Теория институционной» экономики

Актуальность темы исследования определяется тем, что внимание и интерес к институционализму оправданы уже потому, что представители этого направления более трезво и реалистически оценивают процессы, происходящие в экономическом развитии, трансформации экономических систем. Предметом изучения становится не «экономический человек», а широкая гамма интересов, предпочтений, стимулов, поведение и деятельность человека в рамках социальных отношений, общественных институтов. В действительности, люди руководствуются не только денежным интересом. Мотивы поведения, стимулы, устремления людей весьма разнообразны, они меняются по мере роста благосостояния и корректируются в различных социальных группах. Необходимо полнее учитывать факторы и мотивы, лежащие в основе принимаемых решений, Это означает, что экономист не должен игнорировать «институции», влияющие на мотивы и поведение участников экономической деятельности. В начале ХХ века в США возник институционализм, виднейшими представителями которого выступили Торстейн Веблен, возглавивший социально-психологический (технократический) вариант институциональных исследований, Джон Коммонс — социально-правовой (юридический), Уэсли Митчелл – конъюнктурно-статистический (эмпирико-прогностический). Свое название это направление получило после того, как американский экономист У. Гамильтон в 1916г. впервые применил термин» институционализм». Его распространение было связано с эволюцией экономической теории в США, где в 20х годах этого столетия он занял лидирующее положение. Идеи институционализма развивают такие влиятельные экономисты, как Дж. Гелбрейт, Г. Мюрдаль, Д. Белл, О. Тоффлер и др. Сторонники «институционализма» « активно использовали социальный элемент и интерпретировали экономические процессы с помощью нескольких факторов, включая социально-политический, технологический, правовой, социально-психологический и др. Такое сочетание различных факторов объясняется тем , что в области методологии институционалисты ориентируются не только на материалистическое начало , но одновременно и на субъективный идеализм в толковании общественных процессов. Институционалисты широко используют социологию, соединяя ее с политэкономией и дополняя экономическую науку социологическими категориями. Идея синтеза социологического и экономического анализа лежит в основе их концепции. Термин «институционализм» Был принят для обозначения системы взглядов на общество и экономику, в основе которой лежит категория института, составляющая костяк социально-экономических построений сторонников данного направления.

Цель работы – раскрыть сущность и содержание теории институциональной экономики.

Задачи курсовой работы:

– рассмотреть сущность и основные положения классической теории институционализма;

– охарактеризовать правовые основы институционализма и теории недопотребления;

– раскрыть современные теории институциональной экономики.

Курсовая работа включает введение, две главы основной части курсовой работы, заключение и список использованной литературы.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

1. КЛАССИЧЕСКАЯ ТЕОРИЯ ИНСТИТУЦИОНАЛИЗМА

 

1. 1. Институционализм — неортодоксальное течение

 

Понятие «институционализм» включает две стороны, или два аспекта. Во-первых, это обычаи, традиции, нормы поведения, принятые в обществе — «институции». Во-вторых, это закрепление норм и обычаев в виде законов, организаций, учреждений, т.е. «институтов».

Институты — формы и границы деятельности людей. Они представляют собой политические организации, формы предпринимательства, системы кредитных учреждений. Это налоговое и финансовое законодательство, организация социального обеспечения и многое другое, связанное с хозяйственной практикой. Смысл институционального подхода состоит в том, чтобы не ограничиваться анализом экономических категорий и процессов в чистом виде, а включить в анализ институты, учитывать внеэкономические факторы.

Привычные для неоклассической школы категории (например, цена, прибыль, спрос) не игнорируются, а рассматриваются с учетом более полного спектра интересов и отношений.

Представители рассматриваемого направления, как правило, занимаются изучением самых разнообразных проблем. Их интересуют вопросы статистики, формы организации рынка, особенности циклического роста, закономерности развития производства.

По мнению институционалистов, в традиционной экономической науке эти и другие категории слишком абстракты и схематичны и потому неполно, односторонне характеризуют функциональные связи. «Ортодоксы» не учитывают в своих теориях всей сложности и многогранности общественных отношений, не способны отразить процессы, связанные с эволюцией экономических систем.

Сторонников институционализма, как и их предшественников -историческую школу, отличает критическое отношение к привычным канонам неоклассиков. Институционалисты считают, что их концепции, как правило, схематичны, упрощают реальные отношения.

