КРИЗИС СОВЕТСКОЙ АДМИНИСТРАТИВНО-КОМАНДНОЙ СИСТЕМЫ КАК НЕОБХОДИМОСТЬ РОССИЙСКИХ РЫНОЧНЫХ РЕФОРМ

Актуальность темы исследования. История сложилась так, что руководству России пришлось не перестраивать экономику, а воссоздавать заново. Это оказалось чрезвычайно сложной задачей: СССР представлял собой единый экономический организм, а хозяйственные связи были нарушены; контролировать командно-административными методами экономику ужу было невозможно, а новых механизмов еще не было. В этих условиях российские реформаторы выбрали концепцию диаметрально противоположную плановой экономике: экономический либерализм, а в качестве конкретной программы действий – концепцию монетаристов. По прошествии семи лет с начала реформ, представляется возможным оценить их результаты: успехи и провалы, какие действия дали положительный эффект, какие провалились из-за искажения их в российских условиях, и что было ошибочным с самого начала.

Необходимость перехода от административно-командной экономики к современной рыночной была обусловлена нараставшей недееспособностью нетоварной экономики по мере исчерпания экстенсивных факторов экономического роста.

Административно-командная система имеет два существенных недостатка. Первый — это ее негибкость, медленная адаптация к переменам. Адаптационные механизмы в форме происходящего по решению высшего руководства перераспределения материальных и финансовых ресурсов включаются лишь тогда, когда глубина диспропорций близка к критической точке. Второй недостаток — это крайне низкая производительность вследствие тотального подавления хозяйственной инициативы.

Преобразования, происходящие в России на протяжении последних лет, дают уникальный материал для исследования и обобщения процессов реформирования тоталитарного общества.

Цель работы – исследовать необходимость, механизм и особенности формирования рыночной экономики в российской экономике. Без понимания причин происходящих событий, понимания сущности всех процессов, происходящих в последние годы в нашей стране нельзя наметить определить основные направления рыночных реформы, преодолеть все существующие и возможные негативные процессы и определить перспективу преодоления их.

Объект исследования – российская экономика, которая относится по своих макроэкономическим показателям к переходной, занимающей промежуточное положение между рыночной, капиталистической и административно-командной системами. При этом заметим, что в большинстве капиталистических развитых государств господствует смешанная экономика, сочетающая в себе лучшие черты плановой, рыночной и государственное регулирование.

Задачи исследования:

– рассмотреть основные причины и необходимость российских рыночных реформ;

– проанализировать сущность, закономерности и цели становления рыночной экономики в России;

– охарактеризовать основные черты российской модели рыночно экономики;

– провести анализ процесс формирования рыночных структур в российской экономике.

Теоретической базой исследования являются работы таких авторов как Абалкин Л.И., Борисов Е.Ф., Гавриленков Е., Гайгер Л., Емцов Р. Г., Кудров В.М., Львов Д., Нестеренко А., Нуреев Р.М., Ослунд А., Платонов В.С., Радыгин А.Д., Самсон И., Сергеев И.В., Шеншин И.В., Ясин Е. и др.

Смена руководства страны в середине 80-х гг. открыла путь для назревших перемен. М. С. Горбачев провозгласил политику «перестройки». Новый экономический курс сложился не сразу, потому что верхушка советского общества не имела четкой концепции реформ. В 1985—1986 гг. предпринимались хаотические, не увязанные друг с другом попытки придать импульс экономике путем более строгого контроля над качеством, наведения порядка на производстве, укрепления дисциплины поставок и финансовых расчетов, ускоренного развития машиностроения. Для этого проводились шумные кампании — борьба с пьянством, введение «госприемки» (замена ведомственного контроля за качеством независимым общегосударственным контролем) и «ускорение». Эти кампании не давали ожидаемых результатов: импульсы и нововведения отторгались советской системой. В 1986—1987 гг. М. С. Горбачев выступил с инициативой более глубоких экономических и политических перемен [23].

Был существенно ослаблен контроль государства за текущей хозяйственной деятельностью предприятий. Им было предоставлено значительно больше прав в определении объема, ассортимента продукции и цен на нее. Для поощрения смены руководящих кадров на производстве на многих предприятиях была введена выборность руководителей. Впервые официально заговорили о сверхмонополизации советской экономики и необходимости конкуренции. С целью передачи «высоких технологий» из ВПК в гражданское производство была провозглашена программа военной конверсии [23].

Многим предприятиям было разрешено самостоятельно выходить на внешний рынок. Тем самым был разрушен один из важных догматов советской экономической идеологии — государственная монополия внешней торговли. Но поскольку валютный курс был совершенно оторван от соотношений внутренних и мировых цен и не мог применяться для реальных коммерческих расчетов, правительству пришлось ввести поправки к курсу — «дифференцированные валютные коэффициенты» (ДВК). Они обеспечивали коммерческую рентабельность внешнеторговых операций. Однако искаженность стоимостных показателей в советской экономике была настолько велика, что потребовалось установить 3 тыс. различных ДВК. На практике это означало, что почти для каждого товара, обращавшегося во внешней торговле СССР, применялся индивидуальный валютный курс.

Впервые с 20-х гг. граждане получили право легально заниматься индивидуальной предпринимательской деятельностью и организацией кооперативов.

Однако эти и другие экономические преобразования привели не к улучшению функционирования экономики, а, напротив, к дестабилизации народного хозяйства. Сказались накопленные противоречия в экономической системе, начавшийся распад единого экономического пространства и ошибки в проведении реформ. Руководящие органы потеряли политический авторитет и административные рычаги управления. Наиболее сильный удар по советской политической и экономической системе нанесли стремление союзных республик к самостоятельности и развал СССР [23]..

Центральные государственные органы быстро утрачивали властные функции и возможности, в том числе и по планированию народного хозяйства. Ослабление государственного контроля над экономикой, не компенсированное дисциплиной рынка, привело к «вымыванию» дешевой продукции, особенно с потребительского рынка, и к стремительному нарастанию несоответствий между объемами производства отраслей, между массой товаров и денег и к появлению других экономических диспропорций.

В 1990 г. в стране был впервые зарегистрирован абсолютный спад производства. Прирост ВВП, еще в 1989 г. составлявший 3,0%, сменился сокращением ВВП в 1990 г. на 2,3% (показатель ВВП стали рассчитывать в конце 80-х тт., когда советская статистика перешла на систему националъных счетов). В 1991 г. СССР вплотную приблизился к экономической катастрофе: ВВП упал на 17%. Дефицитность экономики, выражавшаяся в хронической нехватке сырья, оборудования и потребительских товаров, резко усилилась [11].

Ярким проявлением кризиса явились нараставшая инфляция и полный развал государственных финансов. Прежде скрытая, «подавленная» инфляция, выражавшаяся в нехватке товаров при стабильном уровне административно устанавливаемых цен, в условиях либерализации ценообразования превратилась в открытую инфляцию. В 1990 г. рост цен, в основном еще регулируемых государством, составил 6%, а в 1991 г. этот показатель подскочил до 152%. Падение доходов государства из-за сокращения производства и резкого ослабления финансовой дисциплины привело к огромному дефициту бюджета: 8% ВВП в 1990 г. В 1991 г. дефицит бюджета принял катастрофические размеры — 26% ВВП. Государство практически не имело возможностей покрытия дефицита, кроме как за счет эмиссии денег. Возникло опасное явление так называемого денежного навеса — многократного превышения денежной массы на счетах у предприятий и у населения над физическим объемом товаров, которое провоцировало стремительный рост цен. В декабре 1991 г. СССР, а вместе с ним и советская экономическая система прекратили существование. Крах социалистической системы, которую в 20—30-х гг. не только советские, но и многие зарубежные ученые рассматривали как магистральный путь развития всего человечества, связан со многими причинами и обстоятельствами [11].

Нельзя отрицать, что в социалистический период наша страна сделала большой рывок вперед. По официальным данным, за 77 лет советской власти промышленное производство увеличилось в 221 раз (правда, специалисты считают эту цифру сильно завышенной).

Но если в 30—50-е гг. концентрация материальных и людских ресурсов на приоритетных направлениях обеспечивала развитие тяжелой промышленности и укрепление обороноспособности страны, то в дальнейшем все заметнее стали проявляться пороки административно-командной системы. Это огромная ресурсоемкость производства, чудовищная бюрократизация экономики, низкое качество продукции, подавление инициативы и др. Наша страна стала отставать и по развитию базовых отраслей промышленности, и по научно-техническому развитию, и по уровню жизни населения. Сельское хозяйство хронически пребывало в глубоком кризисе [6].

Вопреки марксистской доктрине на протяжении всей своей истории советская экономика не только не превосходила рыночную экономику по эффективности производства, но и отличалась огромной расточительностыо и материалоемкостью. Например, в 60—70-е гг. потребление сырья и энергии на единицу конечного продукта в полтора-два раза превосходило аналогичный показатель США. По расчетам российского ученого В. М. Кудрова, из-за неучета реальных потребностей и спроса объем материальных ценностей, не имеющих потребителей, в 80-е гг. превышал половину ВНП Средний срок строительства промышленного предприятия составлял около 15 лет по сравнению с менее чем двумя годами в США. Как минимум 15% рабочей силы было избыточным — администрация предприятий держала их «на всякий случай» или не имела возможности уволить [6].

