Понятие, сущность и значение приватизации

Актуальность темы работы. Реформы отношений собственности являются важнейшим элементом постсоциалистической рыночной трансформации. Однако подходы к проведению этих реформ, их темпам и масштабам, а также альтернативы форм реорганизации государственного сектора экономики могут существенно различаться. Так, одним из постулатов неолиберальной модели экономической рыночной трансформации, которой в целом следовало большинство постсоциалистических стран, являлось возможно более быстрое дерегулирование экономики, т. е. уход государства от непосредственного руководства агентами микроуровня и отделение реального сектора от государственного бюджета (отмена государственных субвенций, дотаций, льгот, гарантий и т. п.). В связи с этим ставилась задача предельно быстрого разгосударствления и приватизации большинства предприятий. Однако не во всем благоприятный первоначальный опыт реформы собственности, особенно в рамках крупных предприятий, заставил частично пересмотреть не только роль государства, но и место государственного сектора в переходной экономике.

Существующее потенциальное противоречие между функциями собственности и контроля в корпоративных формах предпринимательства привело к серьезным конфликтам интересов в большинстве крупных приватизированных предприятий. Во всех постсоциалистических странах на фоне слабой законодательной проработки прав собственности интересы менеджмента противостояли интересам акционеров. А быстрая массовая приватизация по ваучерным схемам сопровождалась еще и конфликтами интересов внутренних и внешних инвесторов.

В связи с этим широко распространенная в первые годы рыночных реформ точка зрения на быструю приватизацию и накопление «критической массы» частной собственности как на необходимые условия выбора между либеральным или социал-демократическим путем развития постепенно сменилась пониманием особой роли государства и государственного сектора в переходной экономике. И даже учитывая, что приватизация в большинстве постсоциалистических стран (кроме некоторых республик бывшего СССР) в конце 90-х гг. во многих отраслях уже подошла к завершению, нельзя оставить без внимания аргументы сторонников госкапиталистической модели предприятий.

Во-первых, часть предприятий в течение длительного времени сохраняется в государственной собственности по причине необходимости полного или частичного государственного контроля или невозможности включить их в общие программы приватизации. В России, например, на всех этапах приватизации продолжается перманентный конфликт между правительством, заинтересованным в росте бюджетных поступлений от приватизации государственного имущества, и Государственной Думой, выступающей за сохранение запретов на приватизацию стратегически важных государственных предприятий (в энергетику, ВПК и т. п.). Характерно, что и в развитой рыночной экономике определенное число так называемых общественных, или публичных, предприятий, как правило, железнодорожный транспорт, почта, телекоммуникации, энергетика, угольная и некоторые другие отрасли, обычно остается в руках государства. Во-вторых, неудачная или противоречащая законодательству приватизация отдельных предприятий может привести к необходимости передачи их вновь в государственную собственность тем или иным путем, как это было, например, в результате выкупа московским правительством у негосударственных собственников контрольных пакетов акций крупных автомобильных заводов.

Однако в переходной экономике государственный контроль отличается от государственного управления в плановой экономике. Государственные предприятия должны быть выведены на режим функционирования, соответствующий основным требованиям рыночной среды, т. е. быть «маркетизированы». Эти требования в основном сводятся к следующему: жесткий бюджет, конкуренция, реструктуризация производства и финансов, организация корпоративного управления.

Цель работы – исследования сущности и необходимости приватизации как механизма реформирования собственности.

Задачи исследования:

– анализ содержания, сущности, значения и методы приватизации;

– характеристика форм и методов приватизации как способа реформирования экономики;

– рассмотреть основные этапы и механизм проведения приватизации.

– проанализировать особенности и основные этапы приватизации в постсоциалистических странах и в Российской Федерации.

Методологическую основу исследования
составляют основные положения материалистической диалектики как всеобщего метода познания. При решении поставленных задач использован широкий круг частных методов научного исследования: системно-структурный, сравнительно-экономический; конкретно-социологический и некоторые другие.

1.

 

1.1. Сущность приватизации

 

Приватизация в переходной экономике является преобладающей формой разгосударствления, с одной стороны, и наделения граждан собственностью за счет тех или иных форм перераспределения общественного имущества — с другой. Под приватизацией, как правило, понимают продажу или безвозмездную передачу государственной собственности в руки отдельных граждан, трудовых коллективов или частных юридических лиц. На базе государственных предприятий в результате их приватизации могут возникать частные и смешанные фирмы в различных организационно-хозяйственных формах — от индивидуальных предпринимательств до всех видов корпораций [9].

Главное содержание приватизации заключается в трансформации предприятий-производителей, основанных на том или ином производственно-техническом комплексе (звеньев «единой фабрики» плановой экономики), в фирмы, базирующиеся на капитале. Капитал как самовозрастающая стоимость несет с собой коренные изменения всех функций, жизненных циклов, структурных сдвигов бывших государственных предприятий.

Зарождение и развитие отношений по капиталу при сохранении в превращенной форме отношений по труду кардинальным образом меняют всю систему интересов в рамках предприятия и требуют новых механизмов их согласования. В процессе приватизации в ходе массовых трансакций (передачи, перехода прав собственности) появляются новые социальные категории — собственников (акционеров), управляющих (менеджеров), наемных работников. Приватизация, таким образом, создает предпосылки для коренных изменений в структуре общественных групп и отношений [9].

По существу приватизирующиеся предприятия переходного периода — это и есть центральный механизм рыночной трансформации экономики. Успешность и темпы трансформации завидят как от общей логики и последовательности проводимой экономической политики (внешние условия и среда функционирования капитала), принципов и методов самих реформ отношений собственности (подходы к приватизации и реформированию госсектора), так и от рыночной реструктуризации экономики (консолидация и эффективный перелив капиталов). При этом именно рынок капитала является ключевой проблемой создания эффективного комплекса рыночных механизмов в переходной экономике.

Конкретные методы проведения реформы собственности зависят от того, на каких принципах передается государственное имущество новым собственникам. Это, прежде всего, выбор между платной (за полную стоимость или на льготных условиях) или бесплатной формами приватизации. Весьма остро перед началом приватизации во всех странах стоял вопрос о том, кто может претендовать на имущество приватизируемых государственных предприятий — все граждане, только члены трудовых коллективов, или же обладатели достаточных для выкупа капиталов. Актуальным был и вопрос о масштабах допуска к приватизации иностранного капитала. По всем этим проблемам в постсоциалистических странах шли острые дискуссии социально-политического и экономического плана. Приватизация вообще является одним из наиболее политизированных элементов рыночной трансформации [5].

Огромные массы меняющих форму собственности государственных активов во всех постсоциалистических странах потребовали достаточного разнообразия возможных легальных форм приватизации. Причем соображения социальной справедливости, получавшие все большую общественную поддержку, в ходе реформ раздвинули круг возможных участников за счет включения в число новых владельцев активов населения, работников и управляющих компаний, бывших владельцев или их наследников, утративших некогда право собственности в процессе социалистической национализации. Характерно также, что приватизация во многих странах с переходной экономикой проводилась одновременно с либерализацией законодательства о предприятиях и предпринимательской деятельности [8].

Таким образом, приватизация представляет собой широкомасштабную передачу государственной или муниципальной собственности в собственность фирм или домохозяйств. При приватизации преследуют три основные цели: идеологическую — добиваться того, чтобы предпринимательство было основным саморазвивающимся институтом демократического общества; экономическую — повысить эффективность работы страдающих бюрократизма госпредприятий, а также оздоровить госбюджет путем ликвидации субсидий госпредприятиям и получения доходов от их распродажи; социальную — снизить отчуждение трудящихся от средств производства, вовлекая их в число собственников.

 

1.2. Формы и методы приватизации

 

Приватизация в переходной экономике является преобладающей формой разгосударствления, с одной стороны, и наделения граждан собственностью за счет тех или иных форм перераспределения общественного имущества — с другой. Под приватизацией, как правило, понимают продажу или безвозмездную передачу государственной собственности в руки отдельных граждан, трудовых коллективов или частных юридических лиц. На базе государственных предприятий в результате их приватизации могут возникать частные и смешанные фирмы в различных организационно-хозяйственных формах — от индивидуальных предпринимательств до всех видов корпораций [9].

Главное содержание приватизации заключается в трансформации предприятий-производителей, основанных на том или ином производственно-техническом комплексе (звеньев «единой фабрики» плановой экономики), в фирмы, базирующиеся на капитале. Капитал как самовозрастающая стоимость несет с собой коренные изменения всех функций, жизненных циклов, структурных сдвигов бывших государственных предприятий.

Зарождение и развитие отношений по капиталу при сохранении в превращенной форме отношений по труду кардинальным образом меняют всю систему интересов в рамках предприятия и требуют новых механизмов их согласования. В процессе приватизации в ходе массовых трансакций (передачи, перехода прав собственности) появляются новые социальные категории — собственников (акционеров), управляющих (менеджеров), наемных работников. Приватизация, таким образом, создает предпосылки для коренных изменений в структуре общественных групп и отношений [9].

По существу приватизирующиеся предприятия переходного периода — это и есть центральный механизм рыночной трансформации экономики. Успешность и темпы трансформации завидят как от общей логики и последовательности проводимой экономической политики (внешние условия и среда функционирования капитала), принципов и методов самих реформ отношений собственности (подходы к приватизации и реформированию госсектора), так и от рыночной реструктуризации экономики (консолидация и эффективный перелив капиталов). При этом именно рынок капитала является ключевой проблемой создания эффективного комплекса рыночных механизмов в переходной экономике.

Конкретные методы проведения реформы собственности зависят от того, на каких принципах передается государственное имущество новым собственникам. Это, прежде всего, выбор между платной (за полную стоимость или на льготных условиях) или бесплатной формами приватизации. Весьма остро перед началом приватизации во всех странах стоял вопрос о том, кто может претендовать на имущество приватизируемых государственных предприятий — все граждане, только члены трудовых коллективов, или же обладатели достаточных для выкупа капиталов. Актуальным был и вопрос о масштабах допуска к приватизации иностранного капитала. По всем этим проблемам в постсоциалистических странах шли острые дискуссии социально-политического и экономического плана. Приватизация вообще является одним из наиболее политизированных элементов рыночной трансформации [5].

Огромные массы меняющих форму собственности государственных активов во всех постсоциалистических странах потребовали достаточного разнообразия возможных легальных форм приватизации. Причем соображения социальной справедливости, получавшие все большую общественную поддержку, в ходе реформ раздвинули круг возможных участников за счет включения в число новых владельцев активов населения, работников и управляющих компаний, бывших владельцев или их наследников, утративших некогда право собственности в процессе социалистической национализации. Характерно также, что приватизация во многих странах с переходной экономикой проводилась одновременно с либерализацией законодательства о предприятиях и предпринимательской деятельности [8].

Пятнадцатилетний опыт постсоциалистической приватизации позволяет осмыслить результативность ее отдельных форм для роста инвестиционной активности и эффективности экономики. В принципе все разнообразие возможных методов может быть сведено к следующим: прямая продажа за деньги активов и ценных бумаг, льготная продажа или бесплатная передача активов работникам компаний, массовая ваучерная приватизация и реприватизация.

