У. ПЕТТИ КАК ОСНОВОПОЛОЖНИК АНГЛИЙСКОЙ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЭКОНОМИКИ

Актуальность темы исследования определяется следующим. Вновь и вновь обращаемся к классикам экономической науки, к работам У. Пети, А.Смита, Д. Риккардо именно потому что их идеи и выводы не претерпевают со временем изменений и остаются незыблемой основой принятия практических решений, обоснования экономической политики, с трудом классической школы начинается политическая экономия как наука. Именно классики предприняли и довольно успешно попытку представить как единое целое все многообразие экономического мира. Начало формированию классической школы положим Уильям Пети, которого называют основоположником статистики, человеком, высказавшим фрагментарно немало любопытных соображения и выводов, открывшим путь к созданию экономической теории, экономической науки. У. Петти (1623–1687 гг.), английский экономист, основатель классической школы политэкономии, принадлежит к той плеяде экономистов, без которых невозможно представить себе существование и развитие свободной экономики. Петти заложил основы теории трудовой стоимости, анализа денежного обращения (сформировав, в частности, его зависимость от величины товарной массы), экономически обосновал земельную и денежные ренты и разработал зачатки дифференцированной ренты.

Цель работы – провести анализ теоретических положений экономических взглядов У. Петти как основоположника классической политической английской экономики с учетом современных взглядов.

Задачи исследования работы:

– исследовать роль Уильяма Пети как родоначальника английской классической политической экономики в развитии экономической теории как науки;

– анализ теоретического вклада Уильяма Пети в классическую политическую экономию.

Объект исследования – теоретические положения экономических взглядов английского экономиста-классика У. Петти.

Методологической основой является применение историко-аналитического метода исследования.

Теоретической базой исследования являются работы таких авторов как Агапова И.И., Бартенев С. А., Жид Ш., Кларк К., Маркс К., Маркова А.Н., Миль Дж. С., Петти В., Рист Ш., Слуцкий Е.К., Страус Э., Студенский П., Чупров А.А.А., Шумпетер Й., Хилл К. Худокормова А.Г. и др.

Приведем мнение Бартенева С.А. : «Теперь стали яснее политические взгляды Петти, его общественная и научная деятельность, связи с крупнейшими учеными эпохи. Стали известны многие детали его жизни. Великие люди не нуждаются в подмалевке их портретов, в замазывании пороков и недостатков. Это в полной мере относится к Уильяму Петти. В истории человеческой культуры он останется не как крупный ирландский землевладелец и ловкий (хотя и далеко не всегда удачливый) придворный, а как смелый мыслитель, открывший новые пути в науке об обществе»1.

Историческая роль Петти заключается в первую очередь в том, что он выступил зачинателем направления, из которого вышла английская классическая политическая экономия. Современные буржуазные экономисты, признавая Петти большим ученым и яркой личностью, нередко отказывают ему в роли предшественника Смита, Рикардо и Маркса. Место Петти в науке часто ограничивают лишь созданием основ статистико-экономического метода исследований».

Шумпетер утверждает, что у Петти нет трудовой теории стоимости (и понятия стоимости вообще), нет сколько-нибудь заметной теории заработной платы, а следовательно, не может быть и намека на понимание прибавочной стоимости. Своей репутацией он якобы обязан только «декрету Маркса, которым Петти был объявлен основателем экономической науки», а также восторгам некоторых буржуазных ученых, которые, как намекает Шумпетер, так сказать, не предполагали, на чью мельницу они льют воду1.

Курсовая работа включает введение, две главы, список используемой литературы.

 

1.1. У самых истоков экономической науки

 

У истоков экономической науки стояли выдающиеся мыслители, оставившие неизгладимый след в культуре человечества. Почетное место среди них занимает английский ученый Уильям (Вильям) Петти (1623—1687).

Уильям Петти был в полной мере открыт для науки лишь Марксом. Только Маркс, по-новому осветив всю историю политической экономии своим материалистическим и классовым анализом, показал подлинное место, которое занимает в ней гениальный англичанин. Петти — родоначальник буржуазной классической политической экономии, которая перешла к анализу внутренних закономерностей капиталистического способа производства, к поискам закона его движения.

Маркса сильно привлекала эта яркая и своеобразная личность. «Петти чувствует себя основателем новой науки…», «Его гениальная смелость…», «Оригинальным юмором проникнуты все сочинения Петти…», «Само заблуждение Петти гениально…», «Настоящий шедевр по содержанию и по форме» — эти оценки из разных произведений Маркса дают представление о его отношении к «гениальнейшему и оригинальнейшему исследователю-экономисту»1.

Роль Петти в науке определяется прежде
всего тем,
что он был основоположником английской классической политической экономии, расцвет которой связан с именами Адама Смита и Давида Рикардо, живших спустя почти полтора столетия после Петти. Классическая политическая экономия была буржуазной, открыто защищала интересы своего класса. Но в эпоху, когда работали классики, буржуазия еще боролась против феодалов и в определенной мере представляла в этой борьбе интересы всего народа. Это позволило классической политэкономии, хотя она и была ограничена рамками буржуазного кругозора, с большой научной глубиной и объективностью исследовать закономерности капиталистического способа производства. Классики рассматривали народное хозяйство как сложную систему, в которой действуют объективные законы, причем эти законы могут быть познаны человеком. Английская политическая экономия явилась, наряду с немецкой философией и французским утопическим социализмом, одним из источников марксизма.