Наиболее устойчивой чертой советского народного хозяйства был дефицит. Постоянная нехватка сырья, оборудования, готовых изделий и потребительской продукции была связана не столько с ошибками в планировании (что, безусловно, имело место), сколько с неравновесной природой советской экономической системы. Cоциалистические предприятия, будучи частично обособленными от государства, все же не несут реальной ответственности за результаты своей хозяйственной деятельности и потому стремятся получить от государства как можно больше ресурсов с тем, чтобы легче выполнить план. Кроме того, гарантированное получение доходов предприятиями и населением, опять же не зависящее от результатов деятельности, вело к хроническому превышению денежной массы над товарной. В условиях фиксированных цен, не балансирующих спрос и предложение, это определяло постоянную нехватку ресурсов и товаров [6].

Порочность советской системы особенно ярко проявилась в 60—80-е гг., когда СССР не смог в массовом порядке освоить достижения научно-технической революции. В известном смысле исключение составляли предприятия ВПК, которые пользовались абсолютным приоритетом в снабжении ресурсами, оборудованием и кадрами. Парадоксальная черта советского ВПК состояла в том, что это был единственный сектор советской экономики, работавший в конкурентных условиях «гонки вооружений». Остальные же предприятия были не заинтересованы в выпуске новой продукции. Не помогало даже установление государством повышенных цен на новинки, поскольку предприятия легко выполняли план по реализации и при выпуске старой продукции. Не случайно в отношении результатов научных исследований и опытно-конструкторских разработок (НИОКР) применялось слово «внедрение», т. е. принуждение предприятий к выпуску новых изделий. Другая причина отставания в НТР состояла в крайней негибкости и неповоротливости советских предприятий, которые не имели права и возможности длительных бюрократических согласований менять технологию или ассортимент. Нередко случалось так, что изделие устаревало к тому времени, когда удавалось наладить его производство [3].

Советское руководство упорно отгораживало страну от внешних экономических связей, не без основания опасаясь утраты контроля над народным хозяйством в случае интеграции экономики в мировое хозяйство. СССР был лишен такого важного фактора современной хозяйственной жизни, как интернационализация производства, движение капиталов, рабочей силы и научно-технических знаний между странами, Международное разделение труда.

Все это оборачивалось растущим отставанием от США и других разбитых стран, замедлением научно-технического прогресса и крайне низким уровнем жизни. Согласно зарубежным оценкам, в 1980 г. ВНП СССР на душу населения составлял только 37% от показателя США. По vнению некоторых российских исследователей, в начале 80-х гг. прекратилось и реальное развитие советской экономики — в дальнейшем статистика регистрировала рост только благодаря постепенному увеличению общего уровня цен [15].

Не забывая об успехах СССР в индустриализации, внедрении новейших научно-технических изобретений в военные, космические и некоторые другие отрасли промышленности, развитии социальной сферы и образовании населения, можно привести очень много примеров огромной неэффективности советской экономики. При этом надо иметь в виду, что советская статистика сильно приукрашивала или искажала реальное положение дел, и более или менее обоснованные суждения должны опираться на оценки специалистов.

Хотелось бы отметить, что в «эпоху застоя» советская экономика стала терять одну из своих важнейших характеристик — подчиненность централизованному планированию. Бок о бок с государственным планом начал складываться так называемый «бюрократический рынок», т. е. согласование объемов производства и поставок между крупными управленческими структурами — министерствами, республиканскими властями и т. д., — которое затем оформлялось в виде плановых заданий центральных органов.

В наиболее кратком и обобщенном виде причина краха советской экономики состоит в том, что она опиралась исключительно на государственное принуждение и управление и не допускала независимой экономической деятельности индивида, преследующей цель максимизации его, индивида, полезности.

Всякая система нуждается в координации поведения ее элементов; в СССР координация осуществлялась только по вертикали. Горизонтальные связи между экономическими субъектами, преследующими собственные цели, фактически преследовались государством, хотя именно этот тип связей господствует в рыночной системе и определяет высокую степень скоординированное поведения всех элементов этой системы [7].

Государственный социализм советского толка представлял собой строго иерархическую систему, состоящую из вертикальных связей господства — подчинения. Как известно из современной теории, передача распоряжений и иных информационных сигналов по иерархической вертикали всегда сопровождается «трением» — трансакционными издержками. Прямые и обратные информационные сигналы могут искажаться или вообще не доходить до адресата. Даже при наличии самых современных средств связи и переработки информации остается проблема объективности исходной информации, поступающей «снизу», так как руководители предприятий стремились искажать ее в своих интересах (например, занижать свои производственные возможности). По этой причине окончилась неудачей в 70-х гг. попытка наладить централизованное планирование и учет с помощью «автоматизированных систем управления» — электронно-вычислительной техники. Наконец, даже объективная информация, поступающая в «центр» для принятия решений, в современную эпоху устаревает чрезвычайно быстро. Стремительно меняются спрос и другие экономические условия производства, возникают новые технологии. Экономика советского типа по своей природе соответствует периоду индустриализации и господства крупномасштабной тяжелой промышленности в стране, наделенной неисчерпаемыми ресурсами, но она оказалась совершенно непригодной для современной эпохи экономичных и гибких наукоемких производств [7].

В огромной экономической системе СССР трансакционные издержки сбора информации, принятия решений и передачи решений на нижестоящий иерархический уровень оказались слишком велики. Это определило неэффективность советской экономики и ее неспособность к внутренним изменениям в постоянно меняющемся мире [6].

В заключение следует отметить, что социалистическая идея получила огромное распространение в XIX и XX вв. как реакция на обнищание и бесправие основной массы населения в период становления капитализма, на колониальное угнетение, а также как попытка кардинальным образом решить социальные проблемы путем централизованного управления обществом.

Созданная в СССР на основе социалистической доктрины административно-командная система опиралась на тотальное огосударствление и централизованное планирование экономики. В период Гражданской войны руководство нашей страны отреклось непосредственно воплотить в жизнь ортодоксальную марксистскую доктрину. Острый кризис заставил правительство в 20-х гг. допустить ограниченные и контролируемые рыночные отношения. Этот курс сменился тотальным и чрезвычайно жестким государственным планированием ради индустриализации и милитаризации СССР в период сталинской диктатуры. После смерти Сталина наша страна вступила в период относительной стабильности, постепенно теряя динамизм и отторгая попытки реформирования.

В период «перестройки» руководство СССР пыталось ввести рыночные отношения экономическую систему. Но накопленные противоречия в экономике, начавшийся распад единого экономического и политического пространства и ошибки в проведении реформ обернулись резкой дестабилизацией народного хозяйства, кризисом и инфляцией.

Советская экономика пришла к историческому краху потому, что опиралась исключительно на государственное принуждение и управление, не допуская горизонтальных связей между независимыми максимизирующими индивидами. Социалистическая идея о координации из единого центра всех экономических решений и действия оказалась теоретически и практически несостоятельной.

 

2 ГЛАВА. СУЩНОСТЬ, ЗАКОНОМЕРНОСТИ И ЦЕЛИ СТАНОВЛЕНИЯ РЫНОЧНОЙ ЭКОНОМИКИ В РОССИИ

 

2.1. Переходный период и институциональные преобразования в российской экономике

 

С 1992 г. Россия переживает глубокие перемены. В некоторых других странах, главным образом в Восточной Европе, перемены начались даже немного раньше.

Переходный период в экономике — это исторически непродолжительный отрезок времени, в течение которого завершается демонтаж административно-командной системы и формируется система основных рыночных институтов. Этот отрезок времени еще часто называют периодом постсоциалистической трансформации (на Западе обычно используют термин «посткоммунистическая трансформация»). Естественно, что экономическая трансформация является частью глубоких, обычно принципиальных изменений в обществе — в политическом и государственно-административном устройстве, в социальной сфере, в идеологии, во внутренней и внешней политике. В этом ряду экономическая трансформация занимает одно из центральных мест, поскольку успехи и неудачи экономических реформ в огромной степени определяют общественно-политическую ситуацию в целом [7].

Началом трансформации является смена политического строя. Приход новой власти обычно сопровождается началом глубоких социально-экономических реформ.

Во многих других странах Восточной Европы (Польша, Чехословакия, Болгария) изменение политического строя 1989—1990 гг. сопровождалось демонстрациями и забастовками, но в основном носило все-таки мирный характер.

В нашей стране смена власти в 1991 г. произошла тоже после драматических событий — подавления августовского путча, распада СССР, самороспуска Верховного Совета и вынужденного отказа от власти президента СССР. Институциональные преобразования. Демонтаж большинства механизмов и организаций административно-командной системы происходит довольно быстро. Большинство этих механизмов и организаций в последние годы существования административно-командной системы находятся в глубоком кризисе. Например, государство утрачивает способность планировать народное хозяйство или централизованно устанавливать цены. Поэтому мы и говорим именно о завершении демонтажа социалистической экономики, который приходится на самый ранний этап переходного периода — обычно на первые его месяцы [7].

Но относительная простота либерализации и других форм демонтажа административно-командной системы не значит, что наследие социализма уходит в прошлое быстро и легко. Напротив, в ходе реформ основная трудность как раз и состоит в том, чтобы преодолеть те негативные черты, которые характеризовали социалистическую экономику: несбалансированность, монополизм и многие другие.

Переходный период — это время глубоких изменений в институциональной системе общества, когда одни институты прекращают существование, другие изменяются, становясь рыночными институтами, а третьи возникают впервые. Поэтому о переходной экономике говорят как о периоде институциональной трансформации.

