Классическая теория равновесия

В современной экономической науке существует два теоретических подхода к характеристике равновесия между совокупным спросом и совокупным предложением. Первый был изложен представителями классической политической экономии в первой половине XIX в. и развит их последователями — экономистами-неоклассиками во второй половине XIX — первых десятилетиях XX в. Второй подход был выдвинут Дж. Кейнсом и его последователями в начале 1936 г. В данной главе нам предстоит выяснить характерные черты классической модели макроэкономического равновесия и показать, какую ценность для оптимальной организации экономики она представляет в настоящее время.

Макроэкономическое равновесие — состояние экономической системы, при котором имеет место равенство объема производства и объема покупательского спроса.

В условиях рыночной экономики проблема макроэкономического равновесия имеет принципиальное значение. Достижение макроэкономического равновесия тесно связано с достижением полной занятости, стабильности цен и экономического роста.

Различные экономические школы имеют разные взгляды на эту проблему. Кейнсианская теория экономического равновесия зародилась в 30-х г.г. XX столетия. Ее основоположник — английский экономист Джон Мейнард Кейнс. Кейнсианская теория начала распространяться после Великой Депрессии — тяжелого экономического кризиса, охватившего капиталистический мир в 1929-33 г.г. Кейнс изложил свою теорию в книге «Общая теория занятости, процента и денег», которая вошла в противоречие с господствовавшими тогда классическими взглядами на экономику. Она явилась по общепризнанному мнению поистине революционной для своего времени. В его работе обосновывается важная роль государственного вмешательства в экономическую жизнь.

В своей книге Кейнс представил принципиально новую экономическую модель и аппарат экономического анализа. С течением времени его учение развивалось и дополнялось достижениями мировой экономической мысли. В настоящее время оно является составной частью кейнсианской теории.

Актуальность и практическая значимость проблемы макроэкономического равновесия определяются возможностью практического применения инструментов экономической политики, предлагаемых сторонниками кейнсианского подхода. Многие рекомендации кейнсианской школы служили основой для проведения экономической политики правительств многих государств в течение нескольких десятилетий. Несомненно, что опыт претворения в жизнь кейнсианских рецептов регулирования экономики должен приниматься во внимание при проведении экономических реформ в нашей стране.

Цель работы – на основе теоретического исследования основных положений классической и кейнсианской теории равновесия провести их сравнительный анализ.

Задачи исследования:

– анализ основных положений классической теории равновесия;

– рассмотреть сущность кейнсианской теории равновесия и полной занятости;

– провести сравнительный анализ классической и кейнсианской теории.

Методологической базой исследования является применение системно-аналитического, структурно-логического, графического метода исследования.

 

Исходным ее постулатом макроэкономической модели классической школы, является положение о том, что производство определяет расходы. В наиболее простом виде это положение выражается в принципе, сформулировав Ж.-Б. Сэем: «Продукты обмениваются на продукты». Этот принцип присутствовал в теориях почти всех экономистов классического направления. В дальнейшем он с легкой руки Дж. Кейнса получил звание закона рынков Сэя. В своем «Трактате политической экономии» Ж.-Б. Сэй писал: «Именно производство открывает рынки сбыта для продуктов». Это значит, что предложение благ всегда создает спрос на них, поскольку каждый производитель, продав свой товар на рынке, постарается все полученные средства истратить на приобретение других товаров. Идея закона Сэя базировалась на принципе бартерных сделок (прямо обмена одного товара на другой, осуществляемого по формуле: Т –Т.

По мнению классиков, спрос должен быть равен предложению. В масштабах макроэкономики происходит то же самое: доход, полученный от производства национального продукта, будет достаточным, чтобы обеспечить адекватный совокупный спрос на этот продукт. В таком случае действительно рыночный механизм обеспечивает автоматическое осуществление экономического равновесия при полном использовании ресурсов, что означает достижение хозяйственной системой экономического оптимума.

Классики признавали, что иногда чрезвычайные обстоятельства, такие как войны, политические перевороты, засухи, крахи на фондовой бирже и т. д., могут сбить экономику с режима полной занятости. Однако когда это происходит, рынок автоматически корректирует экономику: резкое сокращение производства и занятости приводит к снижению цен, заработной платы и процентных ставок, которые впоследствии влекут за собой увеличение потребительских расходов, рост занятости и расширение инвестиций. Избыток на любом из рынков — товаров, рабочей силы, инвестиционных ресурсов — вскоре исчезает, и в экономике устанавливается равновесие при полной занятости.

Однако при первой же попытке более углубленного анализа макроэкономических взаимосвязей обнаруживается серьезная уязвимость закона Сэя. В самом деле, если исходить из того, что обмен в экономике осуществляется не по формуле Т-Т, а с использованием денег: Т-Д-Т, то процесс купли-продажи распадается на два самостоятельных акта: продажу (Т-Д) и покупку (Д-Т). В этом случае никто не может гарантировать, что полученные продавцами денежные доходы будут тут же истрачены на приобретение соответствующих товаров, ожидающих реализации. Если какая-то часть денег не будет расходоваться на покупки, а станет сберегаться, то в экономике образуются товарные запасы, которые в конечном счете приведут к сокращению производства и установлению равновесия при неполной занятости.

