ОСНОВНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ И ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ТЕОРИИ БЛАГОСОСТОЯНИЯ

Актуальность темы исследования определяется тем, что теория благосостояния является попыткой обсуждения нормативных проблем в рамках социально-философской позиции, на которой основывается современная западная экономическая теория, в соответствии с принятыми ею методологическими принципами и с помощью разработанного аналитического инструментария. Обращение к проблеме сравнения различных общественных состояний и к вопросу о конфликтности интересов в рамках экономической теории, видящей свою задачу в анализе способов распределения ограниченных ресурсов, означает признание социального характера хозяйственной деятельности и в связи с этим проблем, которые не могут быть непосредственно сведены к проблеме эффективной аллокации ресурсов. Современная экономическая теория базируется на принципе приоритета человеческой личности. Отсюда следует, что если и можно говорить об общественном благе, то только как о производном от индивидуального блага. Вместе с тем в общественном сознании укоренилось представление об общественном благе как качественно отличном от блага индивидуального. Вся история теории благосостояния — это, по существу, история попыток согласовать этический принцип последовательного индивидуализма с представлениями об общественном благе как несводимом прямо к индивидуальным благам.

Цель работы – исследовать и дать характеристику основных положений экономической теории благосостояния.

Задачи работы:

– анализ эволюции теоретических взглядов на проблемы благосостояния;

– охарактеризовать основные теоретические положения экономической теории благосостояния;

– рассмотреть теоретические идеи А. Пигу и В. Парето на экономическую теорию благосостояния;

– охарактеризовать значение идей Дж. Кейнса для современной экономик.

Теоретической основой работы являются труды таких авторов как Бартенев С.А., Блауг М., Гэлбрейт Дж. К., Кейнс Дж.М., Пигу А., Ядгаров Я.С. и др.

 

1.1. Эволюция взглядов на проблемы благосостояния

 

 Человечество, как и отдельный человек, всегда стремилось к достижению благосостояния. Уже в идеях раннего утопического социализма уничтожение частной собственности, уравнительное распределение и полная регламентация общественной жизни рассматривались как условие достижения всеобщего счастья. По мнению представителей данного учения, человек несчастлив потому, что испытывает зависть к более удачливому соседу. А уничтожить зависть можно только одним путем – сделать всех одинаковыми.

Идеологи же капиталистического производства с их философией эгоизма и индивидуализма в теории благосостояния сделали акцент на производстве, рассматривая благосостояние как синоним богатства, где под богатством понимались продукты материального производства. В рамках данных представлений основа и источник благосостояния – это накопление национального капитала, а показатель уровня благосостояния – рост количества благ на душу населения или чистый доход нации, который функционально зависит от ресурсов капитала, земли и труда. Следовательно, факторы экономического роста, важнейшими из которых являлось накопление капитала и разделение труда, автоматически становились факторами роста благосостояния. Предпосылкой же роста национального богатства классики единодушно считали систему «естественной свободы».

Западная теория благосостояния индивида и общества прошла ряд этапов. На первом этапе А. Смит сформулировал зависимость общественного благосостояния от: 1) количества годового продукта труда и числа потребителей; 2) достигнутого в обществе соответствия потребления годового продукта нуждам потребителей1. В общем виде можно сказать, что А. Смит поставил благосостояние в зависимость от производительности общественного труда и его пропорциональности потребностям.

Истоки современных теорий благосостояния следует искать в утилитаризме – этической теории, признающей полезность поступка критерием его нравственности. Основателем данной теории явился английский философ И. Бентам (1748 – 1832), считавший, что у философии нет более достойного занятия, чем оказывать поддержку экономике повседневной жизни. Целью всякого человеческого действия Бентам провозгласил благосостояние. Следовательно, по мысли Бентама, единственной универсальной общественной наукой должна стать «эвдемоника» – наука достижения благосостояния.

Само благосостояние Бентам предлагал измерять вычитанием суммы страданий из суммы удовольствия за данный период времени. В своей теории он исходит из того, что каждый человек в состоянии производить те арифметические действия, которые нужны для получения максимума счастья. Следует заметить, что в бентамовской концепции человек является исключительно потребителем; сфера производства интересует его очень мало. Более того, он нацелен на немедленное потребление – будущие удовольствия, согласно «арифметике счастья» входят в рассмотрение с меньшими весами, чем настоящие. Этот человек (универсальный потребитель Бентама) хорошо узнаваем, именно он становится центральной фигурой маржиналисткого анализа. И тот же Г.Госсен, который первым сформулировал закон убывающей предельной полезности из традиционной экономической науки взял именно философию утилитаризма с ее принципами разумного эгоизма, субъективного сопоставления выгод и жертв, удовольствия и страдания. Он даже предлагал политическую экономию переименовать в Genusslehre то есть учение об удовлетворении (или удовольствии), где максимизация удовольствия (полезности) становится важнейшим принципом общественного хозяйствования.

У Бентама, как и у маржиналистов, мы видим сведение всех мотивов человеческого поведения к достижению удовольствия; богатство же они рассматривает как частный случай удовольствия. И в этом первое отличие взглядов Бентама и Смита. Другое же отличие заключается в том, что Бентам не доверял согласование индивидуальных стремлений к благосостоянию рынку и конкуренции, считая это прерогативой законодательства, где идеальный свод законов должен быть построен по принципу «максимальное счастье для всех». Стоит отметить, что взгляды Бентама оказали влияние не только на представителей маржиналисткого направления в экономической науке, но и на Сисмонди, который считал, что наука об управлении должна ставить себе целью счастье людей, соединенных в обществе. Говоря его словами «…она ищет средства, чтобы обеспечить людям самое высокое благоденствие, совместимое с их природой».

До сих пор в центре нашего внимания были вопросы поведения экономических субъектов (потребителей и фирм), исследование условий оптимизации их поведения, которое сводится к максимизации полезности. Это предопределило наш интерес к проблемам формирования цен на факторы производства, которые одновременно являются доходами собственников этих факторов, и цен на продукцию фирм. Однако остался открытым вопрос, означает ли оптимизация поведения отдельных лиц максимизацию общественного благосостояния в целом? Ответ на данный вопрос, среди прочего, поможет ответить и на вопрос, препятствует ли существование монополий достижению этого состояния. И.Бентам провозгласил в качестве единственной цели любого правительства «обеспечение наибольшего счастья наибольшему числу людей». Но каким образом? Принципиально различный ответ на этот вопрос дают авторы двух наиболее известных теорий экономического благосостояния – итальянский экономист В.Парето и английский экономист А.Пигу.

По своим экономическим взглядам В. Парето (1848 – 1923) можно отнести к представителям Лозаннской экономической школы. Как и Вальрас, Парето считал политическую экономию своеобразной механикой, раскрывающей процессы экономических взаимодействий на основе теории равновесия. По его мнению, данная наука должна исследовать Механизм, устанавливающий равновесие между потребностями людей и ограниченными средствами их удовлетворения. Существенный вклад внес В.Парето в разработку теории потребительского поведения, введя вместо количественного понятия субъективной полезности – порядковые, что означало переход от кардиналисткой к ординалисткой версии теории предельной полезности. Далее, вместо сопоставления порядковой полезности отдельных благ Парето предложил сопоставление их наборов, где равно предпочтительные наборы описывались кривыми безразличия. По мнению Парето, всегда существует такая комбинация ценностей, при которой потребителю безразлично, в какой пропорции он их получит, лишь бы сумма этих ценностей не подвергалась изменениям и приносила максимум удовлетворения. Эти положения В.Парето легли в основу современной теории потребительского поведения.