Значение институциональной трансформации для переходного периода состоит в том, что рыночное поведение экономических агентов может опираться только на рыночные институты. Иными словами, без частной собственности, конкуренции, свободы заключения экономических контрактов и других рыночных институтов экономические агенты будут вести себя не как субъекты рыночной системы, а как субъекты старой, административно-командной системы или вообще руководствоваться противоречивыми, разными по природе экономическими «правилами игры». Ведь в любой экономической системе поведение экономических агентов задается «правилами игры. Иллюстрацией действия противоречивых экономических правил может служить положение многих крупных предприятий в современной российской экономике: они терпят огромные убытки из-за падения спроса на свою продукцию. Именно, в этом проявляются присущие рыночной экономике спросовые ограничения и конкуренция), но не закрываются (рыночные законы о несостоятельности и банкротствах пока слабо действуют в России) и получают субсидии и иные льготы от государства сохранение социалистической практики государственного «патернализма», т. е. защиты предприятий от конкуренции и разорения [11].

В связи с тем, что именно «правила игры» задают поведение экономических субъектов, институциональная трансформация первична по отношению к другим направлениям реформ, например структурным.

Все стороны институциональной трансформации — и рыночные законы, и приватизация, и создание новых субъектов хозяйственной деятельности — в равной степени важны для формирования рыночной экономики. Но еще важнее, чтобы институты образовывали цельную и связанную систему. Необходима «сцепленность», или когерентность, институтов. Изолированные рыночные институты не только неэффективны, но и не всегда работают по законам рынка. Даже в рамках админитративно-командной системы иногда допускалось существование институтов рыночного характера. Например, в Польше при социализме преобладала частная собственность на землю. Однако аграрные отношения строились все-таки по законам административно-командной системы, потому что именно эта система определяла «правила игры» [10].

В отличие от западных стран с многовековой историей институциональной эволюции, институциональная среда постсоциалистических стран отличается наличием множества лакун (пустот), т, е. отсутствием многих необходимых рыночных институтов. Речь идет не только о недостатке важных хозяйственных законов (например, Аграрного кодекса в России), но и об отсутствии или малочисленности некоторых типов рыночных организаций. Например, система инвестиционных негосударственных организаций представлена очень слабо небольшим количеством инвестиционных компаний и фондов, о которых большинство граждан — потенциальных вкладчиков вообще не знают. Естественно, что это очень негативно отражается на состоянии инвестиционной сферы. Другим примером институциональной лакуны могут служить ограничения на куплю-продажу земли, что не позволяет использовать землю в качестве залога и сильно сужает возможности предоставления кредитов сельскому хозяйству.

Отсутствие целостной, непротиворечивой и когерентной институциональной системы — главная негативная черта переходной экономики. Она определяет и глубокий спад производства, и низкий уровень жизни населения, и другие кризисные явления постсоциалистического периода.    

Низкая когерентность институтов в переходных экономиках не должна служить основанием для того, чтобы откладывать реформы до того Времени, пока не появятся отсутствующие институты.

Недостаток рыночных институтов в переходных экономиках требует проведения реформ одновременно по многим направлениям с тем, чтобы заполнить лакуны и превратить совокупность институтов в цельную институциональную систему.

Если начало трансформации довольно легко датировать по определенным политическим и экономическим событиям, то завершение транс-формации не имеет столь выраженных признаков. Пока ни в одной постсоциалистической стране не закончился переходный период, так что судить о завершении трансформации можно только теоретически.

Рассмотрим основные условия, необходимые для того, чтобы считать переходный период законченный и сфомирован полнцоенный рыночный механизм.

Во-первых, это возникновение цельной системы рыночных институтов. Применительно к России это означает завершение важнейших реформ, которые проходят в настоящее время: приватизация, реформа предприятий, структурные реформы, реформы государственных финансов, межбюджетных отношений (финансовых отношений между Центром и субъектами Федерации), налогов, денежно-кредитной сферы, социальной сферы, аграрного сектора и другие реформы.

Во-вторых, — начало устойчивого экономического подъема.

В-третьих, — интеграция в мировую экономику.

В-четвертых, как результат вышеперечисленных изменений — формирование сильного среднего класса.

Сложность этих задач, особенно проведения реформ в промышленности, государственных финансах и социальной сфере, свидетельствует о значительной продолжительности переходного периода в России.

 

2.2 Основные этапы формирования рыночного механизма в России

 

Экономические реформы постсоциалистического периода как в России, так и в Восточной I Европе обнаруживают известную цикличность. Ранний период активных преобразований сменяется, чаще всего под влиянием нарастания социально-экономической напряженности, замедлением реформ. Но в дальнейшем накопление проблем, порожденных недостаточной рефор-мированностью экономики, вызывает к жизни новый этап энергичной трансформации.

Активные реформы 1992—1993 гг. уступили место эволюционному развитию рыночных институтов в 1994—1996 гг. Однако с 1997 г. правительство приступило к подготовке нового цикла реформ — в социальной, военной, жилищно-коммунальной и других сферах. Намеченный цикл, однако, был отодвинут по времени на более поздний срок из-за экономического кризиса 1998 г. Послекризисное восстановление экономики, а также в немаловажной степени смена политической власти в 2000 г. создали условия для продолжения реформ. В начале — середине 2000-х гг. был дан старт таким важным направлениям дальнейших системных преобразований, как налоговая и пенсионная реформы, реформирование естественных монополий и сферы жилищно-коммунального хозяйства, земельная реформа, углубление банковской реформы и др [15].

Цикличность отражает только одну сторону реформ — смену радикального и эволюционного типов трансформации. Поэтому анализ цикличности надо дополнить периодизацией, которая показывала бы содержание различных этапов трансформации.

На взгляд автора, представить полную периодизацию пока невозможно, поскольку Россия, как и другие страны, прошла пока лишь часть пути к рыночной экономике. Однако теоретический анализ позволяет утверждать, что постсоциалистическая трансформация уже прошла два этапа и в начале XXI в. находится на третьем этапе.

Первый этап — это макроэкономическая стабилизация и либерализация экономики. Далее мы подробно поговорим о том, почему без стабилизации и либерализации невозможно двигаться дальше. Пока лишь отметим, что основное содержание этого этапа — подавление инфляции, устранение наиболее резких дисбалансов в денежно-кредитной сфере и укрепление рубля. Параллельно с этим происходит снятие большинства прежних государственных ограничений на цены, производственную и коммерческую деятельность. Начинаются приватизация и формирование рыночных институтов.

В России первый этап начался в январе 1992 г. с либерализации цен и завершился в 1996—1997 гг., когда удалось победить инфляцию, создать основные правовые и организационные институты рыночной экономики и завершить первый (ваучерный) этап приватизации.

Второй этап — это кризис 1998 г. Данный относительно сравнительно непродолжительный период должен быть выделен в качестве самостоятельного этапа потому, что он явился следствием не только неблагоприятных внешнеэкономических обстоятельств, но и накопления глубоких диспропорций в течение 1992—1997 гг. Кризис как бы подвел черту под начальным периодом реформ.

Третий этап — это переход к экономическому росту в 1999 г. Российская экономика стала развиваться весьма быстрыми темпами. Это уже рыночная экономика, хотя рынок еще весьма несовершенный. На этом этапе важно продолжить реформы и обеспечить условия для устойчивого роста и повышения благосостояния общества.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

3 ГЛАВА. ОСНОВНЫЕ ЧЕРТЫ РОССИЙСКОЙ МОДЕЛИ РЫНОЧНОЙ ЭКОНОМИКИ

 

3.1. Закономерности механизма формирования рыночного механизма

 

Главная закономерность переходного периода — изменение роли государства. Как известно, в период административно-командной системы государство было единственным собственником и всесильным распорядителем всех материальных богатств общества. Теперь значительная часть имущества переходит в частную собственность, и государство теряет монопольную власть на распоряжение материальными богатствами общества. Экономическая деятельность теперь осуществляется не только государством, но и другими хозяйствующими субъектами — гражданами и юридическими лицами, которые руководствуются стремлением к получению прибыли и действуют на основе законов рынка. Государство становится одним из субъектов рыночной экономики. Значит, сохраняя свое положение как источника писаных норм хозяйственного права, оно в качестве экономического субъекта должно подчиняться этим нормам [21].

Таким образом, государство занимает новое место в хозяйственной системе. Конечно, за ним сохраняются функции административно-правового обеспечения экономического процесса, т. е. издания законов и иных нормативных актов и контроля за их соблюдением. Но сейчас к этому прибавляются и функции макроэкономического регулирования через денежную, налоговую, бюджетную и валютную политику. Это регулирование может быть не менее жестким, чем плановое, потому что финансовые регуляторы в принципе допускают гораздо меньше льгот и исключений, чем план. Государство должно заниматься и некоторыми производственными функциями, которые не способен выполнять рынок, а также финансировать социальную сферу, фундаментальную науку, охрану окружающей среды [21].

Вторая закономерность — это макроэкономическая (финансовая) стабилизация. О необходимости стабилизации финансов в переходный период мы уже говорили. Напомним, что в обстановке стремительной инфляции, без твердой денежной единицы экономика обречена на глубокий кризис. В этих условиях не работают рыночные институты. Например, производители отказываются инвестировать средства в производство, потому что не могут рассчитывать на получение прибыли в условиях быстрого роста цен, хаоса и неопределенности в денежно-финансовой сфере.

Третьей закономерностью переходного периода является приватизация. На наш взгляд, без частной собственности рынок невозможен. Конечно, в последние десятилетия получили большое распространение компании со смешанным капиталом. Но в основе рыночных отношений лежит именно частная собственность. Ведь по своей природе рынок требует децентрализованного принятия решений. Для этого нужны независимые собственники, действующие в конкурентной среде и стремящиеся к максимизации прибыли.

