ССУДНЫЙ КАПИТАЛ И ПРОЦЕНТ

Актуальность темы исследования определяется важность теоретического исследования сущности капитала в рамках экономической теории, уяснения его как определенного запаса ценностей (благ) в денежной или неденежной форме, который приносит доход своему владельцу, обеспечивая самовозрастание богатства, особенно в форме денег. Процент по своей форме выступает в виде цены капитала как товара. Однако процент представляет собой, по определению Маркса, «иррациональную форму цены»1. Цена по своей природе есть денежное выражение стоимости. Но ссудный процент не является денежным выражением отданной в ссуду капитальной стоимости.

Внешне выступая в виде цены капитала, процент по своей сущности представляет собой особую форму прибавочной стоимости.

Цель работы – исследование сущности и основных положений теории ссудного капитала и процента.

Объект исследования – теоретические положения теории ссудного капитала и процента.

Сформулируем задачи исследования:

– рассмотреть сущность, понятие и основного содержание ссудного капитала и процента;

– характеристика эволюционного пути развития теории ссудного капитала и процента.

Методологической основой работы является использование историкографического, системно-аналитического методов исследования.

Теоретической базой исследования является использование научных работ следующих авторов: Булатов А.С., Виксель К., Грязнова А.Г., Добрынин А.И., Дракер Питер, Емцов Р.Г., Жуков Е.Ф., Кэнэ Ф., Маркс К., Маршалл А., Мэн Т., Николаева И.П., Нуреев Р.М., Смит А., Тарасевич Л.С., Фишер С., Ядгаров Я.С. и др.

А.С. Булатов дает следующее определение ссудного капитала – это «… капитал в денежной форме (денежный капитал), предоставляемый в ссуду его собственниками на условиях возвратности за плату в виде процента»1.

 

1.

 

1.1. Понятие и сущность ссудного капитала

 

Историческим предшественником ссудного капитала был ростовщический капитал, получивший развитие в докапиталистических формациях. Ростовщичество возникло еще в период разложения первобытно-общинного строя. С развитием общественного разделения труда, появлением частной собственности на средства производства и ростом обмена в первобытной общине стал происходить процесс имущественной дифференциации. Деление первобытной общины на богатые и бедные семьи, накопление денежных богатств в руках одних и нужда в деньгах других создали почву для ростовщических ссуд.

Ростовщический капитал способствовал разложению первобытно-общинного строя и возникновению рабовладельческого строя.

Ростовщический кредит в античном мире
выступал в двух основных формах: 1) ссуды мелким производителям, главным образом крестьянам; 2) ссуды рабовладельцам1.

При феодализме ростовщический кредит выступал в двух основных формах: 1) ссуды мелким производителям—крестьянам и ремесленникам; 2) ссуды феодальной знати. Однако объектом ростовщической эксплуатации в обоих случаях являлись мелкие производители, так как либо они непосредственно уплачивали проценты по ссудам ростовщикам, либо же эти проценты уплачивались заемщиками-феодалами за счет эксплуатации крепостных крестьян2.

Характерные черты ростовщического кредита при феодализме—высокая процентная ставка и широкий диапазон ее уровня. Причиной высокого процента по ростовщическим ссудам являлся большой спрос на кредит со стороны нуждавшихся в деньгах мелких производителей, а также феодальной знати при ограниченном — в условиях натурального хозяйства — предложении денег в ссуду.

Ростовщический капитал подрывал и разрушал феодальные формы собственности. Кредит использовался непроизводительно и не только не был фактором расширенного воспроизводства, но вел даже к упадку производства, ибо значительная часть дохода феодалов, и особенно мелких производителей, поглощалась уплатой процентов ростовщикам и, следовательно, не могла быть вложена в собственное хозяйство.

На последней стадии феодализма, в период его разложения, ростовщический капитал способствовал созданию предпосылок для капиталистического способа производства. С одной стороны, в руках ростовщиков накоплялись большие денежные богатства, которые впоследствии могли превратиться из ростовщического капитала в функционирующий капитал, вкладываемый в капиталистические предприятия. С другой стороны, ростовщическая эксплуатация крестьян и ремесленников вела к их разорению, пролетаризации, а следовательно, ростовщический капитал способствовал образованию класса наемных рабочих.

Ростовщический капитал сам не создает никакого нового способа производства, но имеет тенденцию консервировать тот способ производства, который обеспечивает ему наиболее широкое поле деятельности. Возможность получения высоких доходов от ростовщических операций задерживала вложение денежных капиталов в промышленность. Эта двойственная роль ростовщического кредита
была вскрыта Марксом.

Промышленные капиталисты не могли пользоваться ссудами у ростовщиков, так как ростовщический кредит оплачивался столь высокими процентами, что они поглощали всю (или почти всю) прибыль. Зарождавшийся промышленный капитал натолкнулся на отсталость кредитных отношений, тормозивших его развитие. Отсюда борьба торгово-промышленной буржуазии против ростовщичества, ее стремление снизить процент и приспособить кредит к нуждам развивавшегося капитализма. Эта борьба сначала выражалась в попытках урезать права ростовщиков путем законодательного ограничения нормы ссудного процента. Но этого было явно недостаточно: пока предоставление кредита оставалось монополией ростовщиков, никакие законы о снижении нормы процента не могли быть эффективными. «Настоящим способом подчинения капитала, приносящего проценты, промышленному капиталу, — указывал Маркс, — является создание свойственной ему формы — кредитной системы»1. Эта система в лице капиталистических банков начала складываться еще в мануфактурный период капитализма и получила дальнейшее развитие с переходом к крупной машинной индустрии.

Хотя и при капитализме ростовщичество продолжает существовать, главным видом кредита становится капиталистический кредит. Последний отличается от ростовщического кредита во многих отношениях2:

Во-первых, заемщиками при капиталистическом кредите являются не мелкие производители, рабовладельцы и феодалы, а промышленные и торговые капиталисты.

Во-вторых, деньги, предоставленные в ссуду, служат в качестве капитала не только для кредитора, но и для заемщика, поскольку он использует их для вложения в капиталистическое предприятие и извлечения прибавочной стоимости.

В-третьих, источником ссудного процента при капиталистическом кредите служит прибавочная стоимость, созданная наемными рабочими, а не прибавочный труд рабов, крепостных крестьян и мелких товаропроизводителей.

В-четвертых, ссудный процент при капиталистическом кредите сводится лишь к части средней прибыли, тогда как при ростовщическом кредите он мог поглощать весь прибавочный продукт и даже часть необходимого продукта.

В-пятых, капиталистический кредит способствует расширенному капиталистическому воспроизводству, между тем как ростовщический кредит ведет к упадку производства.

В то время как ростовщический кредит был формой движения ростовщического капитала, капиталистический кредит является формой движения ссудного капитала.

Ссудный капитал есть особая историческая форма капитала, приносящего проценты, которая возникла и развилась в условиях капиталистического способа производства и пришла на смену ростовщическому капиталу. Ссудный капитал это денежный капитал, отдаваемый капиталистами-собственниками в ссуду и приносящий проценты на основе эксплуатации наемного труда. В то время как ростовщический капитал выражал докапиталистические производственные отношения, ссудный капитал выражает капиталистические производственные отношения.

