НЕОКОНСЕРВАТИВНОЕ НАПРАВЛЕНИЕ ОБЕСПЕЧЕНИЯ МАКРОЭКОНОМИЧЕСКОЙ СТАБИЛЬНОСТИ И ЭФФЕКТИВНОСТЬ ЕГО ПРИМЕНЕНИЯ В РОССИИ

Исторически консервативная идеология сформировалась в конце XVIII – начале XIX вв. Термин «консерватизм» (от лат. conservo — сохраняю) был впервые использован французским писателем Р. Шатобрианом, который с 1818 г. начал издавать журнал «Консерватор». Консервативная мысль изначально апеллировала к «незыблемым», естественным устоям общественной жизни, основывалась на принципиальном отказе от идеи прогресса. В этом отразились антиреволюционные настроения элитарных социальных групп феодального общества, недовольных новыми порядками. Но в то же время консерватизм представлял собой нечто большее, нежели политическую программу определенных общественных сил. Он являлся целостной мировоззренческой системой, особым типом мышления, восприятия окружающего мира.

Неоконсерватизм (гр. neos — новый и лат. conservare — охранять) — школа в неоклассическом направлении, которая выступает за сохранение старых принципов построения экономики — частной собственности и свободного предпринимательства, рыночного саморегулирования хозяйства и невмешательства государства в экономику.

Первоосновой консервативной идеологии можно считать традиционализм – специфическую сторону общественного сознания, связанную с естественным стремлением человека стабилизировать, сохранить, укрепить существующий социальный порядок как привычную среду обитания. Ценности традиционализма являлись важнейшей составной частью мировоззренческого комплекса доиндустриальных общественных систем. Но они проявлялись скорее в качестве определенного умонастроения, стиля поведения. Естественный, «инстинктивный» традиционализм не требовал дополнительной аргументации, системы доказательств. Ситуация изменилась с появлением либерализма — мировоззренческой системы, основанной на идеалах прогресса, отрицания прошлого во имя будущего. Как альтернатива начала формироваться столь же целостная, рационально обоснованная идейно-политическая доктрина, отражающая принципы традиционализма.

Крах социальной идеологии «государства всеобщего благосостояния» в период структурного экономического кризиса 70 – начала 80 гг. вызвал качественную перестройку всего производственного механизма западного общества, а также привел к переосмыслению важнейших идеологических постулатов неолиберализма. События кризисного десятилетия 70-х гг. не только наглядно доказали целый ряд серьезных просчетов кейнсианской модели регулирования, но и выявили тревожные тенденции в области социальной психологии, рост настроений иждивенчества, утрату былой динамики общественного развития, духовной мобильности членов этого общества. В качестве альтернативы стало формироваться новое мировоззренческое направление — неоконсерватизм. Первоначально неоконсервативные мыслители группировались вокруг двух журналов – «Комментэри» и «Паблик интсрест». Среди них были такие видные общественные деятели и политики, Р. Солоу, Н. Глейзер, Д. Белл, И. Кристол, Дж. Уилсон.

Символом «нового выбора» западного общества стало неоконсервативное направление экономической науки, вернувшееся к идеям либеральной доктрины рыночного саморегулирования экономики. По духу оно оказалось достаточно близко к взглядам представителей неоавстрийской школы (Ф. Хайека, Л. Мизеса). Однако неоконсерватизм отличался подчеркнутой прагматичностью. Свойственный либертарной экономической мысли декларативный отказ от любых форм вмешательства государства в экономику сменился у неоконсерваторов стремлением выработать конкретные рекомендации по комплексной корректировке государственной политики. Необходимость самого существования государственного регулирования, причем в весьма жестких и решительных формах, сомнению не подвергалась. Должны было измениться его цели и методы. Концептуальной основой неоконсервативной экономической теории стали монетаризм (М. Фридмен, К. Бруннер, А. Мелцер) и теория предложения (А. Лаффер, Р. Риган, М. Фелдстайн).