Четвертая закономерность переходного периода — это трансформационный спад и структурные реформы. Термин «трансформационный спад» введен в научный оборот уже упоминавшимся венгерским ученым Я. Корнай. Он утверждал, что при переходе от административно-командной системы к рынку экономика переживает глубокий кризис, вызванный переходным, трансформационным состоянием экономической системы. Оно выражается в том, что прежние, плановые механизмы организации экономической координации уже разрушены, а новые, рыночные механизмы еще слабы или отсутствуют вообще.

Опасность трансформационного спада состоит не только в его глубине, но и в том, что наряду с неконкурентоспособными, неэффективными и устаревшими производствами сворачиваются и современные производства, особенно машиностроение. Это связано с искажением соотношений цен в переходной экономике, которые не могут служить надежными критериями конкурентоспособности, а также с сокращением спроса на продукцию обрабатывающей промышленности, конкуренцией импорта, удорожанием топлива, сырья и материалов и другими причинами. Это говорит о том, что рыночный отбор конкурентоспособных предприятий, который всегда происходит во время кризиса, в переходный период особенно нуждается в дополнительном участии государства в производственной сфере в форме промышленной политики [12].

Для того чтобы преодолеть спад, требуется повысить международную конкурентоспособность национальной экономики, увеличить долю современных производств и сферы услуг в ВВП, реорганизовать крупные предприятия таким образом, чтобы они смогли эффективно работать в условиях жесткой конкуренции мирового рынка. Все эти мероприятия объединяются понятием «структурные реформы».

Наконец, пятая, последняя закономерность постсоциалистической трансформации — это интеграция в мировое хозяйство. Искусственная изоляция советской экономики от мирового рынка явилась одной из главных причин отставания нашей промышленности и по технологическому уровню продукции. Отечественные предприятия не могли воспользоваться преимуществами международного разделения труда. Закрытостъ экономики сопровождалась автаркией, т. е. формированием самодостаточной экономической системы, в которой производилась вся номенклатура промышленной продукции, хотя многие виды продукции было дешевле купить за рубежом. Советские предприятия не сталкивались с конкуренцией зарубежных товаров, теряя стимулы к повышению качества и расширению ассортимента своей продукции. Современная экономическая история однозначно свидетельствует о том, что закрытость экономики ведет к упадку промышленности и экономической отсталости. Нет ни одной развитой страны с автаркической экономикой.

Значение интеграции в мировую экономику в настоящее время особенно усиливается в связи со стремительной интернационализацией науки и повышением роли информации и знания как источника экономического развития.

Однако переход к открытой экономике не должен быть одномоментным актом. Необходимо поощрять экспорт и соблюдать баланс между открытостью иностранной конкуренции и протекционистской защитой некоторых отраслей или предприятий.

 

3.2. Формирующаяся модель российской рыночной экономики

 

В начале переходного периода многие предполагали, что в России сложится экономика либерального типа, похожая, например, на экономическую систему США. Однако практика показала, что вопрос о конечной цели трансформации гораздо сложнее. Особенности исторического опыта России нельзя отбрасывать в сторону. Россия не может быть похожа ни на США, ни на Германию, ни на какую-либо иную страну. Оставаясь самобытной, она должна взять все позитивное из мирового опыта.

По мнению автора курсовой работы, очевидно одно – Россия должна развиваться по пути рыночного и демократического государства. Рынок глубоко связан с демократией. Эта связь обусловлена, во-первых, тем, что частный собственник должен видеть в государстве не противника, а союзника и покровителя, способного защитить его права собственности. Уверенность в незыблемости своих экономических и политических прав позволяет собственнику развивать свое дело на основе долгосрочной и продуманной стратегии. Во-вторых, демократия обеспечивает такие условия, при которых важные государственные решения принимаются в интересах большинства и, следовательно, благоприятствуют тем направлениям и сферам экономической деятельности, которые являются наиболее перспективными на каждый данный момент времени [12].

Исторический путь нашей страны в сочетании с универсальными социально-экономическими тенденциями (мегатрендами) свидетельствует о том, что конечной целью переходного периода должна служить социальная рыночная экономика.

Смешанный характер модели, которая способна возникнуть в России, связан с двойственным и противоречивым характером исторического развития и современного состояния общества и экономики.

Доминирующее положение государства, характерное для России на протяжении всей истории вплоть до сегодняшнего дня, нельзя изменить за несколько месяцев и даже лет. Влияние исторического пути на траекторию последующего развития хорошо изучено современной неоинституциональной теорией, которая обосновывает тесную зависимость современного социально-экономического процесса от огромной совокупности экономических, политических, культурных и иных институтов, сформировавшихся в ходе многовековой эволюции общества. Ведущий представитель неоинституционализма, уже упоминавшийся американский ученый Д. Норт писал по этому поводу: «История имеет значение… потому, что настоящее и будущее связаны с прошлым непрерывностью институтов общества» [12].

Таким образом, степень реального огосударствления всех экономических процессов в России в обозримом будущем будет оставаться весьма высокой. Это обстоятельство нельзя рассматривать как «абсолютное зло». При всех недостатках, связанных с государственным вмешательством в экономику, оно может играть важную и позитивную роль в развитии производства, активизации инвестиционного процесса и особенно в подъеме социальной сферы, которая в современных условиях превращается из результата роста в источник роста. Кроме того, современная экономическая система носит настолько сложный характер, что наличие множества социально-экономических, политических и правовых институтов серьезно затрудняет действие рыночных сил, и это тоже требует вмешательства государства в экономику.

Но многие решения, выдержанные в либеральном, рыночном ключе, для России абсолютно неизбежны. Экономическая необходимость требует и разгрузки бюджета путем развития негосударственных форм социальной поддержки, и закрытия неконкурентоспособных предприятий, и введения частной собственности на землю, и поддержания конкурентной среды и открытой экономики, и многих других действий, в совокупности образующих экономическую политику рыночного толка.

Поэтому формирующаяся смешанная модель российской экономики, которая явится итогом переходного периода, должна обладать следующими основными чертами:

–органичным единством и взаимодействием рынка и государства, при котором частная собственность и рыночные механизмы распределения ресурсов сочетаются с надежной защитой государством конкуренции и других «правил игры», активным участием государства в производстве «общественных благ» и в развитии социальной сферы;

  • наличием развитых институтов рынка, образующих целостную
    взаимоувязанную систему и способных обеспечить быстрый рост благо
    даря мобильности всех факторов производства и их эффективному использованию;
  • социальной ориентированностью экономики, отвечающей высоким современным требованиям к качеству рабочей силы, творческой мотивации трудовой и предпринимательской деятельности, гуманизации отношений на производстве, состоянию образования, науки, здравоохранения, культуры, окружающей среды;
  • социальным партнерством, опирающимся на развитые институты
    гражданского общества и демократической государственной власти.

    В настоящее время Россия находится на перепутье, и теоретически возможен выбор между несколькими моделями — от чисто либеральной до социал-демократической. Однако социально-экономические реалии — необходимость дальнейших рыночных реформ, традиционно высокая роль государства в России, усиление социальных начал в современной экономике, невозможность и нежелательность возврата к тотальному доминированию государства в экономике России — сужают этот теоретически широкий выбор до модели социального рыночного хозяйства [12].

    Модель социального рыночного хозяйства получила широкое распространение в Западной Европе и в некоторых других странах после Второй мировой войны. В классическом виде она воплощена в жизнь в Германии в ходе послевоенных экономических реформ и в 50—60-е гг. воспринята многими западноевропейскими странами. В постсоциалистическом мире данная модель наиболее полно представлена в Венгрии.

    Значимость модели социального рыночного хозяйства для российской переходной экономики состоит в том, что она обеспечивает органичное единство рынка и государства и соответствует глубоким историческим традициям России — традиционной для России высокой экономической и социальной роли государства. Расширение функций государства в современном обществе при сохранении рыночных свобод, институтов и механизмов обусловлено, как отмечалось выше, возросшей сложностью социально-экономического процесса. Многие фундаментальные проблемы современного общества не могут быть решены исключительно рыночными механизмами. Уровень образования, квалификации рабочей силы и состояние научных исследований непосредственно влияют на темпы и качество экономического роста, что подтверждено специальными исследованиями. В дальнейшем роль образования и науки в экономическом развитии будет, по всей вероятности, возрастать за счет традиционных, материально-вещественных факторов производства. К числу нематериальных факторов, оказывающих огромное влияние на качество экономического роста, относятся здравоохранение, социальное обеспечение и состояние окружающей среды. Высокий уровень материального и духовного благосостояния граждан, доминирование среднего класса в структуре общества и, следовательно, реализация принципов социального партнерства определяют долгосрочные экономические перспективы страны и ее социально-политическую стабильность [12].

    Модель социальной рыночной экономики означает экономическую систему, функционирующую по рыночным законам при активном участии государства в поддержании баланса между рыночной эффективностью и социальной справедливостью. Необходимо четко уяснить, что социальная рыночная экономика не является социал-демократической и тем более социалистической моделью. Это прежде всего рыночная экономика, но государство является в ней активным участником экономического процесса [12].

    Согласно концепции социальной рыночной экономики государство не устанавливает экономические цели, но создает надежные рамочные условия для экономической инициативы. Эти рамочные условия воплощаются в гражданском обществе и социальном равенстве индивидов.

