ЭКОНОМИКА ДРЕВНЕГО КИТАЯ

С середины I тысячелетия до н. э. в истории древнего Китая наступает эпоха, ознаменованная глубокими изменениями в экономике и культуре. Кардинальные сдвиги в развитии производительных сил были связаны с возникновением в VI—V вв. до н. э. производства железа и стали, причем оно началось сразу с освоения техники плавки железа, что создавало условия для быстрого подъема ремесла и земледелия в связи с возможностью налаживания массового производства железных изделий. Распространение железных орудий позволило выйти за пределы речных пойм, значительно расширить площадь обрабатываемых земель. На начало второй половины I тысячелетия до н. э. падает активная деятельность по созданию системных гидротехнических сооружений в бассейнах Хуанхэ, Хуайхэ и верховьев Янцзы. С ирригацией повсюду был связан переход к интенсивной системе земледелия. После осуществления царством Цинь в конце IV—середине III в. до н. э. водохозяйственных мероприятий в бассейнах рек Вэйхэ (притока Хуанхэ) и Миньцзян (притока Янцзы) орошаемое земледелие становится основой экономики циньского государства и залогом его хозяйственного подъема. Большие ирригационные работы производились в этот период и в других «сильнейших» царствах, расширивших свои территории до пределов речных долин. Однако не согласованные между собой локальные гидротехнические предприятия отдельных царств бывали чреваты губительными последствиями. Тем не менее, достигнутые в этот период успехи в борьбе с разливами Хуанхэ в нижнем и среднем ее течении привели к быстрому росту населения в этих регионах.

Со второй половины I тысячелетия до н. э. ирригация, причем крупномасштабная, становится непременным условием сельского хозяйства в районах исконного земледелия бассейна Хуанхэ, поскольку здесь, с одной стороны, в результате многовекового сведения лесов и засоления произошло истощение почвы, а с другой — в связи с увеличением численности и плотности населения и нарастающими симптомами аграрного перенаселения остро встала проблема массового освоения «высоких» целинных земель, требующих искусственного орошения. Проведение комплекса необходимых ирригационно-мелиоративных работ и строительство многопрофильных оросительных систем наряду с усовершенствованием сельскохозяйственной технологии (введение пахоты на волах, более эффективных методов удобрения, изобретение водоподъемных механизмов) позволило значительно повысить общую продуктивность земледельческого производства, что отвечало насущным потребностям древнекитайской экономики. Именно с этого времени развитие культуры поливного земледелия становится важнейшим фактором прогресса китайской цивилизации.

В сельском хозяйстве основной фигурой остается полноправный земледелец-общинник. Государство существует теперь за счет регулярного поземельного налога с каждого общинного двора, обязанного также воинской и рабочей повинностью.

В период «Чжаньго» намечается специализация ремесленного производства по отдельным районам, возникают новые его отрасли. Стремительно развиваются товарно-денежные отношения. Распространяется монетная форма денег. Формируется новый социальный слой «торговых людей» (шанжэнь), у которых преимущественно и скапливаются свободные денежные средства. Появляются торгово-ремесленные города с полумиллионным населением. Несмотря на трудности внутренней и внешней торговли, связанные с таможенной политикой царств, товарный рынок сильно вырос повсюду.

Развивающаяся торговля требовала разработки устойчивого денежного эквивалента. Постепенно монеты становились менее громоздкими и приобрели нарицательную стоимость. По археологическим данным известно 96 мест отливки монет. Имело хождение несколько видов монет: бронзовые в форме наконечника мотыги (в царстве Цзинь, в 403 г. до н. э. распалось на царства Вэй, Чжао и Хань), в форме ножа (в царствах Янь и Ци), в виде бронзовых каури (в царстве Чу), круглые с квадратным отверстием посредине (в царстве Цинь); золотые квадратные и круглые с клеймом столицы Чу; лопатовидные серебряные деньги царства Чжэн. С расширением денежного обращения получило развитие ростовщичество. Все это вело к резкому имущественному расслоению общины, в ней появляется категория малоземельных семей, у которых, по образному выражению источников, «нет места, куда воткнуть шило».

В эпоху «Чжаньго» создаются крупные частные хозяйства, как сельскохозяйственного профиля, так и ремесленно-промысловые, рассчитанные на рынок. Мощный стимул получает частное рабовладение.

Наиболее последовательно и прямолинейно мероприятия, отвечающие потребностям политического, социального и экономического развития, были проведены министром Шан Яном в царстве Цинь в середине IV в. до н. э. Они ставили целью политическую централизацию, административно-территориальное переустройство, подрыв могущества аристократических родов, изменение системы налогообложения с учетом трансформации общины. Шан Ян ввел единое законодательство и судопроизводство, узаконил залог и скупку земли, отменил ограничение размера земельных наделов, вторгся в землевладение общинных объединений, требуя раздела хозяйств больших семей: в противном случае с них взимался двойной налог. Отменялись все прежние аристократические наследственные титулы. Новые ранги знатности (двадцати иерархических степеней) жаловались только за личные, в первую очередь, военные, заслуги, и только они давали право на занятие административных постов. Их обладатели получали, в соответствии со статусом, права на регламентированное владение землей, рабами и другим имуществом. Вскоре ранги стали продаваться, что открыло доступ в управленческий аппарат имущественной знати.