Однако в классической модели общего экономического равновесия такой сценарий не предусматривался, поскольку ее авторы исходили из того, что деньги являются лишь инструментом обмена и хозяйствующие субъекты не стремятся обладать деньгами самими по себе. Ведь в их теории еще со времен А. Смита деньги в противоположность товарам не рассматривались в качестве богатства. Им отводилась лишь роль измерителя стоимости всех экономических благ и посредника при обмене одного блага на другое. Если хозяйствующие субъекты продают товары или услуги за деньги, то затем немедленно используют эти деньги для покупки других товаров и услуг. Они держат деньги только для обеспечения сделок, но не для того, чтобы использовать их как инструмент сохранения богатства. А это значит, что в классической макроэкономической модели равновесие складывается только на трех рынках: труда, капитала и благ. На этих рынках встречаются два макроэкономических субъекта: домашние хозяйства и предприниматели.

В результате такого подхода макроэкономика предстает в качестве двух независимых друг от друга секторов: реального и денежного. В этом суть классической дихотомии — системы функционирования двух параллельных рынков: одного — реального, второго — денежного, которые нейтральны по отношению друг к другу.

Реальный сектор — это совокупность рынков, на которых продаются и покупаются рабочая сила, инвестиционные ресурсы (машины, оборудование, сырье, материалы), а также потребительские товары и услуги. По мнению классиков, на рынке труда всегда достигается устойчивое равновесие за счет гибкости ставки денежной заработной платы w. Так, в случае превышения предложения труда Ls над спросом на него Ld происходит снижение ставки заработной платы до такого уровня, при котором домашние хозяйства полностью реализуют свои планы по продаже рабочей силы, а предприниматели — по ее покупке.

В отличие от Ж.-Б. Сэя, не учитывавшего возможность сбережения денег, его последователи вынуждены были признать эту функцию за деньгами. А. Маршалл, в частности, отмечал, что, «хотя люди обладают возможностью покупать, они могут и не пользоваться ею». Однако это признание вовсе не означало отрицания закона Сэя, Напротив, экономисты-неоклассики пришли к выводу, что закон Сэя будет выполняться и в этом случае, но лишь при условии, что сбережения будут использоваться в виде инвестиций (S = I). Это позволило им установить, что на рынке капитала выравнивание спроса и предложения происходит за счет гибкости процентной ставки i. Если объем сбережений (предложения капитала) отстает от объема планируемых инвестиций (спрос на дополнительный капитал), процентная ставка повышается, вследствие чего спрос на инвестиции уменьшается, а предложение сбережений увеличивается. В результате на рынке капитала при определенной равновесной процентной ставке установится равновесие.

Классики полагали, что достижение равновесия на рынках труда и капитала приведет в соответствии с законом Вальраса к тому, что и на рынке благ также установится равновесие. Суть в том, что, с одной стороны, доходы, полученные домашними хозяйствами от производства, будут распределены между рынком благ, где они приобретают потребительские товары и услуги, и рынком капитала, на котором будет предложена не потребленная ими часть дохода — сбережения:

Y = С + S.

С другой стороны, произведенную продукцию, равную сумме всех факторных доходов домашних хозяйств, предприниматели продают на рынке благ домашним хозяйствам, удовлетворяя их потребительский спрос, и себе, удовлетворяя свой инвестиционный спрос:

Y = С + I.

Приравнивая доходы и расходы (С + S = С + I), получаем равенство

S = I.

Если объем сбережений равен объему инвестиций, то на рынке потребительских товаров и услуг будет достигнуто равновесие.

Условия общего экономического равновесия в реальном секторе представляет в классической модели система трех уравнений:

Равновесное значение занятости: Ls(w) = Ld(w)

Равновесный доход:    Y(L, K) = Yd

Равновесие на рынке капитала:    S(i) =I(i)

Эта система позволяет определить равновесные значения занятости L*, ставки реальной заработной платы w*, процентной ставки i*, национального дохода Y*. При определении этих значений количество денег не играет никакой роли.

Денежный сектор представлен рынком денег, на котором уравновешивается спрос на деньги с их предложением. Деньги нужны хозяйствующим субъектам для осуществления рыночных сделок. Если количество денег в экономике возрастет, домашние хозяйства постараются обменять дополнительные деньги на товары и услуги и на ценные бумаги. Увеличение спроса на рынке ценных бумаг приведет к снижению процентной ставки, из-за чего уменьшится предложение труда, поскольку домашние хозяйства увеличат спрос на свободное время. В результате снизятся равновесный уровень занятости и объем выпуска, что приведет в конечном счете к росту общего уровня цен в экономике. Этот рост будет продолжаться до тех пор, пока количество денег на руках у хозяйствующих субъектов не установится на прежнем уровне. Вскоре после этого процентная ставка вернется к исходному значению, восстанавливая существовавшее ранее макроэкономическое равновесие при полной занятости.

Равновесие в макроэкономике между уровнем цен и реальным объемом производства определяется точкой пересечения кривых совокупного спроса и совокупного предложения.