    Важнейшая задача государства — обеспечивать баланс между рыночной эффективностью и социальной справедливостью. Отметим, что экономическая теория до сих пор не смогла установить объективные критерии, позволяющие определить ту границу между неравенством и уравниловкой, соблюдение которой наиболее благотворно для социально-экономического развития. Вероятно, найти такие критерии, приемлемые для всех стран и эпох, невозможно. Конечно, существуют статистические показатели, например децильный коэффициент, который должен быть ниже 10. Однако эти показатели не отражают всей совокупности условий жизни. Ответ может быть найден только эмпирическим путем. Устойчивое развитие в долгосрочном плане всегда связано со справедливым распределением доходов [12].

    Модель социальной рыночной экономики обладает совокупностью следующих отличительных признаков.

  1. Индивидуальная свобода. Она необходима для децентрализованного принятия решений и функционирования рыночных механизмов.
  2. Социальная справедливость. Государственная социальная политика должна быть обращена к людям, которые не вовлечены в экономический процесс, и предотвращать чрезмерное неравенство в доходах, иных материальных и социальных показателях уровня жизни.
  3. Антициклическая политика. Конкурентная и социальная политика действенна только в условиях стабильной экономики. Поэтому колебания деловой конъюнктуры, сопровождающиеся ухудшением материального положения граждан, должны быть сведены к минимуму.
  4. Политика роста — создание правовых основ, инфраструктуры и стимулов для модернизации производственных мощностей и использования технологических инноваций.
  5. Структурная политика — целенаправленное преодоление природных, технических и других причин, мешающих структурной (отраслевой и региональной) адаптации экономики к требованиям внутреннего
    и мирового рынков.
  6. Принцип поддержания конкуренции. Это означает, что достижение вышеперечисленных целей не должно достигаться за счет подавления или существенного ограничения конкурентных начал экономической деятельности.
  7. Социальное партнерство. Текущие вопросы найма и оплаты труда решаются в двустороннем порядке между работодателями и работника ми при посредничестве, в случае необходимости, государства.

    Модель социальной рыночной экономики возникла на историческом фундаменте централизованного государства, участия государства в социальном регулировании, развитого хозяйственного права и европейских норм демократии и рыночной экономики. Несмотря на глубокие различия между историческими путями западноевропейских стран и России, в нашей стране в настоящее время есть предпосылки для восприятия многих принципиально важных элементов этой модели [12].

    Помимо исторических традиций — главенствующей роли государства в социально-экономической жизни — к таким предпосылкам относится переходное состояние современного российского общества, в котором многие отношения еще не обрели ясной и определенной правовой и организационной формы. Ряд принципов экономической политики, составляющих сердцевину модели социального рыночного хозяйства, относятся в России к числу остро назревших проблем — формулирование и проведение политики занятости, политики доходов, промышленной и антимонопольной политики. Наконец, идея социального партнерства в последние годы получает распространение в России — несмотря на то, что эта идея является абсолютно новой для общественного сознания и социально-экономической практики в нашей стране.

    Переходный период – это исторически непродолжительный отрезок времени, в течение которого завершается демонтаж административно-командной системы и формируется система основных рыночных институтов. Одной из относительно простых форм демонтажа выступает либерализация экономики. Но рыночное поведение экономических субъектов может опираться только на рыночные институты. Поэтому институциональная трансформация первична по отношению к другим направлениям реформ.

    На раннем этапе реформ центральная задача состояла в подавлении инфляции, обеспечении макроэкономической стабилизации и либерализации экономики. В ходе реформ большинство стран были вынуждены пойти на резкие и болезненные для народного хозяйства и населения меры «шоковой терапии». Успешная финансовая стабилизация наряду с формированием рыночных институтов позволяет перейти к этапу экономического роста. На третьем, завершающем этапе реформ должна сложиться современная структура экономики.

    Теория и практика трансформации позволяют выделить несколько закономерностей переходного периода. Это изменение роли государства, макроэкономическая стабилизация, приватизация, трансформационный спад и интеграция в мировое хозяйство. Исторический путь нашей страны в сочетании с универсальными социально-экономическими тенденциями свидетельствует о том, что конечной целью постсоциалистической трансформации для России является социальная рыночная экономика.

     

     

     

     

    4 ГЛАВА. ПРОЦЕСС ФОРМИРОВАНИЯ РЫНОЧНЫХ СТРУКТУР В РОССИЙСКОЙ ЭКОНОМИКЕ

     

    4.1. Роль государства и разгосударствление экономики

     

    Наиболее видимым проявлением изменения роли государства в экономике в первые годы российской трансформации была экономическая либерализация. Фактически она сводилась к отказу государства от монополии на ведение тех или иных видов хозяйственной деятельности. Например, государство разрешило всем субъектам рынка устанавливать цены (либерализация цен), покупать и продавать валюту (либерализация валютного рынка) и осуществлять экспортно-импортные операции (либерализация внешней торговли). Тут следует привести Указ Президента о свободе торговли, который разрешил заниматься торговой деятельностью — от уличной торговли до образования торговых компаний — любым физическим и юридическим лицам.

    По мнению автора курсовой работы, отказ от всевластия государства означает не «механическую» либерализацию в форме передачи прежде исключительно государственных прав на ведение экономической деятельности другим субъектам рынка, а превращение государства в одного из участников экономического процесса. Занимая очень важные и особые позиции, государство вместе с тем должно подчиняться тем же законам и правилам экономического поведения, что и частные компании. Как нам кажется, самый существенный принцип рыночной экономики состоит в том, что законы в одинаковой мере распространяются на государственные и негосударственные организации, если иное не оговорено в законе.

     

    Выполнение этого требования оказалось одним из наиболее трудных элементов постсоциалистической трансформации. Весь строй хозяйственной, правовой и идеологической жизни нашей страны в течение многих десятилетий отражал представление о безусловном приоритете государства, государственных учреждений и государственных интересов (например, в СССР для рядового гражданина было невозможно выиграть судебный процесс у государственного органа, а кража государственной собственности каралась уголовным правом более строго, чем личной собственности). В переходный период такое положение государства и его органов во многом сохранилось благодаря концентрации в руках государства материальных богатств, несовершенству судебно-правовой системы, слабости большинства частных экономических организаций и господствующему менталитету общества. Все же на пути включения государства в общую для всех правовую систему за последние годы в России достигнут очевидный прогресс, что выразилось в довольно высокой степени независимости и автономности субъектов рынка от государства [16].

    Одним из проявлений процесса включения государства в правовую систему общества должно стать разделение собственности и власти. Это означает, что право на владение имуществом должно быть независимым от положения индивида в социальной иерархии и занимаемого им поста в органах государственного управления, а приращение богатства должно быть результатом предпринимательской деятельности или выгодного вложения капитала, но не доступа индивида к рычагам государственной власти. Иными словами, успехи в бизнесе должны быть результатом усилий предпринимателя по выгодному использованию своего капитала, а не значимости его поста или личных связей [16].

    Разделение собственности и власти означает также, что хозяйствующий субъект должен быть независим от тех решений государственной власти или отдельных чиновников, которые не имеют законной силы, не говоря о произволе и коррупции представителей государственной власти. Это означает, наконец, что государственная власть не должна вмешиваться в хозяйственную деятельность собственников и предпринимателей, за исключением случаев, установленных законом.

    По мнению автора, это так важно для становления рынка потому что в рыночной системе прибыль хозяйствующих субъектов должна быть следствием вложения капитала в производство тех товаров и услуг, которые на каждый данный момент пользуются повышенным спросом общества и соответственно имеют повышенные цены. Если же вложения капитала определяются другими критериями, в том числе прямыми или косвенными указаниями государственной власти, то это означает неэффективное использование капитала и нарушение принципов действия рыночных механизмов.

    Несмотря на достаточно длительный период постсоциалистической трансформации, государство как административно-правовой субъект еще далеко не в полной мере выполняет свои функции создания нормативной базы для деятельности субъектов рынка — защиты прав собственности, принуждения к исполнению контрактов и др.

    Деятельность государства в переходный период не сводится только к правовому обеспечению реформ. Государство, как мы говорили, еще и экономический субъект.

    В переходный период положение государства кардинально меняется по сравнению с тем, которое оно занимало прежде. Теперь государство должно осуществлять обычное экономическое регулирование, косвенно воздействуя на экономическое поведение рынка с помощью налогов, пошлин, кредитного процента, валютного курса и других финансовых инструментов, а также реализуя политику роста с помощью структурной и внешнеэкономической политики. В рамках рыночной экономики косвенное финансовое регулирование очень эффективно, потому что массированный характер. Например, изменение финансовых параметров сразу охватывает огромную массу предпринимателей.

    Государство в переходный период имеет специфику по сравнению с государством в развитой рыночной экономике, которая выражается, во-первых, в том, что постсоциалистическое государство должно не просто восполнять обычные «провалы» рынка, – но и брать на себя некоторые функции, которые в развитой рыночной системе выполняют другие экономические субъекты. Так, в развитой экономике мобилизация финансовых ресурсов для последующего инвестирования в производство осуществляется негосударственным банковским сектором или фондовым рынком. В постсоциалистической экономике банки и фондовые биржи еще не могут в полной мере выполнять эти функции, что и находит выражение в многолетнем инвестиционном кризисе в России. Отсюда следует важная роль государства в инвестиционной сфере. Оно должно быть «локомотивом» инвестиционного процесса, осуществляя капиталовложения в «точки роста», выступая гарантом по частным инвестициям и привлекая капитал из-за рубежа [16].

    Во-вторых, постсоциалистическое государство должно быть инициатором и субъектом экономических реформ. Это реформы отношений собственности (приватизация), предприятий (реорганизация и санация), бюджетной и денежно-кредитной сфер, развитие конкурентной среды, поддержка малого бизнеса и многие другие.