Возможна и более детальная группировка форм приватизации. Так, Всемирный банк выделяет следующие способы приватизации в постсоциалистических странах: прямая продажа активов, массовая приватизация по ваучерным схемам, выкуп контрольного пакета акций менеджментом и/или работниками, публичное предложение, ликвидация, безвозмездная передача муниципальным органам, акционирование, акционерное государственное предприятие с участием иностранного капитала. Оценивая результативность перечисленных методов, следует иметь в виду, что, во-первых, во всех странах использовались те или иные их комбинации, а во-вторых, небольшая покупательная способность граждан в сравнении с потенциальной ценой государственных активов заставляла в ходе реформы собственности менять приоритеты в выборе методов приватизации [18].

Массовая приватизация путем выдачи приватизационных ваучеров позволяет сравнительно быстро распределить государственные активы среди большого числа граждан. Независимо от того, выдаются ли приватизационные свидетельства бесплатно или за некоторую небольшую сумму денег, ваучерные схемы являются социально наименее конфликтным способом приватизации. Вместе с тем полученные по таким схемам собственнические права не могут квалифицироваться как полноценное право частной собственности и, скорее всего, являются лишь стартовым условием для дальнейших трансакций или обращения в деньги. Преобладающим методом ваучерные схемы были в Чехии, Словакии, России, Монголии, Казахстане, Албании [19].

Бесплатность или низкая цена ваучеров позволила большей части населения принять участие в массовой приватизации, а государственные активы прошли через этап первичного закрепления прав собственности довольно быстро. Положительным моментом является также быстрый старт приватизации наиболее проблемной части государственных активов — крупных промышленных предприятий, что предотвратило или приостановило спонтанное расхищение менеджментом и коррумпированным чиновничеством подлежащего приватизации госимущества. Вместе с тем ваучерные схемы, исключив возможность получения доходов от приватизации в бюджет, углубили проблемы внутреннего и внешнего государственного долга.

Ваучерные схемы, конечно, не самый лучший путь для формирования рынков капиталов. Обилие возникавших инвестиционных фондов и компаний проблемы не решало. Из стран, проводивших быструю массовую приватизацию, только в Чехии, Словакии и Словении финансовые рынки обладают достаточной устойчивостью для становления частного сектора экономики. Этому в немалой степени послужила частичная реструктуризация и предприватизационная работа на предприятиях, ценные бумаги которых готовились к выходу на рынок. В России, Казахстане, Монголии и особенно в Албании (судя по событиям начала 1997 г.) финансовые рынки находятся в недостаточно устойчивом состоянии, хотя и имеют постоянный рост. В большинстве же случаев изменения в правах собственности, особенно на крупных предприятиях, не сопровождались мерами по их рыночной реструктуризации. Финансовые и инвестиционные институты, миновав наиболее выгодный спекулятивный этап создания рынка ценных бумаг, оказались слишком слабыми для нормальной инвестиционной работы с реальным сектором [4].

Приватизация методом прямых продаж активов, ценных бумаг, имущественных комплексов заранее подготовленному инвестору или на денежных конкурсах, аукционах, тендерах и т. п. имеет важное преимущество — получение денег, которые могут стать источником как поступлений в бюджет, так и инвестиций в приватизируемую компанию.

Предметом продажи может стать лишь привлекательное для инвесторов, прибыльное предприятие, поэтому данным методом, к сожалению, не могла приватизироваться большая часть нуждающихся в инвестициях крупных промышленных предприятий. Число инвесторов (особенно в сравнении с ваучерными схемами) сильно ограничено теми, кто реально имеет капитал. Из этого следует, что первичное закрепление прав собственности на государственные активы и дальнейшее их перераспределение может происходить достаточно концентрированно (в отличие от ваучерного метода). Аукционы и конкурсы способствуют выявлению рыночной оценки приватизируемых активов на уровне максимально прибыльной. Но по эффективным ценам удается продать лишь небольшую часть предприятий, если, конечно, речь не идет о сделках, растягивающихся на многие годы. Большинство же предприятий реализуется по заниженным ценам, и результативность сделок купли-продажи для продавца состоит главным образом в смене государственной собственности на активы на частную, как было, например, в Восточных землях Германии. Для покупателя результат определялся способностью извлечь прибыль из приобретенных активов [4].

Особый случай — продажа активов иностранному инвестору. Во всех странах с переходной экономикой делалась ставка на приток инвестиций от покупателей-нерезидентов. Ожидания связывались с получением доступа на западные товарные и финансовые рынки, с внедрением западного менеджмента, ростом рыночной стоимости компаний. Преобладающим метод прямых продаж был в Венгрии, Хорватии, Эстонии, использовался в Польше, т. е. применялся в тех странах, где еще в недрах плановой экономики создавались условия для развития частной собственности. Иностранный капитал оценил эту выгоду стартовых условий приватизации, хотя реальные инвестиции все же были меньше ожидавшихся и по объемам, и по эффективности рыночной реструктуризации экономики [3].

Приватизация методом прямых продаж способствует быстрому прогрессу финансовых рынков и, что особенно важно, создает благоприятный климат для роста вновь образуемых частных предприятий на национальном, иностранном или смешанном капитале.

Передача или льготная продажа государственных активов работникам приватизируемых компаний получила распространение в ряде постсоциалистических стран (Польша, Словения, Латвия, Литва), причем даже там, где первоначальная концепция приватизации его не предусматривала (например, в Венгрии). Особый размах этот метод получил в России, где он использовался в общей схеме массовой ваучерной приватизации и способствовал первичной передаче в собственность трудовых коллективов 3/4 приватизированных компаний. Ценность активов, полученных акционерами с помощью этого метода приватизации, крайне неравномерна по отраслям и компаниям — от весьма существенных элементов собственности и дохода (как, например, было в российском «Газпроме» или в крупных нефтяных компаниях) до пустых свидетельств собственнических прав на убытки и долги предприятий. Однако наиболее существенными негативными последствиями данного метода являются дефицит или даже полное отсутствие внешних инвесторов в первое время после приватизации, а также трудности в налаживании нормального корпоративного управления. Выход на рынки капиталов таких компаний может быть затруднен.

Особым методом приватизации является реприватизация, т. е. восстановление в правах собственности лиц, незаконно лишенных имущества в результате конфискационной национализации. Основными формами реприватизации являются: реституция, т. е. возвращение собственности прежним владельцам в натуральном виде, и компенсация, т. е. возврат стоимости конфискованного имущества деньгами или специальными ваучерами. Реприватизация в обеих этих формах проводилась в бывшей Чехо-Словакии, а затем в Чехии, Венгрии, Болгарии, Словении, Хорватии, Эстонии. Опыт постсоциалистических стран показал, что наиболее благоприятно реприватизация протекает в тех случаях, когда она предшествует основным акциям по приватизации. Запаздывание с проведением реприватизации, особенно в форме реституции, может привести к конфликтам между инвесторами, уже вложившими свои капиталы, и лицами, предъявляющими права собственности как бывшие владельцы имущества. Такая ситуация весьма неблагоприятна для привлечения иностранных инвестиций [11].

Таким образом, конкретные методы проведения реформы собственности зависят от того, на каких принципах передается государственное имущество новым собственникам. Это, прежде всего, выбор между платной (за полную стоимость или на льготных условиях) или бесплатной формами приватизации. Существует несколько основных технических методик проведения денежной приватизации: прямая открытая продажа акций (полностью или с сохранением доли за государством) государственных предприятий. Он требует предварительной корпоратизации государственных предприятий. Его существенным недостатком является тот факт, что в условиях слаборазвитого фондового рынка открытая продажа акций является дорогостоящим и трудным с технической стороны делом, когда существует опасность социального недовольства приватизацией; аукционная продажа акций населению; ликвидация предприятия и распродажа его имущества в целях выплаты задолженности; разукрупнение крупных промышленных конгломератов с последующей продажей их по частям; передача предприятия в руки трудового коллектива; аренда и субподряд государственной собственности предприятиями частного сектора.

 

1.3. Реформа предприятий

 

В переходной экономике масштабная смена форм собственности и даже меры по целенаправленному финансовому оздоровлению предприятий не могут сами по себе решить проблему перехода к экономическому росту на новой, рыночной основе. Формирование эффективного собственника для многих приватизированных предприятий в течение длительного времени остается трудноразрешимой проблемой. Значительное число новых частных и смешанных фирм слишком медленно приспосабливается к условиям рыночной среды, оказывается не в состоянии стабильно закрепиться на крынке из-за трудностей поддержания адекватного соотношения качества производимой продукции и затрат на нее. Иными словами, проблемы реального сектора экономики заключаются в глобальной структурно-функциональной несбалансированности, что для большинства предприятий оборачивается затяжным кризисом. Главные аспекты такой несбалансированности заключены в следующем:

—    несоответствие финансового состояния предприятий их положению на отраслевых и товарных рынках (продукция, пользующаяся спросом по своим потребительским свойствам, неконкурентоспособна по уровню издержек);

— диспропорция между производственными и воспроизводственными процессами (недостаток инвестиций на цели развития и модернизации, на улучшение кадрового потенциала);

—    противоречие между уровнем корпоративного управления (старый менеджмент) и рыночной средой [21].

В переходной экономике модель предприятия, приближенная к требованиям рыночной среды, предполагает реформирование действующих предприятий как с точки зрения улучшения их организационного и финансово-экономического состояния, так и путем приведения корпоративного управления в соответствие с принципиально изменившимися условиями хозяйствования. Это означает, прежде всего преобразование таких сторон деятельности предприятий, как принятие стратегических решений, взаимоотношения между работниками, менеджментом и внешними инвесторами, взаимоотношения между менеджментом и государством, принципы организации контрактных отношений.

В России после достижения финансовой стабилизации и высокой степени либерализации экономики отставание реформы предприятий стало одним из основных препятствий для перехода к стратегии экономического роста. Реформа предприятий в течение ряда лет прорабатывается в правительственных структурах. Ее основные приоритеты заключаются в содействии реструктуризации предприятий, в том числе улучшению системы управления, стимулированию роста эффективности производства и конкурентоспособности продукции при росте производительности труда, снижении издержек производства и улучшении общих финансово-экономических результатов. В ходе реформы российских предприятий должны быть обеспечены инвестиционная привлекательность компаний, защита прав акционеров, четкое разграничение функций собственников и управляющих, предоставление полной квалифицированной информации о финансово-экономическом положении компаний, совершенствование механизмов корпоративного управления [28].

Реформа предприятий должна охватить все организационно-правовые формы частного и смешанного предпринимательства, а также государственный сектор экономики. По отношению к государственным предприятиям государственные органы управления могут осуществлять непосредственное регулирующее воздействие.

В государственном секторе реформа предприятий предполагает:

прекращение создания унитарных предприятий, наделяемых имуществом с правом хозяйственного ведения или оперативного управления;

преобразование действующих унитарных предприятий либо в акционерные общества (первоначальное закрепление 100% капитала в государственной собственности), либо в казенные предприятия (с правом оперативного управления), либо в учреждения.

В начале 2001 г. российское государство имело в собственности более 11 тыс. унитарных предприятий. Анализ показал, что такое большое число государственных предприятий не только ложится непосильным бременем на бюджет страны, но и не оправдано функционально. Принято решение реформировать систему унитарных предприятий в течение нескольких лет, доведя их число до 1000—1500 единиц. Статус унитарных сохранят только те предприятия, которые действительно выполняют уникальные функции в рамках государственных социальных и оборонных программ.