Уильям Петти был пионером использования количественных методов в экономических исследованиях и должен рассматриваться как один из создателей статистической науки и народнохозяйственной статистики. Ему принадлежат первые опыты в области исчисления национального дохода и богатства. Предметом постоянного интереса Петти было народонаселение, он является также одним из основоположников демографической науки. Многие его работы прокладывали пути сближения общественных наук с науками естественными, к которым он проявлял большой интерес.

Работы английского ученого сохраняют свое значение и в наши дни. Этим объясняется пристальное внимание к нему со стороны исследователей-марксистов. К. Маркс и Ф. Энгельс высоко ценили заслуги Петти в развитии политической экономии и примыкающих к ней общественных наук. Во многих работах К. Маркса можно найти яркие и глубокие характеристики Петти как ученого и человека, свидетельствующие о его постоянном интересе к этому «гениальнейшему и оригинальнейшему исследователю-экономисту».

Работы Петти написаны и отчасти опубликованы более 300 лет назад. Для их правильной оценки необходимо иметь ясное представление об эпохе и среде, в которой он жил и трудился.

В XVII в. Англия выделялась среди других стран относительно высоким уровнем развития капитализма. Мощный толчок экономическому и социальному развитию дала буржуазная революция середины XVII столетия. Эти события во многом определили и взгляды Петти,
и его
деятельность. Революция завершилась классовым компромиссом буржуазии и дворянства, обеспечив первой условия для дальнейшего накопления богатства.

Экономические и политические условия второй половины XVII столетия способствовали развитию науки и
ее
технических приложений. В физике и математике происходил подлинный научный переворот, связанный с именами Исаака Ньютона, Роберта Бойля, Роберта Гука и других крупных ученых. К этому кругу людей принадлежал, и Уильям Петти, по выражению К. Маркса, «отец политической экономии и в некотором роде изобретатель статистики»1.

Петти был сыном своего времени. Выйдя из семьи ремесленника и став скромным интеллигентом, он впоследствии добился богатства и дворянского титула, использовав для этого не слишком чистые способы. Но крупный ирландский помещик и придворный короля Карла II сохранил страсть к научному исследованию, личную независимость и гражданскую смелость. Во взглядах Петти нашла свое отражение еще одна важная черта классической политической экономии — политический либерализм, борьба за демократию.

Экономические труды Петти появились, конечно, не на пустом месте. Они тесно связаны с экономической мыслью и политикой предшествующего времени, когда господствующей доктриной был меркантилизм. Петти, еще во многом оставаясь меркантилистом, вместе с тем прокладывал новые пути, ведущие к классической школе. Он является одним из родоначальников трудовой теории стоимости. Рассматривая категории ренты, процента, заработной платы, он сделал первые шаги на пути понимания природы прибавочной стоимости. Замечательные мысли высказывал Петти в теории денег. Много интересного в его работах по вопросам экономической политики государства.

Выступая смелым новатором, он своей «политической арифметикой» создал прообраз экономической статистики и впервые попытался анализировать экономические и социальные процессы с цифрами в руках. Одним из первых он приблизился к пониманию того, что к демографическим процессам применим закон больших чисел, что они подвержены определенным закономерностям, и чем больше статистическая совокупность, тем строже эти закономерности соблюдаются. Значение «политической арифметики» Петти выходит, однако, за эти пределы: она по существу представляет собой первую историческую форму, в которой политическая экономия обособляется как самостоятельная наука.

Анализ научных достижений Петти с точки зрения современной науки читатель найдет ниже. Завершается книга рассмотрением влияния Петти на последующее развитие науки и обзором литературы о нем, начиная с его современников и кончая новейшими работами, которые создаются как на Западе, так и в социалистических странах. Западные ученые нередко искажают и преуменьшают значение идей Петти в политической экономии.

 

1.2. «Политическая арифметика» У. Петти

 

Уильям Петти называют основоположником статистики, человеком, высказавшим фрагментарно немало любопытных соображений и выводов, открывавшим путь к созданию экономической теории, экономической науки.

Все работы Петти лаконичны, разбиты на главы и отдельные, пронумерованные абзацы. К примеру, в гл. 1 «Политической арифметики» доказывается, что небольшая страна с малочисленным населением в силу своего положения, своей торговли и политики может быть эквивалентна по богатству и мощи стране со значительно большими населением и территорией и что благоприятные условия для судоходства и водного транспорта содействуют этому самым отменным и решительным образом. Именно от его книги «Политическая арифметика», написанной в 70- е годы XVII в. И опубликованной посмертно в 1690 г. Разъясняя свой подход, Петти писал: «… вместо того, чтобы употреблять только слова в сравнительной и превосходной степени и умозрительные аргументы, я вступил на путь выражения своих мнений на языке чисел, весов и мер… используя только аргументы, идущие от чувственного опыта, и рассматривая только причины, имеющие видимые основания в природе»1.

В «Трактате о налогах и сборах» даются комментарии почти к каждому абзацу. Например, приводятся «Перечисление и описание разных статей государственных расходов», «Доводы против порчи денег», «Неудобства взимания денег путем сбора пошлин», «Способ исчисления и сравнения цен товаров на естественной основе».

Петти привлекают прежде всего расчеты, цифры, статистические сопоставления. Говоря о способе своего анализа, он отмечает, что не прибегал к «умозрительным аргументам», а «вступил на путь выражения своих мнений на языке чисел, весов и мер», рассматривал «причины, имеющие видимое основание в природе»2.