Получили распространение крупные комплексные царские хозяйства – полеводческие, скотоводческие, ремесленные, управлявшиеся особыми должностными лицами – «надзирателями земель», «надзирателями ремесленников» и др. Существовали и царско-храмовые хозяйства, где ван возглавлял культ Хоу цзи и совершал священный обряд проведения первой борозды, магически олицетворяя плодородие и благополучие страны. К работе в этих хозяйствах привлекалось и свободное население – общинники, но основной контингент рабочей силы этих хозяйств составляли большие партии людей, находившихся на положении рабов. Среди них были осужденные на рабство за преступления, но особо было много лиц, захваченных во время походов. Ими ведали ши (воинские начальники). Вообще армия как орудие насилия государства выполняла еще и функцию принуждения к труду масс порабощенных. .

2. ГОРОДСКОЕ РЕМЕСЛО СРЕДНЕВЕКОВЬЯ. ЦЕХОВАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ ПРОИЗВОДСТВА

 

Первые столетия средних веков в Европе характеризовались господством натурального хозяйства. Немногочисленные ремесленники и торговцы, жившие в городских центрах, обслуживали в основном их жителей. Крестьяне, составлявшие преобладающую массу населения, обеспечивали себя и господ не только сельскохозяйственными продуктами, но и ремесленными изделиями; соединение сельского труда с ремеслом — характерная черта натурального хозяйства. Уже тогда в деревне существовали немногие ремесленники (кузнецы-универсалы, гончары, кожевники, сапожники), обслуживавшие округу теми изделиями, изготовление которых было затруднительным для крестьянина. Обычно деревенские ремесленники занимались и сельским хозяйством, это были «ремесленники-крестьяне».

Так же обстояло дело с торговлей. Обмен продуктами был незначительным. Монетные средства платежа, регулярные рынки и постоянный торговый контингент лишь отчасти сохранялись в южных регионах Европы, в прочих же господствовали натуральные средства платежа или прямой обмен, сезонные торжища.

Процесс отделения города от деревни, начавшийся в раннее средневековье, порождался всем ходом феодализации, прежде всего успешным развитием производства, особенно на втором этапе генезиса феодализма, когда наметился прогресс сельского хозяйства, ремесла и промыслов. В результате ремёсла и промыслы превращались в особые сферы трудовой деятельности, которые требовали специализации производства, создания благоприятных профессиональных, рыночных, личных условий.

Складывание передового для своего времени вотчинного строя способствовало интенсификации производства, закреплению профессионализма, в том числе ремесленного, умножению торжищ. Формирование господствующего класса феодалов, государства и церковной организации, с их институтами и учреждениями, вещным миром, военно-стратегическими сооружениями и т.д., стимулировали развитие профессиональных ремесел и промыслов, практики найма, чеканки монеты и денежного обращения, средств сообщения, торговых связей, торгового и купеческого права, таможенной службы и пошлинной системы. Не менее важно было и то, что города становились резиденциями королей, крупных феодалов, епископов. Подъем сельского хозяйства позволял прокормить большое число людей, занятых ремеслом и торговлей.

На юге Европы, особенно в Италии, отчасти Южной Франции ремесло развивалось почти исключительно в городах: их раннее развитие, густота сети, мощные торговые связи делали нецелесообразными ремесленные занятия в деревне. Во всех других регионах даже при наличии развитых городских ремесел сохранялись и сельские — домашние крестьянские и профессиональные деревенские и домениальные. Однако повсюду городское ремесло занимало ведущие позиции. В городах работали десятки и даже сотни ремесленников одновременно. Только в городах достигалось наиболее высокое для своего времени разделение ремесленного труда: до 300 (в Париже) и не менее 10—15 (в мелком городе) специальностей. Только в городе имелись условия для совершенствования мастерства, обмена производственным опытом.

В отличие от крестьянина городской ремесленник был почти исключительно товаропроизводителем. В своей личной и производственной жизни он был гораздо более независим, чем крестьянин и даже сельский ремесленник. В средневековой Европе было множество городов и ремесленных слобод, где мастера работали на свободный, для своего времени широкий, нередко международный рынок. Изолированный непосредственный производитель, он вел свое индивидуальное хозяйство, основанное на личном труде и почти без применения наемного труда. Поэтому его производство было мелким, простым.