Неоконсерваторы выявили слабые стороны учения Дж.Кейнса. Они, в частности, отвергли его положение о том, чтобы государство обеспечивало полную занятость и рост производства путем печатания дополнительного количества денег. Это, по их мнению, усиливает инфляцию и тем самым ухудшает экономическое положение общества. Противники кейнсианства выступили также против того, чтобы государство увеличивало свои доходы путем введения чрезмерно высоких налогов на заработную плату и прибыль бизнесменов, ибо таким способом подрывается материальная заинтересованность работников и предпринимателей в результатах их хозяйственной деятельности.

Неоконсерваторы противопоставили кейнсианству свои теоретические и практические разработки. Они указали на пути и способы, обеспечивающие нормальное количество денег в стране; определили рациональный уровень налогов, способствующий расширению предложения товаров на рынке.

Модель макроэкономической политики, предложенная неоконсерваторами, получила широкое распространение в практике государственного регулирования в конце 70 – 80 гг. Символом ее стали радикальные преобразования, осуществленные в США республиканской администрацией президента Р. Рейгана и в Великобритании консервативным кабинетом М. Тэтчер. Примечательно при этом, что помимо «рейганомики» и «тэтчеризма» неоконсервативную ориентацию имела политика западногерманских христианских демократов, итальянских и испанских социалистов, французских неоголлистов — вне зависимости от нюансов идеологической ориентации этих партий. Новая макроэкономическая система отвечала магистральному направлению развития ведущих стран Запада в последние десятилетия ХХ в. – мобилизации созидательного потенциала рыночной системы, интенсификации процесса воспроизводства. Это стало причиной быстрого перехода экономических рецептов неоконсерваторов в ранг идеологических постулатов.

Так ,например, сугубо экономическая категория «укрепления структурно-мотивационного механизма рынка» (т.е. усиления стимулов к накоплению, индивидуальной инвестиционной и предпринимательской активности) сразу же превратилась в важнейших идеологический принцип, своеобразную новую редакцию идеи «laisser-faire».

Неоконсерваторы подняли своего рода «восстание» против кейнсианства. Они выявили два основных уязвимых места в концепции Дж-Кейнса и подвергли их критическому разбору.

Одно уязвимое положение в учении Дж. Кейнса состояло в следующем. Для увеличения государственного спроса считалось возможным допустить дефицит государственного бюджета (превышение расходов государства над его доходами). Для покрытия дефицита можно прибегать к займам и печатанию денег. Но это, несомненно, порождало инфляцию. По мнению Кейнса, умеренная инфляция может служить средством стимулирования спроса (в том числе увеличения заработной платы для обеспечения полной занятости).

Другое уязвимое положение: для увеличения государственных доходов считалось приемлемым введение очень больших налогов. Однако такие налоги подрывали материальную заинтересованность работников в увеличении заработков и предпринимателей в повышении размеров прибыли. Тем самым подрывалась сама налоговая база (рост заработной платы и прибыли).

Эти положения кейнсианского учения на практике привели к отрицательным результатам. На родине учения возникла так называемая «английская болезнь» – стагфляция (сочетание кризисного застоя с инфляцией).

Неоконсерваторы предложили свои рецепты излечения «английской болезни». Возникли три школы неоконсерваторов, имевшие антикейнсианскую направленность: монетаризма, теории экономики предложения и теории рациональных ожиданий.

Школа монетаризма выступила с известной нам количественной теорией денег. С точки зрения монетаристов, инфляция семидесятых годов обусловлена тем, что сфера обращения была переполнена излишним количеством денег.

Лидер монетаризма лауреат Нобелевской премии Милтон Фридмен (США) является крупным исследователем проблем денег и рыночных цен. Он обстоятельно исследовал экономический механизм, который в условиях рыночной экономики позволяет достичь общей сбалансированности народного хозяйства. «Система цен представляет собой механизм, который выполняет эту задачу без управления из центра, без того, чтобы приказывать людям…»

М. Фридмен указал на три функции системы цен, влияющие на сбалансированность народного хозяйства. Информационная функция сигнализирует производителям, как изменяется соотношение спроса и предложения на тот или иной товар или определенные виды производственных ресурсов. Стимулирующая функция – цены побуждают применять такие хозяйственные факторы, которые помогают достичь максимальной прибыли, а это позволяет более рационально приспособить структуру производства к составу общественных потребностей. Распределительная функция связана с тем, что цены отражают уровень доходов продавцов и покупателей. При рыночном равновесии цены обеспечивают сбалансированность спроса и предложения отдельных товаров, а также всех доходов и суммы цен произведенных продуктов.