Остальные предприятия должны быть акционированы с перспективой последующей приватизации. Реформирование этой части унитарных предприятий включает этап так называемой предприватизационной подготовки, в ходе которой будут всесторонне исследованы рыночные возможности и перспективы для каждого предприятия. Далее государство сможет принять решение о преобразовании и приватизации, либо о ликвидации бесперспективного предприятия, либо о смене его руководящего кадрового состава.

В системе управления предприятиями, остающимися в собственности государства, предполагается отказаться от института полного хозяйственного ведения. Опыт показал, что во многих случаях директора используют этот принцип для расхищения активов государственных предприятий, сокрытия или нерационального расходования прибыли. Государство намерено совершенствовать систему аттестации директоров и перезаключения с ними контрактов на управление предприятиями. Государство будет также предъявлять гораздо более жесткие требования с финансовым результатам деятельности своих предприятий, требовать от них неукоснительного соблюдения обязательств по перечислению бюджет надлежащей части прибыли и дивидендов. Статус унитарного предприятия в результате этих мер во многом приблизится к статусу как ценного.

Стратегические приоритеты реформирования реального сектора
российской экономики в целом не очень ясны. И если перспективы экс-
(портных сырьевых отраслей относительно определенны (хотя и у них есть свои сложности, например возможное снижение мировых цен на
нефть, газ, металлы и другие традиционные экспортные товары), то обрабатывающая промышленность обречена -оставаться в неблагоприятном положении еще длительное время. Проблема в том, что в обрабатывающих отраслях, в отличие от сырьевых, существуют длинные многозвенные цепочки кооперационных связей, тянущихся от предприятий начальных стадий производства продукта (особенно сложного) до конечных производителей. Реформирование и реструктуризация поэтому не могут проводиться изолированно в рамках отдельных, пусть и весьма важных, предприятий, а должны охватывать всю крупную систему [26].

В перспективе эффективность и конкурентоспособность таких систем
принесут огромные доходы, однако прежде должны быть произведены
крупные инвестиции. Силами только отечественного частного капитала
это сделать невозможно. Иностранных инвесторов реально можно при
влечь на тех стадиях крупных проектов, когда будет очевиден предпринимательский успех и подтвердятся гарантии защиты вложений. Стратегия
рыночной реструктуризации отечественного производительного капитала требует самого активного участия и поддержки государства, включая все его финансовые институты [29].    

Алгоритм совместных, согласованных действий государства и частного капитала может быть следующим. Прежде всего должен быть определен круг базовых отраслей и производств, которые создают и определяют внутренний спрос. Далее цепочки предприятий, значительная часть которых пока остается в государственной собственности (прежде всего, предприятия ВПК), организуются в мощные холдинги (есть, например, опыт «Газпрома» или «Связьинвеста»), включающие коммерческие банки. Механизмы работы банков с предприятиями в таких холдингах и их заинтересованность в долгосрочных инвестициях, учитывая поддержку государства, будут гораздо более стабильными и надежными, чем обычное клиентское обслуживание. Опыт показывает, что ряд крупных банков уже готов формировать мощные финансово-промышленные корпорации такого типа. В промышленности России есть практически готовые к подобному реформированию отрасли — авиастроение, энергетическое машиностроение, производство вооружений, химическая и нефтехимическая промышленность [6].

Таким образом, реформа отношений собственности – один из главных элементов рыночной трансформации постсоциалистической экономики. Развитое рыночное хозяйство, которое стремятся построить все страны с переходной экономикой основывается на частной собственности на экономические ресурсы. Поэтому вполне закономерно, что преобразование отношений собственности посредством приватизации является ключевым моментом трансформации планового хозяйства постсоциалистических стран, в том числе России, в рыночное.

 

 

 

 

 

 

 

 

2. Модели и особенности проведения приватизации

 

2.1. Приватизация в постсоциалистических странах

 

Приватизация в постсоциалистических странах не была равномерным поступательным процессом смены титула собственности предприятий с государственного на частный или смешанный. Формирование структуры экономики по критерию форм собственности, отвечающих требованиям рынка, осуществлялось поэтапно, с замедлениями, отступлениями и корректировками первоначальных программных установок. Практически повсеместно началу нормальной легитимной приватизации по стандартным схемам в соответствии со специальными законами и государственными программами предшествовал этап так называемой спонтанной приватизации. В условиях отсутствия или несовершенства законодательства на первоначальном этапе реформы собственности происходил довольно масштабный и бесконтрольный процесс перехода активов государственных предприятий в пользу негосударственных собственников. Возникали многочисленные компании с ограниченной ответственностью, мелкие частные фирмы, дочерние предприятия, СП, холдинги и пр., целью которых был быстрый перевод дешевых государственных активов предприятий в руки их собственного менеджмента, а также сторонних физических и юридических лиц [28].

Альянсы новых собственников согласованно лоббировали во властных структурах всех уровней. Власть, унаследовавшая со времен административно-плановой системы инертность, неспособность к гибкой реакции на происходящие процессы, не могла противостоять агрессивной предприимчивости новых собственников. В конце концов в большинстве стран стихийные процессы явного растаскивания государственной собственности, свойственного этапу спонтанной приватизации, были пресечены. Так, в Польше состоялся ряд судебных процессов по вопросам правомерности заключенных приватизационных сделок. В России также возникают первые прецеденты признания недействительной приватизации ряда предприятий.

Централизации и упорядочению процессов приватизации способствовало принятие приватизационного законодательства и развернутых государственных программ. Прежде всего была четко определена та часть собственности, которая на длительное время полностью остается в руках государства либо подлежит той или иной форме государственного контроля Специальные законы и разделы государственных программ содержали перечни десятков и сотен предприятий, запрещенных к приватизации или приватизируемых со значительными ограничениями. В большинстве стран приняты законы о приватизации отдельно крупных и мелких предприятий, в том числе муниципальных — о так называемой большой и малой приватизации. Помимо собственно приватизационных, были также приняты законы о банкротстве и ликвидации предприятий. Гражданские и торговые кодексы, а также специальные законы о хозяйственных обществах содержат правовые нормы создания и деятельности различных форм частного предпринимательства [20].

Малая приватизация в большинстве стран проходила быстро и эффективно, и ее можно было считать завершенной уже к середине 90-х гг. В процесс малой приватизации были вовлечены главным образом предприятия торговли, общественного питания, гостиничного хозяйства, сферы услуг, мелкого промышленного производства. Объекты малой приватизации продавались, как правило, за «живые» деньги на аукционах и конкурсах. При этом льготы для трудовых коллективов были минимальными или совсем отсутствовали (кроме России и некоторых других республик бывшего СССР), а ваучерные схемы выкупа на малую приватизацию не распространялись.

В ходе малой приватизации обычно учитывались интересы населения. Так, при продаже предприятия торговли или сферы услуг новый собственник обязывался в течение определенного времени сохранять прежний профиль предприятия, например, в Чехии и Словакии — не менее двух лет. Существовали и ограничения на перепродажу малых объектов, в том числе иностранным собственникам. В случаях нарушения этих положений законодательством предусматривались крупные штрафы.

Большая приватизация столкнулась во всех постсоциалистических странах с серьезными трудностями. Средств населения и инвестиционных структур было явно недостаточно для инвестирования в крупные предприятия. Национальный частный капитал динамично развивается во всех странах с переходной экономикой, но все еще недостаточен для крупных инвестиционных проектов. Иностранные инвесторы вместо роли стратегических собственников предпочитают в основном портфельные инвестиции. И хотя в целом вложения иностранного капитала в экономику постсоциалистических стран постоянно растут, объем их все еще недостаточен для быстрой рыночной реструктуризации крупных компаний, тем более для больших групп [20].

В то же время на первоначальном этапе рыночной трансформации; устойчиво преобладали мнения, что приватизация как массовая трансакция собственнических прав может быть проведена в сравнительно короткие сроки, быстро создаст критическую массу частных собственников основу стабильного повышения эффективности экономики. Иллюзии рассеивались по мере той или иной степени реализации приватизационных программ: на волне приватизации подъема экономики не произошло. Нельзя, однако, полностью согласиться и с распространенным в России взглядом на приватизацию как на ошибочный курс властей, способствовавший развалу экономики. В мировой экономической истории не было еще прецедентов, когда бы на огромном геополитическом пространстве практически одновременно и в столь короткие сроки были бы приведены в движение фактически все государственные активы [17].

В конце 90-х гг., когда приватизация в постсоциалистических странах практически завершилась, она стала подвергаться все более резкой критике. Главной причиной пересмотра устоявшихся приоритетов рыночных реформ были не только трудности в реструктуризации крупных предприятий, в привлечении достаточных инвестиций в приватизированные компании и конфликты, связанные с корпоративным управлением. Стало ясно, что нет оснований оценивать приватизированные предприятия как более эффективные по сравнению с государственными. Практический опыт ряда переходных экономик показывает, что для эффективной деятельности каждой конкретной фирмы конкурентная рыночная среда гораздо важнее, чем форма собственности. На конкурентном рынке государственное предприятие способно действовать не менее, а иногда и более эффективно, чем частное. Например, опыт Китая свидетельствовал, что эффективность компаний связана не с изменением формы собственности, а с проводимыми в ходе приватизации мерами по стимулированию конкуренции и укреплению финансовой дисциплины. Поэтому если бы в качестве приоритетов рыночных реформ с самого начала были выдвинуты такие институты, как защита и полнота прав собственности, конкуренции и контрактных отношений, то с приватизацией можно было бы не очень торопиться [17].

Как бы то ни было, но процессы такого размаха не могли пройти гладко с абсолютно позитивным или близким к намеченному результатом. Проблемы были неизбежны и в основном могут быть сведены к следующему.

Во-первых, несовершенство, неразвитость институтов собственности, в переходных экономиках, отсутствие механизмов самонастройки и компенсации сторонних воздействий позволяют государству в лице чиновничьей номенклатуры фактически сохранять полностью или частично контроль над приватизированными активами. Права новых собственников плохо защищены. Юридическая смена собственности на государственные активы не обеспечивает новому собственнику полной уверенности в правах и не стимулирует поэтому рационального экономического поведения. Таким образом, в переходных экономиках (как, впрочем, и в любых других) приватизация выходит далеко за рамки чисто юридического процесса. А потому даже вполне добротная юридическая основа приватизации — это очень важная, но всего лишь часть процесса изменения отношений собственности [16].

Во-вторых, нет никаких гарантий, что вслед за юридическим изменением формы собственности на государственные активы изменятся сами собой экономические отношения в распределении ресурсов. На самом деле регулирование ресурсной базы, как правило, сохранялось в руках государства безотносительно к форме собственности на активы. И необходимы большие дополнительные усилия и, конечно, время, чтобы действительно разделить собственность и власть после смены юридического статуса.

В-третьих, в трансформирующихся экономиках переход прав собственности не ведет автоматически к изменению системы управления и контроля. Опыт всех стран свидетельствует о неизбежности конфликтов по вопросам профессионального управления и контроля между новым и старым менеджментом, внешними и внутренними инвесторами приватизированных компаний даже независимо от их размеров.

