ от 14.06.95 г. № 88-ФЗ // Российская газета. 18 июня 1995 г.
  2. Федеральный закон от 25 июля 2007 года № 209-ФЗ «О развитии малого и среднего предпринимательства в Российской Федерации» // Российская газета. 3 августа. 2007.
  3. Барсукова С.Ю. Предприниматели разных «призывов»: проблемы входа на рынок // ЭКО, 2003. №12.
    1. Бовыкин В.И., Журавлев В.В.,Петров Ю.А. Сорокин А.К. Предпринимательство и предприниматели России: От истоков до начала 20 века. – М.: Российская политическая энциклопедия, 2003.
  4. Блинов А.О., Шапкин И.Н. Предпринимательство на пороге третьего тысячелетия. М., 2000.
  5. Бусыгин А. Предпринимательство. Основной курс: Учебник для ВУЗов.– М.: ИНФРА-М, 2007.
  6. Варнавский В. Риски частных инвестиций в производственную инфраструктуру России // Мировая экономика и международные отношения, журнал, 2006. №5. С. 74-82
  7. Голубев Ю.Н. и др. Предпринимательство: истоки, проблемы, перспективы. М., 2004
  8. Грузинов В., Грибов В. Предпринимательство формы и методы организации предпринимательской деятельности.–М.: Экономика предприятия, 2007.
  9. Друкер П.. Рынок: как выйти в лидеры. М., 1992.
  10. Куклина О.А. Купечество как традиционная сословная предпринимательская категория в Московском регионе в начале ХХ века//Гуманитарий. Сборник научных трудов. Выпуск VIII. – М.:МПГУ, 2006. – С. 285-289.
  11. Курс экономики / Под ред. Б.А. Райзберга. М.: ИНФРА-М., 2006.
  12. Кушлин В.И. и др. Экономика предпринимательства: Курс лекций.–М.: ВЛАДОС, 2006
  13. Лапуста М.Г. Малое предпринимательство: Учебник. – М.: ИНФРА-М, 2004.
  14. Малое предпринимательство в России: прошлое, настоящее и будущее/ Под ред. Б.Г. Ясина, А.Ю. Чепуренко, В.В. Буева. — М.: Фонд «Либеральная миссия», 2003.
  15. Мексон М.Х., Альберт М., Хедоури Ф. Основы менеджмента. М., 2002.
  16. Муравьев А.И. Малый бизнес /Учеб. пособие для вузов. М., 2006.
  17. Муравьева Л.А. Социально-экономическое развитие России в XVI в. // Финансовый менеджмент. 2005. № 1.
  18. Основы предпринимательской деятельности: экономическая теория: Учебное пособие / Под ред. В.М.Власовой. – М.: ЮНИТИ, 2000.
  19. Официальный сайт Госкомстата (http://www.gks.ru/)
  20. Поланьи К. Саморегулирующийся рынок и фиктивные товары: труд, воля и деньги // THESIS. № 1. Вып. 2 . 2004.
  21. Самуэльсон П. Экономикс. –М.: АЛГОН, 2002.
  22. Сметанин С.А. История предпринимательства в России. М., 2004.
  23. Шумпетер И. Теория экономического развития. – М.: Экономика, 1982.
  24. Хизрич Р., Питере М. Предпринимательство, или как завести собственное дело и добиться успеха. Вып. 1. М. Изд-во МГУ, 1991
  25. Хоскинг А. Предпринимательство в конце ХХ века. – М. Прогресс, 2000.
  26. Хоскинг А. Среда предпринимательства. Курс предпринимательства. М., 1993.
  27. Фадеев В.Ю. Экономические основы малого предпринимательства. –М.: ИНФРА-М, 2004.
  1. Экономическая теория / Под ред. В.Д. Камаева. – М : ВЛАДОС., 2006.
  1. Экономическая теория / Под ред. А.И. Добрынина, Л.С. Тарасевича.– СПб.: ПИТЕР, 2007.

Комментирование закрыто.

Вверх страницы
Statistical data collected by Statpress SEOlution (blogcraft).
->