Все эти функции цен тесно взаимосвязаны между собой, и попытки подавить одну из них отрицательно сказываются на других. Нельзя сохранить стимулирующую функцию, отделив ее от распределительной. М.Фридмен разъяснил: «Цены стимулируют людей только потому, что влияют на распределение. Если то, что человек получает за свою деятельность, не зависит от того, что он делает, если цены не выполняют третью функцию – распределения дохода, то ему нет смысла беспокоиться относительно информации, которую несет в себе цена, и нет смысла реагировать на эту информацию». М. Фридмен и другие неоконсерваторы не видят удовлетворительной альтернативы нормальному рыночному механизму. Именно он, на их взгляд, обеспечивает эффективное регулирование макроэкономики. Школа монетаризма выработала свои рецепты по излечению от инфляции. Правительствам западных стран было рекомендовано: жестко ограничить предложение денег и выдачу кредитов, сократить печатание денег (увеличивать их количество соразмерно росту производства), урезать социальные программы (уменьшить государственные выплаты населению).

Соответственно противопоказанием были объявлены: слишком активная денежная политика государства (излишнее предложение денег), а также крайние действия Федеральной резервной системы (выпуск в обращение слишком большого количества денег или слишком малого).

Теория экономики предложения выступила за возрождение свободы частного предпринимательства и воссоздание рыночного механизма регулирования. Основная цель – создать благоприятные условия для роста предложения как труда, так и капитала (его накопления). Против стагфляции был прописан такой «рецепт»: снизить налоги на заработную плату и прибыль. Новый уровень налогов должен одновременно поднять заинтересованность работников и бизнесменов в достижении больших конечных результатов деятельности и вместе с тем усилить налоговую базу для государственного бюджета (с ростом заработной платы и прибыли будет увеличиваться доходная часть бюджета).

Теория рациональных ожиданий выразила решительное несогласие с жесткой государственной опекой предпринимателей. Были признаны неприемлемыми прямое государственное планирование национального хозяйства и текущее государственное регулирование экономики. И эту отрицательную позицию можно понять. Например, в США в период господства кейнсианства допускался большой произвол государственных чиновников по отношению к предпринимателям. До середины 70-х г. ежегодно издавалось до семи тысяч правил и указаний, регламентирующих деятельность частного бизнеса.

Сторонники теории рациональных ожиданий утверждают, что хозяйствующие субъекты в состоянии сами прогнозировать ход хозяйственных процессов и принимать оптимальные (наилушие для них) решения. Но для принятия таких решений нужно верно оценивать экономическое положение страны. Однако это трудно делать, поскольку правительство, пытаясь регулировать текущую хозяйственную деятельность, часто принимает неожиданные, непредсказуемые постановления.

Школа рациональных ожиданий выдвинула свой рецепт управления экономикой. Нужны стабильные правила для всех хозяйствующих субъектов, которые делали бы предсказуемыми действия правительства, производителей и потребителей. Было бы разумно принять закон, по которому решения правительства в области денежной политики и налогов вступают в силу только через два года после их принятия. К тому же правительство должно сосредоточиться на долгосрочной экономической политике.

Все три школы неоконсерваторов разработали модель макроэкономического регулирования. В ее основе было возрождение рыночного саморегулирования и стимулирование частного предпринимательства. Эта модель — прямая противоположность кейнсианству.

Основные положения неоконсерваторов:

– принцип эффективного предложения;

– частичная приватизация государственной собственности;

– свертывание планирования и ограничение государственного регулирования;

– снижение налогов с населения и предпринимателей;

– снижение бюджетного дефицита и укрепление денежного обращения;

– урезывание социальных программ государства

В соответствии с рекомендациями неоконсерваторов в основу экономической политики США, Великобритании, ФРГ и ряда других государств был положен принцип «эффективного предложения» – поощрения частного бизнеса (в США такую политику назвали «рейгономика», в Англии – «тетчеризм»). Чтобы сделать более выгодным свободное предпринимательство, существенно снизили налоги на прибыль и на трудовые доходы. Государство заметно уменьшило свое вмешательство в хозяйственные дела, началась частичная приватизация государственных предприятий — продажа их частным лицам, преобразование в акционерные общества. Во многих странах было заметно свернуто планирование хозяйства, уменьшено финансирование социальных программ. Проведенные меры дали осязаемые результаты. В США и других странах несколько уменьшился дефицит государственного бюджета, сократилось количество денег в обращении, а темпы инфляции снизились в 3- 4 раза, возросли темпы хозяйственного развития.