Макроэкономическое равновесие предполагает взаимодействие совокупного спроса и совокупного предложения для определения общего уровня цен и валового национального продукта в условиях свободного рынка. Это, в свою очередь, позволит обсудить два наиболее важных вопроса, стоящих как перед обществом в целом, так и перед правительствами стран, имеющих рыночную экономику: инфляцию и безработицу.

 

Рис. 1. Макроэкономическое равновесие

 

Воздействие совокупного спроса АD и совокупного предложения АS показано на графике (рис. 60), где на кривой АS выделены кейнсианский отрезок — I, классический — III и промежуточный — II. В точке пересечения А фирмы нанимают столько рабочей силы, сколько считают необходимым при данной реальной стоимости труда, которая, в свою очередь, зависит от текущего размера заработной платы и существующего уровня цен. Именно поэтому фирмы не испытывают никакого желания отклоняться от А. Рабочие также не имеют стимула отклоняться от точки пересечения, договорившись с работодателями о размере оплаты и условиях труда. Однако не всех рабочих может устраивать подобное положение, особенно тех, которые не могут найти работу, оплачиваемую по существующим ставкам, но они бессильны изменить что-либо в сложившейся ситуации.

Точка равновесия А устраивает рабочих и как потребителей товаров и услуг. При данном уровне цен они могут покупать столько, сколько желают. Это положение распространяется и на фирмы и заграницу: они тратят сколько хотят, приобретая товары и услуги, произведенные внутри страны. Следовательно, ни один экономический субъект не имеет стимула отклоняться от A — точки равновесия, которая определяет одновременно и общий уровень цен, и размеры ВНП.

Что же произойдет, если равновесие будет по какой-либо причине нарушено? Фирмы производят столько товара, сколько считают нужным при существующем уровне цен в В, т.е. они производят меньше товара, чем в А, получая меньшую цену за свою продукцию. Следовательно, в В занято меньше рабочих и выше уровень безработицы.

Так как В на графике ниже кривой совокупного спроса, то отдельные экономические субъекты приобретают меньше товаров и услуг, чем им хотелось бы. (При данном уровне цен они предпочли бы находиться в С.) Таким образом, совокупный спрос превышает совокупное предложение (дефицит) на величину отрезка ВС.

Как будет реагировать экономическая система на данную ситуацию? Производители поднимут цену, причем сами покупатели могут предложить более высокие цены вследствие дефицита. По мере роста цен превышение совокупного спроса над совокупным предложением уравнивается в силу увеличения предложения и уменьшения спроса. Когда разрыв ликвидируется, то уровень цен стабилизируется. Идет процесс автоматической регуляции подобно процессу в микроэкономике.

Отсюда, можно сделать вывод, что экономика сама, без вмешательства извне, будет двигаться к точке равновесия, если предложение окажется ниже спроса. Совершенно очевидно, что если экономика будет находиться выше А, «невидимая рука» рынка будет способствовать созданию положения равновесия на национальном рынке. Сила рыночной экономики заключается в присущих ей механизмах саморегуляции («невидимая рука», по выражению А. Смита). Если производители видят, что по существующим ценам их товары больше не покупаются, то они сами, по собственной инициативе, используют оба механизма корректировки, т.е. снизят как объем производимой продукции, так и цены на нее. Движущей силой такого поведения является получение прибыли. Если производители не будут Реагировать на сигналы рынка, то они неизбежно окажутся вытесненными конкурентами и рискуют потерять свои капиталовложения.

Таким образом, в простейшей форме классическая модель подразумевает, что объем производства является функцией занятости ресурсов и технологии производства Y = f(L, K). Это значит, что деньги не имеют влияния на реальное производство, обладают свойством нейтральности по отношению к реальному сектору экономики. Они оказывают воздействие лишь на номинальные переменные — цены, процентные ставки, денежную заработную плату. Взаимодействуя друг с другом, денежный и товарный рынки приходят в соответствующее равновесие, которое поддерживается через автоматические стабилизаторы. Это дало основание экономистам-классикам, а затем и неоклассикам сделать вывод о нецелесообразности вмешательства государства в работу рыночного механизма с целью воздействовать на развитие экономической конъюнктуры.

Во второй половине XIX в. классическая экономическая теория была развита и усовершенствована представителями нескольких школ неоклассического направления. Обычно выделяют три школы: австрийскую (К. Менгер, Е. Бем-Баверк, Ф. Визер), лозаннскую (Л. Вальрас, В. Парето), англо-американскую (А. Маршалл, Дж. Кларк).

 

 

 

Глава 2. Кейнсианская теория равновесия и полной занятости

 

Первым и наиболее серьезным испытанием классической теории макроэкономического равновесия стал мировой экономический кризис 1929 – 1933 гг., называемый обычно в исторической литературе Великой депрессией, который поразил прежде всего развитые страны, экономика которых на протяжении четырех долгих лет была охвачена катастрофической безработицей, спадом производства, сокращением деловой активности.

