Рассмотреть докооперативные и предкооперативные формы объединения, взаимодействия и взаимопомощи людей

Актуальность темы работы определяется тем, что становление в России основ рыночной экономики породило не только целый ряд новых хозяйственных процессов и явлений, но и заставило по-новому воспринимать и оценивать те традиционные для экономики советского и досоветского периодов хозяйственные формы, которые трансформировались в рыночные образования. Одной из таких хозяйственных форм является кооперация, которая, выступая в многообразных проявлениях, приобретает все более сложный характер и новые рыночные признаки, сохраняя при этом свое самобытное содержание. И именно на данном этапе крайне важно объективно проанализировать историческое прошло кооперации нашей страны, чтобы не повторять ошибок прошлого и использовать положительный опыт кооператоров предыдущих поколений в настоящем и будущем.

В истории развития потребительской кооперации дореволюционной России можно выделить три периода.

I период – с 1831 по 1860 г., то есть длится до отмены крепостного права и характеризуется образованием докооперативных форм предприятий, потому что в это время еще не было предпосылок для создания потребительских кооперативов.

II период – с 1861 по 1904 г., начинается после отмены крепостного права и длится до первой революции 1905 г.

III период с 1905 по 1917 г. длится до октябрьской революции 1917 г.

Цель работы – провести ретроспективный анализ истории кооперативного движения до октябрьской революции 1917 г.

Задачи исследования:

– охарактеризовать первые потребительские общества в Росси;

– рассмотреть и охарактеризовать этапы развития кооперативного движения до 1917 г.;

– дать характеристику процессам первого огосударствления российской кооперации.

Источниками работы являются труды таких авторов как Бланк Г. Я., Вахитов К.И., Гутман Г.В.,Ермаков А.Ф., Макаренко А.П., Теплова Л.Е.

1. ИСТОРИЧЕСКИЕ ПРЕДШЕСТВЕННИКИ ПЕРВЫХ КООПЕРАТИВОВ

 

1.1 Докооперативные и предкооперативные формы объединения, взаимодействия и взаимопомощи людей

 

В России, как и в зарубежных странах, издавна существовали докооперативные, предкооперативные формы объединения, взаимодействия и взаимопомощи людей. К таким формам в нашей стране относились прежде всего крестьянские общины, различные бытовые артели, складчина, взаимопомощь и т.д.

Русская община, называемая миром, объединяла в каждом селе местных крестьян, ведущих частное, индивидуальное хозяйство. Община руководствовалась принципом семьи, где справедливым «отцом» было общее собрание, сход крестьян; любое решение на нем принималось единогласно; ни один член общины не мог быть исключен из него. Община выполняла ряд функций: экономическую (например, регулярное перераспределение пашни между домохо-зяйсгвами), административную (рассмотрение споров, набор рекрутов), социальную (вспомоществование сиротам, вдовам) и даже воспитательную (соблюдение населением нравственных норм).

При выполнении отдельных работ (например, при строительстве дорог, мостов) община могла делиться на артели. Исследователь Николай Калачов утверждал, что следы артельных начал на Руси ведут в глубокую древность, к Х1-ХП векам, хотя само слово «артель» вошло в употребление несколько позже. Артели создавались на устном или письменном договоре и лишь впоследствии на уставе. В самобытную артель объединялись несколько лиц, соединяющихся своим капиталом и трудами или только трудами, для какой-либо работы, промысла, предприятия. В артелях существовала круговая порука: артельщики отвечали друг за друга.

Были артели ярыжных (схожие с артелями бурлаков), каменщиков, скоморохов, нищих, разбойников, ломщиков соли, старателей, смолокуров и др.; Потом появились биржевые, торговые и харчевые артели, в артели объединялись арестанты в местах заключения и солдаты в полках. Создавались также офицерские артели.

Складчина как проявление артельного начала применялась для . совместного промысла и предпринимательства, покупки потребительских товаров или устройства общего празднества.

Традиционная взаимопомощь (по-другому — помочь) широко практиковалась в сельских работах, когда крестьяне, всем миром помогали кому-либо заготовить сено, построить дом и т.д.

Общины и артели имели ряд общих черт с классическими кооперативами: самостоятельность, добровольность, самоуправление, равенство прав участников, элементы коллективизма и др. Вместе с тем в общинах и артелях было больше элементов случайности, неорганизованности, а зачатки кооперации в них существовали в неразвитой форме. Будучи мало развитой формой кооперативного товарищества, отдельные артели (например, в тюленьем, рыбном промыслах) приносили выгоду и состоятельным людям, предоставляющим свои орудия труда (лодку, сети), хотя в большинстве своем (особенно трудовые артели) были полезны малоимущим, простым труженикам.

Общины и артели, исчерпав свои функции, впоследствии постепенно сошли с исторической арены. Кооперация, наоборот, начала развиваться по восходящей линии. Но между старыми социальными институтами и новейшими кооперативными обществами все-таки существовала некоторая преемственность.

Докапиталистическая предыстория кооперации нашей страны тесно связана с именами декабристов. Первые русские дворянские революционеры, выдвинувшие программу установления конституционного строя, были пионерами кооперативного дела в России.

Сосланные после восстания 1825 г. в Сибирь на каторгу декабристы создали в читинском остроге артельное хозяйство с общественным питанием и огородами. Артель представляла собой добровольную организацию, руководитель которой избирался декабристами. Первым руководителем (хозяином) артели был по выбору декабрист, бывший полковник Иван Повало-ШвеЙковский.

В 1830 г. декабристы были переведены из Читы в Петровский Завод (ныне г. Петровск-Забайкальский Читинской области). Здесь они приняли устав артели, разработанный комиссией в составе Ивана Пущина и еще восьми декабристов. Составление устава было официально разрешено царским генералом — комендантом острога Станиславом Лепарским. Организация получила привычное в русском народе название артели, а позднее стала именоваться «Большой артелью». Терминов «общество потребителей» и «кооператив» в России еще не существовало. В 1834 г. декабристы создали «Малую артель», представляющую собой общество взаимопомощи с функциями ссудно-заемного товарищества.

«Большая артель» была кооперативом по форме и видом взаимопомощи по существу. Ее устав был принят на общем собрании декабристов 2 марта 1831 г. Этот день считается датой отсчета кооперативного движения в России. Устав состоял из 13 разделов, 106 параграфов (полный текст устава впервые опубликован в записках одного из декабристов).

Во-первых, цель артели декабристов заключалась в удовлетворении личных потребностей ее участников. Для достижения поставленной цели создавалась годовая общественная сумма, которая складывалась из взносов-авансов членов артели, пайка мукой и денежного довольствия от казны. Артель не преследовала цели получения прибыли.

Во-вторых, артель строила свою деятельность на началах самоуправления. Важным органом артели была выборная постоянная комиссия (управление), состоявшая из хозяина (председателя), закупщика товаров и бухгалтера-казначея. Избирался также огородник.

В-третьих, обеспечивались демократические выборы в органы управления и контроля путем тайного (закрытого) голосования. При этом каждый участник имел право одного голоса.