Но и модель макрорегулятора национальной экономики, предложенная неоконсерваторами, не спасла экономику Запада от спадов производства и инфляции. В 1979-1981 гг. разразился новый мировой экономический кризис. При этом, как и в 1973 г., уровень роста мирового промышленного производства оказался на нулевой отметке.

Сама жизнь вновь властно поставила вопрос: какой же хозяйственный механизм лучше — государственный (кейнсианский) или рыночный (неоконсервативный)?

Сегодня перед Россией стоит проблема выбора пути, а перед нашими экономистами — задача разработки теории, которая, основываясь на общецивилизационном фундаменте, умело сочетала бы западный опыт с возрождением традиций, сформировавшихся в экономической практике России на переломе XIX—XX веков.

Хозяйственная практика России подтверждает обоснованность количественной теории денег. На собственном опыте мы обнаруживаем порою весьма жесткую связь между бюджетным дефицитом, денежной массой, инфляцией и валютным курсом. В национальной денежной политике можно было бы использовать некоторые принципы «денежного правила» М. Фридмена, изложенные им в «Программе монетарной стабилизации». Речь идет если не о полном устранении, то хотя бы об ограничении участия Центробанка в т.н. «акциях быстрого реагирования» — мерах по ликвидации всякого рода кризисов и шоков. Текущие финансовые потребности должны удовлетворяться за счет соответствующих статей госбюджета без дополнительного обращения к печатному станку. Полезно установить пределы роста денежной массы, связав темп ее прироста с реальным увеличением ВНП, четко контролировать динамику денежной массы. Все эти замыслы упираются в деликатную проблему взаимоотношений между ЦБ, правительством и парламентом. Ведь совместная ответственность в деле контроля за денежным обращением равняется безответственности. Практически «денежное правило» применимо к ситуации, где Центробанк является автономным, но, естественно, и ответственным институтом.

Следовало бы также освободиться от практики государственного кредитования, при которой коммерческие банки продолжают быть продолжением Центробанка, выполнять посреднические функции, противоречащие их природе. Необходимо ввести депозитное обеспечение кредитов и достаточно высокие нормы обязательных резервов.

Разумеется, «монетарный блок» будет работать лишь при демонополизации и реальной приватизации экономики, при наличии политической воли и выдержки.

Западная практика свидетельствует о том, что тезис: «инфляция — это плата за полную занятость», является не более чем наивной версией кейнсианства. Одно дело — когда существует спокойная, «ползучая» инфляция, исчисляемая несколькими процентами в год, другое — когда инфляция гипертрофирована. Нахождение некоторого, чаще неустойчивого, компромисса между, скажем, 6% инфляции в год и 4% безработицы, по-видимому, возможно. Но если инфляция вышла из-под контроля или контролируется с трудом, то дальнейшее наводнение рынка деньгами ведет к стагфляции и даже к социально-экономическому ступору. Чудес не бывает, как бы нам ни хотелось уйти от жестокостей жизни.

Задача состоит в адаптации — экономической, социальной, политической, нравственной к существованию в стране с «естественной» безработицей. Этот тезис Фридмена общепризнан прежде всего в силу его эмпирического подтверждения. «Естественная» безработица обусловлена рядом обстоятельств, в числе которых — нежелание менять профессию или место жительства, несогласие на уменьшенную оплату труда и т.д. Разумеется, материальное положение безработного у нас и на Западе несопоставимо. Поэтому нападки со стороны Фридмена на излишний либерализм трудового законодательства или непродуманную активность профсоюзов (кстати сказать, подобные размышления мы встречаем и у Кейнса) пока что не имеют существенного значения для нашей практики.