Следует точнее определить, какие факторы, помимо спроса и предложения, лежат в основе цен. Скажем, производители не только учитывают издержки и предполагаемые прибыли, но и стремятся избежать риска, свести его к минимуму, обеспечить рост фирмы. На экономическую ситуацию влияют не только цены; наряду с ними действуют и должны быть приняты во внимание такие факторы, как, например, локауты, инфляция, кризис, уровень безработицы. Решение экономических проблем связано с воздействием на институциональную структуру самых разнообразных и противоречивых факторов.

Цены не столь изменчивы, как об этом излагается в трудах и учебных пособиях неоклассиков. Издержки, спрос, конъюнктура необычайно подвижны, изменчивы, а цены — более консервативны. Несмотря на происходящие на рынке «катаклизмы», цены нередко остаются без изменений.

Вслед за представителями исторической школы институционалис-ты выступают против односторонней трактовки «экономического человека». Поведение участников хозяйственного процесса разнится в зависимости от положения, возраста, доходов. К примеру, поведение во время биржевой паники — не чисто экономический феномен. Это необычное, непредсказуемое поведение, вызываемое зачастую отсутствием правдивой информации.

В отличие от «классиков» и кейнсианцев Институционалисты стремятся анализировать не только сугубо экономические, но и социальные силы, движущие экономический прогресс.

Неоклассики, по мнению их оппонентов, недооценивают проблему экономической власти. А эта проблема находится не за пределами, а в рамках экономического анализа. Концентрацию экономической власти порождает сама экономика, т.е. концентрация не привносится извне. Реальная власть сосредоточивается у государства.

Задача экономической науки — не только понять систему взаимосвязей, охарактеризовать эффекты и парадоксы, но и дать рекомендации, обосновать рецепты соответствующих изменений в политике, поведении, общественном сознании.

В работах классических институционалистов обычно не встретишь особого увлечения сложными формулами, графиками; их аргументы, как правило, опираются на опыт, логику, статистику. В центре внимания Дж. Гэлбрейта, Г. Минза, У. Митчелла, Дж. Коммонса не анализ цен, спроса и предложения, а проблемы и вводы более широкого плана. Их волнуют не чисто экономические вопросы, а экономические проблемы во взаимосвязи с социальными, политическими, этическими, правовыми проблемами.

Как считают Институционалисты, политическая экономия -наука не о функционировании, а о развитии общества. Она должна отойти от традиционных подходов. Важно не просто регулировать экономические процессы, а менять картину экономического развития. В состав экономической науки должна войти теория общественного управления. Наука не должна ограничиваться изучением функциональных зависимостей, а государственное регулирование сводить лишь к поддержанию условий конкуренции. Это слишком узкий подход. В центре внимания должны находиться проблемы эволюции экономических систем, раскрывающие механизм происходящих изменений.

 

1.2. Т. Веблен: «Институты — основа экономического поведения»

 

Основоположником институционального направления считается Торстейн Веблен (1857—1929) — автор «Теории праздного класса» (1899).

Главный тезис работы Веблена «Теория праздного класса» гласит: «Институты — основа экономического поведения». Веблен выступил против односторонней трактовки мотивов поведения «экономического человека», получившей распространение еще со времен классиков (А. Смита).

Веблен считал неправильным, что в экономической науке не рассматривается человеческое поведение, его закономерности, а основное внимание уделяется инструментам рыночного механизма, денежной системе.

Критикуя классиков, Веблен заявлял, что человек не должен трактоваться наподобие механического шарика или счетной машины, своего рода калькулятора удовольствий и тягот. Он руководствуется не только мотивом прибыли и не строго арифметическим расчетом, соизмеряя, подобно компьютеру, величину издержек с размерами выгоды.

Поведение индивидуума как потребителя и участника производства весьма неоднозначно. Экономические интересы представляют сложную и противоречивую систему. Надо полнее учитывать социальные условия, психологические мотивы.

Согласно Веблену человек руководствуется тремя главными «инстинктами»: наследственными склонностями (идущими от родителей, членов семейного круга); инстинктом «хорошей работы»; инстинктом любознательности, стремлением познать окружающий мир.

Инстинкты определяют мотивы поведения, цели, а достигаются они в соответствии с институциональными условиями, регулирующими поведение людей. «Всякую социальную общность, — отмечал Веблен, — можно рассматривать как производственный или экономический механизм, структура которого складывается из того, что называется социально-экономическими институтами».

Институты — привычные способы осуществления процесса общественной жизни. В основе принятого образа жизни лежит система взглядов, которых придерживаются социальные группы.

Формирование институтов консервативно. Сложившиеся ранее формы и правила не отвечают сегодняшней ситуации и должны быть изменены.