«Большая артель» вела многогранное хозяйство. Она занималась общественным питанием и розничной торговлей, имела огороды по соседству с тюрьмой, откармливала закупленный гуртом и предназначенный для забоя скот, сбывала излишки овощей со своего огорода местным жителям. Кооператоры организовали бытовые мастерские (портновскую, обувную, переплетную), открыли аптеку, парикмахерскую, прачечную и баню. Торговая деятельность охватывала не только непосредственных участников артели, но частично и прибывших в Сибирь вслед за мужьями жен декабристов с детьми и прислугой, которые проживали вне острога.

Выборные лица артели аккуратно вели бухгалтерский учет движения денежных сумм по системе двойной записи.

«Большая артель» просуществовала до отправления декабристов после каторги на поселение в 1839 г. Она обладала многими признаками кооператива, хотя, конечно, функционировала в суровых условиях каторжной тюрьмы.

Итак, возникновение первых кооперативов в России, с одной стороны, было предвосхищено наличием традиционных полукооперативных форм объединения и взаимопомощи, а с другой — совпало с началом относящегося к 30-м годам XIX века промышленного переворота в стране.

 

1.2. Первые потребительские общества в России

 

Только в 60-х годах XIX века, вошедших в историю страны как период великих реформ, кооперативное движение начинает свое непрерывное поступательное развитие. Важнейшим событием явилась отмена крепостного права в 1861 г. Спустя несколько лет возникло местное земское самоуправление. Ускорилось развитие промышленного капитализма. Росла численность рабочих, занятых на заводах, фабриках и железнодорожном транспорте. Рабочие и члены их семей все больше нуждались в покупных продуктах питания, одежде и обуви, предметах обихода. Однако возможности их приобретения были ограничены, во-первых, низкой заработной платой, а во-вторых, растущими рыночными ценами. Кроме того, фабриканты и заводчики часть причитающейся рабочим заработной платы заставляли получать товарами (по завышенным ценам) в так называемой харчевой лавке, принадлежащей хозяину предприятия. Крестьяне все чаще прибегали к услугам рынка при сбыте своей продукции, покупке сельскохозяйственного инвентаря и предметов личного потребления.

Непосредственным толчком к созданию потребительских кооперативов являлась растущая дороговизна жизни.

Эта экономическая почва для развития кооперации была «удобрена» социалистическими идеями революционеров-демократов. Николаю Добролюбову исполнился всего 21 год, когда он записал в своем дневнике: «Я – отчаянный социалист, хоть сейчас готовый вступить в небогатое общество, с равными правами и общим имуществом». В 1859 г. в журнале «Современник» он опубликовал статью «Роберт Овен и его попытки общественных реформ». В следующем году в том же журнале появилась статья Ивана Конопасевича, посвященная Рочдейлскому потребительскому обществу. В 1861 г. в альманахе «Полярная звезда» увидела свет работа Александра Герцена «Роберт Оуэн».

Одним из первых теоретиков русской кооперации был Николай Чернышевский, который в статье «Капитал и труд» (1860) и в романе «Что делать?» (1863) развил идею создания трудящимися промышленно-земледельческих товариществ. Последние описывались им как добровольные самоуправляемые производственные объединения, участие в которых стимулируется обеспечением дешевым жильем, экономией в расходах на потребление.

Члены товарищества, писал он, «могут брать, если захотят, всякие нужные им вещи из магазинов товарищества по оптовой цене, которая гораздо дешевле обыкновенной, розничной». Чернышевский не копировал идеи западных социалистов-утопистов. Наоборот, он находил, что их взгляды более походят на поэзию, чем на серьезную науку. Сам Чернышевский исходил из того, что план создания сети промышленно-земледельческих товариществ осуществим лишь после свержения самодержавия в ходе крестьянского восстания.

В пропаганде идей кооперации большую роль сыграла и остальная интеллигенция, хорошо знавшая нужды народа. Экономист, будущий профессор Николай Зибер выпустил в 1869 г. брошюру «Потребительные общества» – самую раннюю в стране работу о данном виде кооперации. Через год была издана «Первая памятная книжка о потребительных обществах» кооперативного энтузиаста и романтика Николая Баллина, который перед этим посетил английский город Рочдейл и ряд других центров кооперативного движения в Западной Европе, где познакомился с некоторыми выдающимися кооператорами. Солидный труд, посвященный ассоциациям (кооперативам), опубликовал спустя еще год известный писатель Александр Шеллер-Михайлов. В 1873– 1875 гг. вышли три выпуска «Сборника материалов об артелях в России», последний из которых посвящен обществам потребителей. Главным редактором этой ценной работы был князь, ученый, земский и кооперативный деятель Александр Васильчиков.1

Два первых в России потребительских общества рабочих возникли почти одновременно в Забайкалье и на Урале.

В Петровском Заводе для борьбы с местными торговцами, продававшими мясо по высоким ценам, в апреле 1864 г. по инициативе декабриста Ивана Горбачевского и кузнеца Афанасия Першина (в недавнем прошлом крепостного) было основано потребительское общество. Его устав включал следующие демократические принципы: добровольное и открытое членство, доступный паевой взнос, продажа товаров всем гражданам, торговля за наличный расчет, содержание лавки в образцовой чистоте, отчисление части дохода от торговли в фонд будущей народной школы и др. Были избраны правление и ревизионная комиссия.

Открыв лавку, потребительское общество приступило к заготовке скота и продаже мяса. Кооператоры снизили в своей лавке цену на мясо, чем заставили частных лавочников прекратить торговлю. Но увлечение резким снижением цены по сравнению с рыночной лишило кооператив хозяйственной устойчивости. Примерно через полгода деятельности потребительского общества частные мясники смогли возобновить торговлю и снова поднять цены.

Это был первый в России независимый рабочий кооператив.

Другое потребительское общество было организовано в ноябре 1864 г. на заводе графа Сергея Строганова в поселке Кын Пермской губернии. В Начало кооперативной торговле положило приобретение в складчину группой служащих и рабочих завода чая в Москве и сахара в Нижнем Новгороде. Совместная закупка на основе письменного соглашения, минуя местных спекулянтов, оказалась выгодной. В 1867 г. была открыта общественная лавка, а средства для этого были получены от графа Строганова. Одним из организаторов потребительского общества был управляющий заводом Николай Рогов, бывший крепостной, а душой общества – его брат Александр Рогов, народник по убеждениям.

После утверждения устава Кыновского общества потребителей в 1870 г. первый из братьев стал председателем правления; это право управляющего было оговорено в уставе и вытекало из зависимого положения кооператива. Так кооператоры попали в экономическую зависимость от владельца завода. Потребительское общество расширяло свою деятельность. Была открыта вторая лавка. Половина прибыли от торговли распределялась между членами потребительского общества, но в первые годы не по забору товаров, а только по паям. Пайщиков было еще мало (не более 40 человек), и выдаваемая на руки прибыль целиком доставалась им. Остальные (сотни человек) были только заборщиками товаров и в распределении прибыли не участвовали.

Потребительское общество было закрытым, т.е. его членами могли стать только служащие и рабочие данного завода, увольнение с предприятия означало автоматическое исключение из кооператива. Отпуск из кооперативной лавки товаров в кредит закабалял рабочих неоплатными долгами.