Наконец, особенностью городской промышленности, как и всей средневековой жизни, была ее феодально-корпоративная организация, соответствовавшая феодальной структуре землевладения и общественному строю. С ее помощью осуществлялось внеэкономическое принуждение. Оно выражалось в регламентации труда и всей жизни городских тружеников, которая исходила от государства, городских властей и различных местных общностей; соседей по улице, жителей одного церковного прихода, лиц сходного социального положения.

Ремесленные цехи в Западной Европе появились почти одновременно с самими городами: в Италии уже в Х в., во Франции, Англии и Германии с XI— начала XII в., хотя окончательное оформление цехового строя с помощью хартий и уставов происходило, как правило, позднее. Цех возник как организация самостоятельных мелких мастеров. В условиях тогдашнего узкого рынка и бесправия низов объединения ремесленников помогали им защищать свои интересы от феодалов, от конкуренции сельских ремесленников и мастеров из других городов. Но цехи не были производственными объединениями: каждый из цеховых ремесленников работал в собственной отдельной мастерской, со своими инструментами и сырьем. Он обрабатывал все свои изделия от начала до конца и при этом, по образному выражению К.Маркса, «срастался» со своими средствами производства, «как улитка с раковиной». Ремесло передавалось по наследству, было семейным секретом. Ремесленник работал с помощью своей семьи. Часто ему помогали один или несколько подмастерьев и учеников. Внутри ремесленной мастерской почти не существовало разделения труда: оно определялось там только степенью квалификации.

Членом цеха мог быть только сам мастер. Одной из важных функций цеха было регулирование отношений мастеров с подмастерьями и учениками, которые стояли на разных ступенях цеховой иерархии. Тот, кто желал вступить в цех, обязательно должен был пройти низшие ступени, сдав затем экзамен по мастерству. Высокое мастерство было обязательным для мастера.

Каждый цех устанавливал на соответствующий вид ремесла в своем городе монополию или, как это называлось в Германии, цеховое принуждение. Этим устранялась конкуренция со стороны не входивших в цех ремесленников («чужаков»). Одновременно цех проводил регламентацию условий труда, продукции и ее сбыта, которой обязаны были подчиняться все мастера. Уставы цехов предписывали, а выборные должностные лица следили, чтобы каждый мастер выпускал продукцию лишь определенного вида, качества, размера, цвета; пользовался лишь определенным сырьем. Мастерам запрещалось производить больше продукции или делать ее дешевле, так как это грозило благополучию остальных мастеров. Все цехи строго ограничивали размер мастерской, число подмастерьев и учеников у каждого мастера, число его станков, сырья; запрещалась работа в ночное время и в праздничные дни; строго регулировались цены на ремесленные изделия.

Регламентация цехов имела своей целью также обеспечить мастерам наилучший сбыт, поддерживая на высоком уровне качество изделий и их репутацию.

До конца XIV— начала XV в. цехи играли прогрессивную роль, создавая наиболее благоприятные условия для развития и разделения труда в ремесле, повышения качества продукции, совершенствования навыков ремесленного труда.

Цех охватывал многие стороны жизни городского ремесленника. Он выступал как отдельная боевая единица в случае войны; имел свое знамя и значок, которые выносили во время праздничных шествий и битв; имел своего святого-покровителя, день которого праздновал, свои церкви или часовни, т.е. являлся также своеобразной культовой организацией. У цеха была общая казна, куда поступали цеховые взносы мастеров и штрафы; из этих средств помогали нуждающимся ремесленникам и их семьям в случае болезни или смерти кормильца. Нарушения цехового устава рассматривались на общем собрании цеха, который являлся отчасти и судебной инстанцией. Все праздники члены цеха проводили вместе, завершая их пирушкой-трапезой (и многие уставы четко определяют правила поведения на таких пирушках).

Но цеховая организация не была универсальной даже для Западной Европы, тем более не получила распространения по всему континенту. В ряде стран она была редкой, возникла поздно (в XIV—XV вв.) и не достигла завершенной формы.

На втором этапе развитого феодализма роль цехов во многом изменилась. Консерватизм, стремление сохранить мелкое производство, помешать усовершенствованиям превратили цехи в помеху технического прогресса. Одновременно, несмотря на все уравнительные мероприятия, разрасталась конкуренция внутри цеха. Отдельные мастера ухитрялись расширять производство, менять технологию, увеличивать число наемных работников. Имущественное неравенство в цехах постепенно перерастало в социальное. С одной стороны, в цехе появилась богатая верхушка, захватившая цеховые должности и вынуждавшая прочих «братье» работать на себя. С другой стороны, образовалась прослойка бедных мастеров, вынужденных работать на владельца крупных мастерских, получая от них сырье и отдавая им готовую работу.

Еще более обнаженно расслоение внутри ремесла, прежде всего в крупных городах, выразилось в разделении цехов на «старшие», «большие» — богатые и влиятельные, и «младшие», «малые» — бедные. «Старшие» цехи (или богатые ремесла в зонах «свободного» ремесла) устанавливали свое господство над «младшими», лишали членов «младших» цехов или ремесел экономической самостоятельности, превращали их фактически в наемных работников.