Проблемам исследования благосостояния была посвящена работа другого видного английского экономиста, представителя кембриджской школы А.Пигу (1877 – 1959), книга которого «Экономическая теория благосостояния» вышла в свет в 1924 г. Целью своего исследования Пигу поставил разработку практического инструментария для обеспечения благосостояния на основе посылок неоклассической теории: теории убывающей предельной полезности, субъективно-психологического подхода в оценке благ и принципа утилитаризма. Можно с полным правом сказать, что Пигу завершил создание неоклассической теории благосостояния.

Известный английский институционалист Дж.А. Гобсон во главу угла ставил индивидуальное благосостояние, определяя его критерии с точки зрения индивидуального здоровья, предполагающего гармонию физической и умственной деятельности. Обеспечение общественного благосостояния он возлагал на государство.

В еще большей мере воздействие государства на индивидуальное и общественное благосостояние подчеркивает теория Дж.М. Кейнса. Государство, влияя своей макроэкономической политикой на уровень занятости ресурсов и национального дохода, определяет тем самым и уровень благосостояния. Кейнсианство в определенном смысле вернулось к анализу благосостояния с общественных позиций, что было характерно для А. Смита. Это выдвинуло на авансцену проблему соотношения индивидуального и общественного благосостояния, которая разрабатывалась видными западными экономистами А. Бергсоном, лауреатами Нобелевской премии К. Эрроу, П. Самуэльсоном и др.

По мнению К. Эрроу, принятие общественного решения требует постоянства системы предпочтений, предполагает выбор между известными обществу альтернативами. Одно из этих условий всегда нарушается (например, при решении вопроса голосованием). Эрроу отметил, что поскольку в обществе существует столкновение интересов, решение вопросов теории экономического благосостояния можно искать с помощью теории игр. Другой подход к теории благосостояния — это подход П. Самуэльсона, а также Бергсона и Ланге.

А. Бергсон в 1938 г. разработал функцию всеобщего благосостояния придерживаясь, в отличие от своих предшественников, оценочных суждений, которые, по его мнению, могут формулироваться высшим авторитетным органом. С помощью этой функции можно оценить предложения об экономической политике. Концепция общественного благосостояния Бергсона названа ординалистской.

Теоремы общего благосостояния П. Самуэльсона основаны на работе А. Бергсона. По мнению Самуэльсона, из функции полезности нельзя вывести индекс цен на потребительские товары, так как одинаковая эластичность спроса от доходов маловероятна. Функция благосостояния не указывала на обязательность выбора одного из возможных состояний общества, но показывала предпочтительность одной ситуации из нескольких Благосостояние рассматривалось как максимизация соотношений «затраты — выпуск». Так как функция благосостояния Самуэльсона показывала возможность сравнения полезности благ для разных потребителей, она противоречила мнению других теоретиков, считающих, что нужно выработать только критерий изменения благосостояния. Примерами приложения теории благосостояния Самуэльсона служат проблемы государственных расходов и международной торговли. Здесь исходят из принципа, что большее всегда предпочтительнее меньшего. В отношении производства это дает производственную функцию затрат и выпуска, в отношении индивидуального предложения и спроса это позволяет приравнять отношение предельных полезностей (или предельную норму заменяемости) соответствующему нормативному коэффициенту преобразования в производственной функции.

В результате получаем систему уравнений с их числом, меньшим, чем число переменных, на k — 1 (где k — число индивидов).

Самуэльсон стремился найти функцию благосостояния общества, представляющую вектор k функций индивидуальной полезности

W = W(U1,U2,…,Uk), (1)

 

где W – порядковая функция подобно всем функциям индивидуальной полезности U (i=1, 2, 3, , k), устанавливающая последовательный совместный общественный порядок всех возможных ситуаций.

Самуэльсон характеризует функцию W как этическое убеждение всех доброжелательных людей. Каждая Ui зависит от индивидуального потребления и предложения им услуг. Недостающие (k — 1) уравнений составляются, исходя из условий максимизации W при условии подчинения ограничениям, налагаемым остальными уравнениями системы. Для оптимума в теории экономического благосостояния требуется только то, чтобы W была заданной функцией (хотя бы и порядковой) — те определимой с точностью до возрастающего монотонного преобразования. Не обязательно равенство или сопоставимость отдельных Ui, а также их суммирование (укрупнение) в форму типа.

Новые варианты теории благосостояния, появившиеся вместе с утверждением идеи социального контроля, регулируемого развития, в понятие «благосостояние» включают совокупность условий, определяющих качество жизни индивида. Теория благосостояния активно влияет на экономическое развитие. В отличие от предшествующих вариантов, экономический рост становится функцией благосостояния. Эффективность, степень удовлетворения потребностей — все, что включается в понятие общественного благосостояния, отразилось в оценке отдельных индивидов, зависящей от их образа жизни и соответствующей системы ценностей. Отодвигая на второй план материальные потребности, Дж. Гэлбрейтом, У. Ростоу, Т. Парсонсом и другими экономистами был сформулирован единый, общечеловеческий критерий благосостояния.

К 30-м годам XX в. относится начало формирования концепции «государства благосостояния». Общественно предоставляемые и субсидируемые услуги определяются как общественное благосостояние в том случае, если их не может предоставить частный рынок (P. Титмус, Э. Хансен, Г. Мюрдаль, П. Самуэльсон, С. Лейден, Д. Нейл, Дж. Гэлбрейт и др.). Модели государства благосостояния включают комплекс институтов, призванных осуществить вмешательство в социальную и экономическую жизнь для обеспечения полной занятости, высокого уровня доходов и стабильных цен, а также программы социальной помощи непривилегированным слоям населения.

В общем смысле государство благосостояния — это система политики, в которой ответственность государства распространяется до ответственности общества за благосостояние граждан, а его цель — предоставление всем членам общества юридических, политических, социальных прав путем справедливого распределения доходов.

В последние десятилетия проблема благосостояния в западной теории рассматривается в двух основных аспектах (причем общим для обоих аспектов является стремление приблизить теорию к реальности). Первый аспект — это конкретно-историческое наполнение понятия «индивидуальное благосостояние» с точки зрения критериев «качества жизни», которых насчитывается от 5 до 35 в разных странах (экономических, политических, социальных, психологических) потребление, внерабочее время, изменение окружающей среды, факторы здравоохранения и образования, безопасность существования, участие в управлении, чувство цели, уровень доходов и т.д.