Именно в этот период Дж. Кейнс в ходе проведенного им анализа, установил, что рыночный механизм сам по себе не в состоянии установить равновесие на уровне полной занятости. С точки зрения Дж. Кейнса, общее равновесие не является Парето-оптимальным, так как может достигаться и в кризисном состоянии экономики, при значительной безработице. Более того, производство на уровне потенциальных возможностей для нерегулируемой рыночной экономики скорее исключение, чем правило. По этому поводу он писал: « приведу доказательства того, что постулаты классической теории применимы не к общему, а только к особому случаю… Более того, характерные черты этого особого случая не совпадают с чертами экономического общества, в котором мы сейчас живем, и поэтому их проповедование сбивает с пути и ведет к роковым последствиям при попытке применить эту теорию в практической жизни».1

Равновесие в экономике достигается уже не снижением уровня цен, а сокращением предложения. В результате имеется равновесие при неполной занятости. Установление же равновесия при полной занятости предполагало повышение совокупного спроса до потенциального уровня национального выпуска. Почему в экономике образуется недостаток совокупного спроса и каким образом он может быть увеличен — одно из центральных и новаторских положений кейнсианской экономической теории.

Кейнсианская теория оперирует такими показателями, как функция потребления, сбережения, инвестиций. Под потреблением
(С) в экономической науке понимается общее количество товаров, купленных и потребленных в течение какого-то периода. Иными словами, потребление — это выражение общего потребительского или платежеспособного спроса.

Под сбережением
(S) экономическая наука понимает ту часть дохода, которая не потребляется. Иными словами, сбережение означает сокращение потребления. Экономическое значение сбережения заключается в его отношении к инвестициям, т.е. производству реального капитала. Сбережения составляют основу для инвестиций.

Современная экономическая наука рассматривает сбережения как основу инвестиций. Взаимосвязь дохода и потребления, дохода и сбережений, дохода и инвестиций можно показать графически. На рис. 3 на осях координат отложены величины потребления (по вертикали) и дохода после уплаты налогов (по горизонтали). Прямая, проведенная из начала координат под углом 45o, показывает, что в каждой точке Доход после уплаты налогов равен потреблению.

 

Рис. 2. Функция потребления

 

Фактически кривая потребления редко совпадает с биссектрисой и о проходит под углом менее 45o. В точке ее пере сечения с биссектрисой доход будет равен потреблению. В той части, где потребление превышает доход, начинается жизнь в долг. Если доход превышает уровень потребления, то разница образует величину сбережения.

На рис. 3 изображена кривая сбережений, каждая точка которой равна вертикальной разнице между биссектрисой и кривой потребления.

Рис. 3. Функция сбережения

 

Сбережения составляют основу инвестиций. Экономика находится в равновесии в точке, где сбережения равны объему инвестиций. Покажем это графически. Для простоты предположим, что независимо от уровня дохода общества возможности инвестирования из года в год постоянны. Тогда график инвестиций будет представлен горизонтальной прямой (рис. 4).

 

Рис. 4. График инвестиций

 

В точке Е — точке пересечения кривых сбережений и инвестиций — система находится в равновесии и имеет тенденцию к устойчивости.

Равновесие — это такое положение в экономике, при котором лица, принимающие экономические решения, не имеют никаких побудительных мотивов к изменению своих планов. Исходя из данного определения и учитывая вышеизложенный анализ равновесия в теории спроса и предложения, можно рассмотреть равновесное состояние фирмы и национальной экономики. Следует отметить, что и здесь будет прослежена та же тенденция взаимосвязи спроса и предложения на уровне фирмы и на макроэкономическом уровне.

Равновесие фирмы — это такое положение фирмы, при котором она не имеет побудительных мотивов для изменения цены на свой товар и объема производимой продукции.

Кейнсианский подход к макроэкономическому равновесию заключается в следующем:

— равновесие национального дохода возможно и в условиях полной занятости;

— жесткость цен;

— сбережения являются функцией дохода, т.е. S=Сo+(1-МРС) х Y, то инвестиции и сбережения определяются разными факторами. Если вспомнить, что произведенный национальный доход определяется как Y=С+S, а используемый НД-Y=С+I, то тогда С+I=С+S, и можно записать, что I(r)=S(Y), где r — рыночная норма процента.

Данное равенство и является условием макроэкономического равновесия.

Наряду с классической моделью равенства совокупного спроса и совокупного предложения можно вывести вариант равновесия в модели «доходы-расходы», называемую еще «кейнсианский крест» (см. рис. 7).

Точка Е0 на рис. 61 показывает такое положение равновесия национальной экономики, когда НД равен потребительским расходам, а S=0, т.е. ситуация стагнирующей экономики. При добавлении частных инвестиций (Y=С+I), а затем и государственных расходов (Y=С+I+О) национальная экономика будет стремиться к состоянию полной занятости (Р).

Данное состояние может наступить и под воздействием эффекта мультипликатора.

 

Рис.5. Кейнисанский крест

 

Следует отметить, что увеличение предельной склонности к сбережению при увеличении уровня НД не всегда благоприятно отражается на состоянии национальной экономики. В условиях стагнирующей экономики (т.е. в период застоя всей экономической деятельности) в сочетании с неполной занятостью сокращение потребления приведет к затовариванию и снижению национального дохода, т.е. проявляется «парадокс бережливости».

Графически нарушение макроравновесия будет иметь вид, отображенный на рис. 6.