Кыновское общество потребителей – это первый в России зависимый рабочий кооператив. Такие кооперативы энергично насаждались владельцами и администрациями капиталистических предприятий на Урале и в других регионах. Они получили название фабрично-заводских и железнодорожных потребительских обществ.

В этот же период в стране возникли всесословные и крестьянские потребительские общества.

 

1.3. Всесословные и крестьянские кооперативы

 

Всесословные кооперативы создавались в губернских и уездных городах, были открыты для всех граждан и объединяли представителей различных сословий, слоев, групп населения: рабочих, кустарей, домовладельцев, учителей, попов, купцов, офицеров, высоких чиновников. Случалось, что членом такого кооператива оказывался даже сам губернатор.

Одно из первых всесословных потребительских обществ в современных границах России было организовано в Санкт-Петербурге. Это столичное кооперативное общество под названием «Бережливость» возникло в 1865 г. (его устав утвержден в июле 1866 г.). Еще не имея собственной лавки, оно в начале своего существования применяло, как и другие ранние общества потребителей, марочную (скидочную) систему торговли. Пайщики приобретали в потребительском обществе за наличные деньги особые марки, количество которых заносилось в членскую расчетную книжку. Этими марками они расплачивались за товары, забираемые в заведениях частных торговцев, с которыми правление кооператива договаривалось заранее. Торговцы предъявляли марки в потребительское общество и получали деньги за свои товары, отпущенные пайщикам общества, но за вычетом обусловленной скидки. Скидка же после покрытия расходов потребительского общества и отчисления в его резервный капитал, распределялась между пайщиками: небольшая часть — по паям, основная — по количеству приобретенных марок, а значит, по забору товаров.

Несколько сложной и, главное, неудобной марочной системе был положен конец открытием собственных лавок потребительского общества «Бережливость». Кооперативу сопутствовал успех. В 1868 г. он насчитывал 2300 пайщиков, а его товарооборот составил 223 тыс. руб., что по тем временам представляло собой солидную сумму. Устав потребительского общества предусматривал неограниченное открытое членство, 10-рублевый пай с рассрочкой, торговлю за наличные, распределение большей части прибыли по забору товаров и т.п.

Однако недостаточная материальная заинтересованность пайщиков в хозяйственном успехе потребительского общества привела его дела к полному расстройству. Некогда знаменитое общество «Бережливость» было ликвидировано в 1874 г.

До конца 60-х годов всесословные общества потребителей были организованы также в Рязани, Курске, Саратове, Пензе, Калуге, Пскове и некоторых других исконно русских городах. Эти кооперативы были независимыми, но оказались недолговечными.

Первое сельское потребительское общество возникло в 1869 г. в станице Усть-Медведицкая (ныне г. Серафимович) на Дону и просуществовало очень недолго: местные купцы не дали ему укрепиться на рынке. Более трех лет действовало созданное в 1870 г. общество потребителей «Взаимная выгода» в селе Ошта Олонецкой губернии (ныне Вологодской области). Это крестьянское потребительское общество открыло лавку и склад, продавало товары и по низким ценам, и лучшего качества, чем у частных торговцев. Общество распалось в результате больших убытков от кожевенного завода, которым оно явно поторопилось обзавестись.

Почти все потребительские общества, организованные на заре кооперативного движения в России, просуществовав непродолжительное время, потерпели неудачу. В этом сказались многие причины: слабость их материальной базы, продажа товаров в кредит, открытое неприятие кооперативов купечеством, несовершенство уставов, распри в правлениях, плохая постановка счетоводства. Пережитки крепостничества также мешали потребительским обществам стать организациями широких слоев трудящихся. Узкой была еще социальная база состава членов кооперативов: за их организацию нередко брались представители тех классов, которые были материально мало заинтересованы, но стремились подчинить кооперативное движение своему влиянию.

Впервые только в 1865 г. в официальном документе был употреблен термин «общество потребителей». Но еще долгие годы этот вид кооператива в нашей стране именовали артелью или товариществом потребителей, а иногда ассоциацией. Лишь потом вошло в оборот и слово «кооперация».

Как правило, в первом же пункте устава потребительского общества отмечалось, что оно «имеет целью доставлять своим членам необходимые предметы потребления хорошего качества по возможно дешевой цене и дать им средства из прибылей общества делать незначительные сбережения» .

Вступительный взнос обычно составлял 50 копеек, а пай мог быть и 6-и 15-, и 50-рублевым, как определит общее собрание. Размер пая был достаточно высоким, и об этом позволяют судить тогдашние цены: в Москве, например, один килограмм ржаного хлеба стоил 3,5 копейки, килограмм мяса — 18 копеек. До 80 % чистой прибыли потребительского общества распределялось между его членами по забору товаров в кооперативной лавке либо по забору и по паевым взносам. Это и было «сбережением» членов общества. Остальная прибыль использовалась для пополнения оборотного, запасного и ссудного капиталов (фондов) самого потребительского общества. По своему желанию члены общества могли иметь один или несколько паев — от десятков и сотен до неограниченного их числа. Несмотря на это, каждый полнопайный член на общем собрании имел право одного голоса.

Общее собрание членов было высшим органом потребительского общества и принимало решения по всем основным вопросам. Выборное правление являлось исполнительным органом и ведало всеми текущими делами потребительского общества: покупкой товаров у поставщиков, арендой помещений, наймом работников, определением продажных цен в кооперативной лавке, страхованием имущества, хранением материальных ценностей, ведением счетоводства, приемом новых членов, созывом общего собрания и т.д. Для проверки действий правления и сохранности кооперативного имущества общее собрание избирало ревизионную комиссию.

Таковы были, в самых общих чертах, демократические положения уставов ранних потребительских обществ.

Почти одновременно с потребительской кооперацией в России стали возникать и другие виды кооперативов. Один из них — столярная артель на уставе, утвержденная в Петербурге вскоре после отмены крепостного права. В числе ее основателей упоминается некто Иван Мельников.

Первое в стране ссудо-сберегательное товарищество было создано в 1865 г. в селе Рождественском Костромской губернии. Организаторы товарищества — братья Святослав и Владимир Лугинины, первый из которых во время пребывания в Германии близко познакомился с кредитными кооперативами Шульце-Делича.

В 1866 г. в селе Остроковичи Тверской губернии создается первая в России кооперативная сыроварня, объединившая состоятельных крестьян для сбыта молока, производимого в их хозяйствах. Эта артель возникла благодаря инициативе отставного морского офицера Николая Верещагина, изучившего молочное дело в Швейцарии, и при денежной поддержке Вольного экономического общества. Не очень удачная вначале история молочной кооперации имела продолжение в форме очень успешного кооперативного маслоделия в Сибири.

Кооперативное движение только успев возникнуть, в 70-х и 80-х годах прошлого века пошло на резкий спад. В огромной империи за целый год учреждалось в среднем лишь от 5 до 15 потребительских обществ. Почти столько же ликвидировалось, некоторые — даже не успев открыть лавку. Уже не было возникших первоначально независимых городских потребительских обществ, а новые создавались преимущественно при фабриках да заводах и являлись зависимыми. Главенствующую роль в них играли не рабочие, а администрация предприятий.