Второй аспект — это такое исследование механизмов реализации благосостояния, которое стремится преодолеть абстракцию «конкурентного рынка» и учесть реальную структуру социально-экономических отношений. Нобелевский лауреат Дж. Бьюкенен полагает, что необходимо исходить из того, что индивиды делегируют свои интересы организованным группам, которые, в свою очередь, стремятся навязать эти интересы через аппарат государства остальному обществу Как и Эрроу, Бьюкенен приходит к выводу о невозможности сконструировать непротиворечивую функцию общественного благосостояния; однако, он продвинулся гораздо дальше Эрроу, так как исследует проблему выбора такого механизма, который минимизировал бы негативные последствия перераспределительных процессов и максимизировал позитивные.

Государство благосостояния у Бьюкенена — это форма «передающего государства». Передача средств в таком государстве определяется интересами, проявляющимися в политике перераспределения. Институты такого государства должны функционировать, по его мнению, для достижения личных целей индивида-потребителя

Таким образом, во всех новых тенденциях западной науки признается, что в результате расширения индивидуальных возможностей в конце XX в. основным и главным источником общественных преобразований становится индивид, а индивидуальное благосостояние выдвигается в качестве фундаментальной проблемы социально-экономического развития.

Поскольку индивид активно воздействует на жизнь, выявляя направления общественного прогресса, главной обязанностью общества становится вознаграждение индивидуальной инициативы, контроль за мерой труда и мерой потребления.

Аналитическое направление в западной экономической науке — экономика благосостояния — локализует экономические, общественные и политические детерминанты достижений цивилизации. Точный, модельный тип мышления, общий для авторов большинства анализируемых работ, пока еще не вошел в практику отечественных экономистов-теоретиков, что определяет отсутствие практической нацеленности, функциональных зависимостей, рекомендаций.

Главным вопросом теории благосостояния в условиях рынка является экономическая оптимизация, которая понимается как максимальная производительность затрат труда, достижимая при рациональном использовании ресурсов. В точке оптимума производительные силы сопрягаются с суммой потребностей, производственный потенциал соответствует потребительному потенциалу. Исчерпание всех производственных возможностей и насыщение потребностей всех членов общества считаются признаком оптимума. Результатом оптимизации являются цены, так как оценки — это средства определения оптимального состояния экономики. Экономико-математическая теория, разработанная западными и отечественными экономистами-математиками (А. Курно, И. Госсен, Т. Тюнен, Л. Вальрас, Дж. Хикс, П. Самуэльсон, А. Вальд, К. Эрроу, Ж. Дебре, Л. Мак-Кензи, Д. Гейл, А. Гранберг, Л. Канторович, В. Лившиц, В. Полтерович и др.), подтверждает необходимость рынка, децентрализации.

 

1.2. Вклад Артура Пигу в создание теории благосостояния

 

Экономическая теория Артура Пигу (1877—1959) рассматривает проблему распределения национального дохода, по терминологии Пигу — национального дивиденда. К нему он относит «все то, что люди покупают на свои денежные доходы, а также услуги, предоставляемые человеку жилищем, которым он владеет и в котором проживает». При этом услуги, оказываемые самому себе и в домашнем хозяйстве, и использование предметов, находящихся в общественной собственности, не включается в состав этой категории.

Национальный дивиденд — это поток товаров и услуг, производимых в обществе в течение года. Иными словами, это та доля дохода общества, которая может быть выражена в деньгах: товары и услуги, входящие в состав конечного потребления.

А. Пигу — ученик и продолжатель Маршалла. На протяжении тридцати пяти лет он возглавлял кафедру политической экономии в Кембридже. Если Маршалл предстает перед нами как систематик и теоретик, стремящийся охватить всю систему отношений «Экономикса», то Пигу занимался преимущественно анализом отдельных проблем. Наряду с теоретическими вопросами его интересовала экономическая политика. Его занимал, в частности, вопрос, как согласовывать частные и общественные интересы, сочетать частные и общественные издержки.

В центре решения этого вопроса — анализ соотношения между частным чистым и общественным чистым продуктами. По мнению Пигу, достижение оптимума предполагает не в последнюю очередь уравнение частного и общественного предельного чистого продукта.

Чтобы пояснить сказанное, приведем некоторые примеры. Сооружение железной дороги дает выгоду не только тому, кто строил и эксплуатирует эту дорогу, но и владельцам близлежащих земельных участков. В результате прокладки железной дороги цена земли, расположенной вблизи ее, неизбежно возрастает. Владельцы земельных участков хотя и не занимались строительством, оказываются в выигрыше благодаря росту цен на землю. Возрастает и общий национальный дивиденд.

Критерий, который должен быть принят во внимание, — динамика рыночных цен. По мнению Пигу, «главный показатель — не сам продукт или материальные блага, а применительно к условиям рыночной экономики — рыночные цены»1.

Но сооружение железной дороги может сопровождаться отрицательными и весьма нежелательными последствиями, ухудшением экологической обстановки. Люди будут страдать от шума, дыма, мусора. «Железка» вредит посевам, снижает урожайность, подрывает качество продукции. Применение новой техники нередко порождает трудности, создает проблемы, требующие дополнительных затрат.

Выход из этого противоречия в следующем. Железная дорога может заплатить фермерам штрафы за нанесенный ущерб. В случае значительных негативных последствий фермеры и местное население попытаются уплатить железной дороге какую-то сумму, чтобы закрыть ветку, проходящую рядом с их владениями и жилищами. По мнению Пигу, в реальной действительности стороны не сумеют найти разумного компромисса и договориться.

Приведем другой пример. Допустим, вводится косвенный налог на алкоголь, который вводит государство. Введение подобного налога должно иметь следствием уменьшение потребления спиртных напитков. Люди стали бы меньше пить. Средства от налога, по мнению Пигу, можно использовать в качестве платы за снижение склонности к спиртному. Могут возникнуть и непредвиденные заранее результаты.

Более равномерное распределение дохода между членами общества будет способствовать росту благосостояния и развитию производства. Экономическое равенство, считает автор исследования, способствует достижению максимума благосостояния. Доход подвержен действию принципа убывающей полезности. В результате перераспределения дохода сумма удовлетворения бедных слоев возрастет больше, чем уменьшится сумма удовлетворения богатых.

Рассматривая аргументы «за» и «против» перераспределения доходов, Пигу стремится выяснить, как это отразится на величине национального дохода (дивиденда). Одна глава его труда «Экономическая теория благосостояния» посвящена рассмотрению вопроса о «национальном минимуме реального дохода». Анализируется, что означает эта категория, каков должен быть набор товаров и благ, входящих в состав «минимального дохода», от чего зависят его размеры. Этот минимум «включает определенные количественные и качественные требования к жилищным удобствам, медицинскому обслуживанию, образованию, питанию, досугу, санитарной службе, охране труда и т.п.» 1.

Пигу проводит различие между благосостоянием отдельных лиц, социальных групп и общим благосостоянием нации. Последнее шире двух первых. Общее благосостояние включает не только уровень доходов, но и характер, условия труда, обеспеченность жильем, общий порядок, взаимоотношения между людьми.

Пигу довольно детально разработал и предложил систему оптимального налогообложения. Исходный принцип установления налоговых ставок — принцип «наименьшей совокупной жертвы». В соответствии с ним он обосновывает необходимость прогрессивной системы налогообложения.