Положения и выводы, выраженные посредством чисел, бывают иной раз и не столь точны, но во всяком случае «могут быть использованы, как догадки, показывающие путь к тому знанию, к которому я стремлюсь»3, — писал Петти в своем трактате. А путь к знанию «политической анатомии» или «политической арифметики», по словам Петти, определит истинное положение населения, земли, капитала, торговли. Его интересовало не внешнее проявление, а сущность экономических процессов, он попытался «объяснить таинственную природу» налогов и их последствий, денежной ренты, ренты с земли, денег, истоков богатства.

Петти подсчитывает, что количество денег в Англии не превышает трех процентов всего совокупного богатства страны. Национальное богатство — это главным образом земля и остальное имущество: дома, сооружения, постройки, транспортные средства, скот, домашнее имущество, запасы. По подсчетам Петти, размеры национального богатства Англии составляли в тот период около 250 млн фунтов стерлингов. «Точная осведомленность государей об имуществе их подданных не принесет последним никакого вреда»1.

В «Трактате о налогах и сборах» Петти заключает, что «существует определенная мера или пропорция денег, необходимых для ведения торговли страны». Излишек или недостаток денег против этой меры принесет ей вред. Уменьшение металлического содержания денег не может быть источником богатства.

Через 200 лет Карл Маркс писал о «Трактате»: «В рассматриваемом нами произведении Петти по сути дела определяет стоимость товаров сравнительным количеством содержащегося в них труда»2. В свою очередь, «от определения стоимости зависит и определение прибавочной стоимости». В этих словах Маркса в самой сжатой форме выражена суть научного достижения английского мыслителя. Интересно проследить за ходом его рассуждений. С острым чутьем человека новой, буржуазной эпохи он сразу, в сущности, ставит вопрос о прибавочной стоимости: «…мы должны попытаться объяснить таинственную природу как денежной ренты, называемой процентом, так и ренты с земель и домов». В XVII в. земля — основной объект приложения человеческого труда. Поэтому для Уильяма Петти прибавочная стоимость выступает в форме земельной ренты, в которой скрывается и промышленная прибыль. Процент он также выводит из ренты. Торговая прибыль мало интересует Петти, что резко отличает его от толпы современников-меркантилистов. Примечательно и выражение о таинственной природе ренты. Петти чувствует, что он стоит перед большой научной проблемой, что внешность явления здесь отличается от сущности.

Далее идет неизменно цитируемое место. Предположим, что некто (этот некто будет далее не только героем арифметических задачников, но и экономических трактатов!) занимается производством зерна. Часть произведенного
им
продукта вновь пойдет на семена, часть будет потрачена на удовлетворение собственных потребностей (в том числе путем обмена), а «остаток хлеба составляет естественную и истинную земельную ренту» 1. Здесь намечено деление продукта и его стоимости на три основные части: 1) часть, представляющую возмещение затраченных средств производства, в данном случае семян; 2) часть, необходимую для поддержания жизни работника и его семьи, и 3) избыток, или чистый доход. Эта последняя часть соответствует введенным Марксом понятиям прибавочного продукта и прибавочной стоимости.

Любопытно, что в составе издержек средств производства Петти опускает другие затраты, помимо семян: навоз, износ лошади, плуга, серпа и т. и. Эти затраты не возмещаются зерном в натуре (поэтому Петти, возможно, и не учитывает их), но должны быть возмещены по стоимости. Скажем, через 10 лет пахарю потребуется новая лошадь. Из каждого годового урожая он должен удерживать какую-то часть стоимости для последующей покупки этой лошади.

Заметим также, что здесь речь идет о производстве без наемного труда. Отчасти это можно объяснить тем, что Петти стремится сделать свою «модель» возможно более простой и наглядной. Но вернее всего то, что простое товарное производство (на своей земле, своими орудиями и без найма рабочих) в его времена имело большое значение, преобладая над капиталистически организованным хозяйством.

Далее Петти ставит вопрос: «…какому количеству английских денег может равняться по своей стоимости этот хлеб или эта рента? Я отвечаю: такому количеству денег, которое в течение одинакового времени приобретает за вычетом своих издержек производства кто-нибудь другой, если он всецело отдается производству денег, т. е. предположим, что кто-нибудь другой отправляется в страну серебра, добывая там этот металл, очищает его, доставляет его на место производства хлеба первым, чеканит тут из этого серебра монету и т. д. Предположим далее, что этот индивидуум в течение того времени, которое он посвящает добыванию серебра, приобретает также средства, нужные для своего пропитания, одежды и т. д. Тогда серебро одного должно быть равно по своей стоимости хлебу другого; если первого имеется, например, 20 унций, а последнего 20 бушелей, то унция серебра будет представлять собой цену бушеля хлеба» 1.

Очевидно, что приравнивание по стоимости частей зерна и серебра, представляющих собой прибавочный продукт, равносильно приравниванию всего валового продукта. Ведь эти последние 20 бушелей зерна ничем не отличаются от остальных, скажем, 30 бушелей, которые возмещают семена и составляют пропитание земледельца. Это же относится и к 20 унциям серебра, о которых выше идет речь. В другом месте Петти выражает идею трудовой стоимости в чистом виде: «Если кто-нибудь может добыть из перуанской почвы и доставить в Лондон одну унцию серебра в то же самое время, в течение которого он в состоянии произвести один бушель хлеба, то первая представляет собою естественную цену другого…»2.