В работах Веблена подробно рассматриваются привычки поведения, обычаи, мотивы поступков, которые постепенно закрепляются и влияют на социально-экономическое развитие общества. Веблен выделяет такие мотивы, как денежное соперничество, демонстративное поведение, показная праздность.

В условиях рыночной экономики господствующие классы навязывают свои взгляды и образ поведения массовому потребителю. В обществе закрепляются нормы и стандарты, искажающие и усложняющие поведение людей. Они следуют не рациональным принципам и расчетам, а «денежным канонам», принципам «престижного и демонстративного потребления».

В работе «Теория праздного класса» Веблен показывает, что «демонстративная праздность» и «демонстративное расточительство» становятся жизненными установками не только праздного класса. Верхушечным слоям, законодателям «денежного уровня жизни» общества, стремятся подражать средние слои, различные группы населения.

«Закон демонстративного расточительства» — своего рода неизменный элемент денежной цивилизации. Один из «инструментов» денежного расточительства — одежда. Она быстро устаревает (меняется мода, стиль), добротные вещи выбрасываются, заменяются новыми. Мода становится капризной, она усложняется по мере увеличения богатства.

Говоря о «моральных канонах поведения» современного ему общества, Веблен замечает: «Вор или жулик, получивший путем правонарушения большое богатство, имеет больше возможности избежать сурового наказания со стороны закона, чем мелкий воришка; а от его возросшего состояния и того, что он тратит нечестно приобретенную собственность благопристойным образом, на его долю выпадает немалая добрая репутация. Благовоспитанное расходование награбленного настолько сильно впечатляет лиц с развитым чувством внешних приличий, что смягчает ощущение моральной низости, возникающее у них при виде правонарушения… Мы склонны прощать преступление против собственности в том случае, когда мотивом человека является обеспечение средств для «приличного» образа жизни его жене и детям».

Ранний капитализм представляет собой «денежную экономику», а современный Веблену — «кредитную экономику». Происходит углубление противоречий; государство превращается в «департамент бизнеса». Постепенно ведущим фактором социально-экономического развития становится техника.

Т. Веблен выступал против расточительного потребления, за рациональное потребление, т.е. за потребление, которое удовлетворяет действительные, а не мнимые потребности людей.

Вывод Веблена: капиталистическому обществу присуще не равновесие, не согласование усилий, а жесткое соперничество. Жизнь в этом обществе — это борьба за существование.

Отмечая возросшую роль инженеров, технической интеллигенции, он полагал, что производственная власть должна перейти от «финансовых капитанов» к инженерам.

 

1.3. Правовые основы институционализма и теория недопотребления

 

Особое внимание уделяется анализу социальных отношений, роли этих отношений в развитии экономических процессов. Институционалисты признают приоритетную значимость прогресса техники и технологии, связанные с этим изменения в мотивах поведения людей, социальной структуре, развитии общества.

Американский экономист и социолог Джон Коммонс (1862— 1945) — основоположник институционально-правового направления — рассматривал историю социально-экономических институтов (профсоюзов, объединений предпринимателей, органов судопроизводства), их роль в преодолении социальных противоречий. Он предлагал создать на принципах пропорционального представительства правительство, способное отражать интересы различных социальных и профессиональных групп.

Решающую роль Коммонс отводил юридической деятельности, законам, устанавливаемым государством.

Дж. Коммонс обратил внимание на различие между привычками и обычаями. По его взглядам, обычаи представляют собой своего рода форму «социального принуждения». Именно обычаи оказывают существенное влияние на поведение людей.

Сферу интересов институционалистов не следует понимать слишком узко. К примеру, теория потребительского спроса, методы управления спросом разрабатывались на базе положений и выводов, сделанных Вебленом. Иерархия потребностей, их структура, формирование и влияние на спрос — все это можно найти в современном менеджменте. Между тем исходные идеи и категории впервые получили свое освещение именно в работах этого американского экономиста и социолога.

Одним из столпов институционализма считается Джон Гобсон (1858—1940) — английский экономист, преподававший в Оксфордском и Лондонском университетах. Он автор более пятидесяти работ. О проблематике исследований можно судить по названию публикаций — «Проблемы бедности и безработицы», «Развитие современного капитализма», «Экономика распределения».


Наиболее известный труд, в котором автор критикует монополистический капитализм и призывает вернуться к условиям свободной конкуренции, называется «Империализм». В этой и других работах Гобсон проводит концепцию недопотребления. Он пишет, что в обществе создаются избыточные сбережения в силу различных причин, например, в результате технического прогресса. Для развития производства требуется меньше капитала, происходит «размывание навыка сбережения».    