В то же время в положении эксплуатируемой категории оказались подмастерья и ученики. В условиях ручного труда приобретение мастерства было делом долгим и трудоемким.

Когда в разных странах (на Западе в XIV—XV вв.) началось разложение классического цехового строя, доступ к званию мастера оказался для большинства подмастерьев и учеников закрытым. Началось так называемое замыкание цехов. Мастерами теперь могли стать почти исключительно близкие родственники членов цеха.

Подмастерья и ученики составляли самую организованную и грамотную часть довольно широкого в городах XIV—XV вв. слоя наемных работников, в который входили также разного рода рабочие, поденщики, слуги, матросы. Этот слой все время расширяется за счет беглых крестьян, а с известного времени также за счет обедневших ремесленников.

Важнейшим видом городской деятельности была торговля. Со складыванием городского строя все центральные функции в сфере товарообмена перешли к городам. Горожане, продавая продукт своего труда, услуги или рабочие руки, одновременно приобретали на рынке преобладающую часть необходимых жизненных средств. Город с его крупными сооружениями, портом и рынком, оборонительными функциями, коммунальными делами был крупным заказчиком для торговцев, ремесленников, рабочих. Широкий слой непроизводительного населения (господ, чиновников, солдат) и государственные учреждения также создавали значительный рынок сбыта. Преимущественно в городах сбывались продукты крестьянских и домениальных (дворянских, церковно-монастырских, коронных) хозяйств и закупались необходимые для них предметы.

 

3. СИСТЕМА МОНОПОЛИСТИЧЕСКОЙ КОНКУРЕНЦИИ

 

В конце XIX — начале XX в. лидирующее положение в экономике развитых государств заняли монополии — крупнейшие предприятия, сконцентрировавшие в своих руках основную массу производимых товаров и услуг.

По мнению (сформулированному в работе «Империализм как высшая стадия капитализма») В. И. Ленина, основными чертами монополистического капитализма являются:    

  1. Концентрация производства и капитала, собственно, и ведущая к образованию монополий.
  2. Слияние банковского капитала с промышленным, появление финансового капитала и финансовой олигархии.
  3. Вывоз капитала из развитых стран в отсталые.
  4. Образование международных монополистических союзов.    
  5. Территориальный раздел мира между крупнейшими государствами, создание колониальной системы.

    Другой теоретик монополистического капитализма, английский экономист Джон; Аткинсон Гобсон, в работе «Империализм» (1902) отмечая, что на рубеже Х1Х – ХХ вв. происходит вытеснение торговых и промышленных интересов финансовыми интересами. Дж. А. Гобсон делил капиталистов на две группы: ищущих способы приложения капитала внутри страны и ориентированных на зарубежные страны. По мнению английского ученого, не развитие экономики требует новых рынков сбыта и новых сфер размещения капитала, а неудовлетворительное распределение «потребительной способности». Поэтому, чтобы избежать внешней экспансии, необходимо реформировать систему распределения, увеличив покупательную способность местного населения

    В неоклассической теории считается, что монополизация экономики несет отрицательный импульс, ведет к сокращению объемов производства и росту цен. Однако существует и противоположная точка зрения. Австрийский экономист И. Шумпетер критиковал совершенную конкуренцию и защищал монополию при помощи следую аргументов1:

  • фирмы в рамках совершенной конкуренции при пытках усовершенствовать технологию могут действовать неэффективно, поскольку в их положении труднее оценить и использовать новые возможности;
  • внедрение новых товаров несовместимо с совершенная конкуренцией;
  • монополизация может увеличить сферу деятельности более умных людей и уменьшить сферу действия менее умных;

*    в распоряжении монополиста могут находиться способы производства, недоступные или малодоступные для его конкурентов;

* мнение о том, что власть; монополиста практически безгранична, неверно даже для самых одиозных случаев;

*    наличие усовершенствованных способов производства и большого управленческого аппарата сдвигает оптимальную для монополиста цену в сторону конкурентной цены.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

4. БРЕТОН-ВУДСКАЯ СИСТЕМА

 

Данная валютная система была официально оформлена на Международной валютно-финансовой конференции ООН, проходившей с 1 по 22 июля 1944 г. в г. Бреттон-Вудсе (США). Здесь также были основаны МВФ и МБРР.

Цели создания второй мировой валютной системы: 1. Восстановление обширной свободной торговли. 2. Установление стабильного равновесия системы международного обмена на основе системы фиксированных валютных курсов. 3. Передача в распоряжение государств ресурсов для противодействия временным трудностям во внешнем балансе.