Процесс приватизации в большинстве постсоциалистических стран завершен, правительственные программы намечали завершение перехода государственных активов в частные руки уже в конце 90-х гг. В странах, где приватизация по тем или иным причинам была произведена позже (Болгария, Румыния), с 1997 г. она резко ускорилась. В целом приватизация везде проходила медленнее, чем первоначально намечалось, и со значительными трудностями. Сравнительно быстро была проведена только массовая ваучерная приватизация, но ее высокие темпы негативно повлияли на формирование рынков капитала, обусловив повсеместную недооценку корпоративных ценных бумаг» нарушения прав мелких акционеров, плохую информированность рынков о компаниях-эмитентах. Отсутствие необходимой информации особенно губительно для небольших фирм, ценные бумаги которых пока не могут нормально обращаться на фондовых рынках. Но с другой стороны, заниженные цены на бумаги мелких компаний нередко приводят к быстрому появлению у них стратегических инвесторов. Иногда это инспирируется собственным менеджментом компаний, действующим в союзе с банками, имеющими свой интерес в приобретении активов по заниженной цене [21].

Особая проблема — необходимость довольно значительной «дополнительной» приватизации, т. е. сокращения доли государства в капитале приватизированных компаний или полной продажи государственных долей и пакетов акций. «Недоприватизация» в ряде стратегически важных отраслей, в том числе и в отраслях естественных монополий, стала фактором, препятствующим экономическому росту. В переходной экономике существуют сотни компаний, где незначительное участие государства капитале не дает ни преимуществ контроля, ни доходов. Государству Выгоднее избавиться от них, чем продолжать номинально оставаться собственником. В России к началу 2000 г. осталось 7—8 тыс. предприятий, статочные государственные пакеты акций которых не удалось продать __ этапе денежной приватизации. Причина заключается либо в непривлекательности для инвесторов этих объектов как таковых, либо в том, го в «недоприватизированных» компаниях тем не менее уже установил корпоративный контроль и новому инвестору будет трудно вписаться сложившуюся структуру интересов [23].

Во многих крупных компаниях, полностью или частично остающихся в собственности государства, издержки производства достигли такого уровня, что их покрытие потребителями стало практически невозможным. Это особенно актуально для энергетики, газоснабжения, крупных транспортных компаний. В ряде стран (Чехия, Венгрия, Румыния) поставлена задача в течение ближайших лет провести приватизацию таких компаний, так как только частный инвестор сможет переломить тенденций монопольного роста издержек и цен и обеспечить повышение эффективности.

Необоснованная «недоприватизация» оказывается выгодной государственному чиновничеству. Представители государства часто голосуют в интересах наиболее крупных акционеров, естественно, не безвозмездно. Такая весьма распространенная комбинация политики и бизнеса наносит вред государству и может быть пресечена только последовательным завершением приватизации везде, где это возможно. До сих пор не найден и выход из двойственного и чреватого коррупцией положения представителей государства в крупных компаниях: голосуя в интересах государства за направление значительной части прибыли в инвестиции и развитие, они выступают против интересов большинства акционеров, приоритет которых состоит, прежде всего, в росте доходов на капитал.

2.2. Российская модель приватизации

 

В экономическое практике известны два пути преодоления тотального огосударствления, т. е. выведения предприятий из-под прямого контроля государства: через самоуправление или через приватизацию.

Разгосударствление — это совокупность мер по преобразованию государственной собственности, направленных на устранение чрезмерной роли государства в экономике.

Кроме того, разгосударствление означает снятие с государства большинства функций хозяйственного управления, передачу соответствующих полномочий на уровень предприятий, замену вертикальных хозяйственных связей горизонтальными.

Разгосударствление не означает, что государство перестает играть важную роль в рыночной экономике. Уменьшаются масштабы государственного предпринимательства, но государство остается структурным элементом смешанной экономики [4].

Процесс разгосударствления не равнозначен денационализации, т.к. последняя не сводится к одной приватизации. Процесс разгосударствления сохраняет государственную собственность и направлен на повышение эффективности функционирования остающихся в государственном секторе предприятий.

Основными способами разгосударствления являются:

1) либерализация рынков;

2) коммерциализация;

3) стимулирование создания и расширение сферы деятельности смешанных предприятий (государственно-частных);

4) денационализация [9].

Либерализация рынков предполагает открытие широких возможностей для их освоения различными хозяйственными субъектами. Это путь формирования конкурентных структур в тех секторах экономики и на тех рынках, для которых характерна полная монополия государства. Речь идет о:

— снятии различного рода запретов и устранении барьеров, препятствующих доступу на тот или иной рынок новых конкурентов;

— о диверсификации производства и продаж, в результате чего растет число многопрофильных фирм, чья продукция может поступать на самые разные рынки [11].

Государство поощряет также малый бизнес (через налоговые льготы), снимает ограничения для проникновения иностранного капитала, принимает меры по демонополизации экономики. Все это делает рынки более свободными. Либерализация рынков означает разгосударствление без изменения государственной собственности [11].

Коммерциализация государственных предприятий заключается в их переводе на коммерческий расчет, в подчинении их деятельности принципам рыночного механизма. Коммерциализация государственных предприятий предполагает устранение окружающей их нерыночной среды. Притом государство либо сокращает, либо полностью прекращает их бюджетное финансирование, отменяет льготное налогообложение, оказывает влияние в списании кредитной задолженности, оценивает результаты хозяйственной деятельности на основе критериев, применяемых в частном секторе. Коммерциализация хозяйственных объектов приводит к решению параллельной проблемы государства — сокращению дефицита государственного бюджета, так как государство избавляется как от субсидирования, так и от инвестирования в государственное предприятие. Это в свою очередь ведет к оздоровлению денежного хозяйства страны, к снижению уровня инфляции [11].

Еще одним способом разгосударствления является создание смешанных предприятий с участием государства и субъектов иных форм собственности, которое могло бы сопровождаться льготным кредитованием и налогообложением. Речь в данном случае идет не только и не столько о создании предприятий с участием иностранного капитала, сколько о вкраплении в структуры государственной собственности других форм собственности отечественного происхождения [11].

И еще один способ разгосударствления — это денационализация государственной собственности, которая в подавляющей своей части носит непосредственный приватизационный характер. При этом собственность государственных предприятий может переходить не только в частные руки, но и к банкам, коллективам государственных предприятий, кооперативам [11].

Все эти способы разгосударствления переплетаются, выражаясь в изменении собственности и совершенствовании хозяйственного механизма рыночной экономики.

Результатом разгосударствления является уменьшение доли валового национального продукта, перераспределяемого через государственный бюджет. Иначе говоря, сокращается часть чистого продукта, создаваемого предпринимателями, изымая через налоговые и другие платежи в централизованный доход государства. По уровню такого изъятия можно судить о степени огосударствления или, наоборот, разгосударствления экономики и соответственно о развитии рыночных механизмов [11].

Следует уточнить, что при разгосударствлении форма собственности не изменяется (в отличие от процесса приватизации). В экономической теории и практике современный процесс разгосударствления адекватен приватизации.

В переходной экономике масштабная смена форм собственности и даже меры по целенаправленному финансовому оздоровлению предприятий не могут сами по себе решить проблему перехода к экономическому росту на новой, рыночной основе. Формирование эффективного собственника для многих приватизированных предприятий в течение длительного времени остается трудноразрешимой проблемой. Значительное число новых частных и смешанных фирм слишком медленно приспосабливается к условиям рыночной среды, оказывается не в состоянии стабильно закрепиться на крынке из-за трудностей поддержания адекватного соотношения качества производимой продукции и затрат на нее. Иными словами, проблемы реального сектора экономики заключаются в глобальной структурно-функциональной несбалансированности, что для большинства предприятий оборачивается затяжным кризисом. Главные аспекты такой несбалансированности заключены в следующем:

—    несоответствие финансового состояния предприятий их положению на отраслевых и товарных рынках (продукция, пользующаяся спросом по своим потребительским свойствам, неконкурентоспособна по уровню издержек);

— диспропорция между производственными и воспроизводственными процессами (недостаток инвестиций на цели развития и модернизации, на улучшение кадрового потенциала);

—    противоречие между уровнем корпоративного управления (старый менеджмент) и рыночной средой [21].

В переходной экономике модель предприятия, приближенная к требованиям рыночной среды, предполагает реформирование действующих предприятий как с точки зрения улучшения их организационного и финансово-экономического состояния, так и путем приведения корпоративного управления в соответствие с принципиально изменившимися условиями хозяйствования. Это означает, прежде всего преобразование таких сторон деятельности предприятий, как принятие стратегических решений, взаимоотношения между работниками, менеджментом и внешними инвесторами, взаимоотношения между менеджментом и государством, принципы организации контрактных отношений [21].

В России после достижения финансовой стабилизации и высокой степени либерализации экономики отставание реформы предприятий стало одним из основных препятствий для перехода к стратегии экономического роста. Реформа предприятий в течение ряда лет прорабатывается в правительственных структурах. Ее основные приоритеты заключаются в содействии реструктуризации предприятий, в том числе улучшению системы управления, стимулированию роста эффективности производства и конкурентоспособности продукции при росте производительности труда, снижении издержек производства и улучшении общих финансово-экономических результатов. В ходе реформы российских предприятий должны быть обеспечены инвестиционная привлекательность компаний, защита прав акционеров, четкое разграничение функций собственников и управляющих, предоставление полной квалифицированной информации о финансово-экономическом положении компаний, совершенствование механизмов корпоративного управления [28].

Реформа предприятий должна охватить все организационно-правовые формы частного и смешанного предпринимательства, а также государственный сектор экономики. По отношению к государственным предприятиям государственные органы управления могут осуществлять непосредственное регулирующее воздействие [4].

В государственном секторе реформа предприятий предполагает:

прекращение создания унитарных предприятий, наделяемых имуществом с правом хозяйственного ведения или оперативного управления;

преобразование действующих унитарных предприятий либо в акционерные общества (первоначальное закрепление 100% капитала в государственной собственности), либо в казенные предприятия (с правом оперативного управления), либо в учреждения.

В начале 2001 г. российское государство имело в собственности более 11 тыс. унитарных предприятий. Анализ показал, что такое большое число государственных предприятий не только ложится непосильным бременем на бюджет страны, но и не оправдано функционально. Принято решение реформировать систему унитарных предприятий в течение нескольких лет, доведя их число до 1000—1500 единиц. Статус унитарных сохранят только те предприятия, которые действительно выполняют уникальные функции в рамках государственных социальных и оборонных программ [4].

Остальные предприятия должны быть акционированы с перспективой последующей приватизации. Реформирование этой части унитарных предприятий включает этап так называемой предприватизационной подготовки, в ходе которой будут всесторонне исследованы рыночные возможности и перспективы для каждого предприятия. Далее государство сможет принять решение о преобразовании и приватизации, либо о ликвидации бесперспективного предприятия, либо о смене его руководящего кадрового состава.

В системе управления предприятиями, остающимися в собственности государства, предполагается отказаться от института полного хозяйственного ведения. Опыт показал, что во многих случаях директора используют этот принцип для расхищения активов государственных предприятий, сокрытия или нерационального расходования прибыли. Государство намерено совершенствовать систему аттестации директоров и перезаключения с ними контрактов на управление предприятиями. Государство будет также предъявлять гораздо более жесткие требования с финансовым результатам деятельности своих предприятий, требовать от них неукоснительного соблюдения обязательств по перечислению бюджет надлежащей части прибыли и дивидендов. Статус унитарного предприятия в результате этих мер во многом приблизится к статусу как ценного [4].