Причиной избыточного сбережения может послужить и острая конкуренция. Чрезмерное сбережение ведет к созданию избыточных мощностей, к снижению потребления (недопотреблению), а в итоге — к экономической депрессии. Гобсон приходит к заключению, согласно которому «действенная любовь к деньгам есть корень всех экономических зол».

 

1.4. Проблема экономических циклов

 

Американский экономист и статистик Уэсли Митчелл (1874— 1948) смотрел на роль денег иначе. Он рассматривал их в качестве наиболее эффективного практического инструмента систематизации экономического контроля. Использование денег навязывает зыбкой и беззаботной человеческой природе строжайшую дисциплину. Деньги, возможно, и не корень всех зол, но они, во всяком случае, корень экономической науки.

Митчелл — автор знаменитого трактата «Отсталость в искусстве тратить деньги». В этой работе сравниваются искусство делать деньги, которое получило достаточное развитие, и искусство тратить деньги, которое явно отстало. Трата денег через семейный бюджет неэкономична и неэффективна. Деньги расходуются расточительно в стремлении перещеголять соперников, утвердить положение в обществе.

Наибольшую известность Митчелл приобрел благодаря теории экономических циклов, которой он посвятил несколько работ, в том числе «Экономические циклы», «Экономические циклы: проблема и ее постановка». Основная идея этих работ — каждый кризис и каждый цикл неповторимы, в их основе лежит не одна, а целый комплекс неповторяющихся причин.

«Хозяйственная деятельность находится под влиянием бесчисленных изменений как в сфере природы, политики и науки, так и в сфере самого народного хозяйства. Лишь немногие из этих изменений происходят в одно и то же время, в одной и той же форме и в одних и тех же масштабах во всех странах. Отсюда нетрудно понять, почему экостремление учитывать не только частные интересы, но и общезначимые нормы и правила, действующие в рыночной экономике экомические циклы различных стран во многих отношениях отличаются друг от друга…»

«Явление, которое представляется нам сначала следствием, затем превращается в причину… В действительности, каждый фактор данной комбинации явлений в каждый данный момент находится под влиянием других факторов и сам влияет на них… Почти каждое следствие, с которым мы имеем дело, окажется результатом соединенного действия многих причин и в свою очередь причиной многочисленных следствий».

Митчелл на протяжении четверти века возглавлял Национальное бюро экономических исследований. Он проявил себя как скрупулезный систематик. Настойчиво собирал фактический материал, исходные статистические данные, которые порой не успевал обрабатывать. Огромная статистическая информация, которой располагал исследователь, зачастую превалировала над обобщениями.

Таким образом, классический институционализм (основоположник Т. Веблен) сложился в начале XX в. Его представители стремились расширить рамки экономического анализа, привлекая подходы и методы смежных наук.

Классический институционализм зародился в США как радикальное, неортодоксальное направление в экономической науке. Его представители (Т. Веблен, У. Митчелл, Дж. Коммонс) считали, что поведение «экономического человека» формируется под воздействием и в рамках социальных групп, коллективов. Институционалисты подчеркивают важность изучения институтов как организационных, правовых, формализованных и неформальных норм хозяйственной деятельности. Они считают, что экономической науке необходим широкий, междисциплинарный подход, опирающийся на выводы социальной психологии, социологии, общественно-политических дисциплин. Такой подход помогает выработке практических рекомендаций, обоснованию инструментов экономической политики. Сосредоточив внимание на решении отдельных, как правило значимых и актуальных задач, институциалисты не выработали общей методологии, не создали единой научной школы. В этом проявилась слабость институционального направления, его неготовность разработать и взять на вооружение общую, логически стройную теорию. Несмотря на различия в тематике и подходах к разработке экономических проблем, представителей институционализма объединяет

 

 

 

 

 

 

 

 

 

2. СОВРЕМЕННЫЕ ТЕОРИИ ИНСТИТУЦИОНАЛЬНОЙ ЭКОНОМИКИ

 

2.1. Отличительные особенности современного институционализма

 

Среди этих теория это, и прежде всего, институционализм Дж. Гэлбрейта (теория техноструктуры и уравновешивающих сил), Ф. Перру (теория экономики доминирования), Р. Хейлбронера (сценарии и прогнозы развития капитализма), Г. Мюрдаля (модели трансформации экономики развивающихся стран). Сохраняя характерные черты классического институционализма, современный институционализм отличается тематикой, трактовкой рассматриваемых проблем, методологией. Это по-прежнему неортодоксальное направление, отличающееся от неоклассического, но его представители по сравнению с предшественниками (например, Т. Вебленом) менее критичны. Институциона-листы 50—60-х гг. стремились выявить причины происходящих перемен, их характер, направленность. В центре внимания — роль государства, влияние технического прогресса, изменения в рыночном.механизме, социальные стороны экономических сдвигов. Наибольшая активность проявляется в выдвижении и разработке новых, нетрадиционных проблем.