Рассматривая систему цен (на примере железнодорожных тарифов), Пигу приходит к выводу, что конкуренция не всегда способна дать желаемые результаты. Рыночные цены отражают интересы частных производителей и частной клиентуры, а не интересы общества. Цены не выражают действительное общественное значение услуг или иных благ. По его мнению, самые хитроумные тарифы на перевозки всегда противоречивы и, как правило, чрезвычайно сложны.

А. Пигу писал не столько теоретический трактат, сколько книгу, предназначенную для практического пользования. Его занимала практическая политика. Он иронически отзывается о так называемых пустых ящиках экономической науки, призванных выполнять роль элементов теоретического познания. Задача экономистов состоит в том, чтобы делать лучшие ящики и стремиться их заполнить.

Поскольку свободная конкуренция не решает проблемы сочетания интересов и выгод (а надо иметь на первом плане интересы общества), постольку необходимо вмешательство государства в решение возникших проблем. Оно должно использовать экономический инструментарий — налоги, субсидии. Спор между железной дорогой и фермерами, о котором говорилось выше, способно разрешить только государство. Оно может, например, компенсировать потери фермеров посредством введения налога на железную дорогу и выплаты субсидий владельцам земельных участков.

Пигу рассматривал рыночные цены в качестве своеобразного критерия, но не сводил все к денежным компенсациям, экономическим выгодам. Общее благосостояние выше и важнее, чем экономическое благосостояние.

Он обосновывает идею перераспределения средств, перехода богатства «от богатых к бедным». Для этого предлагает использовать льготные цены на товары, ввести налог на наследство, поощрять добровольную передачу средств, перераспределять средства, используя различные формы обучения.

Рассматривая пути наиболее строгого учета размеров и динамики национального дивиденда, Пигу приводит ряд любопытных примеров. Человек, женившийся на своей экономке, уменьшает тем самым национальный дивиденд, ибо перестает платить ей жалованье, которое ранее учитывалось в качестве одного из элементов, участвующих в создании национального продукта.

В практических рассуждениях и рекомендациях Пигу немало теоретического романтизма. Его заслуга состоит в том, что он положил начало теории распределения национального дохода, поставил и рассмотрел проблему сочетания экономических интересов отдельного человека, фирмы и общества в целом.

Дискуссии вокруг этих проблем не утихают. Одни авторы поддерживают Пигу, другие — выступают с критикой, возражают против идеи перераспределения доходов. Некоторые из оппонентов выдвинули в качестве аргумента положение, получившее название «эффект дырявого ведра». Его смысл в том, что в дырявое ведро сколько не лей, его не наполнишь. Перераспределение средств, по мнению критиков, ведет к увеличению потерь в обществе и не способно привести к желаемым результатам. В обществе растут административные расходы, усиливается бюрократизация, снижается мотивация к эффективному производству. Все это является результатом повышения налогов и расширения социальных программ.

Теоретические разработки и рекомендации Пигу, с которыми он выступал в предвоенный период, мало соответствовали экономическим реалиям западных стран. Положение несколько изменилось в 50—60-е гг. Повышение темпов экономического роста, уровня занятости: прогрессивные структурные сдвиги подготовили условия для улучшения жизненных стандартов.

Политика регулирования и стимулирования доходов населения диктовала необходимость более строгого учета уровня и динамики благосостояния. Обобщающие показатели движения общественного продукта не были способны выполнить подобную задачу. Валовой национальный продукт (ВНП) выражал конечные результаты экономической деятельности, ориентированной на рынок, но не характеризовал условия жизни. ВНП мог дать лишь самое общее, далеко неполное, во многом искаженное представление о достигнутом уровне общественного благосостояния.

Размеры общественного производства могут расти, а благосостояние будет падать (к примеру, в условиях войны или интенсивной индустриализации). Объем выпуска ВНП может оставаться неизменным, а благосостояние будет расти (в случае перераспределения доходов, устранения их резкой дифференциации). Валовой национальный продукт не отражает качественные моменты, соотношение устаревшей и современной продукции.

Для более строгой оценки уровня благосостояния необходимы показатели синтезирующего характера, более полно отражающие широкий круг жизненных параметров и стандартов: обеспеченность жильем, систему медицинского обслуживания, взаимоотношения между социальными группами, политическую стабильность и т.д.

Специалисты, занимающиеся данной проблемой, предприняли попытки разработать обобщающие показатели экономического благосостояния. Так, американские экономисты Джеймс Тобин и Уильям Нордхауз предложили новый параметр, получивший название показателя чистого экономического благосостояния. Он отличается от валового национального продукта. Из него вычитаются затраты, связанные с нарушением экологии. В стоимостной форме включен «выигрыш» от сокращения рабочего и увеличения свободного времени. Дополнительно учтены результаты некоторых видов неоплачиваемой деятельности.

Попытки обосновать скорректированный показатель чистого экономического благосостояния оказались достаточно непростыми. Весьма нелегко рассчитать величину отрицательных факторов, оценить в деньгах значимость роста досуга, учесть составляющие жизненных условий нерыночного характера.

 

2. ВЗГЛЯД В. ПАРЕТО НА ЭКОНОМИЧЕСКУЮ ТЕОРИЮ БЛАГОСОСТОЯНИЯ

 

2.1. Оптимум В. Парето: поиск критерия эффективности

 

Проблема равновесности не только теоретическая проблема. Нарушения пропорций между секторами и сферами экономических систем происходят нередко из-за просчетов, ошибочных выводов тех, на ком лежит принятие определяющих решений. Глубокая встряска экономического организма в целях восстановления нарушенных связей, например, путем преднамеренного использования методов «шоковой терапии», не обязательно ведет к желаемым результатам.

Сегодня, как, впрочем, и сто, и двести лет назад, проблема соответствия между потребностями и ресурсами, между спросом и предложением продолжает занимать умы экономистов, политиков, бизнесменов. Потребности, как правило, опережают экономические ресурсы и возможности. Приходится либо ограничивать потребности, либо пытаться увеличить ресурсы, либо преодолевать дефициты, либо устранять излишки. Но при каких условиях, благодаря каким механизмам? Способен ли рынок обеспечить равновесность? Насколько устойчивы многоаспектные параметры экономики? На основе каких принципов устанавливается взаимодействие цен, издержек, объемов спроса и предложения на различных рынках? Принимает ли это взаимодействие форму равновесности или рыночный механизм действует в обратном направлении?

К ответам на поставленные выше и подобные вопросы теоретики и практики, ученые и политики шли шаг за шагом, иногда двигаясь «параллельным курсом», иногда опровергая или развивая дальше, углубляя ранее высказанные идеи.

Теорией рыночного равновесия занимались многие экономисты. Вспомним Г. Госсена, именем которого названы закон насыщения потребностей и закон равнозначной полезности (см. гл. 10). Следует упомянуть Уильяма Джевонса (1835— 1882). Ему принадлежит обоснование «закона обмена», в котором обмен двух товаров происходит обратно пропорционально отношению их предельных полезностей.