Первым источником образования ссудных капиталов являются денежные капиталы, временно высвобождающиеся в процессе кругооборота промышленного капитала.

Одна из причин высвобождения денежных капиталов — постепенное снашивание основного капитала. Стоимость фабричных зданий, машин и оборудования переносится на товары по частям, покупка же новых элементов основного капитала происходит лишь после того, как орудия и средства труда полностью износились. Поэтому в промежутке между частичной амортизацией и полным обновлением основного капитала часть его стоимости оседает в виде временно свободного денежного капитала.

Другая причина высвобождения денежных капиталов: несовпадение периодов реализации товаров со временем покупки сырья и вспомогательных материалов — новых элементов оборотного капитала. Предприятия закупают сырье (хлопок, шерсть и т.д.) в большинстве случаев в определенные сезоны (например, осенью). Поэтому за продажей каждой партии готовых товаров не следует немедленная покупка сырья и материалов, и часть вырученных от продажи денег образует временно свободный денежный капитал.

Причиной образования временно свободных денежных капиталов является также постепенность расходования денег, вырученных от реализации товаров, на оплату рабочей силы. Периоды реализации товарной продукции и периоды выплаты заработной платы не совпадают, и потому переменный капитал принимает форму временно свободного денежного капитала.

Наконец, важная причина образования временно свободных денежных капиталов — накопление прибавочной стоимости до таких размеров, при которых она может быть использована для расширенного воспроизводства. Если предназначенная для капитализации часть годовой прибавочной стоимости недостаточна для приобретения новых машин, оборудования и т.д., то капиталисту приходится ежегодно откладывать ее в денежной форме.

Итак, кругооборот промышленного капитала неизбежно приводит к образованию временно свободного денежного капитала. Однако та часть промышленного капитала, которая временно оседает в виде свободного денежного капитала, перестает функционировать, превращается в свободное сокровище и, следовательно, перестает давать прибыль. Таким образом, возникает противоречие между выделением свободных денежных капиталов и природой капитала как стоимости, находящейся в непрерывном движении и приносящей прибавочную стоимость.

Это противоречие разрешается с помощью кредита. Вместо того чтобы держать высвободившийся у него капитал в виде свободных денег, капиталист отдает этот денежный капитал в ссуду другому капиталисту, который пускает его в новый кругооборот и использует для выжимания прибавочной стоимости из рабочих. Денежный капитал, переданный одним капиталистом в ссуду другому, выступает в качестве ссудного капитала.

Вторым источником образования ссудных капиталов являются капиталы
рантье. Рантье, или денежные капиталисты, не вкладывают свой капитал ни в промышленность, ни в торговлю, а предоставляют его в ссуду другим капиталистам (или государству).

Наконец, с развитием банков и сберегательных касс третьим источником образования ссудных капиталов становятся денежные сбережения и доходы различных классов капиталистического общества, помещаемые в виде вкладов в кредитные учреждения.

Важнейшие особенности ссудного капитала таковы1:

1. Ссудный капитал—это капитал-собственность в противоположность капиталу-функции. Ссудный капитал не вкладывается его собственником в какое-либо предприятие, но передается во временное пользование промышленному или торговому капиталисту. При этом собственность на капитал отделяется от его функционирования: функционирующий капитал проделывает свой кругооборот в предприятии заемщика, а как капитал-собственность та же сумма стоимости принадлежит ссудному капиталисту.

2. Ссудный капитал — это капитал как товар. В буржуазном обществе самый капитал внешне выступает в качестве своеобразного товара, который ссудные капиталисты «продают» промышленным и торговым капиталистам. Использование отданного в ссуду денежного капитала выражается в том, что предприниматель-заемщик покупает на него средства производства и рабочую силу и в результате эксплуатации наемных рабочих присваивает прибавочную стоимость в форме прибыли. Таким образом, потребительная стоимость капитала как товара отличается от потребительной стоимости обычных товаров и заключается в его способности приносить прибыль на основе эксплуатации наемного труда.

Потребительную стоимость капитала как товара не следует отождествлять не только с потребительной стоимостью рядовых товаров, но и с потребительной стоимостью всеобщего товара — денег. Потребительная стоимость денег как таковых состоит в их всеобщей обмениваемости. Но только в условиях капиталистического способа производства деньги превращаются в капитал, так как становятся орудием эксплуатации наемных рабочих, выжимания прибавочной стоимости. Это придает деньгам как капиталу добавочную потребительную стоимость — способность приносить прибыль, не свойственную им в простом товарном хозяйстве.

Следует заметить, деньги не наделены от природы способностью приносить прибыль. В действительности только особый товар — рабочая сила — способен создавать прирост стоимости, который капиталисты присваивают в форме прибыли. Но так как капиталисты покупают рабочую силу (а также средства производства) на деньги, то деньги выступают в качестве стоимости, приносящей прибавочную стоимость. «В этом своем свойстве потенциального капитала, средств для производства прибыли, деньги становятся товаром, но товаром sui generis (особого рода). Или, что сводится к тому же, капитал как капитал становится товаром». Подобно тому, как стоимость и цена рабочей силы на поверхности буржуазного общества выступают в виде стоимости и цены труда, капитал на поверхности явлений принимает вид особого товара.

3. Ссудный капитал имеет особую форму движения. В отличие от кругооборота промышленного капитала Д—Т … П … Т’—Д’ и кругооборота торгового капитала Д—Т—Д’ движение ссудного капитала сводится к формуле Д—Д’, т.е. деньги отдаются в ссуду с тем, чтобы по истечении определенного срока вернуться к их собственнику с приростом — процентом. Последняя формула, выражающая движение ссудного капитала, не включает в себя не только процесса производства товаров, но и процесса их обращения. Ссудный капитал не принимает ни производительной, ни товарной формы, но находится все время в одной и той же денежной форме.

4. Ссудный капитал имеет специфическую форму отчуждения. Отчуждение обычных товаров осуществляется в форме купли-продажи; отчуждение же капитала как товара происходит в форме ссуды. При купле-продаже товар переходит от продавца к покупателю и одновременно эквивалентная товару сумма денег переходит от покупателя к продавцу. Ссуда отличается от купли-продажи односторонним перемещением стоимости: капитал сначала переходит только от кредитора к заемщику, возврат же
его с процентами происходит лишь по истечении определенного времени.

Будучи особым видом капитала, ссудный капитал отнюдь не оторван от промышленного капитала. Напротив, специфическое движение ссудного капитала Д—Д’ возможно лишь на основе и в результате кругооборота промышленного капитала Д—Т .. . П … Т’—Д’. Ведь, если бы заемщик не пустил деньги в кругооборот, то они не превратились бы в капитал, не дали бы никакого прироста и не могли бы вернуться к ссудному капиталисту с процентами.