Современный институционализм имеет свои отличительные особенности.

Во-первых, представители этого направления весьма расширительно трактуют предмет экономической науки. По их мнению, экономическая наука не должна заниматься чисто экономическими отношениями, это слишком узко, нередко приводит к голым абстракциям. Важно учитывать весь комплекс условий и факторов, влияющих на хозяйственную жизнь: правовых, социальных, психологических, организационных, политических.

Изменились цели общественного развития, пересматривается проблематика экономической науки. То, что было актуально в прошлом — проблема экономического роста и полной занятости, — ныне устарело. Актуализируются вопросы власти и политики, а они были удалены за пределы экономической науки, в результате чего терялась связь с действительностью.

Во-вторых, следует изучать не столько функционирование, сколько развитие, трансформацию капиталистического общества. Институ-ционалисты выступают с критикой капитализма, за расширение социальных программ. Вопрос о социальных гарантиях занятости может стать важнее вопроса об уровне заработной платы. Проблема безработицы становится, прежде всего, проблемой структурной сбалансированности, и здесь больше всего проявляется взаимосвязь экономики и политики.

Рынок отнюдь не нейтральный и не универсальный механизм распределения ресурсов. Саморегулирующийся рынок становится своеобразной машиной для поддержания и обогащения крупных предприятий. Их партнером выступает государство.

Опираясь на мощь государства, монополизированные отрасли производят свою продукцию в огромном избытке и навязывают ее потребителю. Основа власти крупных корпораций — технология, а не законы рынка. Определяющую роль теперь, по словам Гэлбрейта, играет не потребитель, а производитель, техноструктура.

В-третьих, надо отказаться от анализа экономических отношений с позиций так называемого экономического человека. Нужны не разрозненные действия отдельных членов общества, а их организация.

Против диктата предпринимателей необходимы совместные, скоординированные действия, которые призваны организовать и проводить профсоюзы и государственные органы. Государству надлежит взять под свою опеку экологию, образование, медицину.

Представителей институционализма интересуют проблемы экономической власти и контроля над ней. В основе эволюции человеческого общества лежат изменения в технологии, технике производства. В соответствии с этими детерминированными сдвигами разработаны различные концепции исторической трансформации общества: индустриальное — постиндустриальное — информационное — технотронное.

Тематика институциональных исследований в целом достаточно обширна. Основное внимание уделяется анализу изменений в технологии, природе крупных корпораций, участии государства в регулировании экономического процесса. Анализ социальных катаклизмов, критика капитализма как системы отошли теперь на задний план.

 

2.2. Теория техноструктуры Джона Гэлбрейта

 

Термин «техноструктура» предложен Джоном Гэлбрейтом (род. в 1908, США). Это управляющие, специалисты, ученые, технологи, конструкторы, фактически обеспечивающие функционирование крупных корпораций. Подлинная экономическая власть принадлежит им, а не собственникам, не акционерам. Реальную силу в крупных фирмах представляет группа высококвалифицированных, обладающих необходимой информацией и знаниями менеджеров-технологов.

С возрастанием размеров корпораций и усилением власти техноструктуры модифицируются цели экономической деятельности. Цели техноструктуры вступают в противоречие ^общественными целями.

Ортодоксальная теория утверждает, что индивид всемогущ, а современная корпорация — это автомат, подчиненный рынку. Подобные утверждения находятся в разительном противоречии с действительностью, со здравым смыслом.

Фактическими хозяевами на рынках становятся технократы. Монополистический рынок имеет мало общего со свободной конкуренцией. Отсюда вытекает необходимость контроля со стороны государства, активное вмешательство органов управления в экономическую жизнь.

В работе Гэлбрейта «Новое индустриальное общество» с разных сторон анализируются изменения, происходящие в обществе. На первый план выдвигаются проблемы экономической власти, управления экономикой, проблемы эволюции социально-экономических систем.

С усилением власти техноструктуры изменяются мотивы экономической деятельности. Этой проблеме Гэлбрейт посвящает специальный раздел. В его теории побудительных мотивов выделяются следующие: принуждение, денежное вознаграждение, приспособление или отождествление своих целей с целями фирмы, увеличение продаж как средство роста корпорации.