Итак, Петти, по существу, формулирует закон стоимости. Он понимает, что этот закон действует крайне сложным образом, лишь как общая тенденция. Это выражается в следующих поистине удивительных фразах: «Я утверждаю, что именно в этом состоит основа сравнения и сопоставления стоимостей. Но я признаю, что развивающаяся на этой основе надстройка (superstructure) очень разнообразна и сложна».

Между меновой стоимостью, величина которой определяется затратами труда, и реальной рыночной ценой — множество посредствующих звеньев, которые безмерно усложняют процесс ценообразования. С необычайной прозорливостью Петти называет некоторые ценообразующие факторы, с которыми приходится считаться современным экономистам и плановикам: влияние товаров-заменителей, товаров-новинок, мод, подражания, традиций потребления.

Петти делает первые шаги на пути анализа самого труда, создающего стоимость. Ведь каждый конкретный вид труда создает только конкретное благо, потребительную стоимость: труд земледельца— зерно, труд ткача— полотно и т. д. Но в любом виде труда есть что-то общее, делающее все виды труда сравнимыми, а эти блага — товарами, меновыми стоимостями: затрата рабочего времени как такового, затрата производительной энергии работника вообще.

Петти был в истории экономической науки первым, кто стал прокладывать путь к идее абстрактного труда, которая легла в основу марксовой теории стоимости.

Было бы странно искать у зачинателя и первооткрывателя какую-то стройную и законченную экономическую теорию. Опутанный меркантилистскими представлениями, он еще не может отделаться от иллюзии, что труд в добыче драгоценных металлов — это все же какой-то особенный труд, наиболее непосредственно создающий стоимость. Петти не может отделить меновую стоимость, которая наиболее наглядно воплощается в этих металлах, от самой субстанции стоимости — затрат всеобщего человеческого абстрактного труда. У него нет сколько-нибудь ясного понятия о том, что величина стоимости определяется затратами общественно необходимого труда, типичными и средними для данного уровня развития хозяйства. Затраты труда, превышающие общественно необходимые, пропадают даром, не создают стоимость. Многое с точки зрения последующего развития науки можно признать у Петти слабым и прямо ошибочным. Но разве это главное? Главное в том, что Петти твердо стоит на избранной им позиции — трудовой теории стоимости — и успешно применяет ее ко многим конкретным проблемам.

Ранее уже видели, как он понимал природу прибавочного продукта. Но там речь шла о простом товаропроизводителе, который сам присваивает произведенный им же прибавочный продукт. Петти не мог не видеть, что в его время значительная часть производства велась уже на капиталистических началах, с применением наемного труда. Он должен был прийти к мысли, что прибавочный продукт производится не только и не столько для себя, сколько для владельцев земли и капитала. О том, что он пришел к этой мысли, свидетельствуют его соображения о заработной плате. Заработная плата работника определяется и должна определяться, по его мнению, только необходимым минимумом средств существования. Он должен получать не более, чем необходимо, «чтобы жить, трудиться и размножаться». Петти понимает в то же время, что стоимость, создаваемая трудом этого работника,— это совершенно иная величина, и, как правило, значительно большая. Эта разница и является источником прибавочной стоимости, которая у него выступает в виде ренты.

Хотя и в неразвитой форме, Петти выразил основное научное положение классической политической экономии: в цене товара, определяемой в конечном счете затратами труда, заработная плата и прибавочная стоимость (рента, прибыль, процент) находятся в обратной зависимости. Повышение заработной платы при одном и том же уровне производства может происходить лишь за счет прибавочной стоимости, и наоборот. Отсюда один шаг до признания принципиальной противоположности классовых интересов рабочих, с одной стороны, и землевладельцев и капиталистов — с другой. Таков последний вывод, который сделает классическая политическая экономия в лице Рикардо. Петти ближе всего подходит к такому взгляду, пожалуй, не в «Трактате», а в написанной в 70-х годах знаменитой «Политической арифметике», хотя и там мысль эта имеется лишь в зародыше.

Но в целом увлечение политической арифметикой как-то помешало Петти углубить свою экономическую теорию, понимание коренных закономерностей капиталистической экономики. Многие гениальные догадки «Трактата» остались неразвитыми. Цифры теперь увлекали его, они казались ключом ко всему. Еще в «Трактате» есть характерная фраза: «Первое, что необходимо сделать,— это подсчитать…» 1 Она становится девизом Петти, каким-то заклинанием: надо подсчитать, и все станет ясно. Создатели статистики страдали несколько наивной верой в ее силу.

Конечно, содержание главных экономических сочинений Петти не исчерпывается сказанным. Оно гораздо богаче. Сумма его идей — это мировоззрение прогрессивной буржуазии. Петти впервые исследует само капиталистическое производство и расценивает экономические явления с точки Зрения производства. В этом его решительное преимущество перед меркантилистами. Отсюда его критическое отношение к непроизводительным слоям населения, из которых он особо выделяет священников, адвокатов, чиновников. Он полагает, что можно было бы значительно уменьшить число купцов и лавочников, которые тоже «не доставляют никакого продукта». Эта традиция критического отношения к непроизводительным группам населения войдет в плоть и кровь классической политической экономии.

У Петти была бурная, авантюрная биография. Он был опытным врачом, землемером, картографом; обогатился на скупке и спекуляциях земельными участками; стал придворным и написал научные трактаты.

В своих работах он рассмотрел, какие факторы участвуют в производстве продукции, создании богатства. Петти выделяет четыре фактора. Первые два — земля и труд — основные: «труд есть отец богатства, природа — его мать». Он считает, что «оценку всех предметов следовало бы привести к двум естественным знаменателям: к земле и труду, т.е. нам следовало бы говорить: стоимость корабля или сюртука равна стоимости такого-то и такого-то количества земли, такого-то и такого-то количества труда, потому что ведь оба — и корабль и сюртук — произведены землей и человеческим трудом»
1
.