 

Рис .6. Нарушений макроравновесия

 

В положении Y1 при АD>АS в условиях полной занятости происходит инфляционный разрыв, т.е. I>S, следовательно, недостаток сбережений понизит уровень инвестиций, в результате чего снижается производство, которое при растущем спросе усиливает инфляцию.

В положении Y2 при АS>АD в условиях полной занятости происходит дефляционный разрыв, т.е. S>I. Данную ситуацию характеризует рост производства при низком текущем спросе, что приводит национальную экономику в состояние спада.

Макроэкономическое равновесие возможно Ep, при HД=Yр, где АS=АD и I=S.

Свойства макроэкономического равновесия:

1. Инфляция всегда является следствием превышения совокупного спроса над совокупным предложением, так как при отсутствии превышения совокупного спроса нет основания для роста цен. Хотя превышение совокупного спроса может происходить по различным причинам, в том числе и вследствие дефицита госбюджета и денежной экспансии

2. Макроэкономическое равновесие не гарантирует полной занятости.

3. В состоянии макроэкономического равновесия объем импорта может превышать объем экспорта, следовательно государство накапливает внешний долг. В противоположной ситуации увеличиваются валютные запасы.

4. В условиях макроэкономического равновесия правительство несет расходы по предоставлению общественных товаров и услуг своим гражданам. Если государственные затраты превышают поступление от налогов, дефицит финансируется или за счет внешних займов, или за счет дополнительной эмиссии денег. Такое положение сказывается на состоянии совокупного спроса и совокупного предложения, о чем будет рассказано в других главах.

Коэффициент, показывающий превышение роста дохода над ростом инвестиций, и есть мультипликатор.

Если из прироста национального дохода вычесть прирост инвестиций , получим величину вторичных, или производственных, потребительских расходов, обусловленных первоначальными инвестициями.

Мультиплицирующий эффект вызывает изменения не только в инвестициях, но и в уровне сбережений. Если, предположительно, рост бережливости (S1) вызовет перемещение вверх кривой сбережений, то новая точка равновесия 1) будет лежать левее первоначальной, что соответствует понижению уровня национального дохода (рис. 7).

 

Рис. 7. Динамика роста сбережений и снижения инвестиций

 

Это объясняется тем, что рост склонности к сбережению ведет к сокращению потребления. В этих условиях предприниматели не заинтересованы более инвестировать (продажи сократились), следовательно, сократится и национальное производство, и национальный доход.

Склонность к сбережениям оказывает существенное влияние на национальный доход и экономическое равновесие общества, что проявляется, в частности, в парадоксе бережливости.

Равновесие в экономике не является само по себе оптимальной ситуацией. Если инвестиции низки, уровень равновесия предполагает большую безработицу (явную и скрытую). Если инвестиции начинают превышать сбережения, это становится импульсом к инфляционному росту цен.

Таким образом, в качестве желаемой цели может выступать уровень национального дохода, близкий к тому, который можно получить в условиях полной занятости. Отклонения от этого уровня означают дефляционный или инфляционный разрыв.

 

Рис. 8. Графическая интерпретация эффекта мультипликации

 

При дефляционном или инфляционном разрыве государство пытается изменить уровень равновесия дохода и воздействовать на совокупные расходы, т.е. на величину спроса. В результате к начальным двум элементам спроса — потреблению и инвестициям — добавляются еще и государственные расходы, характеризующие спрос со стороны государства.

Таким образом, суть кейнсианского анализа состоит в том, что экономика, предоставленная сама себе и функционирующая по принципу «невидимой руки», весьма вероятно, может попасть в ситуацию либо инфляции, либо безработицы. Оказавшись в таком положении, она не в состоянии своими силами выбраться из него, поскольку в хозяйственной системе с жесткими ценами отсутствует внутренний механизм, обеспечивающий автоматическое уравновешивание совокупного спроса и совокупного предложения на уровне полной занятости. Во времена классиков такой механизм существовал, это была система гибких цен, прежде всего гибкой заработной платы. Если в экономике возникала безработица, заработная плата понижалась и спрос на труд повышался до тех пор, пока все желающие работать не находили себе соответствующие рабочие места. Однако к 1930-м гг. на рынке труда существенно возросли роль и влияние профсоюзов, которые сумели значительно ограничить возможности предпринимателей в понижении цены труда. Поэтому экономика этого периода, придя в состояние равновесия при неполной занятости, может находиться в нем сколь угодно долго, не обнаруживая ни малейшей тенденции вовлечь в производство неиспользованные ресурсы, в первую очередь свободную рабочую силу. Неполная занятость приобретает устойчивый характер.

Великая депрессия 1929—1933 гг. явилась убедительным свидетельством правильности теоретических выводов Дж. Кейнса. Все надежды на способность конкурентной экономической системы справиться с глобальным кризисом, поразившим все высокоразвитые страны, оказались тщетными. Экономика продолжала функционировать при низком уровне занятости, не подавая никаких признаков к оживлению. Вывести ее из затяжной стагнации могло, по мнению Дж. Кейнса, лишь государство. Только увеличение государственных расходов способно компенсировать нехватку совокупного спроса, образовавшуюся в результате низких потребительских расходов и отсутствия стимулов к инвестированию у частных фирм, и обеспечить экономическое равновесие при полной занятости ресурсов.