Ссудные капиталисты не вкладывают капитал в предприятия и непосредственно не вступают в отношения с наемными рабочими. Однако ссудные капиталисты представляют собой лишь особую группу единого класса капиталистов и сообща с функционирующими капиталистами участвуют в эксплуатации наемных рабочих, присваивая в форме процента часть прибавочной стоимости.

Таким образом, ссудный капитал, хотя непосредственно выражает только отношения между денежными и функционирующими капиталистами, в конечном счете выражает также основное производственное отношение капиталистического общества— эксплуатацию класса наемных рабочих классом капиталистов.

Ссудный капитал отличается от действительного капитала, выступающего в производительной и товарной формах и функционирующего в процессе воспроизводства. С развитием капитализма происходит рост как действительного, так и ссудного капитала. Причинами того, что накопление ссудного капитала опережает накопление действительного капитала, являются: 1) рост слоя рантье и 2) развитие капиталистической кредитной системы. 1

Поскольку часть капиталистов, которые вели ранее промышленные и торговые предприятия, превращается в рантье, предложение ссудных капиталов увеличивается независимо от расширения капиталистического производства, т.е. от накопления действительного капитала. Далее, с расширением сети банков, их филиалов и сберегательных касс происходит все большее превращение денежных доходов и сбережений различных классов капиталистического общества в ссудный капитал. В данном случае накопление ссудного капитала выражает не накопление действительного капитала, а лишь мобилизацию кредитной системой все большей части денежных доходов и резервов.

Ссудный капитал отличается не только от действительного капитала, но и от денег как таковых, хотя он имеет денежную форму. Качественное отличие ссудного капитала от денег состоит в том, что он представляет собой именно капитал, т.е. стоимость, приносящую прибавочную стоимость, деньги же сами по себе служат мерой стоимости, средством обращения и т.д., но не дают никакого прироста стоимости. Ссудный капитал отличается от денег также в количественном отношении: масса ссудных капиталов в обществе значительно превышает количество денег, находящихся в обращении.

 

1.2. Сущность ссудного процента

 

Процент по своей форме выступает в виде цены капитала как товара. Однако процент представляет собой, по определению Маркса, «иррациональную форму цены». Цена по своей природе есть денежное выражение стоимости. Но ссудный процент не является денежным выражением отданной в ссуду капитальной стоимости. Ссудный процент представляет собой плату за пользование ссудным капиталом, следовательно, является оплатой не стоимости, а потребительной, стоимости капитала как товара.

Внешне выступая в виде цены капитала, процент по своей сущности представляет собой особую форму прибавочной стоимости. Прибыль, получаемая от ссуженного капитала, распадается на две части: 1) процент, присваиваемый ссудным капиталистом— кредитором, и 2) предпринимательский доход, присваиваемый функционирующим капиталистом — заемщиком. Источником обеих этих частей является прибавочная стоимость, полученная в результате эксплуатации наемных рабочих1.

Итак, ссудный процент — это часть прибавочной стоимости, присваиваемая капиталистом как простым собственником капитала и принимающая форму цены капитала как товара.

Ссудный процент имеет определенный уровень или норму. Норма процента представляет собой отношение годового дохода ссудного капиталиста к величине капитала, отданного им в ссуду.
Если, например, ссудный капитал равен 100 тыс. долл., а годовой доход с него—3 тыс. долл., то норма процента составит 3% ( 3000 / 100 000 )

Норма процента находится в определенной зависимости от нормы прибыли. Так как обычно функционирующие капиталисты прибегают к кредиту ради увеличения прибыли, то понятно, что они не стали бы брать капитал в ссуду, если бы процент поглощал всю прибыль, полученную от вложения ссуженного капитала в предприятие. Таким образом, при обычных условиях средняя норма прибыли является максимальным пределом для нормы процента.

Что касается минимальной нормы процента, то ее нельзя определить точно. При известных обстоятельствах (если предложение ссудного капитала значительно превышает спрос) норма процента может упасть до очень низкого уровня.

Итак, норма процента может колебаться в очень широких пределах. Норма процента в каждый данный период устанавливается посредством механизма конкуренции на рынке ссудных капиталов и зависит в каждый данный момент от соотношения между предложением ссудных капиталов и спросом на них.

Следует различать рыночную норму процента, существующую в каждый данный момент на денежном рынке, и среднюю норму процента, т.е. норму процента за весь промышленный цикл в среднем.

С развитием капитализма средняя норма процента обнаруживает тенденцию к понижению, что объясняется прежде всего тенденцией средней нормы прибыли к понижению. Так как процент представляет собой часть средней прибыли, то и движение нормы процента находится в прямой зависимости от движения нормы прибыли. Если бы при падении средней нормы прибыли происходило не понижение, а повышение нормы процента, то процент поглощал бы все большую часть прибыли, что сделало бы для капиталистов невозможным пользование кредитом.

Тенденция нормы процента к понижению по мере развития капитализма обусловливается, однако, не только тенденцией средней нормы прибыли к понижению, но и тем, что с развитием капитализма наблюдается значительный рост предложения ссудных капиталов в силу указанных выше причин — роста слоя рантье и развития капиталистической кредитной системы.

Если в общем ходе развития капитализма норма процента имеет тенденцию к понижению, то в ходе каждого промышленного цикла она то повышается, то падает.

Движение ссудного капитала в промышленном цикле, будучи обусловлено в конечном счете изменениями, происходящими в капиталистическом воспроизводстве, вместе с тем имеет специфический характер и существенно отличается от движения действительного капитала.

Промышленный подъем сопровождается увеличением спроса на товары, быстрым ростом товарных цен и повышением нормы прибыли. Однако это не сразу ведет к интенсивному росту спроса на ссудный капитал и повышению нормы процента, так как на первой стадии подъема капиталисты еще используют преимущественно собственный, а не заемный капитал. Кроме того, свои потребности в кредите они удовлетворяют главным образом путем покупки чужих товаров в кредит и еще сравнительно мало прибегают к банковским ссудам. Поэтому в начале промышленного подъема норма процента остается низкой, несмотря на значительное повышение нормы прибыли.

На высшей стадии промышленного подъема спрос на ссудный капитал, а вместе с тем и норма процента сильно возрастают. Но, хотя в этот период банкирский кредит расширяется вместе с расширением производства, т.е. ростом действительного капитала, увеличение кредита значительно превосходит рост производства.
Это объясняется тем, что кредит широко используется не только для расширенного воспроизводства, но и для спекуляции на товарном и фондовом рынках.

Во время кризиса ярко обнаруживается противоположность движения ссудного и действительного капитала. Предложение товаров превышает спрос на них, реализация прерывается, производство сокращается; наблюдается избыток
действительного капитала и резкое падение нормы прибыли. Напротив, спрос на ссудный капитал значительно превышает его предложение, в результате чего ощущается острый недостаток ссудного капитала
и происходит резкое повышение нормы процента.

Чрезвычайный спрос на ссудный капитал во время кризисов носит специфический характер и отнюдь не отражает спроса на действительный капитал. Основными причинами его являются: 1) погоня за деньгами как платежным средством, необходимым не для покупки новых товаров и расширения производства, а для расплаты по выданным ранее долговым обязательствам и предотвращения банкротства; 2) погоня за деньгами как сокровищем, вызванная тем, что в условиях обесценения всех товаров капиталисты руководствуются принципом «только деньги—товар» и стремятся превратить свое богатство в денежную форму1.