Вторая МВС базировалась на следующих принципах: установлены твердые обменные курсы валют стран-участниц к курсу ведущей валюты; курс ведущей валюты фиксирован к золоту; центральные банки поддерживают стабильный курс своей валюты по отношению к ведущей (в рамках +/- 1%) валюте с помощью валютных интервенций; изменения курсов валют осуществляются посредством девальвации и ревальвации; организационным звеном системы являются МВФ и МБРР. МВФ предоставляет кредиты в иностранной валюте для покрытия дефицита платежных балансов в целях поддержки нестабильных валют, осуществляет контроль за соблюдением странами-членами принципов МВС, обеспечивает валютное сотрудничество стран.

Под давлением США в рамках Бреттон-Вудской системы утвердился долларовый стандарт – МВС, основанная на господстве доллара (США обладали 70% от всего мирового запаса золота). Доллар – единственная валюта, конвертируемая в золото, стал базой валютных паритетов, преобладающим средством международных расчетов, валютной интервенции и резервных активов. Было установлено золотое соотношение доллара США: 35 долл. за 1 тройскую унцию. США установили монопольную валютную гегемонию, оттеснив своего давнего конкурента – Великобританию.

Таким образом, национальная валюта США стала одновременно мировыми деньгами, и поэтому Бреттон-Вудская валютная система часто называется системой золотодолларового стандарта.

Эта МВС могла существовать лишь до тех пор, пока золотые запасы США могли обеспечивать конверсию зарубежных долларов в золото. Однако к началу 70-х гг. произошло перераспределение золотых запасов в пользу Европы. Появляются и значительные проблемы с международной ликвидностью, так как по сравнению с увеличением объемов международной торговли добыча золота была невелика. Доверие к доллару как резервной валюте падает и из-за гигантского дефицита платежного баланса США. Образуются новые финансовые центры (Западная Европа и Япония), что приводит к утрате США своего абсолютного доминирующего положения в мире.

Таким образом, возникает необходимость пересмотра основ существующей валютной системы; ее структурные принципы, установленные в 1944 г., перестали соответствовать условиям производства, мировой торговли и изменившемуся соотношению сил в мире. Сущность кризиса Бреттон-Вудской системы заключается в противоречии между интернациональным характером МЭО и использованием для их осуществления национальных валют, подверженных обесценению (преимущественно доллара).

После продолжительного переходного периода, в течение которого страны могли испробовать различные модели валютной системы, начала образовываться новая МВС, для которой было характерно значительное колебание обменных курсов.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

5. РЕЙГОНОМИКА

 

Ядро провозглашенной революции Рейгана составляла «рейганомика», ориентированная на предложение экономической программы, которая понималась как ответ на экономические проблемы 70-х годов. Согласно ей должны были быть значительно снижены налоги, предложены возможности амортизации и вычеркнуты или упрощены, препятствующие инвестициям государственные предписания, чтобы вызвать рост экономики. Потери доходов должны были быть краткосрочно предотвращены экономией на социальных программах, а долгосрочные — покрываться увеличением доходов из расширяющегося народного хозяйства — и все это при уравновешенном бюджете. Было совершенно ясно, что здесь возникнут целевые конфликты, тем более, что одновременно должны были значительно возрасти оборонные расходы.

Рейган действительно добился принятия основных положений своей экономической программы с утверждением бюджета на первое полугодие 1981 года. Было решено сократить налоги на 25%, 5% в первом и по 10% в два последующих года. С 1985 года налоги были индексированы с темпом инфляционного роста цен, так что за обесцениванием денег не следовало больше автоматически повышение реальных налогов. Налоговая квота действительно снизилась для большинства налогоплательщиков. Налоговые поступления как процент совокупного общественного продукта снизились за время президентства Рейгана с 20 до 18,6%, что примерно соответствовало доле сразу после второй мировой войны.

То, что «консервативная революция» не состоялась, нагляднее всего демонстрирует тот факт, что объем федерального бюджета при Рейгане постоянно возрастал, а именно, с 699,1 миллиарда долларов в 1980 году до 859,3 миллиарда долларов в 1987 году (соответственно стоимости доллара в 1982 году). Если даже не принимать в расчет военные расходы, то бюджет в этот период вырос с 535,1 до 609,5 миллиарда долларов. При этом дефицит государственного бюджета временами полностью уходил из-под контроля и достиг в 1986 году рекордной высоты в 221 миллиард долларов. В этом дефиците государственного бюджета вследствие снижения налогов и одновременно повышения расходов был повинен сам президент, который, как консерватор, твердо придерживался принципа уравновешенного государственного бюджета и хотел его видеть закрепленным в конституции.

Сокращений социальных программ было давно недостаточно, чтобы удерживать разрастающуюся дыру в бюджете. Характерно, что сильнее всего сокращены были те программы, которые касались самых бедных и хуже остальных организованных групп населения, которые к тому же принимали наименьшее участие в выборах президента или в Конгресс.