 

Глава 3. Сравнение классической и кейнсианской теории

 

Концепция нейтральности денег была поставлена под сомнение Дж. Кейнсом и его последователями. В своих теориях они придерживаются той точки зрения, что деньги не являются нейтральными по отношению к реальному производству. Один из элементов кейнсианской экономической теории — интеграция денег и реальных переменных. Дж. Кейнс показал, что деньги можно хранить в качестве неиспользованных остатков перед лицом неопределенного будущего и это может привести к падению эффективного спроса на определенные товары и услуги и к последующей безработице. В этом случае классическая концепция нейтральности денег действительно становится несостоятельной. Однако в дальнейшем монетаристы выступили с критикой кейнсианской теории денег и показали, что классическая дихотомия остается в силе.

Важнейшей чертой взглядов Дж. Кейнса и его последователей была также уверенность в том, что современная хозяйственная система не может обойтись без активного вмешательства государственных органов, использующих все имеющиеся в их распоряжении орудия экономической политики, с тем чтобы способствовать достижению полной занятости, а в случае необходимости — и для других целей. Определение места и роли государства в экономической жизни в настоящее время является тем оселком, на котором проверяется принадлежность экономической теории к одному из двух основных направлений экономической мысли.

Расхождения во взглядах Дж. Кейнса и его предшественников в оценке эффективности функционирования рыночного механизма — следствие использования разных методологий экономического анализа. Методология кейнсианской теории отличается от классической следующими особенностями:

а)    агрегатным подходом к экономическому анализу;

б)    акцентом на несовершенствах в действии рыночного механизма (власть монополий, административное установление цен, осуществление сделок на основе долгосрочных договоров, неопределенность будущего);

в)    рассмотрением экономической конъюнктуры, создаваемой рыночным
механизмом, в коротком, а не в длительном (как у классиков) периоде;

г)    особым вниманием к роли денег в экономической системе.

Результатом этих различий стали принципиально разные выводы о мотивах поведения хозяйствующих субъектов и о ключевых взаимосвязях экономике.

Дж. Кейнс установил, что рост доходов и сбережений в рыночной экономике отнюдь не означает, что вслед за этим в той же пропорции увеличатся и инвестиции. Это объясняется тем, что решения о сбережениях инвестициях принимаются по сути дела разными экономическими субъектами — домашними хозяйствами и фирмами и из разных побуждений. Нет какой гарантии, что фирмы будут больше инвестировать, если население станет больше сберегать. Более того, усиление бережливости означает адекватное сокращение потребления, что отрицательно скажется на будущих инвестициях: предприниматели не смогут расширять производство в условиях роста нереализованных товарных запасов. Нет также никаких гарантий, что все сбереженные средства будут отнесены населением в банки. Наоборот, известно, что значительная часть сбережений оседает в касс-домашних хозяйств в наличной форме (предпочтение ликвидности) Наконец, независимо от уровня сбережений на уровень инвестиций могу влиять ссуды банков инвесторам. Все это свидетельствует в пользу того, что закон Сэя не действует.

Кейнсианцы расходятся с классиками и по вопросу интерпретации мотивов и динамики сбережений и инвестиций. Если классики ставят объем сбережения домашних хозяйств в зависимость от процентной ставки, то кейнсианцы связывают его с величиной и изменением дохода. Домашние хозяйства делают сбережения для покупки дорогих товаров (жилье, земля автомобили и т. п.), для получения «второй» пенсии, на «черный день», дл оплаты высшего образования детей и т. д. Объем же инвестиций зависит о-целого ряда переменных: нормы ссудного процента, состояния конъюнктуры, ожидаемой нормы прибыли, размеров налогового обложения. Отсюда следует, что на графике сбережений и инвестиций, иллюстрирующее кейнсианский подход, кривая 3 будет занимать практически вертикально положение, поскольку S = S(Y) (рис. 9, а). В классической модели он имеет положительный наклон, так как размер сбережений определяете процентной ставкой: S = S(i) (рис. 9,6).

 


Рис. 9. Модель рынка заемных средств: а — кейнсианский подход; б — классический подход

 

В кейнсианской модели инвестиции также зависят от процентной станки, но в значительно меньшей степени, чем это представляется экономистам-классикам. Кроме того, и это весьма важно, если у классиков процентная ставка представляет предельную производительность капитале то в кейнсианской концепции она является ценой денег. Следует также иметь в виду и то, что более важным фактором, влияющим на размер инвестиций, чем процентная ставка, в кейнсианской модели является ожидаемая норма прибыли на вложенный капитал, а также «оптимизм» или «пессимизм» предпринимателей. Так что в конечном счете объем инвестирования в экономике будет определяться побуждением к инвестированию, т.е. выравниванием процентной ставки и предполагаемой эффективности капиталовложений. Именно поэтому кривая I в кейнсианской модели будет более крутой, чем в классической.