Максимального размера норма процента достигает в разгар кризиса, когда одновременно с громадным ростом спроса на ссудный капитал резко сокращается его предложение вследствие отлива вкладов из банков. После того как кульминационная точка кризиса миновала, накопление ссудных капиталов возобновляется, спрос же на них падает, и норма процента понижается.

Это понижение начинается еще в ходе самого кризиса, но минимального уровня норма процента достигает в фазе депрессии.
При этом опять-таки обнаруживается противоположность в движении ссудного и действительного капитала. Когда реализация товаров возобновляется, падение цен приостанавливается и число банкротств сокращается, капиталисты перестают предъявлять чрезвычайный спрос на деньги как на платежное средство и сокровище. Вместе с тем спрос на ссудный капитал для его производительного использования, упавший еще во время кризиса, остается незначительным и в фазе депрессии, так как промышленность переживает застой. С другой стороны, предложение ссудного капитала во время депрессии увеличивается именно в результате упадка и застоя производства: часть капитала, функционировавшего ранее (в годы подъема) в промышленности и торговле, высвобождается в денежной форме и приливает в банки в виде вкладов. Таким образом, накопление ссудного капитала в период депрессии является оборотной стороной уменьшения действительного капитала.

В то время как в промышленности после выхода из кризиса и перехода к депрессии начинается некоторое повышение нормы прибыли, в кредитной сфере наблюдается сильное понижение нормы процента.

Из всего изложенного следует, что в ходе промышленного цикла «.. движение ссудного капитала, как оно выражается в колебаниях процентной ставки, в целом протекает в направлении, обратном движению промышленного капитала».

 

 

 

 

 

 

2. ЭВОЛЮЦИЯ ТЕОРИИ ССУДНОГО КАПИТАЛА И ПРОЦЕНТА

 

 

Прежде всего, необходимо начать с того, что накопление денежного капитала играет важную роль в капиталистическом хозяйстве. Непосредственно самому процессу накопления денежного капитала предшествует этап его производства. Когда денежный капитал создан и еще находится в сфере производства, он представляет как бы чистый денежный капитал. Его передача в виде ссуды в другие сферы хозяйства означает принятие им иной оболочки — ссудного капитала1.

После того как денежный капитал создан или произведен, его необходимо разделить на часть, которая вновь направляется в производство, и ту часть, которая временно высвобождается. Последняя, как правило, и представляет собой свободные денежные средства предприятий и корпораций, аккумулируемые на рынке ссудных капиталов кредитно-финансовыми институтами и рынком ценных бумаг.

Еще представители меркатинзма богатство нации отождествляли с деньгами, а деньги с благородными металлами. Источником же богатства считалась внешняя торговля, обеспечивающая приток в страну золотых и серебряных денег посредством поддержания активного торгового баланса. Эта мысль выражена в названии книги Т. Мэна «Богатство Англии во внешней торговле как принцип нашего богатства». Но более тщательный анализ позволяет сделать вывод, что представители этого раннего учения считали, что преумножение богатства нации можно обеспечить использованием денег для организации общественного производства. Общеизвестно, что представители данного направления богатство нации отождествляли с деньгами, а деньги с благородными металлами. Источником же богатства считалась внешняя торговля, обеспечивающая приток в страну золотых и серебряных денег посредством поддержания активного торгового баланса. Эта мысль выражена в названии книги Т. Мэна «Богатство Англии во внешней торговле как принцип нашего богатства». Но более тщательный анализ позволяет сделать вывод, что представители этого раннего учения считали, что преумножение богатства нации можно обеспечить использованием денег для организации общественного производства.

По существу, деньги рассматривались меркантилистами как денежная форма капитала, которая должна превратиться сначала в производительную, а затем в товарную форму, обеспечив таким образом непрерывность производственного процесса и занятость фермеров и ремесленников. Содержание их высказываний доказывает понимание того, что накопление сокровищ не является самоцелью для нации, а представляет лишь одно из звеньев процесса общественного воспроизводства. Таким образом, представители меркантилизма подметили необходимость инвестирования в производственную сферу с целью преодоления негативных явлений в экономике и преумножения богатства нации. С большей определенностью процесс инвестирования проанализирован представителями учения физиократов. Ф. Кэне, автор «Экономической таблицы», впервые определил натурально-вещественную структуру инвестиций, подразделив их на «avances primities» и «avances annuelles», т.е. первоначальные и ежегодные авансы1. Под первоначальными авансами понимались затраты на приобретение сельскохозяйственных машин, построек, рабочего скота. Эти затраты представляют собой, по определению Ф. Кэне, фонд земледельческого оборудования, время оборота которого составляло 10 лет. Ежегодные авансы состоят из затрат на семена, найм сельскохозяйственных рабочих и других подобных издержек, которые требуют ежегодного возобновления. Кэне полагал, что в ежегодные издержки входит 1/10 часть первоначальных авансов и полностью авансы ежегодные.

Различие между обоими видами авансов возникает у Кэне лишь тогда, когда авансированные деньги превращены в элементы производительного капитала, т.е. капитала, непосредственно включенного в процесс производства. А так как у физиократов единственным видом производительного капитала считался капитал, применяемый в земледелии, то и различия эти относятся только к капиталу фермера.

Ф. Кэне, отрицательно относившийся к идеям меркантилистов, не причисляет ни деньги, ни находящиеся на рынке товары ни к первоначальным, ни к ежегодным авансам. Тем самым у физиократов к инвестициям относится лишь производительная форма капитала, используемого в земледелии. Различие между его двумя составными частями (первоначальными и ежегодными авансами) состоит в различии способов, посредством которых они входят в стоимость годовой продукции, и в различии способов их возмещения. Следует отметить, что у физиократов более позднего периода «авансы» прямо называются капиталом. Кроме того, определена и непосредственная взаимосвязь между величиной производительного капитала и богатством нации. Например, Ле Трон писал: «В виде произведений труда, существующих более или менее продолжительное время, нация обладает значительным фондом богатств: этот фонд составляет капитал — капитал, непрерывно возобновляющийся и возрастающий». Таким образом, физиократы не делают различия между пониманием сущности инвестиций на уровне отдельного фермерского хозяйства и на уровне общественного производства в целом. В любом случае к ним относятся затраты на приобретение материально-вещественных факторов производства, использование которых предусматривает как доходы фермера, так и богатство нации. Впервые физиократы вводят в экономическую теорию название этих материально-вещественных факторов — капитал. Таким образом, инвестирование выступает как процесс, направленный на возобновление и увеличение используемого капитала, при помощи которого осуществляется производственный процесс в сельском хозяйстве и возрастает богатство нации. Отличительная черта инвестирования на различных уровнях экономики состоит во включении в затраты фермера («avances annuelles») затрат на приобретение средств производства и на наем сельскохозяйственных рабочих, тогда как на национальном уровне к капиталу отнесены только вещественные факторы производства.