Россия вовлекается в орбиту международных валютно-кредитных отношений. Происходит это иногда в экзотических формах, но неожиданно быстрыми темпами. И у нас обнаруживается зависимость валютного курса и текущего платежного баланса от состояния внутреннего денежного обращения. «Избыточные деньги вытекают через дефицита» — справедливо замечает сторонник монетарной теории Г. Хемфри.

Проблемой номер один является квалифицированное валютное прогнозирование. Здесь монетаризм практически незаменим. Он учит привлекать к анализу множественность факторов, учитывать накопленный опыт, в особенности бесславный опыт валютных интервенций. Повысить профессиональные знания в области открытой экономики позволяют исследования в области «переливов капитальных активов», приобретших у нас форму бегства капиталов и вероятной их репатриации, проникновение в тайну «импортируемой инфляции».

Суждения о валютном курсе, основанные на паритете покупательной способности, как долгосрочном факторе валютного прогнозирования, о текущих колебаниях курса, обусловленных, в первую очередь, конкуренцией рынка ценных бумаг — национальных и зарубежных — являются богатым источником практических сведений и навыков. Для нас также совсем не второстепенен вопрос об обменном курсе доллара и немецкой марки — двух валют, ставших ключевыми на российском валютном рынке.

 

 

 

 

 

 

2. ОСНОВНЫЕ ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ШКОЛЫ, ПОЛУЧИВШИЕ СВОЕ РАЗВИТИЕ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ ХХ-ГО ВЕКА

 

После второй мировой войны кейнсианство заняло господствующие позиции в области экономической теории. В арсенале правительств большинства стран мира кейнсианские методы регулирования экономики стали преобладающими. Однако последовательное применение кейнсианской доктрины сопровождал ряд негативных явлений в экономике. Государственное регулирование требовало повышенных расходов средств бюджета, что вело к постоянному дефициту, росту государственного долга, инфляции. Хозяйственная жизнь постепенно бюрократизировалась, всеобщее увлечение методами регулирования вело к снижению экономических стимулов развития и замедляло темпы экономического роста. Уже в 50– 60-е годы XX века базовые постулаты, выработанные представителями кейнсианской школы, были опровергнуты или по крайней мере поставлены под сомнение экономистами, представляющими ряд новых школ и течений. Среди оппонентов выделяются представители так называемой чикагской школы или монетаризма.

Монетаризм — теория, исходящая из представлений о решающем влиянии денежной массы на цены, инфляцию и на ход экономических процессов. Поэтому монетаристы сводят управление экономикой прежде всего к контролю государства над денежной массой, эмиссией денег

Элементы монетаризма просматриваются еще в экономических учениях древности и в явном виде присутствуют у меркантилистов. В определенной степени монетаризм присущ и классической школе, в частности Д.Рикардо. Но в современном, достаточно законченном виде концепция монетаризма выражена в работах лауреата Нобелевской премии по экономике за 1976 год американского профессора Милтона Фридмена.

Экономические советы Фридмена использовались в Чили во времена правления Пиночета и во многом сказались на экономической политике, проводимой президентом США Рейганом и известной под названием «рейганомика».

М. Фридмен — признанный глава новой монетаристской школы. Написав совместно с А.Шварцем «Монетарную историю Соединенных Штатов 1867—1960 гг.», он отстаивает в этой книге позицию, согласно которой в долговременные периоды крупные изменения хозяйственной жизни связаны прежде всего с денежной массой и ее движением. «Хозяйство пляшет под дудку доллара, повторяет танец доллара» — так считает М.Фридмен. Все крупнейшие экономические потрясения, включая Великий кризис 1930 года, объясняются Фридменом последствием денежной политики, а не нестабильностью рыночной экономики. По мнению Фридмена, влияние денег на экономическую активность не есть внешний (экзогенный) фактор хозяйства, а скорее всего, наоборот— внутренний (эндогенный) фактор. Следуя монетаристской школе, он считает спрос на деньги одним из важнейших побудителей экономики.

Фридмен исходит из существования «последовательной, хотя и не абсолютно точной связи» между темпами роста количества денег и номинального дохода. Он полагает, что инфляция «всегда и везде представляет собой денежное явление», порожденное опережающим ростом денег в сравнении с объемами производства.