При наступлении кризиса инвестиционные расходы предпринимателей могут существенно сокращаться даже при снижающейся процентной ставке. И наоборот, при экономическом подъеме рост процентной ставки не становится препятствием для наращивания капиталовложений. Указанные обстоятельства вызывают смещение кривой I. Например, при ее сдвиге в положение I ‘ не будет вообще такой положительной реальной процентной ставки, которая обеспечивала бы равенство сбережений и инвестиций, пока не произойдет сдвиг кривой S влево, в положение S» (рис. 9,а). Последнее, однако, означало бы, что произошел спад производства и рост безработицы (т. е. выход из состояния полной занятости).

В классической модели сбережения и инвестиции являются функцией одной переменной — процентной ставки I, представляющей предельную производительность капитала и уравновешивающей объем сбережений с объемом инвестиций:

S(i) = I(i).

Поэтому в случае возрастания сбережений (сдвиг кривой S в положение S’) произойдет снижение равновесной процентной ставки с iЕ до iF , в результате чего увеличится объем инвестиций и равновесие рынка заемных средств установится в точке Р (рис. 9, б),

Еще одна причина расхождений кейнсианцев и классиков — отношение к роли денег в экономике. Как уже отмечалось, в классической теории деньги не рассматривались как богатство. Их полезность определяется полезностью и «желанностью» тех благ, которые на них можно купить: Напротив, в кейнсианской теории важное место занимает концепция ликвидности, которая выражает полезность денег как особ блага, которое индивид стремится держать на руках. Поэтому, разрабатывал концепцию совокупного спроса, Дж. Кейнс учитывал спрос на дел как богатство, оказывающий существенное влияние на равновесный уровень национального дохода.

Наконец, кейнсианцы считают, что в реальной рыночной эконом уровни производства и занятости практически не зависят от уровня цен случае возрастания спроса цены растут, а при его сокращении остаются прежнем уровне (эффект храповика). Дж. Кейнс показал, что сокращение спроса оборачивается не понижением уровня цен, а сокращением производства и занятости, поскольку рыночная экономика не является совершенно конкурентной. Жесткость цен на товарных рынках и монополь профсоюзов на рынке труда не позволяют понижать цены и заработную плату в размерах, достаточных для восстановления равновесия на уровень полной занятости (колесо крутится в обратном направлении).

Но даже если снижение цен на товары и ресурсы и происходит, то это еще не означает, что экономика возвратится к естественному уровню производства и полной занятости, как это представлялось сторонниками макроэкономического (классического) подхода. В США, например, снижен заработной платы началось сразу же с началом Великой депрессии, но э не остановило роста безработицы и падения объема производства. Причина в том, что более низкая заработная плата означает уменьшение покупательских возможностей населения и снижение налоговых поступлений госбюджет, а значит, уменьшение производства и занятости. И даже снижение цен на готовую продукцию не вызовет реального роста продаж, понизившихся с началом кризиса. Если же не произойдет возврата производства к потенциальному объему выпуска, то нет никаких оснований считает, что занятость достигнет потенциального уровня. Иначе, что совокупный спрос АО неэластичен от уровня цен и на графике традиционной модели АD -АS будет выглядеть как почти вертикальная линия .

Показав ошибочность взглядов своих предшественников, опиравшихся на закон рынков Сэя, суть которого, заключается в ток что производство само формирует доходы, обеспечивая соответствующий спрос на товары, Дж. Кейнс перевернул причинно-следственную связь между предложением и спросом. Он пришел к прямо противоположном выводу: размеры общественного производства и занятости определяются не факторами производства, как полагали классики, а факторами плате неспособного спроса.

 

 

 

Заключение

 

Экономисты классической школы не только создали теорию частичного рыночного равновесия, но и сформулировали теорию общего равновесия рынков и цен. Согласно их концепции общего равновесия, в экономике может существовать лишь равновесие при полной занятости. Такой вывод опирается на закон рынков Ж.-Б. Сэя, согласно которому в экономике, основанной на разделении труда, производство каждого субъекта одновременно представляет собой спрос на результаты производства других субъектов. В конечном счете совокупный спрос будет равен совокупному предложению. Возникающие случаи неравновесия носят временный характер, и рыночные механизмы их быстро корректируют.

Классическая модель макроэкономического равновесия предполагает, что объем производства является функцией занятости ресурсов и технологии производства и поддерживается на потенциальном уровне механизмом гибких цен. Благодаря этому механизму рыночная экономика способна поддерживать полную занятость всех имеющихся ресурсов.

Важной особенностью классической макроэкономической модели является принцип нейтральности денег. Он предполагает отсутствие какого-либо
воздействия денежной массы на реальное производство. Деньги в модели
классиков нужны рыночным агентам лишь для обслуживания сделок, т. е.
для выполнения чисто технической функции в процессе купли-продажи.
На этом основании классиками была сформулирована концепция классической дихотомии — системы функционирования двух параллельных рынков: реального и денежного, равновесие между которыми поддерживается через автоматические стабилизаторы. Отсюда делался вывод о нецелесообразности вмешательства государства в экономическую жизнь.

В противоположность закону рынков Ж.-Б. Сэя и классическому варианту
макроэкономического равновесия английским экономистом Дж. Кейнсом
был выдвинут принцип эффективного спроса, отражающий тот факт, что
уровень национального производства, занятости и доходов в данный момент зависит от уровня потребительских и инвестиционных расходов в экономике.