Два других фактора, участвующих в создании продукта, не основные. Это квалификация, искусство работника и средства его труда — орудия, запасы и материалы. Они делают труд производительным. Но оба эти фактора не могут существовать самостоятельно, т.е. без труда и земли.

Таким образом, Петти рассматривал два мерила стоимости — труд и землю. Практически он исходил из того, что в любом виде труда есть нечто общее, позволяющее сравнивать все виды труда между собой.

Петти высказал ряд тезисов, в которых содержатся исходные положения теории стоимости. Стоимость имеют деньги. То количество денег, которые можно получить за продукт, определяют его стоимость. Определяют не прямо через затраты труда, а опосредованно через затраты на производство денег (серебра и золота), предлагаемых заданные продукты. Стоимость создает не всякий труд, а тот, который затрачивается на производство серебра. Унция серебра представляет собой естественную цену одного бушеля хлеба. В одном случае деньги — это мерило стоимости, в другом — они представляют собой «смазочное масло в государственном теле». Петти еще не мог провести различия между потребительной стоимостью и меновой стоимостью.1

Разумеется, нет оснований принижать роль автора «Политической арифметики», обосновавшего исходные положения статистики, сформулировавшего ряд исходных положений классической школы. И все же следует иметь в виду, что у него еще не было логически продуманной взаимосвязи отдельных гениальных догадок, верных наблюдений, оригинальных выводов. Иногда теоретические рассуждения были буквально вкраплены в собрание практических рекомендаций.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

2. ИСТОРИЧЕСКАЯ РОЛЬ У.ПЕТТИ В РАЗВИТИИ СОВРЕМЕННОЙ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ МЫСЛИ

 

Историческая роль Петти заключается в первую очередь в том, что он выступил зачинателем направления, из которого вышла английская классическая политическая экономия. Современные буржуазные экономисты, признавая Петти большим ученым и яркой личностью, нередко отказывают ему в роли предшественника Смита, Рикардо и Маркса. Место Петти в науке часто ограничивают лишь созданием основ статистико-экономического метода исследований.

Во второй половине XIX в. интерес к трудам и личности Петти заметно увеличился. Высокая оценка, данная его идеям К. Марксом, в известной степени способствовала этому.

Только Маркс, по-новому осветив всю историю политической экономии своим материалистическим и классовым анализом, показал подлинное место, которое занимает в ней гениальный англичанин. Петти — родоначальник буржуазной классической политической экономии, которая перешла к анализу внутренних закономерностей капиталистического способа производства, к поискам закона его движения. Маркса сильно привлекала эта яркая и своеобразная личность. «Петти чувствует себя основателем новой науки…», «Его гениальная смелость…», «Оригинальным юмором проникнуты все сочинения Петти…», «Само заблуждение Петти гениально…», «Настоящий шедевр по содержанию и по форме»1 – эти оценки из разных произведений Маркса дают представление о его отношении к «гениальнейшему и оригинальнейшему исследователю экономомарксисты и современные буржуазные авторы подходят к Петти по-разному. Для нас он прежде всего зачинатель научного направления, которое стало одним из источников марксизма. Буржуазные экономисты, признавая Петти большим ученым и яркой личностью, нередко отказывают ему в роли предшественника Смита, Рикардо и Маркса. Место Петти в науке часто ограничивают лишь созданием основ статистико-экономического метода исследований.

В целом ряде работ буржуазных ученых Петти рассматривается только как один из представителей меркантилизма, может быть, один из самых талантливых и передовых, но не более того. В крайнем случае, ему ставится в заслугу помимо открытия статистического метода трактовка частных экономических проблем и вопросов экономической политики: налогообложения, таможенных пошлин. Нельзя сказать, что эта точка зрения абсолютно господствует в современной буржуазной науке. Высказываются и иные взгляды. Роль Петти в экономической науке, его связи со Смитом, Рикардо и Марксом рассматриваются в более правильной исторической перспективе. Однако ведущей является позиция, которую занимает Шумпетер.

Важную роль в изучении литературного наследия Петти сыграло осуществленное в 1899 г. двухтомное издание Ч. Г. Халлом его экономических сочинений. В обширном введении к этому изданию Халл дал многосторонний анализ идей и достижений Петти. Ему, в частности, принадлежит решение «проблемы Петти — Граунт», которое было в основных чертах принято современными авторами. Вместе с тем Халл, находясь под влиянием современной ему буржуазной политэкономии, которая отказалась от принципов классической школы, выступил косвенно против К. Маркса, утверждая, что в теории стоимости Петти не выделялся сколько-нибудь серьезно из числа современных ему авторов, а в теории распределения и доходов не приходится говорить о его серьезном вкладе.

Эта позиция во многом предопределила отношение к идеям Петти среди ученых XX в. Обычно признаются (нередко с оговорками) его заслуги как одного из основателей статистической и демографической науки, а также в разработке отдельных, в том числе прикладных, вопросов экономической науки, особенно налогов. В то же время идеям Петти в теории политической экономии отказывают в оригинальности или научной ценности.