Стратегические приоритеты реформирования реального сектора
российской экономики в целом не очень ясны. И если перспективы экс-
(портных сырьевых отраслей относительно определенны (хотя и у них есть свои сложности, например возможное снижение мировых цен на
нефть, газ, металлы и другие традиционные экспортные товары), то обрабатывающая промышленность обречена -оставаться в неблагоприятном положении еще длительное время. Проблема в том, что в обрабатывающих отраслях, в отличие от сырьевых, существуют длинные многозвенные цепочки кооперационных связей, тянущихся от предприятий начальных стадий производства продукта (особенно сложного) до конечных производителей. Реформирование и реструктуризация поэтому не могут проводиться изолированно в рамках отдельных, пусть и весьма важных, предприятий, а должны охватывать всю крупную систему [26].

В перспективе эффективность и конкурентоспособность таких систем
принесут огромные доходы, однако прежде должны быть произведены
крупные инвестиции. Силами только отечественного частного капитала
это сделать невозможно. Иностранных инвесторов реально можно при
влечь на тех стадиях крупных проектов, когда будет очевиден предпринимательский успех и подтвердятся гарантии защиты вложений. Стратегия
рыночной реструктуризации отечественного производительного капитала требует самого активного участия и поддержки государства, включая все его финансовые институты [29].    

Алгоритм совместных, согласованных действий государства и частного капитала может быть следующим. Прежде всего должен быть определен круг базовых отраслей и производств, которые создают и определяют внутренний спрос. Далее цепочки предприятий, значительная часть которых пока остается в государственной собственности (прежде всего, предприятия ВПК), организуются в мощные холдинги (есть, например, опыт «Газпрома» или «Связьинвеста»), включающие коммерческие банки. Механизмы работы банков с предприятиями в таких холдингах и их заинтересованность в долгосрочных инвестициях, учитывая поддержку государства, будут гораздо более стабильными и надежными, чем обычное клиентское обслуживание. Опыт показывает, что ряд крупных банков уже готов формировать мощные финансово-промышленные корпорации такого типа. В промышленности России есть практически готовые к подобному реформированию отрасли — авиастроение, энергетическое машиностроение, производство вооружений, химическая и нефтехимическая промышленность [6].

Сложившийся механизм приватизационного процесса в России соответствует балансу интересов различных групп и слоев населения. В российской концепции приватизации соединились два разнонаправленных подхода. Первый подход во главу угла ставит интересы трудовых коллективов приватизируемых предприятий, второй – задачи народной приватизации и соблюдение принципа социальной справедливости при распределении государственной собственности. Занявший ведущее место на начальном этапе приватизации механизм закрытой подписки и чековых аукционов совмещает оба эти подхода. Наиболее трудным стал для предприятия выбор момента начала приватизации предприятия в целом (или арендуемого имущества).

Массовое преобразование государственных предприятий в акционерные общества создало возможность развития фондового рынка в Российской Федерации. Были сняты ограничения на продажу акций, приобретенных работниками предприятий на трудовых льготных условиях. Отмена трехлетнего моратория на продажу акций способствовала выбору второго варианта акционирования большинством трудовых коллективов. Важное значение для приобретения дальнейшей самостоятельности приватизированными предприятиями имело принятие законодательных актов, регламентирующих продажу земельных участков.

Реальная возможность создания в России эффективной рыночной экономики с минимальными экономическими, социальными и моральными издержками в решающей степени зависит от того, в какой мере отечественные программы приватизации учитывают общемировые тенденции развития современной экономики (переход от авторитарной системы управления производством к демократической в многообразных ее формах; формирование собственности работников в различных ее видах; привлечение наемных работников к участию в распределении прибыли предприятия и др.) и национальные особенности, исторические традиции страны (приверженность значительной части ее населения идеалам социальной справедливости; давние традиции артельно-кооперативного труда; соборность как способ жизни; резкие различия между территориями и регионами России по типам цивилизации, природным условиям, уровню развития и др.). Приходится констатировать, что эти моменты не были в должной мере учтены в программах приватизации, разработанных и осуществляемых Правительством в лице Госкомимущества.

Приватизационная компания и явилась одним из условий формирования и установления рынка, т. е. перехода России к многоукладной экономики, предусматривающего преобразование государственной собственности, сложившейся ситуации в России. Вследствие этого появились и развиваются необходимые элементы инфраструктуры рынка — банки, биржи, мелкооптовые коммерческие организации для торговли, различного рода посреднические структуры и т. д.

В ходе приватизации и разгосударствления в России государство, будучи практически главным инвестором и содержателем огромного числа убыточных и малорентабельных предприятий, отказалось от этого груза в условиях рыночной экономики, т. к. при сохранении монопольного положения одного собственника (в данном случае государства) невозможно полноценное развитие рыночных отношений. Это является следствием проведения приватизации и разгосударствления в России, еще раз показывающим всю необходимость таких процессов для благоприятного развития российской экономики. Скажем больше, что в условиях рынка, стали реально выполнимы его функции, способные решить широкий круг жизненно важных задач в общественном производстве, обмене и распределении.

Таким образом, цель приватизации и разгосударствления, как фундаментальных элементов реформ в «переходной» экономике заключалась в обеспечении условий для нормального функционирования будущей рыночной системы. Именно в ходе процессов трансформации отношений собственности в масштабах страны возможно формирование новых мотиваций хозяйствующих субъектов и предпосылок для рационального изменения структуры производства как базовых условий повышения эффективности производства и роста национального дохода.

При этом важную роль при достижении целей приватизации играла программа Российского правительства, определявшая очередность практических шагов приватизации:

— преодоление монополии государства и создание условий гражданского общества и социально ориентированной рыночной экономики. Для этого нужны реальные субъекты рыночных отношений, которые смогут доказать свою жизнеспособность лишь эффективным ведением хозяйства на основе заинтересованности и ответственности;

— преодоление бесхозяйственности, убыточности, дефицитов, в том числе и дефицита бюджета как одного из основных источников инфляции;

— стимулирование инициативы собственников как источника самодвижения, саморазвития экономики:

— изменение роли государства, ибо государство перестает быть монопольным собственником, но сохраняется как один из собственников; при этом государство берет на себя функции регулирования рынка в основном экономическими методами.

На основании всего вышеизложенного можно сказать, что при участии государства в процессе разгосударствления и приватизации структура собственности, в конечном итоге, смогла приобрести следующий вид: государственные предприятия, частный бизнес, народные предприятия, акционерные корпорации с преобладанием государственного капитала, акционерные негосударственные предприятия. Такая структура и характерна для многоукладной рыночной экономики. Рынок необходим для российского государства, как средство решения многих экономических и хозяйственных проблем, нависших в результате длительного сохранения в России командно-административного механизма управления экономикой.

 

2.3. Трансформация права собственности в ходе приватизации

 

Распределение собственности на факторы производства, их присвоение составляет социально-экономическую форму производства, ее существенный момент. И если даже за пределами собственно производства в процессе обмена готовые продукты поступают для личного потребления, то и здесь обмен предполагает разделение труда в самом производстве, зависит от него. Специфическая форма этого обмена определяется общественной формой производства. Стоимостная связь, товарные отношения лишь используются как средство, чтобы осуществить в реальной действительности определенный социальный способ присвоения, реализовать экономическое содержание той или иной формы собственности [14]

В экономической литературе очень часто распределение трактуется как отношение между индивидами по поводу произведенного продукта, оно рассматривается в форме разделения различных доходов (заработная плата. земельная рента, прибыль, процент и т.д.). Однако такое представление не является достаточным. В любом обществе продукт не вступает непосредственно во владение того или иного участника производства или члена общества. На пути между производителем и потребителем продукта всегда встает распределение. которое вытекает из сущности самого способа производства, составляет его внутренний момент, действует как объективный закон, определяя долю участников производства в совокупной массе продуктов [19]

Возвращение продукта к субъекту, его присвоение зависит от отношения этого субъекта к другим индивидам, что в свою очередь определяется тем, в какой социальной форме фигурируют, представлены в процессе производства его факторы. Так, капитал сначала выступает как фактор производства, источник дохода, определяя известные формы распределения. Поэтому и прибыль не только категория распределения доходов, но и как форма, обеспечивающая увеличение капитала, представляет собой момент производства капитала [16]

Прибыль, как и земельная рента, заработная плата, процент. предпринимательский доход, уже предполагает в своем существовании капитал, ибо все эти формы распределения доходов имеют своей предпосылкой именно капитал как фактор производства. В равной мере и заработная плата также предполагает наемный труд. Ведь если последний не был определен как наемный труд, то и тот способ, которым участвует работник в продуктах, в их распределении не являлся бы заработной платой в виде дохода его как социального субъекта, включенного в отношение «наемный труд — капитал». Иначе говоря, общественная форма самого производства, внутри которой осуществляется создание продукта, включает в себя с самого начала момент по присвоению результатов производства, представляющий собой распределение самой собственности как социальную форму, как определенное общественное производственное отношение. Имеется в виду в качестве подлежащих распределению факторов производства не просто техника, земля, труд, а собственность на капитал, землю, рабочую силу [16].

Не может быть сомнения в том, что распределением собственности как отношением производства обуславливается распределение доходов. Нельзя данный процесс, как и распределение продукта, представлять в отрыве от производства. Это выглядело бы поверхностным пониманием распределения. Ведь прежде чем распределение есть распределение продукта, оно есть распределение собственности на средства производства, в соответствии с которым происходит распределение членов общества по различным видам деятельности, включаяи подчиняя их тем самым определенным производственным отношениям. Именно данное распределение, заключенное в самом производстве, составляет его важнейший внутренний момент. Что касается распределения продуктов, то оно представляет собой лишь следствие, результат этого распределения. В этой связи следует утверждать, что «отношения распределения и способы распределения выступают лишь как оборотная сторона факторов производства»’, производственных отношений [16].

Отношения распределения, будучи одновременно и отношениями производства, вместе с тем являются стороной отношений собственности, и наоборот — отношения собственности выступают как отношения распределения. Это распределение относится к самому производству. Производство на самом деле исходит из известного распределения собственности на средства производства и в этом смысле распределение предшествует самому производству. что не противоречат его сущности, ибо в данном случае распределение собственности образует его предпосылку [16].

Весь вопрос в том что в процессе производства его предпосылки превращаются в его исторические результаты, если даже эти условия и предпосылки производства первоначально выступали как естественно выросшие и исторические. Более того, в процессе производства они постоянно изменяются. К примеру, применение машин, наукоемких технологических процессов производства, приводящие к высокому уровню его обобществления, приводят и к обобществлению присвоения результатов производства [19].

Безусловно, юридически, государственными законами можно зафиксировать какие-либо средства производства в руках определенных социальных слоев, что и произошло в процессе обвальной приватизации и последующий за ней период. Однако следует иметь в виду, что эти законы лишь тогда будут иметь экономическое значение, когда собственность на крупные предприятия, современные орудия средства производства будет находиться в гармонии с общественным производством, то есть если она объективно отражает его социальную природу [16].

Поэтому речь идет о распределении самой собственности как об определенной общественной форме и общественном отношении, присущем самому способу производства как существенному его моменту. Именно способ производства содержит в себе и устанавливает то распределение, которое имеет определяющее значение во всех распределительных процессах на том или ином этапе развития общества. До того, как продукт производства принимает форму доходов, происходит распределение на капитал как условие (фактор) производства, и лишь затем на доходы как условие потребления. На поверхности экономической жизни производственные отношения выступают явленнее кой (внешней) своей стороной, которые составляют отношения распределения доходов и выступают в форме различных прав на долю продукта. предназначенного для индивидуального потребления. Сущностную (невидимую) их сторону составляют отношения распределения собственности [16].