Так же как и физиократы, А. Смитом выделял объективность процесса формирования капитала, соотнося его с главной задачей своего сочинения — исследованием причин богатства народов. Известно, что результат годового труда какой-либо нации, по мнению А. Смита, может быть увеличен двумя способами: или посредством увеличения числа производительных работников, или увеличением производительной силы прежде нанятых работников. И в том и в другом случае необходимо увеличить капитал, используемый или для создания рабочих мест новых работников или для усовершенствования машин и орудий, повышающих производительную силу труда уже занятых в общественном производстве. Таким образом, А. Смит устанавливает взаимосвязь: богатство народов — количество производительных работников — производительная сила труда — размер капитала, воплощенного в средствах производства.

Он говорит о роли капитала в обеспечении экономического процветания страны: «Когда мы сравнивали… состояние какого-нибудь народа в два различных периода и находили, что готовый продукт его земли и труда заметно увеличивается во второй период сравнительно с предыдущим, что его земли лучше обрабатываются, мануфактуры более многочисленны и больше преуспевают, а его торговля более обширна, то мы можем быть уверены, что капитал возрос в промежутке между этими двумя периодами…»1. Таким образом, процесс увеличения капитала на национальном уровне А. Смит связывает с возрастанием богатства. Он указывает, и какими способами применения капитала можно этого достичь. Во-первых, это добывание сырого продукта, требующегося ежегодно обществу для его потребления и нужд; во-вторых, употребление на выделку и переработку этого сырого продукта для непосредственного использования и потребления; в-третьих, употребление на перевозку сырых или готовых продуктов и, в-четвертых, употребление на разделение тех или других продуктов на такие малые партии, которые соответствуют нуждам их потребителей.

Будучи использован подобными способами, капитал помимо преумножения национального богатства приносит доход своему владельцу, который Смит называет прибылью. Экономические субъекты, чьи капиталы употребляются одним из перечисленных способов, Смит считает производительными работниками. Их труд увеличивает стоимость произведенного продукта и прибыль, которую они получают, является частью этой стоимости. Таким образом, можно сделать вывод, что, согласно рассуждениям Смита, инвестирование преумножает общественное богатство и одновременно приносит доход субъекту, занимающемуся вышеперечисленными формами деятельности. Однако Смит указывает, что если какой-либо предмет потребления используется с целью получения дохода, то он является капиталом для своего владельца, но не является капиталом в общественном смысле. Он приводит пример со сдачей в аренду дома, отмечая, что «… хотя дом может приносить доход своему владельцу и таким образом выполнять для него функцию капитала, он не в состоянии давать какой-либо доход обществу или выполнять для него функцию капитала и доход всего народа не может никогда возрастать таким путем» 1
Таким образом, встречаемся с двойственной трактовкой капитала у А. Смита. Эта двойственность состоит в том, что не всегда к общественному капиталу может быть отнесено то, что является капиталом для отдельного индивидуума. Принципиальное различие состоит в способности капитала быть использованным для увеличения национального богатства. В этом случае труд работников является производительным, а доход, получаемый ими, выплачивается из создаваемой стоимости.

Капитал, отвечающий этим требованиям, существует, по мнению А. Смита, в следующих формах:

Во-первых, всякого рода полезные машины и оборудование.

Во-вторых, доходные постройки, которые служат средством получения дохода не только для их владельца, отдающего их в аренду, но и для лиц, занимающих их и уплачивающих за них арендную плату. Здесь речь идет о производственных сооружениях и зданиях.

В-третьих, улучшения земли, все то, что с выгодой затрачено на ее орошение, осушение и т.п.

В-четвертых, приобретенные и полезные способности всех жителей страны.

В-пятых, оборотный капитал, обслуживающий функционирование вышеперечисленного — основного.

Следовательно, к инвестициям в общественном масштабе относятся затраты, направленные на возмещение и увеличение капитала, существующего в указанных формах, в результате чего преумножается национальное богатство и собственник капитала получает доход из создаваемой им стоимости. Другая форма инвестиций, как следует из рассуждений Смита, представляет собой затраты на приобретение имущества, которое приносит владельцу доход, не увеличивая при этом национальное богатство. Источником этого дохода является доход, создаваемый производительным трудом работников, занятых в перечисленных выше сферах деятельности. То есть в данном случае происходит не увеличение национального богатства, а его перераспределение. Следовательно, можно сделать вывод о том, что двойственная трактовка сущности инвестиционного процесса появилась еще в учении А. Смита и состоит она в неоднозначном понимании самого объекта инвестирования — капитала. С одной стороны, классик относит к нему имущество и деньги индивидуума, способные приносить ему доход; с другой — факторы производства, способные помимо этого увеличивать богатство общества.

Дальнейшее развитие теории ссудного капитала и процента было осуществлено К. Марксом в рамках его учения о капитале и прибавочной стоимости. Мы предприняли попытку выделить основные моменты, относящиеся к инвестиционному процессу, изложенные К. Марксом в его общей теории определения закономерностей капиталистического способа производства.

Как известно, капитал, в представлении К. Маркса, есть стоимость, приносящая прибавочную стоимость. Анализируя этот процесс самовозрастания капитала, Маркс выделяет три стадии его движения, в своей совокупности названные кругооборотом. «Капитал есть движение, — пишет он, — процесс кругооборота, проходящий различные стадии, процесс, который, в свою очередь, заключает в себе три различные формы кругооборота»1. На первой стадии капиталист появляется на товарном рынке и на рынке труда как покупатель с целью приобретения необходимых факторов производства — средств производства и рабочей силы; на второй стадии происходит производительное потребление товаров, купленных капиталистом, и создание трудом наемных рабочих товаров, обладающих большей стоимостью, чем стоимость факторов производства; и на третьей стадии происходит реализация произведенных товаров, причем денежный капитал превышает первоначально авансированный на величину прибавочной стоимости. Таким образом, конечной целью кругооборота капитала является получение прибавочной стоимости собственником средств производства. Для этого на первой стадии происходит инвестирование денежных средств для приобретения необходимых факторов производства, выступающих в форме постоянного и переменного капиталов. Раскрывая источник появления прибавочной стоимости, представляющей собой неоплаченный труд рабочих, Маркс одновременно формулирует и общие закономерности процесса производства, указывая, что рабочие и средства производства всегда остаются его факторами, и при авансировании денежных средств необходимо соблюдать качественную и количественную пропорции. Качественная пропорция состоит в том, что «денежная сумма разделяется на две части, — пишет Маркс, — одна из них идет на покупку рабочей силы, а другая — на покупку средств производства. Эти два ряда покупок имеют место на совершенно различных рынках: один — на собственно товарном рынке, другой — на рынке труда»1. Количественная пропорция состоит в определенном соотношении между количеством средств производства и массой живого труда, способного привести его в действие.

«Если бы налицо не было достаточно средств производства, то избыточный труд, который получает в свое распоряжение покупатель, не нашел бы себе применения. Если бы налицо было больше средств производства, чем труда, имеющегося в распоряжении покупателя, то они остались бы ненасыщенным трудом, не превратились бы в продукт», — подчеркивает важность количественного соотношения между факторами производства К. Маркс2.