Заслуживает внимания вклад английского экономиста-математика Фрэнсиса Эджуорта (1845—1926). Он был одним из тех, кто ввел в экономическую практику понятие «кривые безразличия», представляющие собой комбинацию двух благ, выражающую равную полезность. Опираясь на положения и выводы других теоретиков, анализировал условия частичного равновесия и формирования равновесной цены А. Маршалл.

Основоположником теории общего экономического равновесия считается швейцарский экономист Леон Вальрас (1834—1910). Вальрас преподавал в Лозаннском университете, занимался теоретическими исследованиями, играл на бирже, был директором банка. Вальрас не ограничивался теоретическими изысканиями, хотя его и называют «чистым теоретиком». Он стремился понять общие принципы, на которых функционирует рыночная экономика.

Созданная Вальрасом экономико-математическая модель направлена на обоснование возможности существования системы равновесных цен как своеобразных центров притяжения, экономических ориентиров и регуляторов. Система цен, удовлетворяющая и производителей, и потребителей, — это вариант, который существует лишь в теории, в виде желаемого, но никогда в точности не достигаемого результата. В отличие от вальрасовской модели реальное существование рынка — та или иная степень неравновесности. Рынок стремится преодолеть эту неравновесность в силу внутренних причин, как уже отмечалось, стремится приблизиться к «идеалу».

Равновесие является устойчивым, если на рынке действуют силы, выравнивающие отклонения и восстанавливающие «равновесность». Промежуточные, «неверные» цены постепенно исключаются. Этому способствует развитие конкуренции.

Экономический смысл теории общего равновесия состоит в том, что, как утверждают неоклассики, рыночная экономика является в принципе стабильной, устойчивой системой, не нуждается в помощи извне (Вальрас не разделял последнее утверждение). Цены служат определяющим фактором, стимулирующим мотивы и решения людей, устремления и действия экономических агентов.

Основной вывод, вытекающий из вальрасовой модели, состоит в обосновании взаимосвязанности и взаимообусловленности всех цен как регулирующего инструмента, причем не только на рынке товаров, но и на всех рынках.

Цены на потребительские товары устанавливаются во взаимосвязи и взаимодействии с ценами на факторы производства, цены на рабочую силу — с учетом и под влиянием цен на продукты и т.д. Равновесные цены устанавливаются в результате взаимосвязи всех рынков (рынков товаров, труда, денежных рынков, рынков ценных бумаг).

Возможность существования равновесных цен одновременно на всех рынках доказывается математически. К этому равновесию в силу присущего ему механизма стремится рыночная экономика.

Из теоретически достижимого экономического «равенства» следует вывод об относительной устойчивости системы рыночных отношений. «Нащупывание» равновесных цен происходит на всех рынках и, в конечном счете, приводит к равновесий спроса и предложения на этих рынках.

Модель Вальраса — упрощенная, условная картина национального хозяйства. Она не рассматривает, как устанавливается равновесие в развитии, динамике. В ней не учитываются многие факторы, действующие в практике, например психологические мотивы, ожидания. В модели рассматриваются сложившиеся рынки, устоявшаяся и соответствующая потребностям рынка инфраструктура.

Теоретическая модель Вальраса послужила основой дальнейшего развития важнейших разделов экономической науки, опирающихся на математическое обоснование социально-экономических отношений и взаимосвязей. Теория Вальраса выдвинула на повестку дня изучение составляющих экономического равновесия, пропорций между важнейшими секторами и рынками в статике и динамике, выявление предпосылок и методов преодоления возникающих нарушений.

И проанализировав модель Вальраса, возникает вопрос, справедливо ли утверждать, что общее экономическое равновесие представляет собой оптимальное распределение ресурсов и продуктов?

По Вальрасу, в результате эквивалентного обмена каждый его участник получает максимум полезности. Однако его оппоненты считают, что подобное заключение нуждается в доказательстве. Не исключено, что, хотя достижение экономического равновесия приводит к максимизации общего эффекта, «выигрыш» каждого отдельного лица окажется далеко не равнозначным. Следующий возможный вопрос – как оценивать совокупную полезность, если ее слагаемые весьма субъективны, количественно несопоставимы?

Допустим, достигнут максимум общего эффекта. Но общий эффект (рост производства, сооружение новых объектов) может дать выигрыш одним при проигрыше других. Достижение эффекта в масштабе общества не означает, что от этого выиграют все его члены. Скажем, эффект от увеличения добычи нефти почувствуют прежде всего работники нефтепромыслов, а население нефтеносного района проиграет в результате ухудшения экологической обстановки. Сооружение новой дороги потребует дополнительных затрат, и увеличение налогового бремени ощутят даже те люди, которые никогда не воспользуются этой дорогой.

Проблема заключается в оптимальном распределении экономических ресурсов и производимых благ в целях достижения наибольшей эффективности. Определяющий вклад в решение проблемы осуществил итальянский экономист Вильфредо Парето (1848—1923). Он разработал исходные положения, на которых строится теория благосостояния.

Теория благосостояния — это теория экономического оптимума. Ее задача — оптимальное распределение экономических ресурсов и производимых благ; она занимается поиском оптимальных решений в интересах обеспечения эффективности экономической деятельности.

В. Парето обосновал неправомерность определения совокупной полезности как суммы индивидуальных полезностей. Полезность может быть измерена, но не посредством количественных измерителей, а путем сопоставления значимости потребительских благ, путем оценки степени их приоритетности для покупателя. Признание ординалистского, а не кардиналистского подхода означало, что потребительные стоимости (полезности) выстраиваются по критерию предпочтения, по степени приоритетности.

Полезность для отдельного лица, фирмы не равнозначна полезности с позиций всего общества. К этому, казалось бы простому, не вызывающему особых возражений заключению пришли не сразу. Нужно было уловить и провести различие между двумя параметрами — микрополезностью и макрополезностью.

Парето, будучи математиком, пришел к выводу, что миллионы уравнений не помогут рассчитать все многообразие экономических взаимосвязей и отношений. Многочисленные переменные исключительно подвижны и изменчивы. Что же касается отдельного «экономического человека», то не следует думать, будто его вкусы и желания постоянно варьируются, они относительно устойчивы.

При выборе вариантов потребитель не измеряет величины полезностей, а сопоставляет, сравнивает их. В качестве инструмента «измерения» предпочтений потребителя Парето использовал кривые безразличия. Простейший вариант анализа представляет сравнение набора из двух товаров, например яблок и бананов (рис. 1).

 


Бананы

 

Рис. 1. Кривая безразличия

Количества этих двух товаров откладываются на вертикальной и горизонтальной осях. Прямая, соединяющая крайние точки (только яблоки — только бананы), носит название бюджетной линии, отражающей соотношения двух товаров, выраженные в ценах.

Кривая безразличия отражает варианты сочетания двух товаров (яблок и бананов), оцениваемые потребителем как равнозначные. Его устраивают различные сочетания наборов (они лежат на кривой). Практически ему безразлично, какой из указанных наборов предпочесть. Варианты, лежащие за пределами кривой, потребителя не устраивают.

