Мое знакомство с М. Цветаевой

Марина Цветаева в стихотворении «»Идешь на меня похожий…», обращаясь к своему будущему читателю, просила:

Легко обо мне подумай,

Легко обо мне забудь.

Но чем дальше мы уходим от года ее смерти, тем невозможнее забыть ее творчество. Ибо Цветаева относится к тем поэтам, которые со временем становятся все нужнее и замечательнее. При моем первом знакомстве с ней я был поражен той глубокой искренностью и необычайной нежностью, которые присутствуют в ее произведениях. И не удивительно, что первые стихи Цветаевой были приняты читателями как стихи настоящего поэта. А ведь среди ценителей были Брюсов, Волошин, Гумилев. «Как брызги из фонтана, как искры из ракет» ее стихи непосредственно рассказывали о стране детства, о попытках любить…

Вместе с тем в них уже ощущались признаки неординарного творчества. Особенно обратило внимание на себя внимание стихотворение «Молитва»:

Гадать по звездам в черной башне,

Вести детей вперед, сквозь тень.

Чтоб был легендой день вчерашний.

Чтоб был безумьем – каждый день!

Так писала юная Марина Цветаева, но уже здесь начинает проявляться трагическая интонация. Ибо ей предстоит стать одним из трагических поэтов ХХ века.

Невероятной, нечеловеческой болью ее стихи. «Я не верю стихам, которые льются. Рвутся – да!» – сказала однажды Марина. И доказывала это на протяжении всей своей жизни собственными – рвущимися из сердца – строками.

Два солнца стынут – о, господи,

пощади!

Одно – на небе, другое – в моей груди.

В ее стихах – с самого начала– торжествовали чувства. А еще была в них могучая былинность, простор и родниковая, обжигающая зубы свежесть.

Судьба Марины Цветаевой очень трудная и трагичная. Юность явилась для нее той гранью, которая разделяет сказку и злую реальность. С 1917 года для поэтессы наступает пора испытаний. Она ощущала трагизм революционных событий всей своей сущностью и была на стороне гонимых, страдающих от насилия людей. Этого нельзя не увидеть в ее творчестве. В стихотворении «Тем в Голлиполи» она обращается к людям, покинувшим Россию и отдает им свои симпатии.

Современники удивлялись, что Цветаева с бунтарской душой, с новой и резкой формой стиха не приняла изменения в стране, принесенные революцией. А перед ее глазами рушилась Россия, ее мир, ее идеалы.

Московский герб: герой пронзает гада.

Дракон в крови. Герой в луче – Так надо.

Марина оплакивает Русь, которую «затуманила кровь-руда», которую терзают «справа и слева». В тоже время все явственнее в ее стихах звучит сила любящей женщины:

Пригвождена к позорному столбу

Я все же скажу, что тебя я люблю.

Никто лучше, чем Цветаева, не увидел, не пережил и не передал духовную красоту всех покинутых, разлюбленных, оставленных.

Нельзя пройти мимо знаменитого цветаевского вопроса: «мой милый, что тебе я сделала?». Это замечательное стихотворение подчеркивает цветаевское решение: женщина всегда права, когда страдает; женщина всегда прекрасна, когда любит.

В 1922 году Марина уезжает за границу. Разлука с Родиной превратилась для нее в гнетущую тяжесть, в истинную драму. «Моя неудача в эмиграции,– писала она,– в том, что я по духу, т.е. по воздуху и по размаху – там, туда, оттуда…» В стихотворении «Страна» Цветаева сознает, что Родина для нее

Выпита как с блюдца:

Донышко блестит!

Можно ли вернуться

В дом, который – срыт?

Сложнейшие чувства переживает Марина Цветаева по отношению к Родине. С одной стороны, ей не нравится век, в котором она живет:

Век мой – яд мой, век мой – вред мой,

Век мой – враг мой, век мой – ад.