Таким образом, в дооктябрьской истории развития потребительской кооперации выделяются три периода: первый период — с 1831 по 1860 г.; второй период — с 1861 по 1904 г.; третий период — с 1905 по 1917г. Для первого периода характерны создание докооперативных форм объединения населения и зарождение первого кооператива России — Большой артели декабристов. Второй период характеризуется развитием потребительской кооперации в условиях становления рыночных капиталистических отношений. К концу XIX столетия формируются правовые и организационные предпосылки развития потребительской кооперации. Третий период характеризуется усиленным ростом потребительских обществ и их союзов и значительным развитием социально-экономической деятельности потребительской кооперации, характеристика которого будет дана в следующей главе.

 

2. СОЗДАНИЕ ЦЕНТРАЛЬНОГО СОЮЗА РОССИИ (МСПО) И ЕГО ЗНАЧЕНИЕ

 

2.1. Развитие потребительской кооперации России в период с 1905 по 1917 г.

 

Распространение потребительских обществ по территории России происходило волнообразно. Первоначально их было больше всего в Центре и на Урале. Отсюда кооперативное движение потребителей распространилось на Север, Восток и Юг страны. Если Кыновское и Петербургское потребительские общества возникли соответственно в 1864 и 1865 гг., то, например, в г. Петрозаводске первое общество потребителей было организовано в 1871 г., в Онеге -в 1901, в предместье Архангельска — в 1902, в Мезени — в 1908 г. Последние три города «выходят» на Белое море и находятся в непосредственной близости с Северным полярным кругом. В Азиатской части России широкое развитие кооперативное движение получило в конце XIX — начале XX века и было особенно успешным в местностях, прилегающих к Транссибирской железнодорожной магистрали. Проникновение кооперации на Дальний Север Сибири происходило медленно. В 1893 г. был утвержден устав первого общества потребителей г. Тобольска, в 1894 г. – уставы таких же кооперативов в г. Томске и Хабаровске, в 1895 г. – в г. Тюмени и Владивостоке, в 1909 г. – в г. Енисейске и Благовещенске, что на реке Амуре. В 1913 г. потребительское общество создается в г. Якутске, в 1915 г. волна кооперативного движения докатилась до острова Сахалин, а спустя два года открыл свои операции потребительский кооператив на полуострове Камчатка.1

С 1905 г. капиталистические отношения в России усилились. Коммерческие предприятия стали укрупняться как в сфере производства, так и в сфере торговли, в том числе в розничной торговле. Чтобы быть конкурентоспособными с коммерческими торговыми предприятиями, потребительские общества также начали укрупняться: несколько потребительских обществ объединяли свое имущество и пайщиков и создавали одно крупное потребительское общество.

Вновь образуемые потребительские общества представляли собой крупные предприятия. Например, в г. Москве было создано всесословное кооперативное общество потребителей под названием «Кооперация», которое объединяло 90 тыс. членов. Крупные потребительские общества создавались в России повсеместно.

Данный период характеризуется усиленным ростом потребительских обществ и их союзов, укреплением организационной структуры и социально-экономической деятельности потребительской кооперации.

Рост численности бедного населения, искавшего защиту от эксплуатации в сфере торговли, способствовал увеличению потребительских обществ.

Потребительская кооперация страны в первые годы XX века развивалась под влиянием ряда факторов политического, экономического, демографического и иного характера.

Среди них заслуживает упоминания русская революция 1905-1907 гг., после которой кооперация становится поистине народной в том смысле, что в потребительские общества стали вступать большие массы крестьян, рабочих, кустарей, ремесленников, служащих и т.д. В ходе революции были завоеваны некоторые демократические свободы, отменены выкупные платежи с крестьян за землю. А поражение революции побудило многих ее участников объединиться в легальные экономические организации, в том числе в кооперативы.

Именно тогда произошел резкий рост числа независимых рабочих кооперативов, которые часто создавались в пику зависимым.

В независимых потребительских кооперативах устанавливался умеренный размер паевого взноса, вносить который разрешалось с рассрочкой. В члены кооператива могли вступать рабочие любого предприятия данной местности, но не принимались представители заводской администрации: кооперативными делами рабочие управляли самостоятельно. Активнее проводили эти кооперативы культурно-массовые мероприятия.

Другим фактором ускорения кооперативного движения был, как всегда, рост цен на товары. За первые тринадцать лет XX века цены на основные товары выросли на 36,8 %, а с 1913 по 1917 г. – более чем в 6 раз.

Ежегодно в стране стало возникать порядка 1000 потребительских обществ, преимущественно крестьянских. Обычно на селе действовала однолавочная экономически слабая «потребиловка». Она имела плохо оборудованную лавку с примитивным весоизмерительным хозяйством, торговала только самыми нужными крестьянам товарами, но избавляла их от посреднической эксплуатации со стороны частных торговцев. Особенно успешными оказались усилия кооператоров по овладению рынком потребительских товаров на Урале и в Сибири, где, кроме потребительских обществ, много кооперативных лавок открыли маслодельные артели при своих заводах. В ряде сибирских мест торговое посредничество было вытеснено полностью. Потребительские лавки заводили и кредитные кооперативы.

Кооперативные лавки и магазины руководствовались неписаными, но высокими морально-этическими нормами. Потребительское общество обычно дорожило своей репутацией и не могло строить свое хозяйственное благополучие на обмане своих членов и даже нечленов, на сбыте некачественных товаров или на завышении цен. Кооперативная торговля была торговлей пусть небезупречной (особенно с точки зрения современных требований), но честной. Правило некоторых частных посредников-спекулянтов: «Не обманешь — не продашь» для кооперативной торговли не годилось и в ней не применялось. И в то же время ценилось внимание к пайщику, к его запросам. При наличии в лавке большого числа покупателей (особенно в базарные дни) за прилавок рядом с кооперативным приказчиком вставал сам председатель правления потребительского общества и обслуживал пайщиков.1

К началу 1914 г. всего по Российской империи насчитывалось 10080 потребительских обществ, а без Польши, Финляндии и Средней Азии –8584 общества.

На 1 января 1917 г. насчитывалось уже 23 500 потребительских обществ, т. е. за 12 лет их число увеличилось почти в 25 раз. Численность членов-пайщиков к этому времени достигла 6 млн 800 тыс. человек.1

В условиях возрастающей конкуренции потребительские общества укрупнялись и объединялись в потребительские союзы.

Важное значение для развития кооперативов имело создание в 1912 г. кооперативного Московского банка (МКБ), который осуществлял кредитование кооперативов на выгодных условиях.

В этот период организации потребительской кооперации развивали розничную торговлю и другие отрасли, создавая многоотраслевое хозяйство.

Развитие потребительской кооперации с февраля по октябрь 1917 г. происходило в обстановке все более обостряющегося продовольственного кризиса и расстройства хозяйственной жизни страны вследствие политической нестабильности и антинародной политики правительства. Приток пайщиков в потребительскую кооперацию увеличился.