Фридмен довольно часто высказывается против социальных мер правительства, направленных на поддержку низкооплачиваемых слоев населения, полагая их неэффективными социальными действиями. Фридмен всегда подчеркивает огромную роль свободы в рыночной экономике. Неприятие им социальных программ Фридмен объясняет тем, что в конечном счете они не улучшают, а ухудшают положение как малоимущих, так и всего хозяйства в целом.

Как полагает М.Фридмен, государственное вмешательство в рыночную систему может дать кратковременный положительный результат. Но экономическая система сложна и непредсказуема, поэтому в долгосрочной перспективе неизвестно, будут ли общие последствия государственных мер положительными или отрицательными. Фридмен считает, что государство должно как можно меньше и осторожнее вмешиваться в рыночные отношения, что сближает его с неолиберальной школой.

Теория экономики предложения (А. Лаффер и Дж. Гилдер) воспроизводит в современных условиях многие положения неоклассической школы. Основная идея этой теории состоит в том, что надо стимулировать активизацию предложения продукции, а не подвергать совокупный спрос государственному регулированию. По мнению сторонников этого подхода, главная беда современной экономики западного типа — зарегулированность рынков. Если последовательно провести флексибилизацию, то есть дерегулирование, рынки восстановят свою эффективность и отреагируют повышением объемов производства. Таким образом, следует прежде всего воссоздать классический механизм накопления капитала и возродить свободу частного предпринимательства.

Конкретными мерами, направленными на реализацию целей политики государства в рамках теории экономики предложения, должны стать антиинфляционные меры в духе монетаризма, снижение налоговых ставок на доходы населения и прибыль корпораций, сокращение дефицита государственного бюджета за счет сокращения государственных расходов, а также последовательная политика приватизации государственной собственности. Во многом опираясь на теорию экономики предложения, М.Тэтчер в Великобритании, Р.Рейган в США, К. Танака в Японии в 70-е годы провели серьезное реформирование хозяйственных систем в этих странах и вошли в историю как реформаторы консервативного типа.

Теория рациональных ожиданий начала развиваться лишь в 70-е годы и поэтому считается одним из самых, молодых направлений в современной экономической теории. Наиболее активными авторами, разрабатывающими эту концепцию, являются Дж. Мут, Т.Лукас и Л. Реппинг. Признанием заслуг этой школы является то, что Нобелевская премия по экономике за 1996 год была присуждена Томасу Лукасу.

По мнению сторонников этой концепции, потребители принимают решения о текущем и перспективном потреблении, исходя из прогнозов будущего уровня цен на предметы потребления. Потребители стремятся к максимизации полезности и при этом способны предсказывать все возможные изменения в хозяйстве, исходя из своего предыдущего жизненного опыта. Так как экономическая политика правительства в последние годы была дискретна, то есть либо стимулировала занятость, либо была антиинфляционна, потребители научились приспосабливаться к этим изменениям и своим рациональным поведением сводят к нулю эффективность этой политики. Поэтому правительство должно создавать стабильные, предсказуемые правила рыночного поведения, отказавшись от дискретной стабилизационной политики кейнсианского типа.

В современных условиях известное распространение получил и так называемый ииституционализм, некоторые элементы которого были заложены еще в начале века работами Торнстона Веблена.

Главой и идеологом этой школы в наше время является видный американский экономист Джон Кеннет Гэлбрейт. Согласно его точке зрения, в современной экономике на передний план выходят не столько процессы производства и обращения, сколько экономической организации, управления. Социальный и организационный факторы выводятся Гэлбрейтом в число определяющих. Он считает государство, крупные корпорации и профсоюзы социальными институтами, решающим образом влияющими на экономику.

Гэлбрейт исходит из предположения, что в эпоху технико-технологического прогресса определяющая роль в управлении принадлежит техноструктуре, то есть слою менеджеров, который руководствуется надклассовыми интересами. Он полагает, что «планирующая» и «рыночная» структуры способны сосуществовать в смешанной экономике, и не видит препятствий к слиянию, конвергенции капиталистической и социалистической систем.

Характерно, что идеи конвергенции поддержаны такими видными представителями экономической мысли, как американский экономист Уолт Ростоу и нидерландский экономист, лауреат Нобелевской премии Ян Тинберген.