А с другой стороны –это же время породило ту Русь, которую она продолжает любить и в жизнетворности которой она убеждена:

А быть или нет

Стихам на Руси–

Потоки спроси,

Потомков спроси.

Это двойственное отношение исходит из того, что она отвергая ностальгию («Тоска по родине! Давно разоблаченная морока»), отрицая все жизненные привязанности («Всяк дом чужд, всяк храм мне пуст»), остается «беззащитно-любящей свою родину».

Летом 1939 года Цветаева возвращается домой. Однако жизнь на Родине не принесла ей облегчение. Напротив, в драматической обстановке конца тридцатых годов многие трагические узлы ее жизни еще туже затянулись.

В августе 1941 года Марина Ивановна Цветаева ушла из жизни.

Могила ее затерялась…

Долго пришлось ожидать исполнение ее юношеского пророчества, что ее стихом, «как драгоценным вином настает свой черед».

Сегодня Цветаева – один из самых любимых и читаемых современных поэтов.

 

По творчеству И.С. Тургенева

Базаров

Оценивая творчество Тургенева и заслуги писателя перед русским обществом, салтыков – Щедрин отмечал: «Тургенев был человек высоко развитый, убежденный и никогда не покидавший почвы общечеловеческих идеалов. Идеалы эти он проводил в русскую жизнь с тем сознательным постоянством, которое и составляет его главную и неоценимую заслугу перед русским обществом. В этом смысле он является прямым продолжателем Лушкина и других соперников в русской литературе не знает!»

Любовь к человеку, борьба за раскрепощение народа, униженного рабством и насилием, вера в торжество добра и справедливости– вот что является основной особенностью творческого наследия Тургенева.

Появлению Базарова предшествовала ожесточенная предреформенная борьба. Заражающаяся буржуазная Россия дала новые социальные группы людей. Новые люди стремились к знанию, к науке, приносящей непосредственную ощутимую пользу. «Практический» подход к жизни был свойствен большинству новых деятелей. Именно в это время отечественная нука яила миру целую плеяду выдающихся ученых. Всеобщее увлечение наукой возникло не «само по себе», оно было тесно связано с развитием общественного сознания: в науке видели панацею от многих бед. В ней искали опору в стремлении» переделать мир». России нужен был герой, воплотивший стремление молодежи. Таким героем явился Базаров. И.С. Тургенев так отозвался о главном о главном герое своего романа: «В основе главной фигуры, Базарова, легла одна поразившая меня личность молодого провинциального врача. В этом замечательном человеке воплотилось то едва народившееся, еще бродившее начало, которое потом получило название нигилизма. Впечатление, произведенное на меня этой личностью, было очень сильно и в то же время не совсем ясно: я напряженно прислушивался и приглядывался ко всему, что меня окружало, как бы желая проверить правдивость собственных ощущений».

Базаров – представитель нового поколения. Ему присуще активное стремление переделать жизнь. Во время спора между Базаровым и Павлом Петровичем видно, что взгляды Базарова представляет собой стройную систему. Своей беспощадной логикой он побивает доводы Павла Петровича. Детским лепетом оказывается критика русской жизни недавними «обличителями», потому что это была критика частных недостатков, а теперь базаров отрицает сам существующий строй. На вопрос Павла Петровича о том, что отрицает новые люди: «Как? Не только искусство, поэзию… но и … страшно вымолвить…

–Все,– с выразимым спокойствием повторил Базаров». Главный герой спокоен, потому с что уверен в своей правоте, он не хочет спорить, презирая «болтовню», «бесполезные слова», а Павел Петрович волнуется, бледнеет, потому что бессилен победить. Базаров утверждает право человека самому выбирать свой путь, не полагаясь на готовые принципы, подвергать все критике, верить только в добытое опытом и разумом. Базаров – нигилист. Он так об этом говорит: «В теперешнее время полезнее всего отрицание,– мы отрицаем».