    Реформирование экономики в направлении создания рыночной системы — противоречивая, по сути, задача для государства, потому что ее решение ведет к уменьшению возможностей прямого управления народным хозяйством со стороны государства и к формированию независимых от государства экономических агентов.

    Казалось бы, это противоречие, которое лишает государство возможности быть инициатором и субъектом реформ. Действительно, влиятельные государственные органы зачастую тормозят преобразования. Все же в целом государственная власть в России, как и в большинстве других постсоциалистических стран, настроена прореформаторски [18].

    Причина этого кажущееся противоречия состоит в том, что государство постсоциалистического периода в значительной мере утратило административные рычаги управления и экономические возможности (ресурсы) для того, чтобы пытаться удержать за собой прежнее положение в экономике. Поэтому постсоциалистическое государство вынуждено быть инициатором и субъектом рыночных преобразований.

     

    4.2. Особенности формирования рыночных структур

     

    Переход от административно-командной системы к рыночной — настолько уникальное явление в мировой экономической истории, что теория постсоциалистической трансформации стала складываться в основном одновременно и параллельно с преобразованиями в реальной жизни. Поэтому ответ на многие фундаментальные вопросы трансформации пришлось искать в западных доктринах. Поскольку эти доктрины имеют общетеоретический характер, они не всегда могут учесть особенности переходного периода и поэтому нуждаются в корректировке с учетом специфики постсоциалистических стран.

    Воздействие государства на формирование институциональной среды выражается прежде всего в законотворчестве и контроле за соблюдением законов.

    Корпус рыночного хозяйственного права должен включать как минимум четыре основные части:

  8. права собственности;
  9. контрактные отношения (договоры между экономическими агентами);
  10. порядок начала и окончания хозяйственной деятельности;
  11. поддержание конкурентной среды.

    Россия вступила в период трансформации при отсутствии или крайней слабости формальных (и неформальных) основ для экономической деятельности в условиях рынка.

    В течение 90-х гг. этот правовой вакуум был в основном заполнен благодаря активной законотворческой деятельности государства. Особо важную роль сыграли «экономические» статьи Конституции РФ, Гражданский кодекс, Бюджетный и Налоговый кодексы, законы о предприятиях и предпринимательской деятельности, о разграничении полномочий в рамках Федерации. Конечно, на практике законы оказали очень неравнозначное влияние на положение дел в экономике: если законы о бюджетном устройстве при всех их недостатках образуют правовую базу реально действующих финансовых механизмов, то антимонопольные законы в основном остались формальными актами. В начале 2000-х гг. после принятия Земельного кодекса и Закона об обороте земель сельскохозяйственного назначения произошло существенное продвижение в вопросе о частной собственности на землю, что до сих пор тормозило не только аграрные преобразования, но и приватизацию и развитие кредитной, системы (земля может служить залогом под кредит).

    Улучшение экономической ситуации, приток инвестиций в производство и устойчивый экономический рост требуют более четкого юридического оформления прав собственников (особенно акционеров) и отношений между юридическими лицами и наемными менеджерами.

    За исторически короткий срок после начала реформ в 1992 г. российская экономика проделала огромный путь. В России успешно формируются основы рыночной системы.

    В результате приватизации основная часть государственной собственности перешла к новым владельцам. Чаще всего это акционерные общества, в которых контрольный пакет акций принадлежит администрации и работникам предприятия или другим юридическим лицам. Отношения между новыми владельцами обычно бывают неустойчивыми и запутанными. Права собственности неспецифицированны, т. е. не определены границы правомочий каждого владельца. Это называется размытостью прав собственности. Поэтому предстоит пройти еще долгий путь урегулирования противоречий, взаимной «притирки» новых собственников и юридического оформления четко определенных прав собственности, прежде чем на приватизированных предприятиях появятся настоящие частные собственники.

    Тем не менее уже сегодня изменение характера собственности привело к важным изменениям в функционировании российских предприятий, компаний и Других экономических организаций. В их экономической деятельности явственно проявляются черты субъектов рынка. Это выражается в том, что большинство экономических организаций:

  • руководствуются рыночным принципом максимизации прибыли;
  • свободны и независимы в принятии экономических решений.

    Наряду с частной собственностью рынок как экономическая система характеризуется свободой вступления в экономические отношения (свободой заключения контрактов) и конкуренцией.

    В условиях рынка переходного периода экономические субъекты свободны в заключении любых сделок, не противоречащих закону, с любыми экономическими субъектами. Они вправе договариваться с партнерами о ценах и других условиях сделки. Поэтому контрактные отношения в переходный период отличаются от контрактов между субъектами развитого рыночного хозяйства только слабой защитой со стороны государства.

    Однако в отличие от развитого рыночного хозяйства переходная экономика характеризуется высоким монополизмом и соответственно слабым развитием конкурентной среды, что является прямым наследием административно-командной системы.

    В переходный период в экономике представлены все три основных института рынка:

  • частная собственность;
  • свободные «контракты»;
  • конкуренция.

    Конечно, эти институты пока получили далеко не одинаковое развитие. Однако их реальное присутствие в переходной экономике позволяет с уверенностью утверждать, что основы рынка в России успешно создаются.

    Наряду с главными рыночными институтами в современной российской экономике представлены почти все элементы рыночной системы. Это, во-первых, совокупность рыночных экономических организаций, в частности, в современной России имеется почти весь спектр негосударственных финансовых учреждений (коммерческие банки, страховые компании, инвестиционные фонды, фондовые биржи и т. д.). Во-вторых, это рыночные финансовые механизмы и инструменты: бюджет, налоги, валютный курс и многие другие. Хотя большинство из этих механизмов и инструментов нуждаются в существенном совершенствовании, например, налоговая система, по характеру действия они являются полностью рыночными механизмами и инструментами.

    Все же рынок переходного периода сильно отличается от развитой рыночной системы. Это отличие состоит в:

  • институциональной неполноте;
  • структурной асимметричности.

    Термином «институциональная неполнота» обозначают отсутствие или крайне слабое развитие некоторых важных институтов рынка.

    В России это отсутствие рынка земли. Эта черта специфична для переходного периода именно в нашей стране и связана с особо сложной и противоречивой историей аграрных отношений в России. В большинстве других постсоциалистических стран такой проблемы нет.

    Однако другое проявление институциональной неполноты характерно для всех постсоциалистических государств — это слабость рыночной селекции в форме закрытия несостоятельных предприятий (банкротств).

    В России и в других странах с переходной экономикой в самом начале рыночных реформ были приняты законы о несостоятельности и банкротстве и созданы специальные государственные ведомства для претворения этих законов в жизнь. Однако на практике они почти не применяются. Видимыми причинами такого положения является несовершенство правовой базы и процедуры банкротств, загруженность судов. Но на самом деле причина глубже. Она состоит в том, что в переходный период основная масса предприятий переживает глубокий кризис, и добросовестное применение законодательства о несостоятельности обернулось бы закрытием большинства предприятий и массовой безработицей. В нашей стране эта опасность усугубляется наличием огромного числа «градообразующих» предприятий.

    Из-за опасных экономических и социальных последствий массовых банкротств постсоциалистическое государство стремится не допустить разорения предприятий. Наиболее важные, стратегические предприятия часто получают поддержку из госбюджета. В России источником субсидий для стратегических предприятий часто выступают региональные власти, озабоченные проблемой безработицы (так, автозаводы ЗИЛ и «Москвич» долгое время получали помощь от московского правительства). Что касается других предприятий, переживающих спад, то они часто продолжают функционировать, не выполняя своих обязательств перед поставщиками и кредиторами.

    Сложность проблемы несостоятельности предприятий в постсоциалистический период связана еще и с тем, что взаимная задолженность и дезорганизация финансовых потоков мешают определить тех, чья несостоятельность действительно вызвана неконкурентоспособностью продукции, плохой организацией производства и маркетинга и другими причинами, типичными для рыночной экономики. Во многих случаях несостоятельность предприятий является результатом неполучения ими средств за отгруженную продукцию, и подвергать такое предприятие процедуре банкротства экономически и юридически неоправданно.

    Вторая особенность постсоциалистического рынка — структурная асимметричность. Это означает, что различные сегменты рынка развиты неравномерно.

    Так, товарный рынок и рынок услуг в постсоциалистической России дало отличаются от аналогичных сегментов рыночной системы в западных странах по насыщенности товарами и услугами, ассортименту, численности и организационно-юридическим формам компаний и других организаций, действующих на этих рынках.

    Это связано с тем, что обмен товарами (услугами) — простейшая форма рыночного обмена, не требующая сложных организационных и правовых условий.

    Но другие сегменты рынка — рынок капитала, труда и земли — развиты значительно слабее. Так, кредитование производства коммерческими банками, мобилизация финансовых ресурсов через продажу корпоративных ценных бумаг (акций и облигаций) и другие формы перелива капитала занимают пока незначительное место в финансировании производства. Очень низка мобильность трудовых ресурсов из-за избыточной занятости на большинстве предприятий (за исключением «нового» частного бизнеса), а также отсутствия возможностей для переезда работников из трудоизбыточных в трудодефицитные регионы. Не до конца урегулированы юридические аспекты взаимоотношений между работниками и работодателями. За исключением отдельных регионов России, легальный рынок земли вообще отсутствует.