Из двух вариантов будет выбран тот, для приобретения которого имеется достаточная сумма денег. Прямая, т.е. бюджетная граница, касается кривой безразличия в точке М. При данном бюджете и сложившемся на рынке уровне цен будет выбран именно этот вариант как наиболее оптимальный.

Кривые безразличия могут использоваться для прогнозов потребительского спроса.

На основе потребительских предпочтений осуществляются сопоставления результатов и затрат. Такого рода сопоставления проводятся на различных уровнях. Достижение эффекта в масштабе общества, например, повышение результата при прежних затратах, не означает, что от этого окажутся в выигрыше все члены общества.

Например, при увеличении производства и снижении цен на персональные компьютеры выиграет только часть населения — потенциальные покупатели компьютеров. «Полезность эффекта» от указанного мероприятия для основной массы покупателей останется близкой к нулю. Не затронет интересы большинства населения и «негативный эффект», допустим, повышение цен на бриллианты. Но ситуация может быть и иной: эффект от увеличения добычи нефти почувствуют прежде всего работники нефтепромыслов, а население нефтеносного региона проиграет в результате ухудшения экологической обстановки.

 

2.2. Критерий общественной полезности

 

Вывод Парето состоит в следующем: оптимальным следует считать тот случай, когда при данных условиях (наличии ресурсов, системе распределения, запросах потребителей, ценах) никто не может улучшить свое положение, не ухудшая при этом положения кого-либо другого. Иначе говоря, ресурсы распределены более равномерно. Если же имеется возможность улучшить положение одного из участников, то это означает, что оптимум не достигнут.

Оптимум по Парето гласит, что благосостояние общества достигает максимума, а распределение ресурсов становится оптимальным, если любое изменение этого распределения ухудшает благосостояние хотя бы одного субъекта экономической системы. В ситуации, оптимальной по Парето, нельзя улучшить положение любого участника экономического процесса, одновременно не снижая благосостояния как минимум одного из остальных. Такое состояние рынка называется Парето-оптимальным состоянием. Согласно критерию Парето (критерию роста общественного благосостояния), движение в сторону оптимума возможно лишь при таком распределении ресурсов, которое увеличивает благосостояние по крайней мере одного человека, ни нанося ущерба никому другому

Смысл указанной формулы состоит в необходимости поиска варианта, соответствующего положению, при котором достигается максимальная производительность факторов производства и наиболее полное удовлетворение потребностей потребителей.

Равновесное состояние, при котором никто не может увеличить производство одного блага без снижения производства какого-либо другого блага, принято именовать оптимумом Парето.

В реальной действительности имеется не один, а много вариантов, отвечающих критерию оптимума по Парето.

Практическая значимость эффективности по Парето состоит в том, что им обоснованы критерии и ограничения, способствующие дальнейшей разработке проблемы эффективности, теории потребительского выбора и оптимизации на различных уровнях. Однако следует напомнить, что кривые безразличия впервые применил Эджуорт. Объективные основы оценки полезности были предложены Слуцким. Кривые безразличия позднее были разработаны более подробно Хик-сом.

Поскольку нередко приоритет, отдаваемый одним отраслям, регионам, социальным группам, ограничивает возможности других (принцип остаточного бюджетного финансирования — типичный пример), важно находить средства компенсации ограничений и потерь тех, кто проигрывает в результате принимаемых решений. В связи с этим напоминает о себе необходимость следовать концепции «возможного улучшения в смысле Парето».

Итак, суммируем выводы, к которым пришел Парето.

Первое. Критерием оптимальности служит не суммарная максимизация, а максимум пользы для каждого отдельного человека в соответствии с наличными ресурсами и экономическими возможностями.

Второе. Обеспечение экономического равновесия — необходимое условие достижения оптимума. Оптимум означает, что достигнут результат, отклонение от которого увеличивает выгоды для одних и уменьшает их для других. Распределение ресурсов в обществе становится оптимальным, если любое изменение данного варианта ухудшает положение хотя бы одного участника экономической системы.

На рис. 2 изображена кривая потребительских возможностей МN. Кривая показывает возможные сочетания уровней полезности при распределении двух благ между двумя участниками.

Любая точка на кривой (например, А или В) эффективна по критерию Парето. Движение по кривой означает улучшение положения (ресурсов, расходов) одного при ухудшении положения другого.

Точки внутри фигуры ОМN расположены ниже кривой MN. Все точки внутри кривой, в том числе точки I и К, соответствуют неэффективному распределению ресурсов. К примеру, движение от точки I в сторону кривой (внутри LРI) означает улучшение по Парето.

 


Полезность первой группы

 

Рис. 2. Эффективность по Парето

 

Если найти оптимум на уровне фирмы относительно несложно, исходя из минимизации затрат и максимизации результата, то на уровне народного хозяйства приходится учитывать множество факторов, неоднозначность и многообразие целей.

По Парето, оптимум достигается, когда устанавливается равновесие на всех рынках, во всех секторах экономики. К этому оптимуму стремится рыночный конкурентный механизм.

Между экономическим ростом и распределением ресурсов существует противоречие. Преимущества роста распределяются неравномерно. Приоритеты, предоставляемые одним отраслям и регионам, ограничивают возможности других. Поэтому государственные программы призваны находить средства и методы компенсации тем, кто оказывается в проигрыше от принимаемых решений.

Итак, суть взглядов Парето может быть сведена к двум утверждениям:
         — любое конкурентное равновесие является оптимальным (прямая теорема),
         — оптимум может быть достигнут конкурентным равновесием, что означает, что выбранный исходя из некоторых критериев оптимум наилучшим способом достигается через рыночный механизм (обратная теорема).

Другими словами, состояние оптимума целевых функций и обеспечивает сбалансированность на всех рынках. Оптимизация целевых функций, по Парето, означает выбор наилучшей альтернативы из всех возможных всеми участниками экономического процесса. Однако необходимо отметить, что выбор каждого индивида зависит от цен и начального объема благ, которым он располагает, и варьируя начальное распределение благ мы изменяем и равновесное распределение, и цены. Отсюда следует, что рыночное равновесие – это наилучшее положение в рамках уже сформировавшейся системы распределения и модель Парето предполагает невосприимчивость общества к неравенству. Такой подход станет более понятен, если принять во внимание «закон Парето», или закон распределения доходов. На основе изучения статистики ряда стран в различные исторические эпохи Парето установил, что распределение доходов выше определенной величины сохраняет значительную устойчивость, и это свидетельствует, по его мнению, о неравномерном распределении природных человеческих способностей, а не о несовершенстве социальных условий. Отсюда вытекало крайне скептическое отношение Парето к вопросам социального переустройства общества.

Однако трудно оспаривать положение, что оптимальное, по Парето, очень часто является социально неприемлемым. Поэтому даже в русле неоклассического направления политической экономии формируются иные теории благосостояния.

 

 

 

 

 

3. ЗНАЧЕНИЕ ИДЕЙ ДЖ. КЕЙНСА ДЛЯ СОВРЕМЕННОЙ ЭКОНОМИКИ

 

Джон Мейнард Кейнс (1883—1946) — выдающийся ученый-экономист современности. Он учился у не менее именитого ученого, основателя Кембриджской школы экономической мысли А. Маршалла. Но, вопреки ожиданиям, не стал его наследником, едва не затмив славу своего учителя.