Кейнсианская модель макроэкономического равновесия не признает автоматической связи между сбережениями и инвестициями, которую экономисты-классики усматривали при посредстве процентной ставки. Сбережения — это остаток от дохода, который не был использован на потребление. В силу основного психологического закона Дж. Кейнса сбережения растут, когда увеличивается доход. Инвестиции же являются функцией побуждения к инвестированию и определяются отношением между ожидаемой предельной эффективностью капитала и процентной ставкой.

В отличие от классического подхода кейнсианская модель макроэкономического равновесия предполагает, что сбережения приспосабливаются к инвестициям через модификации национального дохода: прирост инвестиций
приводит к росту дохода, который дает импульс сбережениям в объеме, со
ответствующем этому росту.

Для графической иллюстрации равновесия на товарных рынках кейнсианцы используют модель IS (инвестиции — сбережения), известную в науке как
модель Дж. Хикса. Данная модель показывает уровень дохода, для которого
существует равенство между сбережениями и инвестициями при любой
процентной ставке. Кривая IS имеет отрицательный наклон, поскольку снижение процентной ставки увеличивает объем инвестирования, а увеличение инвестиционных расходов влечет за собой рост национального дохода. Угол наклона кривой IS показывает соотношение предельной склонности к
сбережению и изменению процентной ставки. Чем более крутой становится кривая IS, тем выше предельная склонность к сбережению и тем менее чувствителен объем инвестиций к изменению процентной ставки. Это значит, что даже для незначительного роста инвестиций требуется существенное снижение процентной ставки.

Обобщающим результатом кейнсианской теории эффективного спроса является концепция мультипликатора. Мультипликатор — это коэффициент,
показывающий увеличение национального дохода, являющегося результатом роста автономных расходов. Величина этого коэффициента зависит от предельной склонности к потреблению и предельной склонности к сбережению

Мультипликационный эффект в экономике имеет некоторое количественное отражение, которое определяется конкретными условиями. Прирост объемов производства и уровня дохода будет иметь место лишь при наличии неиспользованных ресурсов и эластичном их предложении. Если же предложение факторов не обладает эластичностью или если экономика близка к полной занятости, увеличение расходов обернется лишь повышением совокупного денежного дохода без соответствующего увеличения производства и реального дохода. Мультипликатор в этом случае приведет только к росту уровня цен.

. Экономический рост на основе принципа мультипликатора способствует росту доходов и соответственно повышению предельной склонности к сбережению. Рост сбережений в условиях высокой деловой активности служит основой новых, индуцированных инвестиций, а значит, ускорения экономического роста (эффект акселератора). Однако, чем выше доход и предельная склонность к сбережению, тем ниже склонность к потреблению. Падение желаний покупать товары и услуги снижает склонность к инвестированию, что ведет к сокращению производства, доходов и занятости. Этот парадокс бережливости говорит, таким образом, о том, что стремление домашних хозяйств все большую часть полученных доходов сберегать оборачивается в конечном счете снижением темпов экономического роста и даже спадами производства, а значит, ростом безработицы и снижением доходов.

 

Список литературы

 

  1. Агапова Т.А., Серегина С.Ф. Макроэкономика. Учебник –М.: МГУ им. М.В. Ломоносова, –М.: АО «ДИС», 2007.
  2. Аллэ М. Экономика как наука / Пер. с фр. М., 2005.
  3. Бункина М.К., Семенов В.А. Макроэкономика (основы экономической политики).–М: АО «ДИС», 2007.
  4. Бункина М.К., Семенов В.А. Макроэкономика. Учебное пособие. М., 2005.
  5. Ван дер Веее Г. История мировой экономики: 1945 – 1990. М., 2000.
  6. Введение в рыночную экономику / Под ред. А.Я. Лившица, И.Н. Никулиной. М., 2003.
  7. Вебер М. Общая экономическая история. М., 2005.
  8. Дадаян В.С. Макроэкономика для всех.– Дубна: Феникс, 2006.
  9. Зайдель Х., Теммен Р. Основы учения об экономике. –М.: Дело ЛТД, 2005.
  10. Ивашковский С.Н. Макроэкономика. М., 2004.
  11. Камаев В.Д. Учебник по основам экономической теории, — М.: Владос, 2004.
  12. Кейнс Дж. Конец laissez-faire. Истоки. Вып. 3. М., 1998.
  13. Курс экономики /Под ред. Б.А. Райзберга, – М.: Инфра-М, 2005.
  14. Норт Д.К., Томас Р.П. Подъем Западной экономики. М., 2000.
  15. СаксДж., Ларрен Ф. Макроэкономика: Глобальный подход. М., 2006.
  16. Словарь по экономике / Под ред. П.А. Ватника. СПб., 2006. С. 673.
  17. Тодаро М.П. Экономическое развитие. М., 2007.
  18. Фромм Э. Догмат о Христе. М., 2002.
  19. Экономическая теория/ Под ред. А.И. Добрынина, Л.С. Тарасевича. СПб., 2007.

     

     

     

     

     



     

Комментирование закрыто.

Вверх страницы
Statistical data collected by Statpress SEOlution (blogcraft).
->