Таким образом, потребительская кооперация в дореволюционной России выполняла социальную миссию по удовлетворению материальных и иных потребностей своих пайщиков и обслуживаемого населения.

 

2.2. История создания Центросоюза России (МСПО)

 

Создание Московского союза потребительских обществ (МСПО) в конце XIX в. в России стало возможным благодаря возникновению социально-экономических, юридических и идеологических предпосылок.

К социально-экономическим предпосылкам следует отнести развитие капиталистических отношений, конкуренции, рост цен, концентрацию финансового капитала. Средние слои населения России усиленно объединялись в совместные хозяйственные предприятия — кооперативы — в разных отраслях экономики: сельском хозяйстве, мелкой промышленности и торговле.

С развитием капитализма (с 1861 г.) количество потребительских обществ и их членов возрастало. Потребительские общества стали объединяться для осуществления совместных оптовых закупок на Нижегородской ярмарке и проведения совещания по правовым и организационным вопросам кооперативного движения. В августе 1896 г. совещание кооператоров на Нижегородской ярмарке, в котором приняли участие представители 28 потребительских обществ, одобрило проект Нормального устава потребительских обществ.

13 мая 1897 г. Нормальный устав потребительских обществ был утвержден Министерством внутренних дел России, и, таким образом, была создана юридическая предпосылка для развития кооперации и образования Центрального союза России. Кооперативы были узаконены Нормальным уставом потребительского общества и могли создавать объединения.

Созданию Центрального союза способствовал рост потребительских обществ. К 1898 г. в России действовало 307 потребительских обществ, из которых 90 — городских, всесословных, 91 — фабрично-заводских, 56 — сельских, 13 — обществ чиновников и служащих, 23 — железнодорожных, 23 — офицерских. Почти половина обществ объединяла от 100 до 500 членов.

Идеологическая (субъективная) предпосылка возникновения Центрального союза связана с расширением круга деятелей, энтузиастов кооперации, экономически и юридически подготовленных людей. К ним следует отнести: Н. П. Гибнера, И. X. Озерова, И. И. Янжула, В. И. Ануфриева, С. А. Каблукова, В. Н. Зельгейма. В создании Центрального союза активное участие принимали женщины — члены правления потребительского общества «Взаимная польза».

Следует отметить, что многие потребобщества не поддержали идею создания союза. Только 18 из 307 потребительских обществ изъявили желание стать учредителями Центрального союза — Московского союза потребительских обществ (МСПО). Это свидетельствует о том, что большинство кооператоров не понимали значения объединения, не осознавали того, что в условиях рынка только в единении кооперативы представляют мощную конкурентоспособную организацию.

Все организаторские заботы по созданию МСПО взяли на себя правления двух московских обществ потребителей: «Взаимная польза» (на Арбате) и «Экономическое общество офицеров» (в Кремле), возглавляемое Н. П. Гиб-нером. Было избрано подготовительное бюро в составе 5 человек, включая Н. П. Гибнера. Работа бюро была направлена на разработку и согласование с Министерством внутренних дел Положения о МСПО.

16 июня 1898 г. Министерством внутренних дел России было утверждено Положение о Московском союзе потребительских обществ (МСПО), состоящее из 4 разделов и 29 параграфов.

В Положении о МСПО были определены следующие органы управления союза: высший орган — собрание уполномоченных, которое созывалось 1 раз в 4 месяца; исполнительный орган — бюро (правление); контрольный орган—ревизионная комиссия.

Первое учредительное собрание Центросоюза (МСПО) состоялось 23—24 октября 1898 Учредителями союза стали 18 потребительских обществ, из которых 5 — из Москвы и Московской области, а 13 — из других регионов России.

МСПО сразу стал Центральным союзом России однако в 1898 г. было запрещено создавать центральные организации рабочих, поэтому союз назвали Московским союзом потребительских обществ.

В первое бюро (правление) МСПО были избраны: Н. П.Тибнер; В. А. Торгонский, В. И. Ануфриев, В. А. Гали-цинский, С. А. Каблуков; в ревизионную комиссию: И. X. Озеров, В. И. Зубчини-нов и Д. Д. Виноградов.

«Экономическое общество офицеров» для конторы МСПО выделило комнату в Кремле.

Адрес Центрального союза был звучным: «Москва, Кремль, Арсенал».

Первым председателем правления Московского союза стал Николай Петрович Гибнер — военный следователь, председатель «Экономического общества офицеров», активный кооперативный деятель, редактор кооперативных периодических изданий — «Листка объявлений», журналов «Сбережение» и «Союз потребителей».

Н. П. Гибнер и другие члены правления были убеждены в том, что союз необходим для объединения кооперативов и развития потребительской кооперации России. Они находили все больше единомышленников среди лидеров потребительских обществ. Число потребительских обществ в МСПО постоянно росло. Если при учреждении союза в 1898 г. его членами были 18 потребительских обществ, то в 1916 г. — 3012 потребительских обществ.

С образованием губернских (областных) и уездных (районных) потребительских союзов членский состав Московского союза усложняется. Наряду с потребительскими обществами членами МСПО становятся также и потребительские союзы. Если в 1911 г. в МСПО вступил 1 потребительский союз, то 1916 г. — 154 потребительских союза.

Таким образом, к 1916 г. Московский союз превратился в крупный цент
российской потребительской кооперации и был переименован в Центросоюз России.    

 

2.3. Роль Центросоюза России (МСПО) в развитии потребительской кооперации

 

Центральный союз России, называвшийся тогда Московским союзом потребительских обществ (МСПО), сыграл большую роль в развитии потребительской кооперации. В первые годы своей деятельности он помогал потребительским обществам закупать товары крупными партиями по более низким ценам. Первую крупную оптовую сделку союз заключил с Романовским сахарным заводом Воронежской области.

С 1907 г., накопив собственный капитал, союз стал развертывать складскую оптовую торговлю через свою сеть закупочных торговых контор, расположенных не только в России, но и за границей.

В годы Первой мировой войны союз организовал закупки, привлекая к этой работе потребительские общества и их союзы, которые осуществляли закупки мяса, масла, яиц, картофеля и других сельскохозяйственных продуктов.

Наряду с оптовой торговлей и закупками союз также занимался кредитованием слабых в финансовом отношении кооперативов, что способствовало их укреплению.

В 1912 г. МСПО был одним из инициаторов создания Московского народного банка, который стал кредитным центром всех видов кооперации России.

Центральный союз имел свои фабрики: чаеразвесочную, спичечную, кондитерскую, а также другие предприятия.

Хозяйственная деятельность союза успешно развивалась.

В 1916 г. по объему товарооборота Центральный союз России занял третье место в мире среди кооперативных союзов и оптовых обществ.

В первые годы своей деятельности большое значение имела организационная работа союза. Большой штат опытных инструкторов в аппарате Московского союза оказывал действенную помощь потребительским обществам и их союзам в хозяйственной деятельности, культурно-просветительной работе, а также в организации учета и отчетности. Союз организовывал подготовку кадров для потребительских обществ.

МСПО широко развернул издательскую деятельность. С 1903 г. стал выходить журнал «Союз потребителей», печаталось много другой литературы.