Из-за протеста Конгресса потерпела неудачу самая крупная программа децентрализации в истории западной демократии, «новый федерализм» Рейгана, которая имела целью как значительное сокращение федеральных отчислений, так и «обратный» перевод социально-государственных задач и одновременно налоговых ресурсов на отдельные штаты. Сокращение федеральных субсидий штатам было, однако, значительным, в сфере жилищного строительства и городского развития почти драматическим. Темпы роста федеральных средств в штатах номинально замедлились уже при администрации Картера, реально же в результате высокого темпа инфляции даже снизились.

Администрация Рейгана успешно боролась с инфляцией и безработицей. Индекс инфляции снизился с 12,5% в 1980 году до 4,5% в 1988 году. Квота безработных в этот же период опустилась с 7 до 5,4%. Было создано 18 миллионов новых рабочих мест, хотя многие места приходились на группу с самым низким доходом. При этом не следует забывать о том, что экономический подъем следовал за тяжелым спадом 1981—82 годов (с квотой безработных в 10%) и что стремительно, почти драматически возрастал внешнеторговый дефицит.

Совершенно в духе консервативной политики было огромное повышение военных расходов, направленных против Советского Союза, вступление которого в Афганистан было соответственно инструментализировано. Также и здесь, еще при Картере, началась беспримерная программа вооружения, которой нужно было встретить советскую угрозу, поставить на место «империю зла» (так Рейган публично назвал Советский Союз). Президент предоставил также полную свободу действий секретным службам, особенно ЦРУ под руководством Уильяма Кейси, в стимулировании сопротивления в сфере советского влияния и в поддержке антикоммунистических партизанских сил в «третьем мире». В этой политике сначала, казалось, не было места для разоружения и контроля вооружений.

Внешняя политика Рейгана являлась уклончиво антикоммунистической, как она проявилась не только по отношению к Советскому Союзу, но и в ее первоначальных идеологически-закоснелых чертах также и по отношению к Центральной Америке и особенно к сандинистам в Никарагуа. То, что при Рейгане осуществлялась политика разрядки, относится к парадоксам его президентства. Борьба за власть с Советским Союзом была выиграна, потому что пришедший в 1985 году к правлению Михаил Горбачев закончил свою экспансионистскую мировую политику и, благодаря реформам, приблизил конец Советского Союза и Варшавского договора. Рейган прикрепил, правда, эту победу на свой флаг, однако она была в большей степени подарена Горбачевым, чем завоевана.

Президентство Рейгана было отмечено парадоксами: как консерватор президент создал большую в американской истории гору долгов. Несмотря на принципиальный поворот «рейганомики» против заклейменного как «социалистическое» кейнсианства, с помощью вооружения была создана массивная инвестиционная программа, которая по своему экономическому воздействию сводилась к «военному кейнсианству». Если в начале своего президентства Рейган видел в Советском Союзе еще «империю зла», то в 1987—88 годах взаимопонимание с этой страной стояло на переднем плане. Хотя Рейган способствовал убеждению общественности в том, что федеральное правительство неспособно решать актуальные проблемы, он, однако, оживил институт президента и показал, что политическая система реагирует на президента.

Сами противоречия и целевые конфликты, заложенные в рейгановском консерватизме, содействовали его крушению. То, что консервативная претензия, как ее риторически блестяще представил Рейган, не осуществилась, проявляется во многих аспектах: социальное государство «нового курса» по-прежнему существовало, концепция Рейгана «новый федерализм», по существу, провалилась. Социально-моральные вопросы, стоящие на самом верху повестки дня «новых правых», не были приняты Рейганом. В вопросах гражданских прав, эмансипации женщин и контроле за рождаемостью американская общественность осталась либеральной.

6. ФОРМИРОВАНИЕ И РАЗВИТИЕ КОМАНДНО-АДМИНИСТРАТИВНОЙ СИСТЕМЫ В СССР

 

В конце ХIХ –начале ХХ в. в России складывается «государственный капитализм». «Государственный капитализм» — особая система управления экономикой, сочетающая жесткий бюрократический централизм государственной власти с возросшей силой и самостоятельностью частного капитала, объединенного в крупные союзы и синдикаты, а также либеральную оппозицию, состоящую в основном из интеллигенции и опирающуюся на Государственную думу.

Причины формирования в России системы «государственного капитализма»: 1) медленные темпы развития; 2) недостаточные стимулы к предпринимательству; 3) мобилизационный путь развития; 4) связь развития промышленности с государственными заказами; 5) двойственность социально-экономической структуры: промышленный капитализм и архаичное сельское хозяйство; 6) узость внутреннего рынка и нестабильность финансовой системы.