Таким образом, в свете учения К. Маркса процесс инвестирования на уровне отдельного предприятия состоит в приобретении, в определенной количественной и качественной пропорции, средств производства и рабочей силы с целью получения собственником предприятия прибавочной стоимости.

Рассматривая процесс индивидуального кругооборота капитала, Маркс предполагает, что на соответствующих рынках имеются в наличии и средства производства и рабочая сила, и потому масштабы инвестирования зависят лишь от размеров денежного капитала, имеющегося в наличии у собственника предприятия. По Марксу, чтобы процесс инвестирования состоялся, общественный продукт должен иметь определенную натурально-вещественную структуру, представленную средствами производства и предметами потребления. Отрасли, производящие средства производства, Маркс называет I-м подразделением общественного производства, а предметы потребления — II-м подразделением. «Пока мы рассматриваем производство стоимости и стоимость продукта капитала с точки зрения индивидуального капитала, для нашего анализа натуральная форма товарного продукта была совершенно безразлична, — пишет Маркс… — Но этот чисто формальный прием изложения недостаточен, если мы рассматриваем весь общественный капитал…»1. Маркс формулирует и количественно определяет соотношения между стоимостной и натурально-вещественной структурой общественного продукта, называя это условиями его реализации. Применительно к нашей проблеме мы можем сказать, что это условия равенства инвестиционного спроса предложению произведенных средств производства и предметов потребления для нанимаемых рабочих. Рассмотрим эти условия. Если воспроизводство носит простой характер, то стоимость продукта первого подразделения должна быть равна стоимости средств производства, потребленных в обоих подразделениях, или

I(C+V+M)=IC+IIC,

где C — стоимость потребленных средств производства;

V — стоимость рабочей силы;

M — прибавочная стоимость.

Если просуммируем стоимость средств производства, потребленных в I-м и II-м подразделениях, то получим амортизационные отчисления в национальном масштабе. Стоимостная структура первого подразделения — это не что иное, как предложение произведенных средств производства в денежном выражении. Отсюда можно сделать вывод, что если предложение средств производства удовлетворяет спрос, равный сумме амортизационных отчислений, то в следующем производственном цикле масштабы производства будут неизменными. Аналогичным способом определяются условия расширенного и суженного воспроизводства.

Таким образом, можно сделать вывод, что К. Маркс впервые поставил вопрос о влиянии условий реализации произведенного продукта на характер общественного воспроизводства и сформулировал, с определенными допущениями, условия равновесия на инвестиционном и товарном рынках. Следующая важная проблема, поднятая Марксом, это появление, помимо денежного капитала, представляющего собой одну из трех форм кругооборота промышленного капитала, «moneyed capital»1, или капитала, приносящего проценты.

Причиной появления этого капитала, называемого также ссудным, является развитие масштабов общественного производства и необходимость кредитной и банковской системы. Маркс считает, что движение этого капитала оторвано от движения промышленного, и поэтому он называет его «фиктивным».

«Большая часть банкирского капитала совершенно фиктивна и состоит из долговых требований (векселей), государственных бумаг (представляющих прошлый капитал) и акций (свидетельств на получение будущего дохода)», — пишет он.

Но поскольку этот капитал приносит определенный доход, то можно констатировать, что он отвлекает денежное накопление от процесса реального инвестирования. Маркс однозначно отмечает, чьим интересам это соответствует: «…Вся система кредита эксплуатируется банкирами как их частный капитал. Эти молодцы имеют капиталы и доходы всегда в денежной форме или в форме прямых требований на деньги. Накопление состояний этими банкирами может совершаться в направлении, весьма отличном от действительного накопления…»2. Таким образом, движение ссудного капитала находится в известном противоречии с движением действительного капитала. Несомненной заслугой Маркса является выявление этого факта.

Таким образом, можно сделать вывод, что в теории К. Маркса выделены процессы инвестирования на индивидуальном и общественном уровнях, выделены их содержательная сторона и целевая направленность, определена взаимосвязь в рамках теории реализации совокупного общественного продукта между объемом производства средств производства и денежным спросом на них. Кроме этого Маркс выявил противоречивость движения фиктивного капитала и действительного накопления. Но указанные процессы проанализированы Марксом не с точки зрения закономерностей функционирования рыночной экономики, а в рамках его теории классовых отношений между капиталистами и рабочими, основанной на эксплуатации последних.

Иной подход к исследованию инвестиционного процесса мы встречаем у Альфреда Маршалла, основоположника школы неоклассического направления.

А. Маршалл анализирует процесс инвестирования как часть более общей проблемы — механизма функционирования рынка капитала. Рынок капитала представлен взаимодействием спроса и предложения, учетом факторов, оказывающих влияние на формирование каждого из указанных элементов. Причем субъектами спроса и предложения капитала являются различные лица, имеющие различные мотивации своей деятельности.

Рассмотрим прежде всего формирование предложения капитала, которое определяется сбережениями частных лиц. Под сбережениями А. Маршалл понимал разницу между доходами и издержками на потребление. Субъектами сбережений, по его мнению, могут стать все члены общества, хотя большая часть сбережений осуществляется собственниками капитала. Но тем не менее, по его утверждению, «…рента, заработки лиц свободных профессий и наемных рабочих служат важным источником накопления»1. Регулируется накопление множеством разнообразных причин, среди которых Маршалл выделяет такие, как обычаи, привычка к сдержанности и умение предвидеть будущее, сила семейных привязанностей, состоящая в накоплении средств для образования своих детей, самообеспечения в старости. Наиболее значимая из них — ставка банковского процента, выступающая как регулятор объема сбережений. Маршалл подчеркивает наличие прямой зависимости между этими величинами: «Повышение предлагаемой за капитал процентной ставки, т.е. цены спроса на сбережения, ведет к увеличению объема накопления»1.

В уровне процентной ставки А. Маршалл видит вознаграждение потерь, с которыми связано ожидание будущего удовлетворения от материальных ресурсов, объясняя этим рост сбережений при увеличении ставки процента. «Равным образом, — пишет он, — когда человек рассчитывает не сам употребить свое богатство, а предоставить его под процент, то чем выше процентная ставка, тем больше награды за накопление»15.

Причем процентная ставка зависит от того, использует ли предприниматель свои собственные средства или заемные. Маршалл использует понятие «валового процента» и «нетто-процента».

Он определяет разницу между ними следующим образом: «Процент, который мы имеем в виду, когда говорим, что он просто представляет собой доход на капитал, — это «нетто-процент»; однако то, что обычно подразумевается под выражением «процент», включает, помимо этого, и другие элементы, и это можно назвать «валовым процентом». Превышение валового процента над нетто-процентом Маршалл объясняет наличием «личного риска» для заимодавца. «Дело в том, — пишет он, — что тот, кто ссужает капитал для применения его в предпринимательских целях, должен взимать за него более высокий процент в качестве страховки возможного изъяна или дефекта в личном характере или в личных способностях заемщика»2. К этим дефектам в характере предпринимателя Маршалл относит такие качества, как:

1. Отсутствие честности, энергичности, стимулов работы с заемным капиталом.