Наиболее характерной и авторитетной в этом смысле является позиция И. Шумпетера (1883—1950) в его известном труде по истории экономической мысли (1954 г.). Он высоко оценивал политическую арифметику Петти как прообраз многих областей статистики, в частности развитой в 30—40-х годах XX в. системы национальных счетов, и замечал: «Это была вдохновляющая идея, перспективная программа, которая увяла в деревянных руках шотландского профессора (Адама Смита) и оказалась практически потерянной для экономистов в течение 250 лет»1.

Что же касается репутации Петти как выдающегося экономиста-теоретика, то Шумпетер считал, что она в большой мере обязана «декрету Маркса, которым Петти был объявлен основателем экономической науки», а также восторгам некоторых немецких ученых, которые, впрочем, руководствовались совершенно другими принципами, нежели Маркс, и иначе трактовали вклад Петти2. По утверждению Шумпетера, в трудах Петти, «вопреки марксистской позиции нет теории заработной платы и нет основанной на эксплуатации теории прибавочной стоимости или ренты…». Знаменитый пример с производством хлеба и серебра не имеет якобы никакого отношения к теории стоимости. Он отказывает в оригинальности взглядам Петти на деньги и ссудный процент.

Внимания специалистов заслуживает монография швейцарского автора С. Кюнис, специально посвященная теории стоимости и цены Петти3. Эта работа содержит обширную и добросовестно составленную библиографию работ о Петти на западноевропейских языках и анализ взглядов предшествующих исследователей.

В работах, посвященных ранней английской экономической мысли, Петти занимает почетное место. Отметим две книги такого рода — Э. А. Джонсона (1937 г.) и У. Летвина (1963 г.). У первого отмечается, что на мышление Петти оказали преобладающее влияние трое мыслителей XVII в.: Гарвей, открывший кровообращение, Гоббс и Бэкон. Джонсон далек от марксовой оценки трудов Петти (он даже о ней не упоминает), но дает уравновешенный анализ всех основных элементов взглядов Петти — как экономической теории, так и статистике-демографической части.

Подход Летвина ближе к трактовке экономических идей Петти Шумпетером. Летвин в значительной мере игнорирует его теорию стоимости и доходов, делая упор на разработку Петти проблемы налогов, а также на политическую арифметику. И в этой области он отмечает, что Петти был далек от создания математических основ теории статистики, что его вера во всесилие статистики и возможность ее прямого использования для политических решений была наивной: это была «детская мечта общественной науки»1. Тем не менее Летвин называет «Трактат о налогах и сборах» образцовой экономической работой XVII в. и отмечает ее большое значение в развитии науки.

Авторы, менее скованные «официальной» экономической догмой, смелее подчеркивают глубину и многосторонность идей Петти, их значимость в рамках его эпохи и в последующий период. В считающейся классической работе «Интеллектуальные источники Английской революции» прогрессивный историк К. Хилл отводит Петти большое место. Он подчеркивает значение революционной эпохи для формирования идей Петти, которые были важным элементом в происходившей во второй половине XVII в. в Англии научной революции. Хилл справедливо указывает на заслуги Петти в становлении методологических принципов классической политической экономии, особенно того, что в общественной жизни, как и в природе, действуют объективные «естественные» законы. Он также пишет: «Маркс, этот Бэкон социологии, имел многие основания, чтобы назвать Петти отцом английской политической экономии»2.

Большая биографическая книга принадлежит Э. Страуссу и имеет характерное заглавие «Сэр Уильям Петти, Портрет гения» (1954 г.). В ней воздается должное яркости и своеобразию личности Петти, его вкладу в науку. Страусе отмечает, что Петти может считаться одним из первых «футурологов», поскольку он стремился основать свое видение будущего не на утопии, а на научных фактах, на экстраполяции определенных тенденций общественного развития. С полным основанием Страусе пишет: «Прочная репутация Петти основывается в первую очередь на его роли как пионера в экономической науке и прежде всего на его формулировке трудовой теории стоимости и ее творческом применении для решения экономических проблем. Интеллектуальные процессы, через которые он приходил к своим результатам, рисуют его как мыслителя большой мощи и оригинальности и как выдающегося выразителя научной революции XVII в., его вклад заключался в применении количественных методов к социальным и экономическим явлениям»1.

Интересны наблюдения Страусса по поводу социально-этических аспектов воззрений Петти. Он сравнивает его по трезвости, реализму и отсутствию всякой сентиментальности в отношении тяжелых условий жизни трудящихся масс с Рикардо. Выступая по мотивам экономической эффективности за облегчение этих условий, он тем самым проявляет себя подлинным гуманистом. Петти был, возможно, первым социальным мыслителем, который предлагал государству позитивную программу борьбы с безработицей и ее последствиями, которая включала общественные работы и пособия безработным. Глубина мысли английского ученого проявляется и в том, что он достаточно четко видел социальную природу преступности.

Важный вклад в изучение взглядов и научного наследия Петти внес японский ученый Ш. Мацукава. Главный его труд о Петти существует, насколько нам известно, лишь на японском языке, но основные положения этого труда изложены в ряде статей автора на английском и немецком языках. Мацукава признавал обоснованность подхода К. Маркса к оценке роли Петти в экономической науке и систематически опирался
на его конкретные высказывания.