В ходе исторического развития человеческой цивилизации происходит преобразование собственности. Данные преобразования включают в себя не только переход от одних форм собственности к другим, но и перераспределение прав собственности в рамках одной и той же формы собственности (рис. 1) [4].


 

Рисунок 1 – Основные этапы процесса трансформации собственности в России [4]

 

 

Важным результатом применения методологического подхода является выделение этапов системной трансформации в сфере отношений собственности.

На первом этапе осуществляется внеэкономический волевой акт – «техническая» приватизация. Его внеэкономический характер обусловлен двумя обстоятельствами. Во-первых, уже до начала официальной «технической» приватизации и в ходе нее идет спонтанный процесс приватизации как в легальных и полулегальных, так и в чисто криминальных. Первичная приватизация лишь блокирует спонтанный процесс в его наиболее криминальных формах и легализует прежние неформальные права собственности, существовавшие, например, в рамках отношений принципал-агент между государством и директорами крупных предприятий. Во-вторых, импульсом для начала первого этапа служит политическая воля государственной власти [4].

Для первого этапа характерны образование большого количества частных и получастных предприятий, а также интенсивное количественное формирование новых институтов. В этой связи определенным критерием его завершения можно считать замедление процесса количественных преобразований и появление первых симптомов качественных сдвигов в сформировавшихся институтах и их отношениях [4].

На втором этапе происходят: интенсивное перераспределение прав собственности после первичной «технической» приватизации; упорядочение вмешательства государства в процесс перераспределения на микроуровне. Критериями завершения данного этапа служат стабилизация системы новых прав собственности, а также качественная и количественная стабилизация новой системы экономических механизмов и типов институциональных структур [4].

Для третьего этапа должны быть характерны: полноценная экономическая реализация новых отношений собственности, при полностью завешенной реализации всего комплекса экономических преобразований; стабильное самовоспроизводство этих отношений через новую систему хозяйства и новую институционально-правовую среду [4].

Таким образом, цель реформ собственности (приватизации) как фундаментального элемента реформ в переходной экономике заключается в обеспечении базовых условий для нормального функционирования и самовоспроизводства будущей рыночной системы. Именно в ходе трансформации отношений собственности возможно формирование новых мотиваций экономических субъектов и предпосылок для рационального изменения производства как ключевых условий повышения эффективности производства [4].

В целом конечная цель приватизации как элемента системных преобразований – это прежде всего: обеспечение стабильности новой системы отношений собственности; создание условий (механизмов, институтов) для самовоспроизводства данной системы; экономическая эффективность на микро- и макроуровнях. При этом такие потенциальные цели приватизации, как «всеобщая справедливость» и пополнение доходов госбюджета, неизбежно отходят на второй план. И если достижение в ходе приватизации «всеобщей справедливости» попросту абстрактно и практически нереально, то частичное решение бюджетных проблем за счет доходов от приватизации возможно в зависимости от избранных моделей [4].

Из указанных конечных целей со всей очевидностью вытекает и основной критерий эффективности приватизации в широком смысле: создание условий для экономической реализации новой системы прав собственности, ориентированной на эффективность микроуровня и в целом системы хозяйства. Раскрытие общего критерия возможно через совокупность частных критериев эффективности (результативности) приватизации и учет этапов системной трансформации [4].

Оценивая преобразование собственности, следует обратить особое внимание и на такой ее экономический критерий, как существенное преобразование в процессе присвоения. Однако преобразование собственности при смене одной системы хозяйствования другой, в так называемый переходный период, осуществляется не только исходя из экономической целесообразности, а может диктоваться субъективными интересами: политическими, групповыми, национальными и т.п. Данные процессы преобразований собственности и перехода от одной экономической системы к другой можно назвать трансформацией собственности [4].

Экономическая трансформация, в том числе и трансформация собственности, может рассматриваться в узком и широком смыслах. В узком смысле под трансформацией понимается коренное видоизменение (системное), затрагивающее сами основы функционирования данной макро- или микросистемы. Трансформация в таком понимании – процесс ограниченный во времени и определяется поворотными событиями в жизни общества [21].

В непрерывном процессе трансформации собственности на макро- и микроуровнях достаточно четко выделяются несколько важнейших составляющих.

Во-первых, это – эволюция отношений собственности (основополагающая тенденция или тенденции) как отражение глобальных экономических и социально-политических процессов. Во-вторых, это системная трансформация или то, что мы определили выше как трансформация в узком смысле. И, в-третьих, трансформация собственности в процессе организационных изменений (трансформации организаций) [21].

Системная трансформация собственности – это ограниченный во времени процесс преобразований содержания отношений собственности, господствующих в обществе. Она связана с коренным, «революционным» (насильственным или мирным) преобразованием всей социально-экономической системы. При этом насильственное изменение отношений собственности под эгидой системных преобразований далеко не всегда совпадает с основополагающей тенденцией эволюции отношений собственности, рассматриваемой в долгосрочном периоде. В реальной действительности нередко простая замена субъектов собственности выдается и воспринимается как системная трансформация [21].

Основными инструментами системной трансформации являются национализация собственности и ее приватизация.

Приватизация в переходной экономике является преобладающей формой разгосударствления, с одной стороны, и наделения граждан собственностью за счет тех или иных форм перераспределения общественного имущества — с другой. Под приватизацией, как правило, понимают продажу или безвозмездную передачу государственной собственности в руки отдельных граждан, трудовых коллективов или частных юридических лиц. На базе государственных предприятий в результате их приватизации могут возникать частные и смешанные фирмы в различных организационно-хозяйственных формах — от индивидуальных предпринимательств до всех видов корпораций [21].

Главное содержание приватизации заключается в трансформации предприятий-производителей, основанных на том или ином производственно-техническом комплексе (звеньев «единой фабрики» плановой экономики), в фирмы, базирующиеся на капитале. Капитал как самовозрастающая стоимость несет с собой коренные изменения всех функций, жизненных циклов, структурных сдвигов бывших государственных предприятий.

Зарождение и развитие отношений по капиталу при сохранении в превращенной форме отношений по труду кардинальным образом меняют всю систему интересов в рамках предприятия и требуют новых механизмов их согласования [21].

В процессе приватизации в ходе массовых трансакций (передачи, перехода прав собственности) появляются новые социальные категории — собственников (акционеров), управляющих (менеджеров), наемных работников. Приватизация, таким образом, создает предпосылки для коренных изменений в структуре общественных групп и отношений [21].

По существу приватизирующиеся предприятия переходного периода — это и есть центральный механизм рыночной трансформации экономики. Успешность и темпы трансформации завидят как от общей логики и последовательности проводимой экономической политики (внешние условия и среда функционирования капитала), принципов и методов самих реформ отношений собственности (подходы к приватизации и реформированию госсектора), так и от рыночной реструктуризации экономики (консолидация и эффективный перелив капиталов). При этом именно рынок капитала является ключевой проблемой создания эффективного комплекса рыночных механизмов в переходной экономике [21].

Конкретные методы проведения реформы собственности зависят от того, на каких принципах передается государственное имущество новым собственникам. Это прежде всего выбор между платной (за полную стоимость или на льготных условиях) или бесплатной формами приватизации. Весьма остро перед началом приватизации во всех странах стоял вопрос о том, кто может претендовать на имущество приватизируемых государственных предприятий — все граждане, только члены трудовых коллективов, или же обладатели достаточных для выкупа капиталов. Актуальным был и вопрос о масштабах допуска к приватизации иностранного капитала. По всем этим проблемам в постсоциалистических странах шли острые дискуссии социально-политического и экономического плана. Приватизация вообще является одним из наиболее политизированных элементов рыночной трансформации [18].

Таким образом, преодоление тотального огосударствления, свойственного административно-плановой системе, осуществляется главным образом с помощью приватизации. Под приватизацией понимают продажу или безвозмездную передачу государственной собственности в руки граждан, трудовых коллективов и юридических лиц. В результате приватизации могут возникать частные или смешанные фирмы в различных организационно-хозяйственных формах – от индивидуальных предпринимательств до всех видов, корпораций. В переходной экономике известны следующие основные методы приватизации: публичная продажа, прямая продажа за деньги активов и ценных бумаг, льготная продажа или бесплатная передача активов работникам предприятий, массовая ваучерная приватизация и реприватизация. Каждый из этих методов приватизации может реализоваться в разнообразных конкретных формах.

 

 

3. Российский опыт приватизации

 

3.1. Особенности и основные этапы приватизации в России

 

В России задача быстрого ухода государства из сферы непосредственного управления предприятиями решалась с помощью их массового акционирования и ваучерной приватизации в 1992 – 1994 гг. В короткий срок была создана законодательная база приватизации, где были прописаны ее формы, методы, варианты льгот для всех категорий акционеров, коллективных и индивидуальных собственников [12].    

Российский ваучер был неименным, и на нем основывался денежный номинал, рассчитанный по балансовой стоимости совокупных государственный производственных фондов на 1 июля 1992 г. Это позволило без особых трудностей в короткие сроки консолидировать крупные пакеты ваучеров и производить масштабные ваучерные вложения на аукционах по продаже акций приватизированных предприятий.

В первичном размещении акций большинства компаний принимали участие следующие группы инвесторов: работники и менеджмент компаний (трудовые коллективы), крупные институциональные инвесторы (банки, инвестиционные фонды и компании, компании-смежники), мелкие инвесторы (граждане и их объединения).

Трудовые коллективы на ваучерном этапе получили беспрецедентные по мировым меркам льготы, что объяснялось стремлением властей провести первичное закрепление прав собственности достаточно быстрыми темпами и без крупных социальных конфликтов. Поэтому по итогам ваучерного этапа контроль над 75% приватизированных компаний осуществляли внутренние акционеры, и таким образом был создан резерв для неизбежного дальнейшего перераспределения капитала. Пакеты трудовых коллективов быстро размывались, и уже через год после завершения ваучерной приватизации доля внутренних акционеров в капитале компаний существенно снизилась, а внешних — увеличилась почти вдвое.

Крупные институциональные инвесторы проявляли интерес в основном к предприятиям топливно-энергетического комплекса, экспортным предприятиям (черная и цветная металлургия), отраслям телекоммуникации и связи, торговым компаниям. Большинство же приватизированных компаний, особенно в обрабатывающих отраслях, стратегического инвестора не получили. Банки, надеясь на крупные спекулятивные доходы, приобрели за ваучеры множество пакетов акций компаний, оказавшихся совершенно неконкурентоспособными и требовавших огромных инвестиций для рыночной реструктуризации. Однако на ваучерном этапе и некоторое время после него у коммерческих банков не было осмысленной инвестиционной стратегии, если не считать расхожего тезиса о необходимости диверсификации портфелей [9].

Результаты ваучерного этапа оказались более скромными, чем ожидалось. Однако главное все же было достигнуто: в России началось формирование институциональных основ рыночной экономики и наметились вполне определенные тенденции изменения социальной структуры на базе формирования частного сектора. К началу 1995 г. корпоративный сектор экономики насчитывал более 25 тыс. акционерных обществ (40 млн акционеров), причем не менее 10% их акций принадлежали иностранным инвесторам. Уже в середине 1995 г. количество приватизированных предприятий превысило количество неприватизированных, составив соответственно 50,5 и 49,5% их общего числа. В 1995 г. весь негосударственный сектор экономики произвел 70% ВВП России [9].    