2. Недостаток знаний.

3. Мошенничество.

Таким образом, впервые в экономической теории было заявлено о влиянии собственности на используемые сбережения на величину ставки банковского процента, которая выступает как цена предложения на рынке капитала.

Второй элемент рынка капитала — спрос — регулируется нормой прибыли на вложенный капитал, которую получает предприниматель. А. Маршалл проводит подробный анализ этого показателя, уделяя основное внимание структуре затрат предпринимателя и проблеме дисконтирования, т.е. временно2го соизмерения вложенных средств и отдачи от них. Инвестирование будет производиться в случае, если помимо затрат предприниматель получает дополнительную прибыль. Уровень этой прибыльности носит в рассуждениях Маршалла субъективный характер и зависит от расчета бизнесмена: «Предусмотрительный бизнесмен станет направлять вложения капитала на все участки производства до тех пор, пока не будет достигнута внешняя граница, или предел прибыльности, т.е. тот предел, при котором бизнесмену не покажется, что нет достаточных оснований полагать, что выгоды от каждого нового вложения возместят его издержки»1. Несмотря на довольно расплывчатую формулировку этого «предела прибыльности» А. Маршалл дает определение условий инвестирования, состоящее в сопоставлении затрат и результатов.

К самому процессу инвестирования он относит все затраты на капитал, способные приносить доход своему владельцу в будущем времени. К такому капиталу он относит торгово-промышленный и денежный капитал.

Торгово-промышленный капитал состоит из производительного капитала (это фабрики, машины, сырье) и торгового, к которому отнесены жилые помещения, одежда, продовольствие. Денежный капитал — это ссуды, выдаваемые под залог, и другие формы контроля над денежным рынком.

На общественном уровне Маршалл дает понятие капитала, а следовательно и инвестирования, более узко. Так же как и А. Смит, он не относит к общественному капиталу его денежную форму, но, с другой стороны, и не делает различия между средствами производства и предметами потребления длительного пользования включая их в состав общественного капитала (машины, сырье, готовые изделия, театры, гостиницы, семейные фермы и дома).

Таким образом, Маршалл более конкретно, чем его предшественники, определяет механизм формирования инвестиционных решений. Но в его рассуждениях остается целый ряд спорных моментов. К ним можно отнести следующие:

  1. Отсутствует четкость в дефинициях капитала. К нему Маршалл относит денежные накопления, готовую продукцию в форме средств производства и потребления, производительный капитал, что является методологической ошибкой.

    . Механизм инвестирования регулируется автоматически путем динамики цен на готовую продукцию в зависимости от соотношения спроса и предложения на товарном рынке. Это приводит к значительному упрощению изображения процессов, происходящих в действительности.

    3. Процент на ссужаемый капитал, также как использование собственного, является частью издержек предпринимателя, поэтому нет оснований рассматривать формирование цены спроса и цены предложения капитала в качестве двух независимых процессов.

    В дальнейшем изучение закономерностей инвестиционного процесса было предпринято Дж. М. Кейнсом в его работе «Общая теория занятости, процента и денег». Отличительная особенность исследований этого ученого состоит в перенесении анализа инвестиционного процесса на уровень макроэкономики. Кейнс подверг критике постулаты классической школы, утвердившейся в работах Рикардо, Пигу, Эджуорта и его учителя — Маршалла. Их основную ошибку он видел в игнорировании факторов, оказывающих самостоятельное, независимое от предложения, воздействие на спрос, который, в свою очередь, сдерживает производство и приводит к безработице. Логика рассуждений Кейнса следующая:

    1. При данном состоянии техники, объеме применяемых ресурсов и уровне издержек объем национального производства зависит от занятости, которую автор обозначает символом N.

    2. Соотношение между объемом производства и величиной ожидаемых расходов на потребление, обозначенной D1, зависит от психологической характеристики общества, названной склонностью к потреблению. Следовательно, потребление зависит также и от уровня занятости.

    3. Объем затрат труда N, на который предприниматели предъявляют спрос, зависит от ожидаемых расходов общества на потребление (D1) и от ожидаемых расходов общества на новые инвестиции (D2).

    D = D1 + D2.

    4. Поскольку D1 + D2 = y(N),

    где y — функция совокупного предложения,

    D1 — функция от N (вводится обозначение N=X(N)), зависящая от склонности к потреблению, то

    D2 = y(N) – X(N).

    5. Следовательно, равновесный уровень занятости зависит:

    а) от функции совокупного предложения;

    б) от склонности к потреблению;

    в) от объема инвестиций D2. Этот вывод, по утверждению Кейнса, и представляет суть общей теории занятости1.

    Таким образом, мы видим, что в рассуждениях Кейнса инвестиционный спрос выступает как элемент совокупного спроса и как фактор, влияющий на занятость населения. Величина его определяется, с одной стороны, так называемыми «ожидаемыми» расходами общества на инвестиционные товары (D2); с другой стороны, — инвестиционные расходы определяются как разница между объемом совокупного предложения и ожидаемыми расходами на товары потребительского назначения.

    «…Более высокий абсолютный уровень дохода, как правило, будет вести к увеличению разрыва между доходом и потреблением… Это ведет к тому, что с ростом реального дохода более высоким оказывается удельный вес той части дохо да, которая направляется в сбережения. Будет ли эта доля больше или меньше, мы все равно можем видеть основной психологический закон, присущий любому современному обществу в том, что с ростом реального дохода оно не увеличит своего потребления на всю абсолютную сумму прироста и, следовательно, будет сберегаться более значительная абсолютная сумма»1. Далее в рассуждениях Кейнса речь идет о необходимости заполнить разницу между совокупным спросом и расходами на потребительские товары — инвестиционными расходами. Это обеспечит полную реализацию произведенного продукта и приток к предпринимателям денежных средств

    Сберегаемая часть дохода – это один из источников заемных средств для предпринимателей, получаемых ими посредством кредитно-денежных операций банков. Помимо заемных средств инвестиционный спрос формируется за счет непосредственной прибыли от результатов производственной деятельности, личных сбережений предпринимателей и, о чем не следует забывать, накопленных амортизационных отчислений.

     

     

    ЗАКЛЮЧЕНИЕ

     

    В заключение необходимо сделать следующие выводы. В первой главе рассмотрено понятие и сущность ссудного капитала и процента. Ссудный капитал – это денежный капитал, собственник которого ссужает свои деньги нуждающимся в них субъектам рынка на определенный срок за известную плату, называемую ссудным процентом (или просто процентом). Отсюда следует, что процент – это доход денежного капиталиста, получаемый им от заемщика за предоставленную последнему во временное пользование сумму денег. С другой стороны, ссудный процент можно определить и как плату, которую производит заемщик собственнику денег за полученную от него денежную сумму. Такое истолкование процента в принципе допускает возможность платы за полученную ссуду необязательно в виде денег.

