Рецензия на фильм “Жизнь как чудо”


Почему-то «Жизнь как чудо» вызвала в памяти цитату из другого фильма – «Ничья земля», тоже посвященного балканской войне. Солдаты шутят, рассказывая анекдот про пессимиста и оптимиста. Пессимист говорит: «Хуже быть не может». Оптимист отвечает: «Может!». Если поразмыслить, позицию Кустурицы в «Жизни…» можно назвать промежуточной. «Мы не должны предаваться пессимизму, но нужно быть и реалистами, – говорит режиссер. – 20 век был полон конфликтов и войн, но надежды тогда было больше, чем теперь, когда смерть стала обычным делом и мы наблюдаем ее ежедневно. В сегодняшнем мире нет утопии, но чтобы выжить, каждый должен создать утопию для себя»,

Главный герой Лка, в какой-то степени Альтер-Эго режиссера, живет в мире сотворенной им же иллюзии. Луке около 40. Пора бы остепениться, но он до сих пор пребывает в состоянии юношеского восторга – жизнь видится ему чудом. Так же, как Пете и Ане, героям чеховского «Вишневого сада». Это не случайность – хотя герои цитируют Льва Толстого, Кустурица большой поклонник Чехова. Но если у Антона Павловича положительные герои проводят время, грезя о «небе в алмазах», Лука берется построить «светлое будущее» в отдельно взятой деревеньке, затерявшейся в городах Сербии. Он инженер-железнодорожник, поэтому «светлое будущее», уже давно проектированное и просчитанное, видит по-своему. Это железная дорога. Лука мыслит стратегически: чтобы наконец связать деревеньку с «большим миром», нужно «прорубить окно в Европу».

Сюжет действительно напоминает чеховские пьесы, которые по замыслу должны были быть комедиями. Жена главного героя – оперная певица; 20 лет назад он привез ее в это захолустье. Сын тоже проводит время в мечтах: он – футболист-любитель, а хочет заключить контракт с престижным клубом. Лука не хочет замечать, что на пороге война. Он поглощен работой и ослеплен мечтами. Но война переворачивает его жизнь. Жена бежит с венгерским дирижером, сына забирают на фронт, и приходится Луке в одиночестве сторожить свой недостроенный туннель.

На войне сын попадает в плен. Но его можно обменять на мусульманскую заложницу Сабаху. Пленницу приводят к Луке в Дом, и он влюбляется в очаровательную девушку. Кругом грохочут снаряды, стены от взрывов ходят ходуном, а Лука и Сабаха переживают счастливые мгновения. И все же рано или поздно им предстоит расстаться.

Возьмись за сюжет другой режиссер, и «Жизнь как чудо» получилась бы трагедией. Кустурица говорят, что ему позавидовал бы даже Шекспир: герой должен выбрать между любимой женщиной и единственный сыном. Но мировосприятие режиссера таково, что любую историю он превращает в комедию. Герои живут страстно и азартно, пируют и смеются, играют и поют.

Музыку для фильма Кустурица частично писал сам, и он же исполнил ее со своей группой The No Smoking Orchestra. Ничего неожиданного: славянско-цыганские мелодии, сыгранные так, как принято в сельских клубах Восточной Европы. Кустурица невероятно музыкален. Ритм действия важнее логики повествования, отсюда и многократные повторы – особенности его стиля. На экране все движется, меняется, развивается. Все: люди, предметы, животные – чертовски обаятельны и по-балкански темпераментны. Порой детали даже чересчур выразительны, но это не всегда хорошо. Да, конечно, животные в кадре творят чудеса, понять, как удалось добиться таких реакций и поведения, невозможно. Но они отнимают внимание больше, чем следует, они изумляют настолько, что отвлекают от действия. Из трех главных актеров-животных – собаки, кота и ослицы – фаворитом режиссера явно стала упрямая ослица, решившая бросится под поезд из-за несчастной любви. Почему-то именно эта «Анна Каренина» ему кажется особенно трогательной. Хотя все зрители после просмотра делятся на две партии: первые – поклонники нахального кота, вторые – преданной собаки.

Кустурица снова нашел способ примирить печаль с балканским жизнелюбием. Война показана предельно театрализовано. Но на фоне этой клоунады особенно пронзительно звучит монолог боснийки Сабахи о том, как сербы убивали ее коллег-врачей. Режиссер предпочитает отстраненную позицию, хотя его родной город Сараево был разрушен во время войны. Кустурица никогда не поддерживался радикальных взглядов в политике. Он – пацифист. Комментируя свою экранную интерпретацию балканской войны, режиссер говорит, что отказывается судить о том, какой народ прав, а какой – нет. Проблему такая постановка вопроса не решает, а только замораживает, и со временем все возвращается на круги своя. «Это война – грязная, – говорит Эмир Кустурица. – Она не имеет ничего общего с тем, что показывают по телевидению». По его мнению, это вина СМИ. Использовать кино как способ агитации и пропаганды – последнее дело.

Комментирование закрыто.

Вверх страницы
Statistical data collected by Statpress SEOlution (blogcraft).
->