Мацукава исключительно высоко оценивал роль Петти и писал, например, что «он был величайшим ученым XVII в. в этой области (в экономике..), а Смит был сравнимой вершиной XVIII в.»1. Уделяя особое внимание трудовой теории стоимости Петти, Мацукава высказал мнение, что между ним и Смитом не было ученых, которые внесли бы в формирование этой фундаментальной экономической теории сравнимый с Петти вклад. Вместе с тем Мацукава стремится раскрыть суть и причины противоречий трудовой теории стоимости Петти, в частности свойственной ему двойственности в решении вопроса об источнике стоимости, каковым у него выступает то человеческий труд как таковой, то труд и земля. Мацукава сопоставлял это явление с марксовым объяснением и анализом противоречивости и непоследовательности Смита в его теории стоимости. Заслуга Мацукавы состоит также в том, что он продолжил ввод в научный оборот новых текстов Петти
из его обширного архива. В 1977 г. он опубликовал относимый приблизительно к 1670 г. важный документ, где в форме диалога Петти сжато формулирует ряд своих важнейших идей, в частности занимается поисками «естественного уравнения» между землей и трудом .

Для историков и экономистов архив Петти остается неисчерпаемым источником ценных материалов различного рода. Время от времени в печати появляются работы, основанные на таких материалах. Они пополняют наши знания о различных аспектах научной и практической деятельности Петти.

Петти привлекает также внимание экономистов-математиков, статистиков, демографов. Одним из ранних ученых такого рода был русский математик и экономист Е. Е. Слуцкий, который в 1914 г. опубликовал свой доклад, связанный с 250-летием первого трактата Петти, исполнившимся в 1912 г2.

Один из лидеров русской школы статистиков А. А. Чупров, рассматривая бурное развитие статистики на рубеже XIX и
XX вв., писал в 1909 г.: «Как и при первом зарождении статистического метода, во времена Граунта и Петти, толчок дается естествознанием… тогда творцы эмпирического обществоведения, заимствуя у естествоиспытателей общие основы научного мировоззрения, самостоятельно на новом материале наблюдений над общественной жизнью созидают новые формы научного мышления…»1.

Английский статистик и экономист, автор крупных работ по проблемам экономического роста К. Кларк пишет: «…экономическая наука встала на правильный путь благодаря Грегори Кингу и сэру Уильяму Петти в период удивительного расцвета научных идей в Англии в конце XVII столетия»2. Являясь одним из создателей так называемой теории «трех секторов производства» и формулируя основное положение своей концепции, которое в некоторой степени верно отражает определенные технико-экономические закономерности хозяйственного развития, Кларк пишет: «…по мере того, как экономическое развитие общества идет вперед, количество занятых в сельском хозяйстве имеет тенденцию к сокращению по сравнению с занятостью в промышленности, которая, в свою очередь, снижается по сравнению с количеством занятых в сфере услуг»3. Эту тенденцию он называет «законом Петти», поскольку последний в «Политической арифметике» достаточно
четко сформулировал
ее. Можно согласиться с Кларком, что чтение страниц Петти, посвященных сравнительному анализу экономического роста Англии, Франции и Голландии, вызывает изумление
и теперь.

Перу современного американского экономиста П. Студенского принадлежит обширная монография «Доход наций», переведенная на русский язык. Свое исследование автор справедливо начинает с Петти, отводя несколько страниц достаточно подробному изложению его расчетов национального дохода Англии и полученных им результатов1. Имя Петти фигурирует на многих страницах этой работы. Таким образом, П. Студенский как бы связывает нитью родоначальника статистики национального дохода и национальных счетов У. Петти с более поздними исследователями и демонстрирует элементы идей, которые были высказаны несколько столетий назад и находятся на службе у современной статистики. Однако, как подчеркивает автор вступительной статьи Альб. Л. Вайнштейн, П. Студенский недостаточно оттенил тот факт, что у Петти дается все же расчет не национального дохода, а только годового расхода населения страны без учета накопления.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

 

В заключение следует сделать следующие выводы.

В первой главе была исследована роль У. Петти как основоположника и родоначальника английской политической экономики.

Среди основных трудов Петти – «Трактат о налогах и сборах» (1662 год); «Слово мудрым» (1665 год); «Политический обзор, или анатомия Ирландии (1672 год)»; «Разное о деньгах» (1682 год); и «Эссе о политической арифметике «(1683 год).

Первое произведение Петти – «Трактат о налогах и сборах» было написано в 1662 году. «Я заявляю миру, что не считаю себя способным исправить его, и думая, что для частного спокойствия каждого человека будет лучше, если он предоставить миру брести по собственному желанию. Поэтому все, что я написал, было сделано лишь для того, чтобы облегчить и освободить самого себя, ибо моя голова была обременена всеми этими вещами вследствие пересудов, которые мне ежедневно приходится слушать относительно развития торговли, вследствие ропота по поводу налогов и т.д.» — вот слова Уильяма Петти в предисловии к Трактату о налогах и сборах. Как можно заметить из него, экономические вопросы волновали Петти, буквально не давая ему покоя.

Содержание трактата гораздо шире названия. Что только не обсуждает Петти — вопросы о монополиях, природе и ценности денег, ссудном проценте и вексельном курсе, земельных рентах и страховании. Экспорт денег и товаров, банки и ломбарды, нищие, смертная казнь, войны, церковь университеты, вольные порты, свобода совести и многое другое — все волнует и занимает ученого. Петти пытается ответить на вопрос о том, что такое богатство страны, в каких случаях дело сводится к золоту и серебру, а в каких более верным выражением богатства являются продукты труда и всегда ли деньги хорошо измеряют уровень богатства. Он исследует и подробно рассматривает то, как действует один и тот же налог, если в стране избыток денег или же недостаток их, почему один и тот же налог может вызывать недовольство населения, а может и не вызывать. Поднимая вопрос о таможенных пошлинах, он пытается выявить их суть и выяснить, что же и как лучше ими облагать.