Своеобразное осмысление последствий самого длительного и тяжелого экономического кризиса 1929—1933 гг., охватившего многие страны мира, отразилось в совершенно неординарных в тот период положениях изданной Дж.М. Кейнсом в Лондоне книги под названием «Общая теория занятости, процента и денег» (1936)1.

Новаторство экономического учения Дж.М. Кейнса в части предмета изучения и в методологическом плане проявилось, во-первых, в предпочтении макроэкономического анализа микроэкономическому подходу, сделавшего его основоположником макроэкономики как самостоятельного раздела экономической теории, и, во-вторых, в обосновании (исходя из некоего «психологического закона») концепции так называемого «эффективного спроса», т.е. потенциально возможного и стимулируемого государством спроса2.

Опираясь на собственную, «революционную» по тем временам методологию исследования Дж.М. Кейнс в отличие от своих предшественников и наперекор господствовавшим экономическим воззрениям утверждал о необходимости недопущения с помощью государства урезания заработной платы как основного условия ликвидации безработицы, а также о том, что потребление ввиду психологически обусловленной склонности человека к сбережению растет гораздо медленнее доходов.

По Кейнсу, психологическая склонность человека сберегать определенную часть дохода сдерживает увеличение дохода из-за сокращения объема капиталовложений, от которых зависит перманентное получение доходов. Что касается предельной склонности человека к потреблению, то она, по мнению автора «Общей теории», якобы постоянна и может поэтому обусловливать устойчивое соотношение между увеличением инвестиций и уровнем дохода1.

Сказанное свидетельствует о том, что в методологии исследования Дж.М. Кейнса учитывается немаловажное влияние на экономический рост и неэкономических факторов, как-то: государство (стимулирующее потребительский спрос на средства производства и новые инвестиции) и психология людей (предопрееляющая степень осознанных взаимоотношений хозяйствующих субъектов). Вместе с тем кейнсианское учение являет собой по преимуществу продолжение основополагающих методологических принципов неоклассического направления экономической мысли, поскольку и сам Дж.М. Кейнс, и его последователи (впрочем, как и неолибералы), следуя идее «чистой экономической теории», исходят из приоритетного значения в хозяйственной политике общества прежде всего экономических факторов, определяя выражающие их количественные показатели и связи между ними, как правило, на базе методов предельного и функционального анализа, экономико-математического моделирования,

Дж.М. Кейнс не отрицал влияния меркантилистов на созданную им концепцию государственного регулирования экономических процессов. Его общие с ними суждения очевидны и заключаются:

  • в стремлении увеличения массы денег в стране (как средство их удешевления и соответственно снижения ставок ссудного процента и поощрения инвестиций в производство);
  • в одобрении роста цен (как способ, стимулирующий расширение торговли и производства);
  • в признании того, что недостаток денег служит причиной безработицы;
  • в понимании национального (государственного) характера экономической политики.

Суть «Основного психологического закона» Дж.М. Кейнса такова: «Психология общества такова, что с ростом совокупного реального дохода увеличивается и совокупное потребление, однако не в такой же мере, в какой растет доход» 1. И в этом определении его недвусмысленная теоретико-методологическая позиция, в соответствии с которой для выявления причин неполной занятости и неполной реализации, неравновесности экономики, а также для обоснования методов ее внешнего (государств иного) регулирования «психология общества» имеет не меньшее значение, чем «законы экономики».

Итогом своего исследования Дж.М. Кейнс считал создание качественно новой экономической теории. Последняя, на его взгляд, «указывает на жизненную необходимость создания централизованного контроля в вопросах, которые ныне в основном предоставлены частной инициативе… Государство должно будет оказывать свое руководящее влияние на склонность к потреблению частично путем соответствующей системы налогов, частично фиксированием нормы процента и, возможно, другими способами», ибо «именно в определении объема занятости, а не в распределении труда тех, кто уже работает, существующая система оказалась непригодной»2. Вот почему, по убеждению Дж.М. Кейнса, «учреждение централизованного контроля, необходимого для обеспечения полной занятости, потребует, конечно, значительного расширения традиционных функций правительства… Но все же остаются широкие возможности для проявления частной инициативы и ответственности».

Эффективность регулирования государством экономических процессов, на взгляд Дж.М. Кейнса, зависит от изыскания средств под государственные инвестиции, достижения полной занятости населения, снижения и фиксирования нормы процента. Он писал: «Рикардо и его преемники просмотрели тот факт, что даже в долгосрочном периоде занятость не обязательно стремится к уровню полной занятости, что уровень занятости может изменяться и что каждой отдельной банковской политике соответствует отличающийся от других уровень занятости. Таким образом, существует много состояний долгосрочного равновесия, соответствующих различным мыслимым вариантам процентной политики органа, регулирующего денежную систему» 1.

Как полагал Дж.М. Кейнс, государственные инвестиции в случае их нехватки должны гарантироваться выпуском дополнительных денег, а возможный дефицит бюджета будет предотвращаться возрастанием занятости и падением нормы процента. Иначе говоря, по концепции Дж.М. Кейнса, чем ниже норма ссудного процента, тем выше стимулы к инвестициям, к росту уровня инвестиционного спроса, что, в свою очередь, расширяет границы занятости, ведет к преодолению безработицы. При этом исходным для себя он считал такое положение о количественной теории денег, в соответствии с которым в реальной действительности «вместо постоянных цен при наличии неиспользованных ресурсов и цен, растущих пропорционально количеству денег в условиях полного использования ресурсов, мы практически имеем цены, постепенно растущие по мере увеличения занятости факторов»2.

В этой связи М. Блауг пишет: «Для Кейнса полная занятость зависит от правильного соотношения процентной ставки и заработной платы и может быть достигнута скорее путем понижения первой, чем сокращения второй. Фундаментальная причина безработицы у Кейнса состоит в том, что ставка процента в долгосрочной перспективе остается слишком высокой…»3. Вместе с тем, по Блаугу, «согласно кейнсианской теории удвоение денежной массы не приводит к удвоению уровня цен, но при этом воздействует на процентную ставку… потому, что кейнсианская функция спроса на деньги, в частности спекулятивного, учитывает «денежную иллюзию» или реакцию индивидов на любое, даже номинальное, изменение запасов наличности».

И резюмируя свою позицию по отношению к учению Дж.М. Кейнса, М. Блауг восклицает: «Кейнсианская революция действительно имела место» 1. В современном кейнсианстве доминируют две тенденции: американская, связанная с именами ряда экономистов США, и европейская, связанная прежде всего с исследованиями французских экономистов.

В числе американских последователей учения Дж.М. Кейнса чаще всего упоминаются Э. Хансен, С. Харрис, Дж.М. Кларк и др. Они, опираясь на учение Дж.М. Кейнса, считали целесообразным увеличение налогов с доходов населения (до 25% и более), увеличение размеров государственных займов и выпуска денег для покрытия расходов государства (даже если это увеличит инфляцию и дефицит государственного бюджета).