    Движение ссудного капитала может быть выражено формулой Д-Д’, где Д’ = Д + Д Д. Это означает, что деньги отдаются в ссуду функционирующим капиталистам и другим субъектам рынка во временное пользование и возвращаются кредитору с приростом (АД), т.е. с процентом. Предоставление ссуды заемщикам обеспечивает, таким образом, само возрастание денег (богатства) ссудного капиталиста.

    Отношение годовой суммы ссудного процента к сумме капитала, отданного в ссуду, выраженное в процентах, представляет собой норму ссудного процента. Норма (или ставка) ссудного процента является подвижной величиной. В условиях свободной конкуренции она колеблется в пределах от нуля до средней нормы прибыли и зависит от спроса на ссудный капитал и его предложения. В современных высокоиндустриальных рыночных государствах норма процента имеет тенденцию к понижению. Это связано с ростом объемов денежного капитала в обществе и увеличением его предложения.

    Источники формирования ссудного капитала многообразны. Он образуется не только из временно свободных денежных средств промышленных капиталистов (фонд амортизации, фонд заработной платы, временно свободный оборотный капитал, накапливаемая для расширения производства прибавочная стоимость), но и за счет денежных накоплений государства, доходов и сбережений различных слоев населения, а также денежных средств так называемых институциональных инвесторов — страховых компаний, пенсионных фондов, профессиональных союзов, благотворительных фондов и др.

    Вторая глава посвящена эволюции теории ссудного капитала и процента. В современном обществе ссудный капитал используется заемщиками главным образом с целью дальнейшего увеличения функционирующего капитала и получения на этой основе дополнительной прибыли для себя.

    Согласно Марксу, ссудный капитал представляет собой результат обособления денежной формы в процессе кругооборота промышленного капитала. Ссудный капитал в такой трактовке ограничен узкими историческими рамками капиталистического способа производства. Ссудный процент Маркс трактовал также ограничительно как форму перераспределения прибавочной стоимости.

    Процент по своей форме выступает в виде цены капитала как товара. Однако процент представляет собой, по определению Маркса, «иррациональную форму цены». Цена по своей природе есть денежное выражение стоимости. Но ссудный процент не является денежным выражением отданной в ссуду капитальной стоимости.

    Внешне выступая в виде цены капитала, процент по своей сущности представляет собой особую форму прибавочной стоимости. Прибыль, получаемая от ссуженного капитала, распадается на две части: 1) процент, присваиваемый ссудным капиталистом — кредитором, и 2) предпринимательский доход, присваиваемый функционирующим капиталистом — заемщиком. Источником обеих этих частей является прибавочная стоимость, полученная в результате эксплуатации наемных рабочих.

    Процент представляется плодом капитала как такового; с другой стороны, предпринимательский доход представляется результатом деятельности самого капиталиста. «За противоположными формами обеих частей, на которые распадается прибыль, т.е. прибавочная стоимость, забывается, что обе они являются просто частями прибавочной стоимости и что деление ее ничего не может изменить ни в ее природе, ни в ее происхождении и условиях ее существования».

    Что касается минимальной нормы процента, то ее нельзя определить точно. При известных обстоятельствах (если предложение ссудного капитала значительно превышает спрос) норма процента может упасть до очень низкого уровня.

    С развитием капитализма средняя норма процента обнаруживает тенденцию к понижению, что объясняется прежде всего тенденцией средней нормы прибыли к понижению. Так как процент представляет собой часть средней прибыли, то и движение нормы процента находится в прямой зависимости от движения нормы прибыли. Если бы при падении средней нормы прибыли происходило не понижение, а повышение нормы процента, то процент поглощал бы все большую часть прибыли, что сделало бы для капиталистов невозможным пользование кредитом.

    В общем ходе развития капитализма норма процента имеет тенденцию к понижению, то в ходе каждого промышленного цикла она то повышается, то падает.

     

     

    СПИСОК ИСПОЛЬЗУЕМОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

     

    1. Антология экономической классики. М., 1993.
    2. Виксель К. Лекции по политической экономике. Оксфорд, 1965
    3. Дракер Питер. Посткапиталистическое общество. См. Новая индустриальная волна на Западе / Под ред. В.Я. Иноземцева. М., 1999.
    4. Емцов Р. Г. Лукин М. Ю. Микроэкономика: Учебник. М.: МГУ им. М. В.Ломоносова, 2004.
    5. Жуков Е.Ф. Ценные бумаги и фондовые рынки. –М.: Юнити, 1995. С. 8
    6. Курс экономической теории / Под ред. Чепурина М. Н., проф. Киселевой Е. А. Киров, 2004
    7. Курс экономической теории. Общие основы экономической теории, микроэкономика, макроэкономика, переходная экономика: Учебное пособие / под. общ. ред. А. В. Сидоровича — М.: МГУ им. Ломоносова, «ДИС», 2003.
    8. Курс экономики: учебник /Под ред. Б.А. Райзберга. -М.: ИНФРА-М, 2001.
    9. Кейнс Д. Общая теория занятости, процента и денег. — М.: Эконов, 1993. С. 156—157.
    10. Кэмпбелл Р. Макконнелл, Стэнли Л. Брю. Экономикс: Принципы, проблемы и политика. -М.: ИНФРА-М, 2001.
    11. Кэнэ Ф. Избранные экономические произведения. М., 1967.
    12. Маркс К. Капитал. — М.: Издательство политической литературы, 1975. Т. II III
    13. Маркс К., Энгельс Ф. Собрание сочинений. Т. 13. М., 1977.
    14. Маркс К., Энгельс Ф. Собрание сочинений. Т. 13, М., 1976.
    15. Маршалл А. Принципы экономической науки. — М.: Прогресс, 1993. Т. 1.
    16. Маршалл А. Принципы экономической науки. — М.: Прогресс, 1993. Т. 2. Милль Дж.С. Основы политической экономии. СПб., 2000.
    17. Мэн Т. Богатство Англии во внешней торговле // Меркантилизм / Под ред. И.С. Плотникова. Л., 1935.
    18. Нуреев Р. М. Основы экономических теорий: Микроэкономика: Учеб. для вузов. — М.: Высш. шк., 2003.
    19. Смит А. Исследование о природе и причинах богатства народов. –М.: Соцэгиз, 1962.
    20. Фишер С., Дорнбуш Р. Экономика / Пер. с англ. М.; Дело ЛТД, 2004.
    21. Экономика/Под ред. А.С. Булатова. -М.: Юристъ. 2002
    22. Экономическая теория/Под общей ред. В.И. Видяпина и Г.Г. Журавлевой, — М.: Инфра-М, 2000.
    23. Экономическая теория/Под ред. А.И. Добрынина, Л.С. Тарасевича. -СПб.: Питер, 2002.
    24. Экономическая теория/ Под ред. А.Г. Грязновой, Т.В. Чечелевой. -М.: Экзамен. 2003
    25. Экономическая теория / Под ред. И.П. Николаевой -М.: Проспект, 2001
    26. Ядгаров Я.С. История экономических учений. -М.: Экономика, 2004.

       

     

     

     

     

     


     

Комментирование закрыто.

Вверх страницы
Statistical data collected by Statpress SEOlution (blogcraft).
->