Подобно большинству меркантилистов, Петти высказывается против законодательного ограничения ставки ссудного процента и против повышения заработной платы наемных рабочих выше прожиточного минимума.

Политическая арифметика стала первым трудом, в основе которого лежал статистико-экономический метод исследования. Петти доказывал необходимость создания государственной статистической службы и исчисления национального богатства и национального дохода, произвел подсчет этих показателей для Англии и, таким образом, заложил основу современной системы национальных счетов. Он даже пробует статистически подсчитать совокупную сумму этого богатства страны. Поэтому Уильям Петти по праву считается основателем новой научной дисциплины — экономической статистики, правда называл он данную науку не статистикой, (такое название появится лишь в конце 18 века), а политической арифметикой. По мнению современных экономистов, Петти был тем человеком, кто создал понятие о национальном доходе, более того, придумал метод его исчисления. Кроме всего прочего, именно Петти выдвинул идею выборочных обследований — так, видимо, и зародилась идея социологических опросов населения.

В работе «Разное о деньгах» Петти утверждал, что деньги являются особым товаром, играющим роль всеобщего эквивалента, а количество необходимых для обращения денег определяется размерами товарно-платежного оборота. Считал, что полноценные деньги в известных пределах могут быть заменены бумажными деньгами. Эта небольшая по объему работа имела огромное значение и определила направление развития теории денег и кредита на последующие два столетия. В последние годы жизни Петти занимался преимущественно вопросами народонаселения, его роста, размещения, занятости и наряду с Джоном Граунтом может быть причислен к основателям демографической статистики.

Вторая глава посвящена исторической роли У.Петти в развитии современной экономической мысли. Следует отметить, что среди историков экономической мысли нет единого мнения о роли Уильяма Петти в развитии науки. Одни авторы рассматривают его как выдающегося представителя меркантилизма, другие видят его основную заслугу в создании основ статистико-экономического метода исследований и экономической статистики, третьи считают основателем нового направления в науке, из которого впоследствии выросла английская классическая политическая экономия. Тем не менее, практически все признают, что именно Петти был первым профессиональным экономистом.

Судя по трудам У.Петти, предметом изучения экономической науки (политической экономии), на его взгляд, является прежде всего анализ проблем сферы производства. Это, в частности, очевидно из убежденности данного ученого в том, что создание и приумножение богатства происходит якобы исключительно в сфере материального производства, причем без какого-либо участия в этом процессе торговли и торгового капитала.

Методологические позиции У.Петти хотя и не лишены некоторых, присущих меркантилизму, элементов эмпиризма (например, в части толкования им цены земли) и государственного вмешательства в хозяйственную жизнь (когда он, к примеру, рекомендует сократить численность купцов в стране), но в основном он придерживался принципов laissez faire, настаивая, в отличие от меркантилистов, на либерализации денежного обращения и торговли. Одновременно присущий его творчеству экономический либерализм обусловил такие методические упрощения, как:

отрицание обратного влияния сферы обращения на сферу производства;

приверженность ортодоксальной версии количественной теории денег, уводящей от признания взаимозависимости денежного и товарного рынков;

затратная (на каузальной основе) характеристика природы происхождения стоимости (ценности) товаров и услуг;

трактовка заработной платы как цены труда рабочего, размер которой в условиях свободной конкуренции всегда минимален, и др.

СПИСОК ИСПОЛЬЗУЕМОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

 

  1. Агапова И.И. История экономических учений. –М.: ВиМ, 1997.
  2. Аникин А.В. Юность науки: Жизнь и идеи мыслителей-экономистов до Маркса. –М.: Политиздат, 1985.
  3. Бартенев С.А. История экономических учений. –М.: Экономистъ, 2006.
  4. Жид Ш., Рист Ш. История экономических учений. -М.: Экономика, 1995.
  5. История экономических учений / Под ред. В.Автономова, О.Ананьина, Н. Макашевой. –М.: ИНФР-М, 2003.
  6. История западной экономической мысли / Под ред. А.Н. Марковой. –М.: Закон и право, ЮНИТИ, 2000.
  7. История экономических учений / Под ред. А.Г. Худокормова. –М.: ИНФРА-М, 2004.
  8. Кларк Колин. Законы экономического роста. Лондон– Нью-Йорк, 1957.
  9. Маркс К., Энгельс Ф. Избр. Соч. М. , 1971.
  10. Милль Дж. С. Основы политической экономии: В 3 т. –М.: Прогресс, 1980— 1981.
  11. Петти В. Избранные работы. – М.: Ось-89, 1997.
  12. Петти В. Трактат о налогах и сборах // Антология экономической классики: Петти, Смит, Риккардо. –М.: Эконов-Ключ,1993.
  13. Петти В. Экономические и статистические работы.–М.: Соцэкгиз, 1940.
  14. Слуцкий Е. К теории сбалансированного бюджета потребителя // Экономико-математические методы. 1963. Вып. 1.
  15. Страусс Э. Сэр Уильям Петти, Портрет гения. М., 1961.
  16. Студенский П. Доход наций. М., 1963.
  17. Чупров А. А. К теории стабильности статистических рядов // А. А. Чупров. О теории дисперсии / Составит. и перев. Н. С. Четвериков. М., 1968.
  18. Шумпетер Й. История экономического анализа. М., 1999.
  19. Хилл К. Интеллектуальные источники Английской революции. М., 1971.

Комментирование закрыто.

Вверх страницы
Statistical data collected by Statpress SEOlution (blogcraft).
->