В современном кейнсианстве доминируют две тенденции: американская, связанная с именами ряда экономистов США, и европейская, связанная прежде всего с исследованиями французских экономистов.

В числе американских последователей учения Дж.М. Кейнса чаще всего упоминаются Э. Хансен, С. Харрис, Дж.М. Кларк и др. Они, опираясь на учение Дж.М. Кейнса, считали целесообразным увеличение налогов с доходов населения (до 25% и более), увеличение размеров государственных займов и выпуска денег для покрытия расходов государства (даже если это увеличит инфляцию и дефицит государственного бюджета).

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

 

Итак, теория благосостояния в основном сосредоточена вокруг следующего круга проблем:

содержание понятия общественного (общего) блага, или пользы (полезности), и механизм, позволяющий выявить это благо: рынок, голосование или политический диктат;

соотношение общего блага и результатов деятельности индивидов, преследующих свои собственные цели и влияние на этот процесс институциональной структуры экономической системы. Иными словами, обсуждается вопрос о том, какое устройство системы обеспечивает лучшее соотнесение частных интересов и общественного блага: свободный рынок, рынок с элементами регулирования, централизованный механизм принятия решений и управления.

В современной теории благосостояния можно выделить два принципиальных подхода к решению вопроса о сущности общественного блага. Согласно первому, общественное благо характеризуется неким показателем, или целевой функцией, которая подлежит оптимизации. Согласно второму, это — состояние, в некотором смысле наилучшее, с точки зрения индивидов.

Первый подход – представители которого — И. Бентам, Г. Сиджуик и др. — пытались сформулировать функцию общественного блага. Бентам основополагающим принципом провозгласил принцип пользы, причем последнюю он трактовал в свете стремления человека к увеличению наслаждения и уменьшению страдания. Отсюда общая польза понималась как «наибольшее счастье для наибольшего числа людей», т.е. как наиболее благоприятный баланс наслаждения и страдания для наибольшего числа людей. Бентам связывал удовольствие с потреблением товаров и услуг, и потому экономическая интерпретация его социального оптимума означала максимум производства товаров.

Второй подход связан с именем В. Парето и прежде всего с его работой «Курс политической экономии»
(1896—1897). Рассуждая в русле теории общего равновесия, Парето пытался дать содержательную трактовку утверждению, что совершенная конкуренция обеспечивает достижение максимума благосостояния. При этом он подчеркивал этическую нейтральность своего подхода, ограничивался анализом проблемы эффективности; отказался от рассмотрения природы полезности и признал невозможность измерения полезности и межличностного сопоставления полезностей; единственно возможным способом выявления индивидуальных полезностей считал шкалу предпочтений; исходил из предпосылки, что никто, кроме самого человека, не способен судить, что для него благо; вопрос же о природе предпочтений людей выводил за рамки экономической теории.

Благодаря Парето в экономическую теорию прочно вошли такие инструменты анализа, как кривые безразличия, «карта безразличия», «коробка Эджуорта» и т.д.

Следствием подобных представлений было утверждение о том, что чистая экономическая теория не может дать критерия выбора между социальным порядком, базирующимся на частной собственности, и социализмом. Решение этого вопроса предполагает обращение к обстоятельствам иного характера, которыми сам Парето активно интересовался, но уже не как экономист, а как социолог и философ.

Основным вкладом Парето в экономическую теорию является предложенный им критерий благосостояния, согласно которому увеличение благосостояния означает такую ситуацию, когда некоторые люди выигрывают, но никто не проигрывает. Иными словами, состояние называется оптимальным по Парето, если выполняется следующее условие: ничье благосостояние не может быть улучшено без ухудшения благосостояния кого-либо другого.

Необходимо также отметить, что во-первых, оптимальное по Паре-то состояние — наилучшее с точки зрения использования ресурсов при заданном исходном распределении богатства, или покупательной способности экономических агентов. Во-вторых, при изменении начального распределения благ можно прийти к другим оптимальным состояниям, сравнение которых выходит за пределы «компетентности» данного критерия. Последнее очень существенно, так как в жизни изменение состояний обычно сопряжено с перераспределением богатства и дохода, т.е. потерями одних и приобретениями других.

Общий смысл рекомендаций Парето проистекает из представления о том, что оптимальное состояние тесно связано с конкурентным равновесием, и сводится к следующему: если экономика близка к совершенной конкуренции, вмешательство государства излишне, если нет, то желательно устранить препятствия для свободной конкуренции или осуществлять такие меры перераспределительного характера (налоги, прямое воздействие на цены и т.д.), которые бы компенсировали действие факторов, мешающих свободной конкуренции. Таким образом, намечались пути достижения Парето-оптимального состояния.

А. Пигу в книге «Богаство и благосостояние» (1912) изложил свое понимание благосостояния, препятствий на пути достижения его максимума и поставил вопрос о вмешательстве правительства с целью устранения этих препятствий. Основным показателем экономического благосостояния, т.е. части общего благосостояния, которая может быть измерена в денежной форме, у Пигу является национальный дивиденд, или национальный доход. Пигу сформулировал следующие условия максимум национального дивиденда: равенство предельных чистых продуктов, получаемых при различном использовании ресурсом. Это условие достигается при беспрепятственной реализации корыстного интереса и свободном перемещении благ.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

 

  1. Архитектор макроэкономики (Дж.М. Кейнс и его макроэкономическая теория) / Г. Пайда, О. Мамедов, Ж. Адилова и др. Ростов н/Д: Феникс, 1997.
  2. Бартенев С.А. История экономических учений.–М.: Экономистъ, 2003.
  3. Блауг М. Экономическая мысль в ретроспективе. — М.: Дело Лтд, 1994. Кларк Дж.Б. Распределение богатства. – М.: Экономика, 1992.
  4. ГэлбрейтДж. К. Экономические теории и цели общества. М.: Прогресс 1979.
  5. История экономических учений / Под ред. В. Автономова, О. Ананьина, Н. Макашевой. –М.: ИНФРА-М, 2003.
  6. Кейнс Дж.М. Общая теория занятости, процента и денег //Антология экономической классики. М.: Эконов, 1993. Т. 2.
  7. Кейнс Дж.М. Экономические последствия Версальского мирного договора. М.—Л., 1924.
  8. Классики кейнсианства (Р.Харрод, Э.Хансен). В 2-х т. М.: Экономика, 1997.
  9. Маршалл А. Принципы политической экономии: В 3 т. –М.: Прогресс, 1983— 1984.
  10. Пигу А. Экономическая теория благосостояния: В 2 т. – М.: Прогресс, 1985.
  11. Селигмен Б. Основные течения современной экономической мысли. – М.: Прогресс, 1968.
  12. Ховард К., Журавлева Г. Принципы экономики свободной рыночной системы (Экономикс). М.: Златоуст, 1995.
  13. Шоню П. Экономическая история: эволюция и перспективы // THESIS. Зима 1993. Т. I. Вып. 1.
  14. Ядгаров Я.С. История экономических учений.–М.: ИНФРА-М, 2007

Комментирование закрыто.

Вверх страницы
Statistical data collected by Statpress SEOlution (blogcraft).
->