    Институциональная неполнота и структурная асимметричность — главные особенности рынка переходного периода. Они порождают нерыночные формы поведения предприятий — неплатежи, бартер, низкую адаптацию к спросу — и служат причиной слабой инвестиционной активности. Это подтверждает высказанное ранее суждение о том, что экономическая деятельность такова, каковы институты: если институты не поощряют продуктивную деятельность, то не приходится ожидать подъема производства.

    Рыночная система, как известно, состоит из рынка товаров (услуг) и рынка факторов производства. Формирование рынка факторов производства в переходной экономике — долгий и трудный процесс, потому что функционирование этого рынка требует особенно сложной законодательной базы и организационной инфраструктуры.

    Факторами производства являются капитал, труд, земля и предпринимательство. Для того чтобы функционирование этих факторов приобрело рыночный характер, необходимо их свободное обращение в экономике, регулируемое спросом, предложением и рыночным вознаграждением каждого фактора.

    Рынок капитала. Рынок капитала в форме торговли продукцией производственно-технического назначения стал складываться в нашей стране еще в конце 80-х гг. в процессе либерализации материально-технического снабжения. Однако наиболее существенный компонент этого рынка — обращение акционерного капитала, или фондовая торговля, — смог появиться, естественно, только в первой половине 90-х гг. параллельно с акционированием, приватизацией и началом выпуска корпоративных ценных бумаг. Корпоративные ценные бумаги — это акции, облигации. и другие документы, удостоверяющие право собственности на определенную часть имущества компании и дающие право на получение части ее дохода.

    Различают, как известно, биржевой и внебиржевой оборот ценных бумаг. Торговля акциями и облигациями на бирже предусматривает довольно жесткую регламентацию и высокие требования к надежности ценных бумаг. Поэтому на российских биржах сейчас обращается только 10—20% выпущенных акций и облигаций. Однако этот показатель выше, чем в других странах СНГ, что свидетельствует о быстром развитии рынка капитала в России.

    Участники фондового рынка В 1993— 1996 гг. они стремились главным образом к установлению контроля над предприятиями путем приобретения контрольного пакета акций. Во второй половине 90-х гг., после завершения наиболее активного этапа перераспределения собственности, на фондовом рынке наметилась тенденция расширения объемов сделок, преследующих инвестиционные цели. Это свидетельствует о более зрелой мотивации участников рынка, которые теперь заинтересованы не только в установлении контроля над собственностью, но и в получении прибыли на инвестированный капитал. Относительно новыми участниками фондового рынка являются российские банки, которые расширяют инвестиции в ответ на снижение доходности государственных ценных бумаг.

    В результате кризиса 1998 г. фондовый рынок практически прекратил существование, но через полтора-два года начал возрождаться. Наблюдается некоторый рост котировок акций, который связан с хорошими перспективами многих российских компаний, а также с убежденностью участников рынка в том, что стоимость компаний резко возрастет после экономически обоснованной переоценки их имущества, включая земельные участки.

    Несмотря на сложности в становлении рынка капитала, он имеет хорошие перспективы. Этот рынок будет расширяться по мере нормализации экономического положения и улучшения финансового состояния предприятий. О потенциале роста этого рынка свидетельствует, в частности, то, что оборот торговли ценными бумагами в нашей стране пока в десятки раз меньше, чем в развитых рыночных экономиках.

    Рынок труда. В отличие от рынка капитала, рынок труда имеет значительно большую социальную составляющую. Это означает необходимость учитывать и регламентировать социальные аспекты взаимоотношений между работниками и работодателями, используя для этого экономические, законотворческие и судебные возможности государства.

    Может показаться, что цена труда, т. е. заработная плата, в России мало регламентируется (за исключением, разумеется, бюджетной сферы). Однако на самом деле работодатели занимают на рынке труда значительно более сильные позиции, чем работники, которые весьма ограничены в выборе места работы, особенно вне крупных городов. Кроме того, работники в нашей стране не имеют защиты в лице сильных и эффективных профсоюзов. Эти и другие обстоятельства ведут к тому, что даже с поправкой на более низкую производительность труда средняя зарплата в нашей стране, эквивалентная 150—250 долл., в несколько десятков раз ниже средней зарплаты в Западной Европе.

    К положительным сторонам российского рынка труда следует отнести сравнительно низкую безработицу. В 2003 г. она составляла примерно 10% по методологии МОТ, что меньше, чем во многих других странах
    с переходной экономикой, особенно в странах СНГ.    

    В этом состоит один из парадоксов российской экономики, потому что двукратный спад ВВП за годы реформ должен был бы сопровождаться значительно большим сокращением занятости. Этот парадокс объяйняется, во-первых, отсутствием массовых банкротств и увольнений на предприятиях, несмотря на резкое сокращение производства, во-вторых, широким распространением вторичной занятости, когда работник официально числится на работе и формально не считается безработным, а на самом деле зарабатывает на жизнь в другом месте, чаще всего в мелком бизнесе. По официальным оценкам, в теневой экономике занято примерно 7 млн чел., что составляет 12—13% самодеятельного населения.

    Кроме того, необходимо эффективное использование трудовых ресурсов и борьба с безработицей требуют государственной политики занятости. До сих пор эта политика в нашей стране сводится к помощи безработным в поиске работы и выплате небольших пособий. Между тем политика занятости должна носить более активный характер. Первым шагом в создании более прочной законодательной основы трудовых отношений стало принятие нового Трудового кодекса. Кроме того, необходимо шире организовывать переобучение работников, в том числе частными компаниями. Региональные и муниципальные органы власти должны вводить квотирование рабочих мест, т, е. выделение рабочих мест для молодежи, женщин и других социально уязвимых групп населения с компенсацией собственникам предприятий дополнительных затрат из госбюджета. Очень важный элемент политики занятости — создание организационных и материальных условий для переезда рабочих в регионы, испытывающие нехватку трудовых ресурсов.

    Политика занятости — непременный атрибут государственного регулирования рынка труда в развитых странах. Для России актуальность вопроса о разработке и проведении такой политики многократно возрастает из-за того, что в ближайшие годы положение на рынке труда может существенно ухудшиться в связи с закрытием неконкурентоспособных предприятий.

    Рынок природных ресурсов. Третий фактор производства — земля — экономической теорией трактуется широко, как совокупность всех ресурсов, предоставляемых природой. К ним относятся не только собственно земля, но и полезные ископаемые.

    Общественная дискуссия о праве частной собственности на землю и вовлечении земель в коммерческий оборот велась в России с 1994 г., когда была отклонена первая попытка принятия Аграрного кодекса, который тогда не включал положения о частной собственности на землю. Центральный вопрос реформирования аграрных отношений был законодательно решен после принятия Земельного кодекса (принят в 2001 г.) и Закона об обороте земель сельскохозяйственного назначения (вступил в силу с 2004 г.). Понятно, что вложение труда и капитала в обработку земли без полной уверенности в праве собственности на эту землю невозможно. Не меньшим препятствием является и стремление административно-бюрократического аппарата сохранить возможность вмешательства в земельные отношения. И хотя механизмы оборота земель прописаны в упомянутых законодательных актах, практическая реализация их сталкивается со значительными трудностями.

    Вопрос о земле имеет значение не только для аграрных отношений. Права собственности на земельные участки необходимо предоставить и владельцам приватизированных предприятий, находящихся на этих участках. В противном случае владельцы все время испытывают угрозу повышения арендной платы городскими властями. До сих пор этот вопрос чаще всего решался путем предоставления земельного участка в долгосрочную аренду с правом выкупа. В последнее время в решении указанных вопросов наметились некоторые позитивные сдвиги. Речь идет прежде всего о частичном допуске земель в хозяйственный оборот и о предоставлении предприятиям права официального выкупа занимаемых ими земельных участков.

    Что касается других факторов производства природного характера — полезных ископаемых, то большинство из них тоже остаются в государственной собственности, но их добыча и переработка осуществляются частными компаниями. Речь идет, например, о нефти и газе. Добывающие компании рассчитываются с государством путем уплаты специальных налогов, после чего извлеченные полезные ископаемые поступают в их собственность. Сейчас государственные органы и добывающие компании уделяют большое внимание соглашениям о разделе продукции (СРП), которые определяют, каким образом доходы от добычи полезных ископаемых делится между федеральными, региональными властями и добывающими компаниями, в том числе иностранными. Это фактически концессионные соглашения, которые весьма распространены в добывающей промышленности многих стран. Правда, из-за непроработанности экономических и юридических вопросов СРП пока не стали эффективным инструментом привлечения инвестиций в разработку полезных ископаемых.

    Предпринимательство. Наконец, последний фактор производства — предпринимательская инициатива. Либерализация условий хозяйственной деятельности в начале 90-х гг. позволила заниматься бизнесом миллионам граждан. Однако реальная степень развития рыночных отношений в сфере предпринимательства зависит от многих дополнительных причин, в частности от порядка открытия и регистрации своего дела. В развитых странах принят заявительный характер регистрации, при котором не требуется специального разрешения государства для начала коммерческой деятельности в качестве юридического лица. Хотя для этого и на Западе требуется соблюдение многих формальностей, предприниматель обязан лишь в установленном порядке уведомить государство об открытии своего дела. В России же по-прежнему широко распространен разрешительный порядок создания юридического лица, поскольку для многих видов деятельности нужна государственная лицензия.

    Другой серьезной помехой развитию рынка предпринимательской инициативы выступает тяжелое налоговое бремя. Оно часто вынуждает граждан, желающих заниматься бизнесом, уходить в теневую экономику. В 2003 г. на нее приходилось около четверти ВВП России. Широкое распространение теневой экономики мешает государству собирать налоги и контролировать бизнес с точки зрения экономических и социальных интересов общества.