Центральный союз потребительских обществ способствовал объединению кооперативов и их местных (уездных, губернских) союзов и созданию системы потребительской кооперации. Организационное построение системы потребительской кооперации дореволюционной России представлено на рис. 1.

Как видно из этого рисунка, система потребительской кооперации дореволюционной России объединяла как потребительские общества и потребительские союзы, так и кооперативы других видов и их союзы.

Руководство Центрального союза России придерживалось Рочдейлских принципов и усиленно внедряло их в деятельность потребительских обществ.

Таким образом, Центральный союз как хозяйственный и организационный центр содействовал укреплению и развитию системы потребительской кооперации России.

 


 

 



 

 


 


 

 

 

Рис. 1. Организационное построение системы потребительской кооперации дореволюционной России

 

Выводы: Центросоюз России (МСПО) был образован в конце XIX в., так как только к этому времени были сформированы необходимые для его создания пред посылки. Центросоюз России (МСПО) стал хозяйственным и организационным центром потребительской кооперации. Создание Центрального союза (МСПО) способствовало преодолению разрозненности, укреплению структуры и хозяйственной деятельности потребительских обществ, не имевших до этого почти никакой связи между собой. Потребительские общества участвовали в совместных хозяйственных операциях сМосковским союзом и постепенно становились на путь взаимной поддержки. Центральный союз (МСПО) объединил потребительские общества и их союзы, кооперативы других видов и их союзы в единую систему потребительской кооперации.

 

 

3. НАЧАЛО ОГОСУДАРСТВЛЕНИЯ РОССИЙСКОЙ КООПЕРАЦИИ

 

3.1. Первое огосударствление российской кооперации

 

Первое огосударствление российской потребительской кооперации произошло во время первой мировой войны в 1914-1918 гг. В 1915 году царское правительство поручило потребительской и частично другим видам кооперации распределение нормированных продовольственных и промышленных товаров. Кооперативные союзы были подчинены государственным продовольственным органам.

Экстремальные условия военного времени — нарушение хозяйственных связей, сокращение производства, дефицит продуктов питания, товаров широкого потребления, рост цен, инфляция, дезорганизация транспорта и т.д. — оказали огромное влияние на кооперативное движение в России.

Прежде всего в военные годы стремительно возросло число членов и обороты потребительских кооперативов в стране (таблица 1)1.

 

Таблица 1–Потребительская кооперация в 1914 – 1917г.г.

Число потребительских кооперативов

Число членов, млн. чел.

Товарооборот в млн. руб.

10080 – 23500

1,4 – 6,8

250– 5000

 

У кооперативов появились новые функции (заготовки и производство отдельных продуктов питания и снаряжения для армии, снабжение огромной массы людей — нечленов кооперативов — солдат, офицеров, беженцев, населения освобожденных от оккупации районов) не свойственные кооперативам, как сугубо членским организациям. Новые функции (хотя и были социально важными и принесшими популярность потребительской кооперации) подменяли дух активного самостоятельного группового кооперативного предпринимательства духом иждивенчества, распределительства и зависимости от государственных структур.

Во время войны появились новые факторы, которые ухудшили финансовое положение, конкурентоспособность и управляемость кооперативов. Среди них следующие1:

– выделение кооперативным организациям центральными и местными государственными органами фондов нормированных товаров по твердым государственным ценам привлекли в потребительские кооперативы миллионы людей с единственной целью «отоваривания « карточек. Однако прибыль от торговли нормированными товарами была минимальная, поскольку их можно было продавать только по твердым госценам с наценкой, едва покрывавшей издержки;

– уход лучших высококвалифицированных кооперативных кадров управляющих и выборных руководителей в государственные продовольственные органы, что ослабило кооперативное предпринимательство на региональном и национальном уровнях;

– гибель на фронтах многих опытных кооперативных работников и членов-ветеранов и прямой материальный ущерб, нанесенный кооперативам в результате военных действий и реквизиций на оккупированных территориях;

– продажа нормированных товаров по ценам значительно ниже рыночных резко снизила покупательский дивиденд, а во многих кооперативах и вовсе прекратили его начислять;

– выполняя государственные задания, кооперативные работники основательно подрастеряли навыки коммерческой работы (то, что сегодня мы называем маркетингом) и тем ослабили конкурентоспособность кооперативов;

форсированное создание потребительских обществ-гигантов по 50,100 и более тысяч членов, что привело к замене прямой кооперативной демократии (общие собрания членов-пайщиков) представительной (собрания уполномоченных, делегатов и т.д.).

За три года первой мировой войны (1914 – 1917 гг.) резко возросла городская потребительская кооперация, рабочая и общегражданская. В августе 1917 г. рабочие потребительские кооперативы объединяли 511 тысяч рабочих, в 1918 г. до 2-х миллионов членов.

Как и в промышленности, в городской рабочей и общегражданской потребительской кооперации был достигнут высокий уровень концентрации структурных единиц и хозяйственной деятельности. Союзы и Центральные рабочие кооперативы Петрограда, Москвы и других крупных городов насчитывали от 50 до 150 тыс. членов каждый. По концентрации членской базы русские рабочие потребительские кооперативы-гиганты превосходили аналогичные английские и германские общества.

Многочисленными были также общегражданские потребительские общества со смешанным социальным составом. Так, москов-) ский общегражданский кооператив «Кооперация» объединял в ян варе 1917 г. 62 тыс. членов. Из них 12 тыс. или более 20% были: рабочие. Подобные общегражданские многолавочные кооперативы действовали в Киеве — «Жизнь», Самаре — «Самопомощь» и других городах.

В 1916 –1917 гг. стремительно создавались корпоративные потребительские общества врачей, учителей, артистов, журналистов, студентов, служащих в различных учреждениях. Это были кооперативы с закрытым членством, и занимались они больше распределением нормированных товаров, чем коммерческой деятельностью.

Рост дефицита потребительских товаров вынуждал сельскохозяйственные кредитные и сбыто-снабженческие кооперативы выполнять функции потребительских обществ. Одновременно в сельской местности ускорилось создание «чистых» потребительских кооперативов.

Бурный рост потребительской кооперации в России во время первой мировой войны содержал в себе и негативные стороны.

Количественно членская база потребительской кооперации росла, а качественно — ухудшалась. В связи с тем, что продажа товаров в том или ином магазине стала носить случайный характер, жители городов записывались сразу в нескольких потребительских обществах, чтобы «перехватить» товар там, где он появлялся. Естественно, что в таких условиях миллионы «новичков» мало имели общего со «старыми» сознательными кооператорами, активно участвовавшими в управлении и контроле за хозяйственной деятельностью своих обществ.

Потребительские кооперативы из самостоятельных организаций потребителей постепенно превращались в распределительные пункты, оказываясь во все большей зависимости от государственных продовольственных органов, поскольку в результате государственного регулирования экономики сворачивалась свободная оптовая и розничная торговля, конкуренция и, следовательно, коммерческая и заготовительная деятельность потребительской кооперации.

Кроме того, у многих вновь созданных кооперативов просто не было достаточно средств, чтобы развернуть свою коммерческую работу.