Стремление к макроэкономическому регулированию не было специфической российской чертой. Однако формы его проявления в нашей стране имели свою собственную специфику. До начала XX в. их основной характеристикой был сословный характер. Так, например, казенная промышленность развивалась преимущественно в интересах дворянства. В 90-е годы основной акцент делается уже на развитие частного предпринимательства, регулирование которого осуществляется через систему госзаказов. Мировая война резко усилила потребность в координации деятельности всех участников хозяйственной жизни. Формирование системы централизованного регулирования осуществлялось как «сверху» путем создания специальных правительственных органов для решения проблем военной экономики, так и «снизу» посредством деятельности представительных органов частного капитала. Была и третья сила: левые партии и общественные организации, влияющие на формирование общественного мнения в стране. Между 1914 и 1929 гг. были опробованы различные варианты прямого государственного вмешательства в осуществление хозяйственного процесса с целью его планомерного регулирования.

В годы войны каркас централизованного регулирования составили образованные в августе 1915 г. четыре особых совещания – по обороне, перевозкам, топливу и продовольствию. Они имели широкие полномочия и возглавлялись ведущими членами правительства, указания которых подлежали безотлагательному исполнению. Особые совещания опирались на разветвленную сеть региональных и местных органов.

На случай же возникновения межведомственных трений было создано «сверхсовещание» с участием министра внутренних дел. Уже в этот период возникают черты, присущие российской модели командно-административной системы: 1) множественность регулирующих органов; 2) главная функция — снабженческо-распределительная (введение государственных монополий на хлеб, уголь, сахар, нефть и хлопок); 3) покрытие нехватки финансовых ресурсов за счет усиления прямого налогообложения крестьянства; 4) административное ограничение роста аграрных цен при росте промышленных цен; 5) создание системы государственных планов, прежде всего по заготовке продовольствия.

Несмотря на принимавшиеся правительством меры экономическая ситуация в стране обострялась, что послужило одним из факторов социальной революции.

Опыт централизованного регулирования народного хозяйства Временным правительством включает два основных момента: введение ряда государственных монополий (на хлеб, уголь и сахар) и попытку создания экономического центра, вырабатывающего единый план. Для этого при правительстве был создан Экономический совет.

Практический опыт реализации мер дал результат, прямо противоположный ожидаемому. Неэффективность политики обусловливалась рядом факторов: неповторимостью бюрократических государственных структур, пытавшихся заменить собой рыночный механизм согласования спроса и предложения; разрушением частнохозяйственного аппарата, традиционно обслуживающего товарообмен между городом и деревней, дестимулирующим влиянием на деревенских производителей фиксации цен на их продукцию, тогда как все остальные цены росли. В этих условиях внимание экономистов, придерживавшихся различной идейно-политической ориентации, все чаще стали привлекать общие вопросы планомерного регулирования всего народного хозяйства. Выделяются два совершенно различных подхода.

1. Стремление выработать концепцию экономической реформы с использованием важнейших принципов планирования (антимонопольное законодательство, демократизация производственной деятельности, увязка общегосударственных и частных интересов, целостность и централизм экономической политики).

2. Обоснование использования государства как силы, способной заменить рынок и активно вмешаться в хозяйственный механизм для его модернизации. На крайнем левом фланге сторонников этой позиции находились большевики, утверждающие необходимость доведения до логического конца тенденции укрупнения и монополизации общественного производства путем принудительного синдицирования, национализации ключевых сфер производства, привлечения рабочих к управлению и организации рабочего контроля.

Победа Октябрьской революции привела к превращению второй позиции в господствующую. Однако сформированные в первые годы советской власти правительственные органы, например ВСНХ, во многом воспроизводили систему централизованного управления промышленностью в годы первой мировой войны. Экономическая политика этого периода имела ситуативный характер, то есть характер реагирования на происходящие процессы. Это выражалось и в практических шагах: реализация Декрета о земле (раздел, а затем и передел земли); сведение национализации финансовой системы (Государственного и частных банков) и промышленных предприятий к стихийной конфискации, что в конце концов подтолкнуло СНК к принятию решения о всеобщей национализации крупной (июнь 1918), а позже (январь 1919 г.) всей промышленности, национализации торговли с ее заменой принудительным государственно организованным распределением и установлением прямого товарообмена между городом и деревней (ноябрь 1918 г.); введение продовольственной разверстки (январь 1919 г.) и всеобщей трудовой повинности и т. д. Очевидно, что указанные и другие меры не являлись реализацией общей программы, а проводились исключительно ради того, чтобы каким-то образом спасти остатки хозяйственных связей и сосредоточить в своих руках оскудевшие ресурсы в условиях угрозы и разгорания гражданской войны и интервенции. В таких условиях система управления народным хозяйством характеризовалась следующими чертами:

* жесткая централизация и отсутствие действенных горизонтальных связей между вертикальными образованиями — главками и наркоматами;

* множественность плановых органов, их межведомственный характер и стихийность возникновения;

* упор на централизацию распределительных функций;

* отчуждение управленческого аппарата государства от народных масс и реального хозяйственного процесса.