С первых страниц романа перед нами предстает многообразна, интересная, противоречивая личность. Несомненное уважение вызывает базаровская решительность, смелость, искренность. Оказавшись в чужой социальной среде, он ведет себя просто, естественно, остается самим собой. На протяжении всего романа этот человек проявляет твердость воли, трудолюбие, прямоту суждений, беспощадную требовательность к себе. Базаров значителен своей самостоятельностью, он всегда отвечает за себя, за свои поступки. Герой привлекает тем, что честен с самим собой. Когда Базаров влюбляется в Одинцову, он ясно отдает себе отчет в происшедшем, злится на свою боль и пытается бороться. И даже перед лицом смерти Базаров не сдался, проявив в полной мере силу воли, благородство. «Умереть так, как умер Базаров – все равно, что сделать великий подвиг»,– писал Писарев.

Герой показан в романе со всеми его положительными и отрицательными сторонами. Уже при первом знакомстве с ним мы видим, что он глух к прекрасному. Базаров полагает, что читать Пушкина «никуда не годится», «пора бросить эту ерунду», что играть на виолончели мужчине «смешно», что «порядочный химик в двадцать раз полезнее всякого поэта». Природа не поражает его своей красотой, он признает, что в нем нет «художественного смысла». Базаров заявляет: «Природа не храм, а мастерская, и человек в ней работник». Герой «признает только то, что можно ощущать руками, увидеть глазами…» Все остальное для него «романтизм», «взор». Даже к родителям Базаров относится насмешливо, снисходительно. Ему « сними скучно, пусто, тяжело».

Выше я описал все то, что, на мой взгляд, представляет в облике Базарова сильные стороны и слабые, отрицательные. Я очень ценю в Базарове смелость, решительная, требовательность к себе. Однако мне не нравится, что базаров, отвергая действительно заслуживающее отрицание, замахнулся на вечные ценности: эстетическое чувство, любовь. Я думаю, именно любовь является творцом всего самого прекрасного. Любовь к родным, любовь к друзьям, любовь к природе, любовь к искусству, несомненно, является стержнем человеческих ценностей. Я очень внимательно читал роман «Отцы и дети», желая понять как относился к своему герою автор романа.

Иногда мне казалось, что писатель «не благоволит к своему герою», а иногда, что Базаров ему симпатичен.

Я уверен, что Тургеневу – великолепному писателю, тонкому ценителю искусства и красоты, чужд и неприятен Базаров — нигилист, отрицающий нравственные и эстетические законы. В тоже время Тургенев восторгается силой, умом, трудолюбием, честностью героя. Автор испытывает противоречивые чувства к своему герою.

Я полностью согласен с Д.И. Писаревым, который считает, что «Тургенев не полюбил своего Базарова, но признал его силу, признал его перевес над окружающими людьми и сам принес ему полную дань уважения».

Гибель души под гнетом обстоятельств.

(По творчеству А.П. Чехова)

Нет, больше жить так невозможно.

А.П. Чехов.

 

А.П. Чехов–один из моих любимых писателей. Мне нравится все, что я прочитал, просто одно производит более сильное впечатление, чем другое.

Люблю страницы «Пестрых рассказов»–смешных сценок; не могу без волнения читать написанное позже («Тоска», «Панихида», «Событие»), гдде появляются герои, болезненно реагирующие на зло и пошлость; присоединяюсь к протесту против жестокой, тупой, бессмысленной жизни,, который все чаще звучит у зрелого Чехова («Палата №6», «Дом с мезонином»)…

Не оставляют равнодушными страницы, рассказывающие о духовной гибели людей, неглупых по-своему добрых, которые не смогли противиться пошлости окружающего мира.

Маленькая трилогия – это рассказы о «футлярной жизни».