Отмечается «парадокс денежного вознаграждения»: чем выше уровень оплаты, тем меньше значение чисто денежных стимулов; сильнее проявляются другие мотивы; значение денег по сравнению с иными мотивами снижается. «Парадокс денежного мотива, вообще говоря, состоит в том, что чем выше уровень оплаты, тем меньше его значение относительно других мотивов».

Некоторые авторы упрекают институиионалистов за недооценку теоретического знания, например теории цен. Но многие из них, к примеру, Гэлбрейт, как раз и проявили себя в этой области. Гэлбрейт в годы Второй мировой войны непосредственно занимался ценами, проблемами контроля, регулирования цен, предупреждения инфляции. Его поставили во главе Бюро по контролю над ценами благодаря оперативно подготовленной им работе «Выбор и время для регулирования инфляции».

«Экономист без системы цен — это священник без святого. Мы всю жизнь изучали проблему цен и учили других тому, как они растут, и тем способствуют увеличению производства; как они падают и их падение влечет за собой сокращение ненужного производства; как они поднимаются и тем самым сокращают спрос, превышающий предложение; как они падают и тем самым дают возможность использовать обильное или избыточное предложение»1. «Система контроля над ценами просуществовала полные пять лет без единого скандала».

Перед обществом и экономической наукой возникают новые задачи. Общество (имеется в виду американское) стало достаточно богатым. Оно способно производить значительное количество предметов первой необходимости. И производство вещественных благ в качестве первой цели становится все менее важным. На первый план выдвигаются другие, не чисто материальные потребности, а медицинское обслуживание, образование, транспорт, экология.

Между тем реклама искусственно формирует излишние потребности. «Общество изобилия» страдает от этого чрезмерного изобилия. Количество товаров увеличивается, а качество жизни ухудшается.

Гэлбрейт является автором теории уравновешивающих сил. Основной смысл этой теории — погасить социальные катаклизмы, обеспечить экономическую эффективность. По мнению Дж. Гэлбрейта, необходимо противопоставить мощи монополий — госпланирование; изменить природу государства; контроль над ним и правительством переключить от техноструктуры к ученым и профессорам; повысить роль «третьей силы» (профсоюзов, других организаций).

Джон Гэлбрейт и другие экономисты еще несколько лет назад с беспокойством предупреждали о том, что варианты перехода к экономике «свободного предпринимательства», предлагавшиеся нам западными экспертами, не могут быть осуществлены, ибо не отвечают реальности.

Предлагаемые конструкции «существуют только в умах и даже надеждах их авторов» (статья Дж. Гэлбрейта «Бегство к капитализму», 1990). Он писал об ошибочности рецептов и своекорыстии западных «специалистов», о необходимости очень осторожного и тщательного подхода к проведению социальных реформ, подчеркивал важность сохранения в стране социальных завоеваний.

Предлагаемые рецепты «социальной терапии» означают движение к «дикому капитализму» XIX в. со всеми его противоречиями и контрастами. Практически это обман и безумие, стремление взять реванш, навязав изжившую себя и отвергнутую Западом систему.

 

 

 

 

 

2.3. Экономика доминирования

 

Для французской политической экономии традиционной особенностью является углубленный анализ социальных проблем, а также постоянное внимание к проблемам государственного регулирования. В послевоенный период активное участие в разработке французских пятилетних планов принимали Ф. Перру, Р. Барр.

Франсуа Перру (1903—1987) — фактический лидер институционально-социологической школы во Франции, автор теории, получившей название «экономика доминирования». В основе этой теории лежит постулат, согласно которому отношения участников хозяйственной деятельности строятся не как равноправных партнеров, а как отношения господства и подчинения.

Эффект господства существует на уровне отдельных предприятий, отраслей, экономических зон, межгосударственных отношений. Хозяйственные структуры, принимающие решения об инвестициях, занимают господствующее положение по отношению к структурам, осуществляющим сбережения. Определяющую роль в экономике доминирования играют монополии и олигополии, стремящиеся укрепить свою власть, ослабить конкурентов. Координирующую и объединяющую функцию выполняет государство, которое вырабатывает и проводит стратегию общего интереса и общего блага.

На принципах доминирования и господства складываются отношения и между отдельными государствами. Господствующее положение лидирующего государства обусловливается его политическим весом, позициями на мировом рынке, позволяющими устанавливать и навязывать правила игры в международном обмене.