Причины быстрого формирования административно-командной системы управления в Советской России:

* опора новой власти на репрессивный аппарат;

* традиционно сильное государственное вмешательство в экономику;

* господство идей справедливости в массовом сознании.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

7. ИЗЛОЖИТЕ НАИБОЛЕЕ УДАЧНУЮ С ВАШЕЙ ТОЧКИ ЗРЕНИЯ ПЕРИОДИЗАЦИЮ ЭВОЛЮЦИИ МИРОВОГО ХОЗЯЙСТВА

 

Развитие производительных сил и национальных хозяйственных систем во второй половине XIX в. привело к коренным изменениям в их взаимосвязях. Образование мирового рынка способствовало повышению уровня обобществления производительных сил в международном масштабе. Но возникновение мировой хозяйственной системы не могло произойти без развития международного производства, в основе которого были выпуск продукции одним хозяйствующим субъектом в разных странах и развитие экономических обменов с различными странами и территориями. Развитие международного производства было тесно связано с распространением колониального и полуколониального господства небольшого числа стран на новые территории и насильственным подключением их к всеохватывающему воспроизводственному процессу. Колониализм явился одним из условий, содействующих насильственному экономическому объединению мира.

В дальнейшем развитии мирового хозяйства по принципу вовлеченности в мировую хозяйственную систему национальных хозяйств выделяются несколько периодов.

1. Это 20—30-е годы XX в., которые характеризовались кризисными явлениями в развитии мирового хозяйства. Они проявлялись в общей неустойчивости экономических связей, дезинтеграции хозяйства западных стран. Начало этому периоду было положено Первой мировой войной и революцией в России. Перевод национальных экономик на военные рельсы, физическое уничтожение огромных производственных и людских ресурсов в ходе войны, экономическое разграбление захваченных территорий нарушили прежние хозяйственные связи, привели к сокращению подушевого дохода в промышленно развитых странах и в мире в целом. Революция 1917 г. создала альтернативу развитию капитализма и внесла в мировой порядок принцип биполярности.

2. После Второй мировой войны произошла новая ломка социальной структуры хозяйства в связи с образованием мирового социалистического хозяйства, развивавшегося на иной социально-экономической основе с огосударствлением промышленности, сферы услуг, коллективизацией сельского хозяйства, с централизованной системой управления в рамках национальных хозяйств. Координация внешнеэкономических отношений, основанная на классовом подходе, сузила сферу прежде единого всемирного хозяйства, но не разрушила всемирный рынок.

Начало второго периода характеризовалось резким превосходством США в экономической мощи над всеми другими государствами мира. Второй период развития мирового хозяйства протекал в условиях интенсивного роста вывоза предпринимательского капитала в мировой капиталистической экономике.

В условиях дальнейшего сужения хозяйственной территории, противостояния двух общественных систем произошло усиление взаимосвязей между капиталистическими странами.

Ликвидация колониальной системы в середине 60-х годов вывела на авансцену международной жизни большую группу развивающихся стран, которые до сих пор занимают особое место в мировом хозяйстве.

Кризисная полоса в мировой экономике в 70—80-е годы не сопровождалась тенденцией к экономической автаркии, как было в 20—30-е годы. За 60-е — первую половину 80-х годов экспортная квота промышленно развитых стран возросла с 11 до 21%, а развивающихся стран — с 18 до 26%.

3. Последнее десятилетие XX в. можно считать началом нового периода в развитии мирового хозяйства. По сравнению с прежним периодом возросла степень формирования международных, а в ряде случаев — планетарных производительных сил, усилилось экономическое взаимодействие и взаимозависимость.

Возрастание хозяйственной целостности мира обеспечивается новыми параметрами социально-экономического развития. В восточноевропейских странах произошли процессы формирования и складывания близких западным государствам экономических и политических структур. Изменилась социальная структура восточноевропейских стран и бывшего Советского Союза, она приспособилась к существующей в западных странах, развалена мировая социалистическая система и Советский Союз. Вступление мирового хозяйства в новую фазу социально-экономического развития сопровождалось усилением разрывов в уровнях развития отдельных стран и подсистем.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

 

  1. Бартенев С.А. Экономическая история. М., 2004.
  2. Березин И.С. Краткая история экономическая развития. М., 2005.
  3. Бор М.З. История мировой экономии. М., 2002.
  4. Елицкий Н.Д., Корниенко О.В. История экономики. М., 2005.
  5. Калтахчян Н.И., Марыганова Е.А. Экономическая история. М., 2001.
  6. Лойберг М.Я. История экономики. М., 1998.
  7. Толмачева Р.П. Экономическая история. М., 2005.
  8. Шумпетер И, Капитализм, социализм демократия. М., 1995. С. 130 –153

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


 

Комментирование закрыто.

Вверх страницы
Statistical data collected by Statpress SEOlution (blogcraft).
->