Заветной мечтой Николая Ивановича («Крыжовник») был клочок земли, хозяином которого он бы являлся. Все поступки были подчинены этому, он копил деньги, страшно жадничал, женился на богатой старой вдове, держал ее впроголодь, он вскоре умерла от такой жизни. А Николай Иванович купил себе имение и зажил помещиком. Сбылась его мечта. Герой счастлив: У него усадьба, свой, а не купленный крыжовник. Но разве может быть человек счастлив таким приземленным счастьем? Оказывается, при определенных обстоятельствах может.

О разбитом счастье, о гибели «тихой, грустной любви», да и всей жизни милого, интеллигентного человека рассказ («О любви»). Алехин любит Лену Алексеевну, но боится позвать ее с собой «Куда бы я мог увести ее? Другое дело, если бы у меня была красивая, интересная жизнь, если бы я, например, боролся за освобождение родины или был знаменитым ученым, артистом, художником…» Ведь это рассуждение «Футлярного человека», который боится ответственности за свои поступки и любимую женщину.

Чехов в трилогии убеждает, что «футляр» у человека сможет быть разным: имение, в котором он постепенно превращается в животное, боязнь ответственности поступков… но суть остается одна: душа человека гибнет от тесноты замкнутого пространства, ведь ему «нужно не три аршина земли, не усадьбу, а весь земной шар…».

«Человек в футляре» – так называется первый рассказ цикла. Его герой – учитель греческого языка Беликов – зловещая фигура. И дело не в том, что все вещи у него лежат в своих футлярах и футлярчиках. Он хочет загнать в футляр живую жизнь, боится любых ее проявлений, не признает ничего нового, необычного, выходящего за рамки дозволенного начальством. Своим страхом Беликов угнетает окружающих, они его ненавидят и боятся. И даже после его смерти печать беликовщины лежит на жизни горожан. Таков дух порабощенной и покорной страны.

Я специально о первом рассказе трилогии сказал после всех остальных. Потому что в нем «футлярная жизнь» доведена до абсурда, до грани, когда философия: «Как бы чего не вышло» – лишает человека его человеческой сущности.

Путь превращения неглупого, способного человека доктора Старцева в тупого, жадного, равнодушного обывателя показан в рассказе «Ионыч».

Начинается повествование со знакомства с «самой образованной и талантливой» во всем городе семьей Туркиных.

Чехов не прибегает к прямым оценкам, он лишь рассказывает, в чем заключаются «таланты» членов семьи. И у нас, читателей, сразу возникает вопрос: если самые талантливые люди в городе так бездарны, то каков город?

И сюда приезжает герой рассказа. Молодой врач полон сил, энергии, увлечен работой. Его интересуют серьезные вопросы, литература, искусство. Но «пока с обывателем играешь в карты или закусываешь с ним, то это мирный, благодумный и даже неглупый человек, но стоит только заговорить с ним о чем-нибудь несъедобным, например о политике или науке, как он становится в тупик или заводит такую философию, тупую и злую, что остается только рукой махнуть и отойти».

Ужасна такая среда, но человек достоин имени человека лишь в случае, если он борется против ее влияния, если он противопоставляет ей свое человеческое «я». Благородная цель в жизни, любимая работа не стали основой существования Старцева. Стремление к сытости и богатству оказались сильнее. В этом – причина его нравственного падения.

В заключительной главе показан итог, к которому пришел Старцев, –это «Глухая тоска небытия», медленное умирание. Это уже не Старцев, а Ионыч. Когда он, пухлый, красный, сидит на своей тройке, «кажется, что едет не человек, а языческий бог». Всю жизнь он работает. Но труд исключительно ради денег оказался не менее страшным для человеческой души, чем полная бездеятельность.

«Нет, больше жить так невозможно», – говорит Чехов и призывает читателей не поддаваться губительному влиянию уродливой среды, вырабатывать в себе силу сопротивления обстоятельствам, бояться жажды накопительства, не предавать любви, беречь в себе человека.

Комментирование закрыто.

Вверх страницы
Statistical data collected by Statpress SEOlution (blogcraft).
->