Согласно теории Перру доминирование одних предприятий и секторов и подчиненное положение других искажает «нормальные» взаимосвязи, деформирует экономическое пространство. Вместе с тем подобная система подчиненности и зависимости в национальной экономике создает предпосылки для создания «полюсов роста», образуемых вокруг доминирующих отраслей, которые играют роль своеобразных «моторов». «Рост производства происходит не везде одновременно; он проявляется в определенных точках, именуемых полюсами роста». Вокруг «макроединиц» формируются «зоны роста» и «полюса развития». Эффект доминирования приводит к тому, что «отрасли-моторы» стимулируют подтягивание смежных производств, порождая рост производительности и нововведений.

Между лидирующими и ведомыми фирмами и отраслями складываются отношения относительно устойчивой взаимозависимости. Механизм ценообразования и конкурентной борьбы претерпевает известные изменения. Прогрессирующие отрасли, развивающиеся опережающими темпами, создают стимулы и условия для прогресса других отраслей.

Экономика, находящаяся в процессе развития, представляет собой два нескоординированных сектора — современный и традиционный. Один сектор обеспечивает внедрение новинок, прогрессивных форм организации производства, другой — тормозит рост. Социальные проблемы отодвигаются в сторону, игнорируются. В результате усиливаются несбалансированность, неупорядоченность, неравновесность.

Вывод из теории Перру: необходимо рационализировать организацию управления. С этой целью обосновываются принципы индикативного планирования, отвечающие требованиям гармонизированного экономического роста.

Гармонизированный рост означает обеспечение устойчивого прироста ВНП, преодоление диспропорций, соответствие темпов экономического роста производственным, ресурсным, инвестиционным возможностям. Движущим мотором призваны служить ведущие отрасли, увлекающие за собой другие отрасли и производства.

Подобная политика должна способствовать нормализации социальных отношений, погашению инфляции.

Роберт Хейлбронер, известный американский экономист (Новая школа социальных исследований, Нью-Йорк), предпринял попытку разработать экономическую теорию на базе использования социологии и психологии. Претензии неоклассиков на универсальность экономических постулатов беспочвенны. Экономика не универсальная наука. В реальной жизни отсутствует совершенно рациональное поведение. Корни экономики следует искать в «институтах обеспечения социального порядка». Эта аргументация отвечает исходной идее институционализма: основа экономической теории — синтез, взаимопереплетенность экономического и социального анализа.

Хелбронер стремится наметить пути трансформации капитализма, переживающего кризис. Отвечая на вопрос «Куда мы идем?», он говорит о том, что капитализм — это социальная система, которая способна замаскировать тот способ, которым она служит интересам социального порядка. Мотивы поступков людей, действующих в рамках рыночно-капиталистической системы, не являются чисто рыночными. Мир человеческих интересов намного многообразнее и богаче.

У рыночного механизма есть свои недостатки, не менее серьезные, чем у плановой экономики. Капитализм сталкивается с проблемами глобального масштаба, которые он не может решить. Сейчас он находится в преддверии кардинальных перемен; они займут продолжительное время. Эти перемены связаны с воздействием научно-технической революции, возрастающей экономической ролью государства и научно-технической интеллигенции. «Рынок на этапе развитого капиталистического общества порождает потребность в планировании так же, как жесткость развитой командной системы порождает потребность в рыночных механизмах».

В виде основного вывода из книги «Экономика для всех», написанной в соавторстве с Лестером Туроу, подчеркивается: «Реальный вызов нашего времени — не в экономических проблемах, а в политических и моральных ценностях, которые всегда присутствуют в нашем экономическом поведении. (…) Основой общества остаются политика и мораль — наша коллективная воля и наши личные системы ценностей. Исход нынешнего кризиса будет отражать силу этой воли и качество этих ценностей».

Таким образом, современный институционализм имеет немало общих черт с идеями и концепциями классического институционализма (см. гл. 8). Вместе с тем тематика, методология, направленность исследований институцио нал истов 50—60-х гг. претерпели ряд изменений. При известных различиях в подходах Дж. ГэлбреЙта, Ф. Перру, Р. Хейлбро-нера, Г. Мюрдаля их интересуют прежде всего пути трансформации общества под влиянием технологических сдвигов, способы преодоления общественных противоречий. Институциональному анализу изменений в экономическом механизме присуши прагматизм и конкретность, стремление преодолеть схематизм и абстрактность ортодоксальной теории. Представителей современного институционализма отличают постоянное внимание к социальным проблемам, учет национальной специфики, осторожность в оценках последствий принимаемых решений. Рынок не универсальное средство экономического регулирования. Сам он не способен находить сложные решения. Нужна гибкая и эффективная государственная политика.