Ваучерную приватизацию, по замыслу, должен был сменить так называемый денежный этап, на котором акции приватизированных предприятий продавались бы стандартными методами, за «живые» деньги. Должен был заработать и фондовый рынок. Формально этап денежной приватизации начался с 1995 г. и имел две основные цели: во-первых, пополнение государственного бюджета, во-вторых, инвестиционная подпитка приватизированных компаний. На денежном этапе продажа акций уже не могла быть массовой и единовременной. Пакеты должны были (выставляться на денежные аукционы постепенно и равномерно, обеспечивая бесперебойные денежные поступления в бюджет и инвестиции в развитие компаний. Намеченная схема не смогла эффективно заработать, по крайней мере, по трем причинам.

Во-первых, на заключительном этапе ваучерной приватизации в целях оживления затухавшего спроса были выставлены на торги и проданы пакеты акций наиболее привлекательных для инвесторов компаний. Во-вторых, у потенциальных инвесторов именно в это время появилась серьезная альтернатива для денежных вложений — рынок государственных ценных бумаг. В-третьих, из-за крайне, сложной ситуации с государственными финансами на передний план выдвинулась задача поступлений в бюджет, оттеснив инвестиционную целевую составляющую.

В 1995—1996 гг. главная, фискальная, цель приватизации не была достигнута — недовыполнение заданий по поступлениям в бюджет было огромным. Переломить на некоторое время негативную тенденцию удалось с помощью новой для России (и нетипичной в мировой практике) схемы так называемых залоговых аукционов (осень — зима 1995 г.). В соответствии с этой схемой правительство (госбюджет) получило от коммерческих банков кредиты под залог федеральных пакетов акций наиболее привлекательных компаний. По акциям, предназначенным в залог, были проведены тендеры, победителями которых оказались банки, предложившие более крупные кредиты. Ставка процентов по кредитам была минимальной — порядка 6% годовых. Банки, выигравшие на залоговом аукционе, получили право управлять залоговыми пакетами в течение всего времени залога. По истечении этого времени в случае невозврата кредитов (а иначе и не могло быть при катастрофическом состоянии госбюджета) залогодержатель получал право продать залоговые пакеты и погасить за счет выручки предоставленные правительству кредиты. С определенными оговорками залоговые схемы можно назвать специфическим методом приватизации — практически все залогодержатели предпочли не продавать свои пакеты. На залоговые аукционы были выставлены акции 12 компаний. Бюджет в общем итоге получил от залоговых аукционов около 1 млрд долл. [9].

Проведение аукционов сопровождалось множеством конфликтов между участвовавшими банками (их инвестиционными компаниями), а после завершения аукционов возникли конфликты также между банками залогодержателями и менеджментом компаний. Менеджмент стремился сохранить контроль, не допуская представителей банков в корпоративные органы управления» препятствуя открытию всей финансовой информации и тормозя тем самым начало реструктуризации предприятий, таким, например, было противостояние «Норильского никеля» и ОНЭКСИМбанка.

В результате залоговых аукционов в российской экономике появились первые «олигархи». Так, ОНЭКСИМбанк (В. Потанин) получил 38% акций РАО «Норильский никель» и 51% акций нефтяной компании Сиданко, банк Менатеп (М. Ходорковский) получил 45% нефтяной компании ЮКОС, а Нефтяная финансовая компания (банковская группа Б. Березовского) — 51% нефтяной компании Сибнефть [26].

Залоговые аукционы были первой попыткой перевода крупных российских промышленных предприятий под частное управление. Но на их результативности сказался очевидный олигархический характер переходной экономики в России. Залоговые аукционы практически были закрытыми для большинства банков, создавая выгодные условия сделок только «для своих». Поэтому суммы залога и цена последующих продаж оказались, по различным оценкам, в 3—5 раз ниже того, что могло быть получено на открытых торгах.

Денежная приватизация после завершения залоговых аукционов прошла два этапа — до и после финансового кризиса 1998 г., В 1997 г. вступил в силу новый, второй за годы реформ Закон «О приватизации государственного имущества и об основах приватизации муниципального имущества Российской Федерации», Закон делает основной акцент на приватизации не предприятий (большая часть из них уже приватизирована), а имущественных долей государства. Набор методов приватизации расширен за счет продажи производных ценных бумаг. Сокращены и могут использоваться более гибко (вплоть до полной отмены) льготы трудовым коллективам. Важно, что стоимость имущественных комплексов определяется не только по балансовой стоимости, а совокупно — на основании уставного капитала, балансовой оценки и рыночной стоимости. Восстановлено забытое понятие аренды с выкупом (по рыночной стоимости).

Чтобы упорядочить процесс подготовки и проведения приватизационных сделок, Мингосимущество РФ предусмотрело классификацию предприятий с той или иной степенью государственного участия и соответствующими ограничениями в приватизации. Выделяется пять типов предприятий:

– региональные и национальные естественные монополии, в которых управление государственным пакетом осуществляет коллегия представителей государства (РАО «Газпром», РАО «ЕЭС России» и др.);

– акционерные общества, доминирующие на отдельном рынке и подлежащие реструктуризации в интересах формирования конкурент-
|ной среды. Такие общества контролируются путем закрепления в собственности государства контрольного пакета акций или «золотой акции»;

— акционерные общества, акции которых могут быть переданы в холдинги или другие объединения предприятий (в том числе финансово-промышленные группы) с сохранением у государства «золотой акции»;

  • акционерные общества, пакеты акций которых могут быть переданы в управление субъектам Федерации;
  • все остальные акционерные общества, акции которых могут быть проданы или выставлены на конкурсы по доверительному управлению.

    Кризис на мировых финансовых рынках 1997—1998 гг., а также российский финансовый кризис августа 1998 г. предрешили дальнейший ход приватизации. Характерной чертой всех приватизационных сделок 1998—2000 гг. было стремление получить максимально возможные поступления в бюджет, прежде всего на цели финансирования его дефицита. Из-за плохой конъюнктуры на финансовых рынках пришлось отказаться от ряда намеченных крупных продаж. Особенности экономической ситуации в России 2000-х гг. потребовали нового осмысления политики приватизации. В 2001 г. принят третий за годы реформы закон о приватизации, содержащий ряд новых подходов. Предусмотрен отказ от некоторых способов приватизации, например от аренды с выкупом и от выкупа предприятий их трудовыми коллективами. Все предприятия, подлежащие продаже, делятся на две группы. В первую входят наиболее Крупные предприятия, которые будут приватизировать на аукционах или путем выпуска производных ценных бумаг для продажи на зарубежных рынках. От приватизации предприятий этой группы ожидаются наиболее весомые поступления в бюджет, а также структурные изменения в экономике. Перечень крупных предприятий и компаний, намеченных к продаже в 2001 г., содержал порядка 20 объектов нефтяной, авиационной, коммуникационной отраслей, некоторые крупные предприятия — экспортеры стройиндустрии, предприятия автотракторного машиностроения. Во вторую группу перечня входят менее крупные и менее ликвидные предприятия. Прежде всего это такие объекты, где доля собственности государства не очень велика, и покупка акций может представлять интерес для частных инвесторов, наращивающих свои пакеты акций. Практический же ход приватизации в 2001—2003 гг. показал, что большинство проведенных сделок зависит не от целевых установок государственной программы, а осуществляется под воздействием складывающейся конъюнктуры. Многие намеченные сделки откладывались из-за невозможности продажи государственных активов по приемлемой цене. Кроме того, государство все еще не может определиться со стратегическими целями современного этапа приватизации. Речь идет прежде всего об определении круга отраслей и предприятий, которые при любых условиях должны оставаться в государственной собственности. Лишь после этого можно намечать планы и графики продаж [23].

     

    3.2. Итоги приватизации в России

     

    После ваучерного этапа приватизации в России практически сразу начался дальнейший передел собственности приватизированных компаний. Снижалась доля акций, принадлежавших после первичного закрепления прав собственности трудовым коллективам. Так, в 1994 г. доля внутренних собственников в капитале приватизированных компаний составляла 55—65%, к 1998 г. их совокупная доля снизилась до 50%, а в 2000 г. — до 25—35%. Одновременно происходила консолидация пакетов акций в руках крупных частных инвесторов. Ожесточенная борьба за корпоративный контроль путем скупки акций и размывания пакетов конкурентов с помощью дополнительных и не всегда законных эмиссий в большинстве компаний привела в конце концов к стабилизации структуры собственности. В 1996 г. борьба за контроль завершилась в 25% российских приватизированных компаний, а к началу 1998 г. — в 50%. После августовского финансового кризиса 1998 г. борьба за передел собственности и корпоративный контроль вновь обострилась, принимая нередко откровенно криминальные формы [23].

    Приватизационный процесс в России при всей его противоречивости и сложности позволил решить одну из важнейших задач рыночной реформы — создать смешанную экономику с достаточно крупным частным сектором. К началу 2001 г. соотношение между приватизированными и государственными предприятиями в России составило уже 70:30. Б сектор приватизированных входит около 130 тыс. предприятий, т. е. почти 60% общего числа государственных предприятий, приватизация которых намечалась в момент начала реформы собственности. Приватизация близка к завершению, и на смену ей приходят проблемы корпоративного управления и рыночной реструктуризации частных и смешанных компаний. Вместо передела активов на передний план выдвигается борьба за рыночное позиционирование компаний, в которой покупка даже небольших государственных пакетов акций может оказаться очень важной

    Можно выделить следующие основные особенности российского варианта приватизации:

    1. Директивность. Решение о приватизации принималось не трудовыми коллективами или руководителями (менеджерами), знавшими специфику финансового и технологического состояния предприятий, а Госкомимуществом. Российская модель не учитывала критерии экономической эффективности осуществления приватизации в краткосрочном и среднесрочном аспектах, что неизбежно приводило к расточительности [7].

    2.Социальная деформированность при быстрой концентрации капитала. Провозглашенная социально-стартовая цель превратить всех граждан в собственников и создать массовый средний класс на практике обернулась отторжением от собственности основной массы населения и сосредоточением государственной собственности и потоков доходов у олигархических групп [7].

    3. Форсирование развития фондового рынка. Результаты приватизации по российской модели не сводятся к изменениям в структуре собственности. Поскольку основная масса средних и крупных предприятий директивно приватизировалась в виде превращения государственных предприятий в открытые акционерные общества, сам процесс приватизацииявился сильным фактором развития фондового рынка [7].

    Процесс перераспределения собственности в России практически завершен, и уже сложилась новая реальность в социально-экономической среде функционирования экономики. Об этом свидетельствуют данные о распределении предприятий по формам собственности. В результате приватизации сформировалась новая структура форм собственности, негосударственный сектор экономики и были созданы условия для формирования рыночных институтов.