Основные идеи постиндустриального общества изложены в книгах Д.Гэлбрейта «Новое индустриальное общество» (1967), «Экономические теории и цели общества» (1973).

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ЗАДАНИЕ

 

Чем объясняется неэластичность спроса на сельскохозяйственную продукцию и каковы его последствия

 

Ценовая эластичность спроса на продукты питания, как правило, низка. Потребители приобретают основные виды продовольствия независимо от роста или сокращения цен на них практически в неизменных объемах. Поэтому низкое предложение может вызвать сильное повышение цен, а при сверхпредложении для приведения рынка в равновесное состояние может потребоваться значительное понижение цен. С другой стороны, спрос на сельскохозяйственные и продовольственные товары является неэластичным и по доходу.

Низкая эластичность спроса на сельскохозяйственную продукцию порождает так называемую долгосрочную фермерскую проблему. Сама по себе низкая эластичность спроса еще не является проблемой для сектора экономики, если предложение не растет или растет медленно. Но дело в том, что за последний век аграрный сектор пережил значительный научно-технический прогресс, резко выросла производительность аграрного труда и предложение сельскохозяйственной продукции стало быстро расти. А с ростом реальных доходов спрос каждой отдельной семьи, предъявляемый к аграрно-продовольственному сектору сокращается. Но с ростом благосостояния обычно сокращается и рождаемость, а это означает снижение темпов роста населения. В результате совокупный спрос на сельскохозяйственную продукцию в обществе растет медленнее, чем ее предложение.

Таким образом, по мере развития экономики и научно-технического прогресса сельское хозяйство оказывается «зажатым» между двумя тенденциями. С одной стороны, с ростом предложения суммарная выручка сектора стремится к уменьшению. С другой стороны, цены на приобретаемые товары обгоняют цены на фермерскую продукцию. Результирующим трендом становится относительное падение фермерских доходов. В долгосрочной перспективе фермерские доходы всегда отстают от доходов в нефермерских секторах экономики. Так как сельское хозяйство — высоко конкурентная отрасль, казалось бы, что в силу законов рынка параллельно с падением доходов должен происходить отток фермеров из этой отрасли в более прибыльные сферы деятельности. Однако на практике этого не происходит. Иммобильность ресурсов в сельском хозяйстве приводит к усугублению долгосрочной фермерской проблемы. Особенность сельского жителя и сельского работника, выражается в его особой привязанности к устоям жизни и труда и обусловливает особый общественный консерватизм этой части населения.

Ценовая неэластичность спроса на сельскохозяйственную продукцию в совокупности с большой зависимостью аграрного производства от природного фактора и конкуренцией производителей порождает краткосрочную фермерскую проблему: цены на рынке сельхозпродукции крайне нестабильны. Малейшие колебания в объемах предложения в зависимости от тысячи неподконтрольных фермеру причин (высокий или низкий урожай и т.д.) — и цена падает или взлетает с неадекватной скоростью.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

 

  1. Бартеньев С.А.Экономические теории и школы. Курс лекций. – Москва: БЕК, 2004.
  2. Борисов В.Я. Экономическая теория. М., 2005.
  3. Воронин Ю. Ориентиры выхода из экономического кризиса// Экономист. 2001. № 5. С. 44.
  4. Долан Э.Дж., Линдсей Д. Макроэкономика. СПб., 2005.
  5. Емцов Р. Г. Лукин М. Ю. Микроэкономика: Учебник. М.: МГУ им. М. В. Ломоносова, 1999.
  6. Курс экономической теории/ Под ред. Чепурина М. Н., проф. Киселевой Е. А. Киров, 2004.
  7. Липсиц И.В. Закономерности формирования спроса и предложения // Социально-политический журнал. 2002. №№5-6.
  8. Макконнелл К., С. Брю. Экономикс, принципы, проблемы и политика. –М.: Республика, 2005.
  9. Экономика/ Под ред. А.С. Булатова.–М.: Юристъ, 2004.

     

     

     

     

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


 

Комментирование закрыто.

Вверх страницы
Statistical data collected by Statpress SEOlution (blogcraft).
->