Роман Полански: жизнь и творчество (часть 2)


Два следующих фильма режиссера раскрыли его необычное чувство юмора. Анонсированный в качестве комедии и снятый за американские деньги «Тупик» (1966) провалился в прокате, поскольку комедией в ее классическом разумении являлся меньше всего. Это, скорее, некий ироничный парафраз не творчества, а даже самой личности Орсона Уэллса, которого Роман Поланский любил сильно, но странною любовью. Зато «Бесстрашные убийцы вампиров, или Простите, но ваши зубы в моей шее», больше известные у нас как «Бал вампиров» (1967), были попроще, поэтому фильм ждал шумный успех, в том числе и зрительский.

Сам Поланский картину не очень жалует, и есть такое подозрение, из-за того, что она стала началом еще одной жути всей жизни режиссера. Имя этой жути — Шарон Тейт. Впрочем, винить в чем-нибудь саму актрису не приходится: она была глупа и потрясающе красива, идеальная жена-муза для гения. А также идеальная исполнительница роли жуть какой глупой, но ужас какой красивой потенциальной жертвы в жизнерадостной комедии о вампирах. Ну а на роль спасителя девы от безжалостных, но забавных кровопийц Роман Поланский определил себя. Жаль, ему не удалось повторить подвиг с чудесным спасением в жизни.

Беременную Шарон Тейт и еще шестерых гостей дома семьи Поланского с крайней жестокостью убили последователи Чарльза Мэнсона, человека, который до сих пор не может внятно объяснить, кем он себя возомнил — богом или дьяволом. По словам самого Мэнсона, после просмотра фильма «Ребенок Розмари» (1968) он наконец понял, что должен делать сам и что должны делать его ученики… При внимательном изучении картины в Пенсильванском центре психологических исследований в ней был выявлен некий призыв к убийству, правда, в чем он выражен, никто из ученых так и не потрудился объяснить…

В доме Поланского обнаружили кучу старинных книг по демонологии и малефицистике (наука о чародействе)… Во время съемок Поланский крутил роман с Миа Фэрроу, в то время как Тейт тихо страдала дома… После съемок Фэрроу отправилась на принудительное лечение в одну из престижных психиатрических лечебниц… Финальная оргия в фильме была настоящей… Аира Левин, автор литературной основы, был категорически против кандидатуры Поланского в качестве экранизато-ра, поскольку считал его одержимым… Мэнсон заявил, что знаком с Шарон Тейт уже двадцать лет — она постоянно являлась ему в призывных снах… В общем, материала, частенько высосанного из пальца, таблоидам хватило на два года. После такого промо Поланского в мире знал каждый, даже тот, кто о кино слышал исключительно по радио. При этом мало кого интересовал сам режиссер и его ощущения. Просто его имя превратилось в нарицательный знак беды, которая, как известно, в одиночку не ходит.

Роман Поланский продал особняк (интересно, кто его купил), продолжил заниматься искусством и на некоторое время исчез из колонок сплетен. Чтобы вскоре триумфально возвратиться. Сначала в качестве соблазнителя 15-летней Настасьи Кински, а потом и вовсе будучи обвиненным в изнасиловании тринадцатилетней, которая, что примечательно, до изнасилования девственницей не была. Став первой жертвой в американских гонениях на педофилов, самом модном тамошнем занятии последние лет сорок, для американцев Поланский окончательно умер в качестве творца, превратившись в некую торговую марку со скандальным шлейфом. В США из залов, где демонстрировались «Китайский квартал» (1974) и «Тэсс» (1979), завершившие в творчестве режиссера период под кодовым названием «великая классика», толпы зрителей выходили разочарованными всего лишь потому, что не нашли в фильмах практически никаких иллюстраций к горячим газетным публикациям.

Педофильская глава в биографии Поланского окончилась поспешным бегством в Европу, где растлителей малолетних, в принципе, тоже не любят, но готовы мириться с маленькими странностями гениев. Однако ничего равновеликого «Ребенку Розмари» и «Китайскому кварталу» Поланский больше не снял. «Жилец» (1976) оказался бледной, болезненной копией его же «Отвращения»; у «Неистового» (1988) масса достоинств, но один большой недостаток — параноидальные триллеры Хичкока все равно лучше; дорогущие, но совершенно дикие «Пираты» (1986) попросту всех возмутили. Некий интерес, да и то лишь у простых зрителей, вызвала «Горькая луна» (1992), в которой Поланский выставил на посмешище свою очередную жену — француженку Эмманюэль Сенье. Крайне спекулятивная история про секс из сострадания интересна разве что восхитительной финальной безвкусицей в духе салонных мелодрам с участием Веры Холодной. Наконец-то было удовлетворено любопытство охотников до «клубнички» — о своих отношениях с женщинами и к женщинам Поланский посредством фильма высказался весьма безапелляционно. Критики же записали «Горькую луну» в дешевые копии «Основного инстинкта», тем самым поставив на карьере режиссера жирный крест.

Не исключено, что Поланский сейчас находился бы в категории деятелей из разряда «когда-то ого-го, а сейчас ой-ой-ой» вместе со спятившим Кеном Расселлом, поглупевшим Николасом Роугом и прочими заслуженными пенсионерами, время от времени развлекая общественность двусмысленными «Смертями и девами» (1994). Если бы не назойливый Стивен Спилберг со своим «Списком Шиндлера». В конце концов, Поланский ставить «Шиндлера» отказался, но зерно сомнения было заронено. И появился «Пианист» (2002), рассказ о страшном детстве режиссера Романа Поланского, спрятавшегося за биографией пианиста Владислава Шпильмана. Фильм слишком личный, поэтому далеко не лучший у Поланского. Зато самый титулованный. Надо понимать, «Пианист» получил и за «Отвращение», и за «Тэсс», и за все остальное, за исключением, может быть, «Пиратов». Даже американцы расчувствовались и вручили «Оскара» за режиссуру. Впрочем, обвинений в педофилии не сняли. Как знать, может, не зря — последней картиной Поланского стала экранизация «Оливера Твиста», произведения, священного для каждого любителя маленьких детей. Кажется, грядет новый скандал…

Комментирование закрыто.

Вверх страницы
Statistical data collected by Statpress SEOlution (blogcraft).
->