    В 1991—1992 гг. (до начала массовой приватизации) было приватизировано 46,8 тыс. государственных предприятий. В 1993 г. приватизировано 42,9 тыс. предприятий. С 1993 г. по 2008 г. было приватизировано 194931 государственных и муниципальных предприятий. Наибольшее число приватизированных предприятий пришлось на период массовой приватизации в 1993—1994 гг. (64829), что составило 68,3% от общего числа приватизированных предприятий за 1993—2008 гг. К 2008 г. сложилась следующая структура собственности (таблицу 1). Предприятия и организации, относимые к частной собственности, составили 80,5%; к муниципальной — 5,3%; к государственной -3,4%; прочие формы собственности составили 5,6% [7].

     

     

    Таблица – Распределение предприятий и организаций по формам собственности (на 1 января 2007 г) [23]

    Показатель 

    1996 г 

    2001 г 

    2002 г 

    2003 г 

    2004 г 

    2005 г 

    2006 г 

    2007 г 

    2008 г

    в процентах к итогу 

    всего, 

    100 

    100 

    100

    100 

    100 

    100 

    100 

    100 

    100

    в том числе по формам собственности:

                     

    государственная  

    14,3 

    4,5 

    4,3 

    4,1 

    3,9 

    3,6 

    3,4 

    3,2 

    3,1

    муниципальная 

    8,8 

    6,5 

    6,4 

    6,2 

    5,9 

    5,6 

    5,3 

    5,1 

    5,2

    частная 

    63,4 

    75,0 

    75,8 

    76,9 

    78,0 

    79,2 

    80,5 

    81,3 

    82,0

    собственность общественных и религиозных организаций (объединений)

     

    4,2 

     

    6,7 

     

    6,6 

     

    6,4 

     

    6,1 

     

    5,7 

     

    5,3 

     

    5,2 

     

    4,6

    прочие формы собственности, включая смешанную российскую, иностранную, совместную российскую и иностранную

     

    9,3 

     

    7,3 

     

    6,8 

     

    6,4 

     

    6,1 

     

    5,8 

     

    5,6 

     

    5,3 

     

    5,2

     

    В ходе приватизации за последние 10 лет доля предприятий и организаций в частной собственности увеличилась с 63,4 до 82%, а в государственной — уменьшилась с 14,3 до 3,1%.

    Высокий удельный вес предприятий частной собственности объясняется тем, что все негосударственные предприятия учитываются как частные. При этом следует иметь в виду, что в число частных предприятий попадают акционированные как единое целое крупные комплексы (Газпром, РАО «ЕЭС России» и др.). При невысоком показателе доли данных предприятий в общем числе предприятий они имеют высокий показатель в общем объеме производства: 5,6% смешанных предприятий дают более половины[7].

    Развитие процесса приватизации в современных условиях направлено на повышение ее эффективности, устранение деформаций, допущенных на предыдущих этапах, а также на выработку путей для повышения эффективности деятельности по использованию государственного имущества [7].

    Внесенные в 2002 г. изменения в процесс приватизации в соответствии с Законом о приватизации государственного и муниципального имущества позволяют осуществить ряд действенных мер в этом направлении. Среди них следует отметить единый порядок приватизационного процесса на территории всей страны и многоуровневую систему приватизации имущества. Федеральная собственность передается в частные руки толь ко по разрешению Президента РФ и Правительства РФ. Изменения в структуре собственности крупнейших естественных монополий осуществляется на основании решения Федерального Собрания РФ [7].

    На современном этапе важнейшей формой приватизации выступает аукцион. При этом при приватизации не очень крупных предприятий широко используются и другие формы: спецаукционы, конкурсы, продажа по принципу публичного предложения. Введена практика доверительного управления [7].

    Эти и другие направления совершенствования приватизации сочетаются с поисками способов для введения критериев повышения эффективности корпоративного управления.

    Приватизация является особой, но не единственной формой преобразования собственности. Возможно перераспределение прав собственности без перераспределения экономической власти. Саму приватизацию можно проводить радикально, подчиняя ее достижению политических целей, или эволюционно, подчиняя целям экономической эффективности. В современных условиях наметились тенденции и обратных преобразований собственности — из частной в государственную, кооперативную, муниципальную. Примерами могут служить многочисленные факты возвращения приватизированного жилья в муниципальную собственность; объединение паев акционированных сельскохозяйственных предприятий; приобретение муниципальными органами власти контрольного пакета акций приватизированных предприятий с целью подъема производства и др.
    [7].

    Происходит повышение роли государственной собственности в базовых отраслях экономики. Подобная политика государства диктуется объективными обстоятельствами. Успешно конкурировать на глобальных мировых рынках могут только крупные корпорации с высокой концентрацией ресурсов и при поддержке экономической политикой государства.

    Несмотря на то, что в России пройдены крупные этапы в процессе приватизации, перераспределение прав собственности еще не завершено. Активно ведутся поиски оптимальной концентрации правомочий у физических и юридических лиц, обеспечивающей наиболее эффективные формы развития собственности. Критерий экономической эффективности становится все более определяющим в процессе перераспределения прав собственности на новых этапах ее преобразования [7].

    Таким образом, в переходной экономике приватизация осуществляется в больших масштабах и более быстрыми темпами, чем в развитой рыночной экономике. Россия прошла этапы массовой ваучерной и денежной приватизации. В настоящее время в большинстве стран с переходной экономикой завершена приватизация мелких предприятий торговли, общественного питания, сферы услуг. Приватизация крупных предприятий происходит медленнее, чем намечалось первоначальными государственными программами, и с большими трудностями. Рыночная реструктуризация крупных компаний требует целенаправленного участия государства, а также проведения реформ предприятий. Итоги приватизации в России оказались противоречивыми, причем скорее негативными, чем позитивными. В этом отношении они в худшую сторону отличается от итогов приватизации, проведенной в других постсоциалистических странах, особенно в Чехии, Польше и Венгрии.

     

     

    Заключение

     

     

     

    Таким в заключение следует сделать следующие выводы.

    1. Реформа отношений собственности – один из главных элементов рыночной трансформации постсоциалистической экономики. Развитое рыночное хозяйство, которое стремятся построить все страны с переходной экономикой основывается на частной собственности на экономические ресурсы. Поэтому вполне закономерно, что преобразование отношений собственности посредством приватизации является ключевым моментом трансформации планового хозяйства постсоциалистических стран, в том числе России, в рыночное.

    2. Преодоление тотального огосударствления, свойственного административно-плановой системе, осуществляется главным образом с помощью приватизации. Под приватизацией понимают продажу или безвозмездную передачу государственной собственности в руки граждан, трудовых коллективов и юридических лиц. В результате приватизации могут возникать частные или смешанные фирмы в различных организационно-хозяйственных формах – от индивидуальных предпринимательств до всех видов, корпораций. В переходной экономике известны следующие основные методы приватизации: публичная продажа, прямая продажа за деньги активов и ценных бумаг, льготная продажа или бесплатная передача активов работникам предприятий, массовая ваучерная приватизация и реприватизация. Каждый из этих методов приватизации может реализоваться в разнообразных конкретных формах.

    3. Приватизация в странах с переходной экономикой характеризуется сочетанием общих тенденций и национальных особенностей. С точки зрения социальной справедливости, она была наиболее успешной в Чехии, экономической эффективности — в Польше. Российская приватизация, к сожалению, не отличалась ни тем, другим.

    4. В переходной экономике приватизация осуществляется в больших масштабах и более быстрыми темпами, чем в развитой рыночной экономике. Россия прошла этапы массовой ваучерной и денежной приватизации. В настоящее время в большинстве стран с переходной экономикой завершена приватизация мелких предприятий торговли, общественного питания, сферы услуг. Приватизация крупных предприятий происходит медленнее, чем намечалось первоначальными государственными программами, и с большими трудностями. Рыночная реструктуризация крупных компаний требует целенаправленного участия государства, а также проведения реформ предприятий.

    5. Итоги приватизации в России оказались противоречивыми, причем скорее негативными, чем позитивными. В этом отношении они в худшую сторону отличается от итогов приватизации, проведенной в других постсоциалистических странах, особенно в Чехии, Польше и Венгрии.

     

     

     

     

    Список использованной литературы

     

     

  1. Борисов Е.Ф. Экономическая теория: Учеб. пособие.- М.: Юрайт, 2007.
  2. Гавриленков Е. Российская экономика: перспективы макроэкономической политики // Вопросы экономики. –2002. -№ 4.
  3. Гайгер Л. Макроэкономическая теория и переходная экономика. –М.: ИНФРА-М, 2002.
  4. Губанов С. Эволюция отношений собственности: форма содержания // Экономика. 2007. №2. С.14.
  5. Емцов Р. Г. Лукин М. Ю. Микроэкономика: Учебник. М.: МГУ им. М. В. Ломоносова, 2007.
  6. Комарицкий С.И. Приватизация: правовые проблемы. М., 2000.
  7. Кудров В.М. Советская экономика в ретроперспективе: опыт переосмысления.–М.: Наука, 2003.
  8. Куликов В. Общественная собственность и демократизация экономической жизни // Вопросы экономики. 2004. №5
  9. Курс экономической теории: Общие основы экономической теории. Микроэкономика. Макроэкономика. –Рук. авт . коллектива и науч. ред. А.В. Сидоровича. –М.: Издательство: «Дело и Сервис», 2007. С.
  10. Курс переходной экономики / Под ред. Л.И. Абалкина Л.И. –М.: Финстатинформ, 2004.
  11. Курс экономической теории / Под ред. Чепурина М. Н. проф. Киселевой Е. А. Киров: Проект, 2008.
  12. Кэмпбелл Р. Макконнелл, Стэнли Л. Брю. Экономикс. Принципы, проблемы и политика. М.: Республика, 2008.
  13. Львов Д. Экономика России, свободная от стереотипов // Вопросы экономики. 2002. -№ 2.
  14. Нестеренко А. Социальная рыночная экономика: концептуальные основы, исторический опыт, уроки для России // Вопросы экономики 2002. № 8
  15. Нуреев Р.М.
    Экономика развития: модели становления рыночной экономики. –М.: ИНФРА-М., 2006
  16. Ослунд А. Россия: рождение рыночной экономики.–М.: Республика, 2002.
  17. Ослунд А. Шоковая терапия в Восточной Европе и России.–М. : Республика, 2002.
  18. Основы теории переходной экономики: вводный курс / Под ред. Киселевой Е.А., Чепурина М.Н. Киров, 2004.
  19. Платонов В. С. Введение в бизнес. Основы рыночной экономики. –Ростов н/Д.: Феникс, 2003.
  20. Радыгин А.Д. Реформа собственности в России: пути из прошлого в будущее.–М.: Республика, 2003.
  21. Россия 2015: Оптимистический сценарий / Отв. ред. Абалкин Л.И. –М.: ИЭ РАН, 2003.
  22. Российская Федерация в цифрах. 2007: Крат. стат. сб. / Госкомстат России. М., 2008.
  23. самсон И. Придет ли Россия к рынку? // Вопросы экономики, № 8. 2003.
  24. Сергеев И.В. Экономика предприятия. –М.: Финансы и статистика, 2007.
  25. Шеншин А.Е. Формирование основ рыночной экономики в России в конце ХХ в. Рынок финансов. – М.: РИЦ ИСПИ РАН, 2002.
  26. Ясин Е., Алексашенко С., Гавриленков Е., Дворкович А. Реализация либеральной стратегии при существующих экономических ограничениях // Вопросы экономики. 2004. №7.

     

     


     

Комментирование закрыто.

Вверх страницы
Statistical data collected by Statpress SEOlution (blogcraft).
->