Тяжелый урон потребительской кооперации нанес наплыв во вновь создаваемые массовые потребительские общества дельцов, укрывавшихся от воинской повинности, карьеристов, партийных функционеров, которые использовали многие выборные должности для наживы на государственных продовольственных фондах. После Февральской революции значительная часть партийных функционеров разных партий покинула кооперативы и их союзы.

Однако, экстремальные условия военного периода породили и некоторые положительные явления в деятельности потребительской кооперации, например, прекращение торговли в кредит, которая прежде испортила финансовое здоровье многим кооперативам.

Резко возросла культурно-просветительская деятельность потребительской кооперации.

Поскольку потребительские кооперативы создавались и действовали в основном в городах и были открыты для общественной, демократической деятельности, они привлекали в свои ряды многих известных деятелей творческой интеллигенции, которые приняли самое активное участие в развитии кооперативного образования (открытие кооперативных курсов в апреле 1915 г. при Университете Шанявского в Москве, Народных домов), издании кооперативных журналов («Труд» в 1916 г. и других), сотрудничестве с органами самоуправления в городах и земствами.

В политическом плане (и по социальному составу) это движение было неоднородным. Большинство членов выборных органов и наемных служащих крестьянской кредитной и сбыто-снабженческой кооперации придерживалось взглядов социал-революционеров, кадетов и других мелкобуржуазных и буржуазных партий республиканско-демократического толка. Рабочая кооперация в основном поддерживала социал-демократов-меньшевиков. И лишь незначительная ее часть шла за большевиками.

В военные годы кооператоры активизировали общественную деятельность. Они создали в 1914 г. Центральный кооперативный фонд помощи жертвам войны, в начале 1915 г. явочным порядком организовали Центральный кооперативный комитет и более 100 провинциальных кооперативных комитетов, которые тесно сотрудничали с городскими и сельскими органами самоуправления в снабжении армии и населения продовольствием и одеждой, расселении беженцев и т.д.

В ноябре 1915 года царское правительство закрыло Центральный кооперативный комитет, опасаясь новой формы самоорганизации народа и активной работы в комитетах кадетов и социалистов.

 

3.2. Первый универсальный кооперативный закон

 

Главным направлением политической деятельности российских кооператоров во время войны была борьба за принятие закона о кооперативных товариществах и их союзах. 1 Под давлением общественности Дума приняла этот закон в 1915 году, но в Государственном Совете он не прошел. И только после Февральской революции 20 марта 1917 г. Временное правительство утвердило первый в России единый кооперативный закон, который разрешал создавать кооперативы:

– явочным порядком;

– регистрировать уставы в окружных судах;

– объединяться кооперативам в любые союзы,

 

Таблица 2 – Кооперативное движение России на 1 января 1917 г.

Кооперативы 

Количество кооперативов (тыс.)

Число членов (млн.)

Потребительские

23,5 

6,8 

Кредитные

(в большинстве случаев)

16,2 

10,5 

Сельскохозяйственные общества и сбыто-снабженческие

8,2 

1,6 

Промысловые и производственные


 

0,5 

1,6 

48,4 

18,9 

 

Накануне Февральской буржуазно-демократической революции 1917 г. в России насчитывалось более 48 тыс. кооперативов, объединявших около 19 млн. членов.

В действительности число кооперативов было меньше приблизительно на 1-2 млн. человек из-за двойного, а иногда тройного членства в потребительских кооперативах (многие горожане, стремясь выкупить продукты там, где они появлялись раньше, записывались членами нескольких потребительских обществ).

По охвату кооперированием сельская местность опережала города. Более половины крестьянских хозяйств состояли членами кредитных, сбыто-снабженческих, потребительских и других кооперативов.

Вертикальную концентрацию для организации сбыта своей товарной продукции или объединение по вертикали в масштабах отдельных районов, областей и на национальном уровне избрали также сельскохозяйственные кооперативы. Более 150 тыс. льноводческих крестьянских хозяйств, объединялись в 1917 г. в 18 союзов, входивших в свою очередь в Центральное товарищество-льноводов.

Свыше 600 тыс. крестьянских хозяйств Сибири, Украины, Прибалтики, Вологодской области и других — члены более 3 тыс. маслодельных артелей (кооперативов), а также потребительских кооперативов с маслодельными заводами, образовали несколько региональных союзов, которые занимались закупкой молока (частично зерна), производством и сбытом масла, а также снабжением своих членов потребительскими товарами.

Крупнейшим из них — Сибирский союз маслодельных артелей, который в 1917 г. имел 1410 заводов по производству масла и продал государственным закупочным организациям 78,7% всего произведенного в Западной Сибири масла.

Однако роль сельскохозяйственных кооперативов в сельскохозяйственном производстве не была решающей. Их деятельность распространялась, главным образом, на предоставление кредита, сбыт сельскохозяйственной продукции, снабжение инвентарем, семенами, частично переработку молока и отдельных технических культур. Лишь в производстве и сбыте масла маслодельные артели играли заметную роль.

Наиболее влиятельной в экономическом и социальном плане была потребительская кооперация. Доля ее товарооборота к концу 1917 г. в общем товарообороте страны по основным нормированным продуктам питания и товарам первой необходимости достигла 46%. Можно также предположить, что в конце 1917 г. в 35 тысячах потребительских кооперативов было не менее 40 тысяч магазинов, товарообменных или распределительных пунктов, исходя из того, что в начале 1921 г., когда был произведен учет кооперативных торговых предприятий, их было 47 тысяч.

Среди потребительских кооперативов преобладали сельские, но они были малочисленные, в среднем 138 членов в каждом сельском кооперативе, т.е. в 2-3 раза меньше, чем в городском. Учета членов кооперативов по социальному положению не существовало, поэтому можно предположить основываясь на косвенных данных, что в членской базе потребительских кооперативов самой многочисленной группой были средние крестьяне, затем следовали средние городские слои и далее рабочие.

После Февральской буржуазно-демократической революции руководители и идеологи потребительской общегражданской и рабочей, а также сельскохозяйственной кооперации вошли в состав правительственных продовольственных и финансовых органов и добились заметного политического влияния на государственный аппарат в центре и на местах.

После Февральской революции кооператоры восстановили Центральный кооперативный комитет, провели Всероссийский съезд кооперации, образовали новый национальный кооперативный центр в стране — «Совет кооперативных съездов», в который вошли известные теоретики и лидеры кооперации — социал-революционеры и социал-демократы (меньшевики) С.Н. Прокопович, А.В. Чаянов, С.Л. Маслов (министр земледелия Временного правительства), В.А. Кильчевский, В.И. Анисимов, В.В. Хижняков и др.

Рабочие кооперативы провели 1 августа 1917 г. свой национальный съезд, на котором они образовали свой идейный центр «Всероссийский Совет рабочей кооперации», возглавлявшийся социал-демократами (меньшевиками) Л,М. Хинчуком, К.А. Пажитовым и др.

Добившись широкой самостоятельности, русская общегражданская и рабочая кооперация выступила против проектов Временного правительства создать государственные органы, опекающие кооперативное движение. Руководители Совета кооперативных съездов и Всероссийского совета рабочей кооперации призвали также Временное правительство кредитовать кооперативы через кооперативный банк (Московский народный банк), а не через государственные сберегательные кассы, подчиненные государственному органу — Управлению по делам мелкого кредита.