    Отказ государства от всевластия в экономике требует, чтобы оно подчинялось в принципе тем же законам и правилам, что и остальные субъекты рынка. Вмешательство государства в хозяйственную деятельность предпринимателей и собственников возможно только в рамках, установленных законом. Но в современной России государство часто само не соблюдает «правил игры» и не контролирует соблюдения законов другими субъектами рынка.

    В переходный период государство должно брать на себя некоторые функции, которые в развитой рыночной экономике выполняют другие экономические субъекты, и выступать инициатором экономических реформ.

    Рыночные институты часто возникают самостоятельно в ответ на потребности экономических субъектов. Но при этом могут возникнуть социально нецелесообразные институты. Поэтому процесс институционального развития не может быть абсолютно спонтанным и требует участия государства. Оно должно санкционировать социально целесообразные самовозникающие институты, наделяя их статусом государственных законов, и само выступать в качестве институционального источника. Воздействие государства на формирование институциональной среды выражается прежде всего в законотворчестве и контроле за соблюдением законов.

    За годы реформ изменение характера собственности привело к важным изменениям в функционировании экономических организаций. Они руководствуются рыночным принципом максимизации прибыли, свободны и независимы в принятии экономических решений. Контрактные отношения в переходный период отличаются от контрактов между субъектами развитого рыночного хозяйства только слабой защитой со стороны государства. Однако в отличие от развитого рыночного хозяйства переходная экономика характеризуется высоким монополизмом. Зарождение конкурентной среды –это прежде всего результат открытости экономики.

    Рынок переходного периода сильно отличается от развитой рыночной системы. Это отличие состоит в институциональной неполноте и структурной асимметричности.

    Особую трудность представляет формирование рынка факторов производства, потому что оно требует значительно более сложной законодательной базы и организационной инфраструктуры, чем формирование рынка товаров и услуг.

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

    ЗАКЛЮЧЕНИЕ

     

    В России исходные условия для перехода к рынку складывались гораздо менее благоприятно, чем в других странах, по причине огромных структурных диспропорций между базовыми (топливно-энергетический и металлургический комплексы) и обрабатывающими отраслями, высокой милитаризации экономики, длительности существования административно-командной системы, отсутствия в обществе традиций рыночной экономики и частной собственности, сильного влияния уравнительно-коллективистской психологии, шока от распада единого хозяйственного комплекса СССР. Уже в силу этих факторов переходный период не может не быть более длительным и болезненным.

    Для рыночных реформ в России характерно использование в самом их начале (1992—1993 гг.) радикального варианта преобразований. Это выразилось в проведении в кратчайшие сроки приватизации преобладающей части государственной собственности без учета эффективности этой меры, а также в форсированном переходе к открытой экономике. Однако радикальные реформы затем уступили место эволюционному развитию рыночных отношений в 1994— 1998 гг. В ходе рыночных реформ в России в целом имело место постоянное сочетание мер «шоковой терапии» с мерами постепенных преобразований.

    С точки зрения характера проводимых преобразований в России преобладали институциональные реформы (преобразование собственности, формирование рыночной инфрастуктуры и т.д.) при явной недооценке промышленной политики и других мер, направленных на возобновление экономического роста и перестройку отраслевой структуры народного хозяйства. За период 1992— 1998 гг. Россия прошла начальный этап преобразований, в течение которого удалось снизить инфляцию, в значительной мере провести либерализацию экономики, приватизировать преобладающую часть государственной собственности создать основные правовые и организационные институты рыночной экономики.

    Для России характерна ярко выраженная неравномерность проведения рыночных реформ в различных сферах и отраслях экономики. Дальше всего зашло формирование рыночных институтов в финансовом секторе, а в реальном секторе адаптация к рыночным условиям происходит крайне медленно.

    Главными направлениями формирования в России рыночной экономики в переходный период являются следующие.

    1. Либерализация российской экономики — это система мер, направленных на отмену или резкое сокращение запретов и ограничений, а также государственного контроля во всех сферах хозяйственной жизни. Она имеет повсеместное распространение и включает: отмену государственной монополии на осуществление хозяйственной деятельности (в том числе внешней торговли), прекращение централизованного распределения ресурсов, переход к формированию цен в основном в соответствии со спросом и предложением, снижение государственного контроля над транзакционными операциями на внутреннем и внешнем рынках.

    2. Демонополизация экономики и создание конкурентной среды на экономическом пространстве России, предполагающие создание равных возможностей и условий для деловой активности всех экономических агентов, обеспечение доступа на рынок иностранных конкурентов, поощрение малого бизнеса и снижение барьеров для проникновения в отрасль (путем снятия административных препятствий, предоставления льготных кредитов), регулирование ценовой и сбытовой политики естественных монополий, в отдельных случаях раздробление крупных фирм.

    3. Институциональные преобразования, включающие изменения отношений собственности (создание частного сектора), формирование рыночной инфраструктуры (коммерческих банков, товарных и фондовых бирж, инвестиционных фондов и т.д.), создание новой системы государственного регулирования экономики, принятие адекватного рыночным условиям хозяйственного законодательства.

     

  1. Структурные преобразования, направленные в первую очередь на устранение или смягчение унаследованных от прежней системы диспропорций в отраслевой структуре народного хозяйства и отдельных его отраслей. Главная цель перестройки структуры экономики — развитие производства продукции, пользующейся платежеспособным спросом на внутреннем и внешнем
    рынках.
  2. Макроэкономическая стабилизация (в основной финансовая). Строго говоря, она не входит в число системных реформ, так как осуществляется нередко и в странах с устоявшейся рыночной экономикой. Важное значение этого направления вытекает из того, что кризис административно-командной
    системы раньше и сильнее всего проявляется в финансовой сфере, особенно в форме высокой инфляции. Длительное сохранение последней препятствует нормальному становлению рыночных отношений, поэтому подавление инфляции жизненно важно для переходных экономик. В систему мер макроэкономической стабилизации входят ограничение денежной эмиссии, минимизация дефицита госбюджета, обеспечение положительной процентной ставки и т.д.
  3. Формирование адекватной рыночному хозяйству системы социальной защиты населения. Эта система мер направлена на переход к адресной социальной поддержке наиболее нуждающихся слоев населения.

    Завершение формирования этих основных элементов рыночной системы и означает окончание переходного периода.

     

     

     

     

     

     

     

    СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

     

    1. Борисов Е.Ф. Экономическая теория: Учеб. пособие.- М.: Юрайт, 2003.
    2. Борисов Е.Ф. Экономическая теория: вопросы- ответы. Ключевые понятия. Логика курса: Учеб. пособие.-М.: Юридическая фирма «КОНТРАКТ», «ИНФРА-М», 2002.
    3. Гавриленков Е. Российская экономика: перспективы макроэкономической политики // Вопросы экономики. –2002. -№ 4.
    4. Гайгер Л. Макроэкономическая теория и переходная экономика. –М.: ИНФРА-М, 2002.
    5. Емцов Р. Г. Лукин М. Ю. Микроэкономика: Учебник. М.: МГУ им. М. В. Ломоносова, 2003.
    6. Кудров В.М. Советская экономика в ретроперспективе: опыт переосмысления.–М.: Наука, 2003.
    7. Курс переходной экономики / Пожд ред. Л.И. Абалкина Л.И. –М.: Финстатинформ, 2003.
    8. Курс экономической теории / Под ред. Чепурина М. Н. проф. Киселевой Е. А. Киров: Проект, 2004.
    9. Кэмпбелл Р. Макконнелл, Стэнли Л. Брю. Экономикс. Принципы, проблемы и политика. М.: Республика, 2004.
    10. Лужков «Россия в XXI в.: процветание или прозябание?» // Вопросы экономики. 2000 — №12.
    11. Львов Д. Экономика России, свободная от стереотипов // Вопросы экономики. 2002. -№ 2.
    12. Нестеренко А. Социальная рыночная экономика: концептуальные основы, исторический опыт, уроки для России // Вопросы экономики 2002. № 8
    13. Нуреев Р.М.
      Экономика развития: модели становления рыночной экономики. –М.: ИНФРА-М., 2006
    14. Ослунд А. Россия: рождение рыночной экономики.–М.: Республика, 2002.
    15. Ослунд А. Шоковая терапия в Восточной Европе и России.–М. : Республика, 2000.
    16. Основы теории переходной экономики: вводный курс / Под ред. Киселевой Е.А., Чепурина М.Н. Киров, 2000.
    17. Платонов В. С. Введение в бизнес. Основы рыночной экономики. Ростов н/Д.: Феникс, 2003.
    18. Радыгин А.Д. Реформа собственности в Росси: пути из прошлого в будущее.–М.: Республика, 2001.
    19. Россия 2015: Оптимистический сценарий / Отв. ред. Абалкин Л.И. –М.: ИЭ РАН, 2003.
    20. самсон И. Придет ли Россия к рынку? //Вопросы экономики, № 8. 2002.
    21. Сергеев И.В. Экономика предприятия. –М.: Финансы и статистика, 2000.
    22. Шеншин А.Е. Формирование основ рыночной экономики в России в конце ХХ в. Рынок финансов. – М.: РИЦ ИСПИ РАН, 2002
    23. Ясин Е., Алексашенко С., Гавриленков Е., Дворкович А. Реализация либеральной стратегии при существующих экономических ограничениях // Вопросы экономики. 2000. №7.

Комментирование закрыто.

Вверх страницы
Statistical data collected by Statpress SEOlution (blogcraft).
->