 

 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

 

 

Классический институционализм зародился в США как радикальное, неортодоксальное направление в экономической науке. Его представители (Т. Веблен, У. Митчелл, Дж. Коммонс) считали, что поведение «экономического человека» формируется под воздействием и в рамках социальных групп, коллективов. Институционалисты подчеркивают важность изучения институтов как организационных, правовых, формализованных и неформальных норм хозяйственной деятельности. Они считают, что экономической науке необходим широкий, междисциплинарный подход, опирающийся на выводы социальной психологии, социологии, общественно-политических дисциплин. Такой подход помогает выработке практических рекомендаций, обоснованию инструментов экономической политики. Сосредоточив внимание на решении отдельных, как правило значимых и актуальных задач, институциалисты не выработали общей методологии, не создали единой научной школы. В этом проявилась слабость институционального направления, его неготовность разработать и взять на вооружение общую, логически стройную теорию. Несмотря на различия в тематике и подходах к разработке экономических проблем, представителей институционализма объединяет. Современный институционализм имеет немало общих черт с идеями и концепциями классического институционализма. Вместе с тем тематика, методология, направленность исследований институционалистов 50—60-х гг. претерпели ряд изменений. При известных различиях в подходах Дж. ГэлбреЙта, Ф. Перру, Р. Хейлбр-нера, Г. Мюрдаля их интересуют прежде всего пути трансформации общества под влиянием технологических сдвигов, способы преодоления общественных противоречий. Институциональному анализу изменений в экономическом механизме присуши прагматизм и конкретность, стремление преодолеть схематизм и абстрактность ортодоксальной теории. Представителей современного институционализма отличают постоянное внимание к социальным проблемам, учет национальной специфики, осторожность в оценках последствий принимаемых решений. Рынок не универсальное средство экономического регулирования. Сам он не способен находить сложные решения. Нужна гибкая и эффективная государственная политика.

 

 

 

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

 

  1. Агапова И.И. История экономической мысли. Курс лекций, — М.: Экмос, 2007.
  2. Автономов В.С. Модель человека в экономической науке. – СПб.: Экономическая школа, 1998.
  3. Арон Р. Этапы развития социологической мысли. – М.: Прогресс-Политика, 1992.
  4. Багатурия Г.А., Выгодский В.С. Экономическое наследие Карла
    Маркса. – М.: Мысль, 1976.
  5. Бейтон А. и др. 25 ключевых книг по экономике. – Челябинск: Урал, 2007.
  6. Веблен Т. Теория праздного класса. М: Прогресс, 1984.
  7. Всемирная история экономической мысли: В 6 т. / Отв. ред. Ю.Я. Ольсевич. – М.: Мысль, 2004. .
  8. Гэлбрейт Дж. Новое индустриальное общество. – М.: Прогресс, 1969.
  9. Гэлбрейт Дж. Экономические теории и цели общества. –М.: Прогресс, 1976.
  10. Жид Ш., Рист Ш. История экономических учений. М., 1981.
  11. Левита Р. Я. История экономических учений: Учебное пособие.—М.:Interstamo Publishers, 1995-72с.
  12. Земцова Л. В. История экономических учений: Учебное пособие.—Томск: Изд. ТПУ, 1998-100с.
  13. Костюк В. Н. История экономических учений.—М.: Центр, 1997-224с.
  14. История экономических учений / Под ред. В.Автономова, О.Ананьина, Н. Макашевой. М., 2007.
  15. История экономических учений / Под ред. А.Г. Худокормова. М., 2005.
  16. История западной экономической мысли / Под ред. А.Н. Марковой. –М., 2000.
  17. Митчелл-У. Экономические школы: проблема и ее постановка.– М.; Л.: Госиздат, 1930.
  18. Мюрдаль Г. Современные проблемы «третьего мира». (Ашп Огата). – М.: Прогресс, 1972.
  19. Селигмен Б. Основные течения современной экономической мысли. М.: Прогресс, 1968.
  20. Сорокина Т. Торстейн Веблен: его место в науке // Экономические науки, 1990. №7.
  21. Титова Н. Е. История экономических учений: Курс лекций.—М.: Гуманит. изд. центр ВЛАДОС, 1997.
  22. ХейлБронер Р., Туроу Л. Экономика для всех. –Новосибирск: ЭКОР, 1994.
  23. Худокормов А,Г. История экономических учений (современный этап).– М.: ИНФРА-М, 1998.
  24. Фридмен М. Методология позитивной экономической науки // THESIS. 1994. Т. II. Вып. 4.
  25. Шумпетер Й. История экономического анализа. М., 1999.
  26. Ядгаров Я.С. История экономических учений. М., 2004.

 

 


 

Комментирование закрыто.

Вверх страницы
Statistical data collected by Statpress SEOlution (blogcraft).
->