Итак, русская кооперация и ее реформаторские лидеры почти добились от государства чего хотели — режима наибольшего благоприятствия, свободы хозяйственной и общественной деятельности, представительства и участия в разработке и проведении в жизнь кооперативной и общей экономической политики на правительственном и других уровнях государственной власти. Разумеется, в сотрудничестве с буржуазией на базе политического плюрализма и свободы рыночных отношений. И многие теоретики и вожди кооперации надеялись, что именно они выведут Россию из состояния тяжелейшего экономического кризиса и постепенно преобразуют феодально-капиталистический строй России через кооперацию в социалистический.

Отражением этих настроений явилось уникальное решение Второго чрезвычайного всероссийского кооперативного съезда (4– 6 октября 1917 г.) выступить на избирательной кампании по выборам в Учредительное Собрание с отдельным списком кандидатов кооператоров — членов разных партий. Однако кооператоры потерпели поражение.

Теперь не трудно понять, почему подавляющее большинство, кооператоров и особенно их лидеров отрицательно встретили Октябрьскую революцию. Они боялись, что правительство В.И. Ленина не признает самостоятельный статус кооперативного движения и, подобно крупной частной, национализирует кооперативную, групповую собственность. Тем более, что прецедент не заставил себя долго ждать.

Уже через месяц с небольшим декрет от 14 декабря 1917 г. о национализации частных банков был распространен и на кооперативный финансовый центр — Московский народный банк. Но вскоре банк был освобожден от национализации, по требованию кооператоров, но 2 декабря 1918 г. Московский народный банк был вновь национализирован.

Но дальше уже грозно надвигался «военный коммунизм», обрушивший на трудящихся России тяжкие испытания 3-летней гражданской войны, военной интервенции и экономической блокады.

Это обстоятельство, плюс инфляция и сокращение производства ухудшили финансовое положение потребительской кооперации и конкурентоспособность ее предприятий.

Подчиненность аппарата управления кооперативами и их союзами государственным продовольственным органам в центре и на местах, создание кооперативов-гигантов и наплыв огромного числа новых членов ухудшили управляемость кооперацией и увеличили пассивность членов в решении хозяйственных задач.

Февральская революция 1917 года и принятый 20 марта 1917 года первый универсальный кооперативный закон открыли широкие возможности для развития кооперативного движения в России.

Влияние руководителей потребительской, кредитной и других видов кооперации на экономическую и политическую жизнь России возросло. Российские кооператоры основали свой идейный центр — «Совет кооперативных съездов» и развернули огромную созидательную хозяйственную и культурно-просветительную деятельность.

Таким образом, во время первой мировой войны (1914 – 1918 гг.) в России государственные органы поста вили под свой контроль распределение продовольствия, товаров широкого потребления и энергоресурсов. Потребительская кооперация начала выполнять государственные задания по заготовкам и распределению нормированных товаров до минимума сократила коммерческую деятельность. Это обстоятельство, плюс инфляция и сокращения производства ухудшили финансовое положение потребительской кооперации и конкурентоспособность ее предприятий. Подчиненность аппарата управления кооперативами и их союзами государственным продовольственным органам в центре и на местах, создание кооперативов-гиганатов и наплыв огромного числа новых членов ухудшили управляемость кооперацией и увеличили пассивность членов в решении хозяйственных задач. Февральская революция 1917 года и принятый 20 марта 1917 года первый универсальный кооперативный закон открыли широкие возможности для развития кооперативного движения в России. Влияние руководителей потребительской, кредитной и других видов кооперации на экономическую и политическую жизнь России возросло. Российские кооператоры основали свой идейный центр – «Совет кооперативных съездов» и развернули огромную созидательную хозяйственную и культурно-просветительную деятельность.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

 

Возникновение первых кооперативов в России, с одной стороны, было предвосхищено наличием традиционных полукооперативных форм объединения и взаимопомощи, а с другой – совпало с началом относящегося к 30-м годам XIX века промышленного переворота в стране.

В дооктябрьской истории развития потребительской кооперации выделяются три периода: первый период — с 1831 по 1860 г.; второй период — с 1861 по 1904 г.; третий период — с 1905 по 1917г. Для первого периода характерны создание докооперативных форм объединения населения и зарождение первого кооператива России — Большой артели декабристов. Второй период характеризуется развитием потребительской кооперации в условиях становления рыночных капиталистических отношений. К концу XIX столетия формируются правовые и организационные предпосылки развития потребительской кооперации.

Центросоюз России (МСПО) был образован в конце XIX в., так как только к этому времени были сформированы необходимые для его создания пред посылки. Центросоюз России (МСПО) стал хозяйственным и организационным центром потребительской кооперации. Создание Центрального союза (МСПО) способствовало преодолению разрозненности, укреплению структуры и хозяйственной деятельности потребительских обществ, не имевших до этого почти никакой связи между собой. Потребительские общества участвовали в совместных хозяйственных операциях с Московским союзом и постепенно становились на путь взаимной поддержки. Центральный союз (МСПО) объединил потребительские общества и их союзы, кооперативы других видов и их союзы в единую систему потребительской кооперации.

Во время первой мировой войны (1914 – 1918 гг.) в России государственные органы поста вили под свой контроль распределение продовольствия, товаров широкого потребления и энергоресурсов. Потребительская кооперация начала выполнять государственные задания по заготовкам и распределению нормированных товаров до минимума сократила коммерческую деятельность. Это обстоятельство, плюс инфляция и сокращения производства ухудшили финансовое положение потребительской кооперации и конкурентоспособность ее предприятий. Подчиненность аппарата управления кооперативами и их союзами государственным продовольственным органам в центре и на местах, создание кооперативов-гиганатов и наплыв огромного числа новых членов ухудшили управляемость кооперацией и увеличили пассивность членов в решении хозяйственных задач. Февральская революция 1917 года и принятый 20 марта 1917 года первый универсальный кооперативный закон открыли широкие возможности для развития кооперативного движения в России. Влияние руководителей потребительской, кредитной и других видов кооперации на экономическую и политическую жизнь России возросло. Российские кооператоры основали свой идейный центр – «Совет кооперативных съездов» и развернули огромную созидательную хозяйственную и культурно-просветительную деятельность.

 

 

 

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

 

  1. Бланк Г.Я. Основы теории и истории потребительской кооперации. М., 1963.
  2. Вахитов К.И. История потребительской кооперации России. М. , 1998.
  3. Гутман Г.В., Дигилина О.Б. и др. Формы кооперативного движения в условиях рыночных реформ. М., 2006.
  4. Ермаков А.Ф. Вместе ради будущего. 170 лет потребительской кооперации в России. М., 2001.
  5. Макаренко А.П. Теория и история кооперативного движения. М., 2000.
  6. Теплова Л.Е. Основы потребительской кооперации. М., 2005.

Комментирование закрыто.

Вверх страницы
Statistical data collected by Statpress SEOlution (blogcraft).
->